Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИССЕРТАЦИЯ, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Общая характеристика процессуальной самостоятельности следователя

irina_krutyash 2760 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 92 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 30.09.2019
Объектом исследования являются правоотношения, возникающие в ходе реализации следователем полномочий, обеспечивающих его процессуальную самостоятельность. Предмет исследования составляет деятельность следователя по направлению хода расследования, принятию и реализации решений о производстве следственных и иных процессуальных действий, закономерности, присущие рассматриваемой деятельности, и проблемные ситуации, с которыми сталкиваются следователи в процессе ее осуществления, требующие научного разрешения, а также нормы уголовно - процессуального законодательства Российской Федерации и положения. Целью исследования является совершенствование теоретических и правовых основ процессуальной самостоятельности следователя, как одного из основных участников уголовного судопроизводства, определение границ самостоятельности при производстве следственных и иных процессуальных действий, а также совершенствования механизма ее реализации и оптимизации взаимодействия следователя с иными участниками уголовного судопроизводства. Для достижения указанных целей поставлены следующие задачи: 1) Выявить особенности становления и развития процессуальной самостоятельности следователя на различных этапах уголовного судопроизводства; 2) Определить понятие и сущность процессуальной самостоятельности следователя в современном уголовном судопроизводстве; 3) Обозначить проблемные ситуации, возникающие в ходе реализации следователем процессуальной самостоятельности при производстве следственных и иных процессуальных действий, принятии им процессуальных решений, предложить и научно обосновать пути их решения; 4) Разработать варианты оптимального соотношения прокурорского надзора, ведомственного и судебного контроля с процессуальной самостоятельностью следователя. Степень разработанности темы исследования. Вопросы, в той или иной мере касающиеся темы исследования, освещались в трудах многих научных работников. Различные аспекты процессуальной самостоятельности следователя исследовали в своих трудах такие ученые, как Ю.Н. Белозеров, В.П. Божьев, В.Н. Григорьев, А.П. Гуляев, С.П.Ефимичев, Н.В, Жогин, Л.М. Карнеева, А.А. Клейн, Л.Д. Кокорев, Н.П.Кузнецов, А.М. Ларин, И.М. Лузгин, П.А. Лупинская, Ю.В. Манаев, И.Л.Петрухин, А.Б. Соловьев, В.А. Стремовский, М.С. Строгович, Ф.Н.Фаткуллин, Г.П. Химичева, О.В. Химичева, С.А. Шейфер и другие авторы. Вместе с тем, как показало изучение литературы, она в большинстве своем либо посвящена более широкой проблематике (например, вопросам, касающимся полномочий следователя), либо, наоборот, имеет достаточно узкое предназначение (это касается отдельных полномочий данного должностного лица). Кроме того, большинство работ было подготовлено до принятия ныне действующего УПК РФ. В связи с изложенным представляется, что данное исследование, посвященное процессуальной самостоятельности следователя, является весьма актуальным и позволит разрешить достаточно важную задачу. Методологическая основа исследования. Наиболее целесообразным было использовать такие общенаучные методы как: анализ, синтез, методы индукции и дедукции, а также частнонаучные методы: исторический, системный, социально-правовой, формально-юридический. Теоретическая значимость исследования: состоит в том, что сформулированные в ней выводы о процессуальной самостоятельности следователя и механизме ее реализации вносят вклад в развитие науки уголовного процесса, могут явиться основой для конструктивной научной дискуссии и дальнейшего исследования проблем деятельности следователя по обеспечению прав и свобод человека и гражданина, осуществлению уголовного преследования. Практическая значимость исследования: определяется возможностью использования приведенных положений, выводов и предложений по проблемам реализации следователем процессуальной самостоятельности в законотворческой деятельности при совершенствовании уголовно-процессуального законодательства и законодательства устанавливающего организационные основы деятельности следственных органов в Российской Федерации, а также в практической деятельности прокуроров и следователей и в процессе преподавания учебных дисциплин «Уголовно-процессуальное право», «Правоохранительные органы Российской Федерации», «Прокурорский надзор», в профессиональной переподготовке и повышении квалификации работников прокуратуры, органов предварительного расследования, при подготовке научных и учебно - методических работ по рассматриваемой проблематике. Структура настоящего исследования состоит из двух глав, введения, заключения и списка использованной литературы. Первая глава состоит из двух параграфов, вторая глава включает три параграфа. Каждый параграф посвящен отдельным изучаемым вопросам, призванным отразить логику изложения материала и облегчить систематическое восприятие работы.
Введение

Основной тенденцией уголовной политики на современном этапе развития России является кардинальная смена ее ориентиров, направленная на установление и применения международных стандартов защиты прав, свобод и законных интересов лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. Образование в 2011 году федерального государственного органа - Следственного комитета Российской Федерации явилось логическим звеном проводимых в нашей стране реформ правоохранительной системы и законодательства, однако не решило одну из важных проблем досудебного судопроизводства - проблему процессуальной самостоятельности следователя. Следователь является одним из основных участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Именно на него возложена важная задача возбуждения уголовных дел при обнаружении признаков преступлений, осуществление предварительного расследования и подготовки материалов уголовного дела с тем, чтобы суд имел возможность вынести по данному уголовному делу законный, обоснованный и справедливый приговор. Законодатель наделил следователя широким спектром полномочий, соответствующим его действительно важной роли в досудебном процессе. Вместе с тем следователь – это не единственный участник уголовного судопроизводства, осуществляющий свои полномочия на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Весьма важное значение имеет не только реализация следователем своих полномочий, но и его взаимодействие с иными органами и должностными лицами (прокурором, начальником следственного отдела, судом). Именно в таком взаимодействии и проявляется процессуальная самостоятельность следователя как лица, ответственного за ход и результаты своей деятельности . Несмотря на закрепленное в п. 3 ч. 2 ст. 38 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту УПК РФ) полномочие следователя самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, указанный участник уголовного судопроизводства в настоящее время процессуально более зависим от своего руководителя, чем в свое время был зависим от прокурора, что в совокупности с отсутствием действенных механизмов обеспечения процессуальной самостоятельности следователя, ограждения его от давления со стороны иных участников процесса, имеющих правовую возможность затягивания сроков реализации решений следователя, крайне негативно сказывается на качестве и разумных сроках расследования уголовных дел, а, следовательно, на достижении назначения уголовного судопроизводства и обеспечении прав и законных интересов участников уголовного процесса. Сказанное обусловливает необходимость разработки более оптимальной модели соотношения полномочий следователя с корреспондирующими им полномочиями других участников уголовного процесса, взаимодействующих со следователем в процессе расследования. Учитывая современную следственную практику и обострившиеся научные дискуссии о целесообразности укрепления процессуальной самостоятельности следователя, видится, что концептуальное исследование, направленное на корректировку имеющихся границ между процессуальной самостоятельностью следователя, механизмами ее обеспечения, с одной стороны, ведомственным, судебным контролем, прокурорским надзором и обеспечением прав и законных интересов личности - с другой, является актуальным, своевременным, имеющим важное теоретическое и практическое значение.
Содержание

Введение ……………………………………………………………………..……...3 I.Общая характеристика процессуальной самостоятельности следователя.8 1.1. Становление и развитие процессуальной самостоятельности следователя на различных исторических этапах уголовного судопроизводства России…….......8 1.2. Понятие и сущность процессуальной самостоятельности следователя в современном уголовном производстве ....................................……………...…...16 II. Проблемы реализации следователем процессуальной самостоятельности и пути решения…….............................................................28 2.1. Процесс реализации процессуальной самостоятельности следователя в условиях современного уголовного судопроизводства и проблемы ее законодательного закрепления …………………………………………………....28 2.2. Реализация процессуальной самостоятельности следователя при принятии процессуальных решений ........................................................................................55 2.3. Оптимальное соотношение прокурорского надзора, ведомственного и судебного контроля с процессуальной самостоятельностью следователя .........77 Заключение…………………………………………………………………...……89 Список использованной и изученной литературы……………………….......92 Приложение………………………………………………………………………103
Список литературы

Отрывок из работы

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ 1.1. Становление и развитие процессуальной самостоятельности следователя на различных исторических этапах уголовного судопроизводства России Изучение истории становления и развития процессуальной самостоятельности следователя в России имеет весьма важное значение, поскольку полученные результаты могут быть использованы при разрешении многих проблем современности. В частности, это позволит выявить истоки закрепленного в действующем законодательстве положения о процессуальной самостоятельности следователя, установить пределы такой самостоятельности, а также определить, каким образом процессуальные полномочия следователя соотносятся с полномочиями иных органов и должностных лиц уголовного судопроизводства. В период развития российской государственности, обозначаемый как дореформенный (т. е. до Судебной реформы 1961-1864 г.г.), процессуальной фигуры следователя не существовало. Хотя досудебное производство по различным категориям преступлений существовало, данными полномочиями были наделены различные должностные лица, в частности, сотрудники полиции, различных комиссий, расследовавших отдельные категории преступлений, прокурорские чины, и др. Более того, полиция осуществляла и разбирательство по маловажным делам . Законом от 8 июня 1860 г. следственная часть была изъята из ведения общей полиции, включена в судебное ведомство и подчинена министру юстиции. Обязанность производства следствия возлагалась на особых судебных следователей, утверждаемых в должности непосредственно министром юстиции. Таким образом, судебная власть отделялась от исполнительной, которая в своей деятельности ограничивалась «исключительно полицейскими обязанностями» . Впервые следователь как должностное лицо, обладавшее широкими полномочиями в сфере уголовного судопроизводства, был обозначен в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. Данную процессуальную фигуру можно оценить весьма неоднозначно. С одной стороны, следователь именовался «судебным следователем», что обосновывало его непредвзятость по отношению к предварительному расследованию. По должности следователь был подчинен окружному суду, а не прокурору, представлявшему обвинительную власть . С другой стороны, судебный следователь контролировал действия должностных лиц полиции, которые осуществляли дознание по различным категориям уголовных дел. Именно от судебного следователя зависело направление предварительного следствия. Только окружной суд по представлению судебного следователя мог приостановить или прекратить производство по уголовному делу или дать ему другое направление . Кроме того, «судебное место» разрешало все сомнения и затруднения, которые возникали у судебного следователя в ходе досудебного производства . Суд имел право требовать от судебного следователя письменные сведения о положении производимого им следствия в случае жалобы на неправильное задержание лица, если следствие производилось в другом городе . При производстве предварительного следствия судебный следователь в силу ст. 264-265 Устава был обязан с полным беспристрастием выяснять как обстоятельства, уличающие обвиняемого, так и обстоятельства, его оправдывающие. Только протоколы, которые были составлены судебным следователем, могли быть использованы в суде, а содержащиеся в них сведения признавались доказательствами. Протоколы органов дознания доказательственного значения не имели . Помимо принятия решений по существу расследуемого уголовного дела, суд разрешал вопрос об отстранении судебного следователя от ведения производства по конкретному уголовному делу, а также о привлечении его к различным видам юридической ответственности. Непосредственно прокурор как представитель обвинительной власти правом налагать взыскания на судебного следователя наделен не был. Однако при обнаружении нарушений со стороны судебного следователя прокурор в соответствии со ст. 458 Устава имел возможность предостеречь судебного следователя от нарушений закона или предложить суду осуществить меры воздействия . Таким образом, прокурор имел возможность повлиять на судебного следователя при обнаружении нарушений закона со стороны последнего. Фактически это означало, что судебный следователь должен был соотносить свои действия и решения с позицией прокурора, т. е. выполнять функцию обвинения. После событий 1917 г. перед новой властью также встал вопрос создания системы следственных и судебных органов. Декрет Совета народных комиссаров РСФСР от 24 ноября 1917 г. «О суде» упразднил существовавшие институты судебных следователей, прокурорского надзора, а равно и институты присяжной и частной адвокатуры. Предварительное следствие по всем уголовным делам было возложено на местных судей единолично, причем постановления судьи о личном задержании и о предании суду подтверждались постановлением всего местного суда. Вместе с тем о целенаправленной передаче полномочий по ведению предварительного следствия именно суду говорить, по нашему мнению, не приходится, поскольку эта процедура, как закреплено в Декрете, была установлена «впредь до преобразования всего порядка судопроизводства». В первоначальный период существования Советской власти институт судебных следователей, несмотря на провозглашение его отмены, в полной мере ликвидирован не был, поскольку полномочия по производству предварительного следствия были переданы судье народного суда. Это породило неоднозначные последствия. Во-первых, предварительное следствие осуществлялось без взаимодействия с обвинителями (в качестве таковых выступали представители общественности). Во-вторых, на судей была фактически возложена функция формирования обвинения, и это создавало их предубежденность в исходе уголовного дела. На основании решений III Всероссийского съезда деятелей советской юстиции (июнь 1920 г.) народным следователям были предоставлены такие же права, какими ранее обладала следственная комиссия . В.В. Шимановский отмечал, что процессуальная независимость и самостоятельность в собирании, закреплении и оценке собранных по делу доказательств неизбежно требует единоличной, а не комиссионной формы проведения предварительного следствия, и создание института единоличных следователей вместо следственных комиссий положительно сказалось на качестве следственной работы . Народный комиссариат юстиции отмечал, что работа следователей, расследующих преступления, представляющие серьезную социальную опасность для общества, является чрезвычайно ответственной, имеющей важное политическое значение, в связи с чем следователь должен иметь необходимую самостоятельность и независимость при расследовании уголовных дел . Весьма важная реформа организации предварительного следствия была осуществлена с принятием Уголовно-процессуального кодекса РСФСР от 25 мая 1922 г. Была введена официальная должность следователя, причем под данной процессуальной фигурой в соответствии с ч. 5 ст. 23 подразумевались: 1) народные следователи (т. е. следователи, состоящие при народных судах); 2) следователи, состоящие при Советах Народных Судей и Революционных Трибуналах (Совет Народных Судей выступал в качестве суда второй инстанции); 3) военные следователи; 4) следователи по важнейшим делам при Народном Комиссариате Юстиции. В этой связи мы считаем не вполне обоснованной позицию Ю.А. Ляхова, полагающего, что на данный момент предварительное следствие было исключено из компетенции судов , поскольку следователи, несмотря на то, что они утратили в своем наименовании слово «судебные», находились в штате именно судебных органов. При производстве предварительного следствия на следователя была возложена обязанность выяснять и исследовать обстоятельства, как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а равно все обстоятельства, как усиливающие, так и смягчающие степень и характер ответственности (ст.113). Таким образом, следователь был призван осуществлять всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Прокуроры согласно действовавшему в то время законодательству состояли при судах (ч. 4 ст. 23 УПК РСФСР 1922 г.). Поэтому, осуществляя надзор за производством предварительного следствия, прокурор одновременно реализовывал и функцию уголовного преследования от имени государства. В рамках надзора согласно ст. 121 Кодекса прокурор был вправе знакомиться с актами предварительного следствия и давать следователю обязательные указания о направлении и дополнении следствия. Вместе с тем постановление следователи о прекращении предварительного следствия подтверждалось судом в распорядительном заседании путем вынесения определения (ст. 207 УПК РСФСР 1922 г.). Таким образом, вопрос о разрешении уголовного дела по существу в любом случае разрешался судебным органом. Равным образом только суд производил возобновление ранее прекращенного предварительного следствия (ст. 208), а также приостановление предварительного следствия, а равно и возобновление его после устранения обстоятельств, вызвавших приостановление (ст. 209 Кодекса). Таким образом, в порядке, установленном УПК РСФСР 1922 г., предварительное следствие осуществляли следователи, находившиеся в штате соответствующих судебных органов, что в целом позволяет обосновать вывод о сохранении некоторой обособленности следователя от обвинительной власти, представленной прокурором. В УПК РСФСР (редакция от 15 февраля 1923 г.) была более четко обозначена обязанность следователя направлять предварительное следствие, руководствуясь обстоятельствами дела, в сторону наиболее полного и всестороннего его рассмотрения (ст. 112). Прокурор был наделен более обширными возможностями в сфере взаимодействия со следователями, однако следователи все еще оставались в подчинении судебных органов. Так, в ст.204 УПК РСФСР (в редакции от 10 июня 1933 г.) установлено, что решение следователя о прекращении уголовного дела обжаловалось не только в суд, но и прокурору. Принятые 31 октября 1924 г. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик также содержали положения, касающиеся судебного контроля на стадии предварительного расследования. Именно суд осуществлял контроль за законностью и обоснованностью задержания, причем в каждом случае задержания судья либо выносил постановление о подтверждении ареста, либо отменял его . Положением о судоустройстве РСФСР был образован следственный аппарат при отделе прокуратуры НКЮ, а в ноябре 1923 г. в соответствии с Положением о Верховном Суде СССР следственный аппарат был создан при прокуратурах союзных республик . Подчинение следственного аппарата прокуратуре, как верно указал Н.Н. Полянский, означало, что в советском уголовном процессе более не существует предварительного следствия в традиционном его понимании . В целях разгрузки следователей прокуратуры был издан Циркуляр от 8 января 1938 г., которым прокурор Союза ССР и Народный комиссар внутренних дел разграничили обязанности между следователями и органами милиции по расследованию отдельных видов преступлений . М.С. Строгович отмечал, что в конце 30-х годов ХХ в. между дознанием и предварительным следствием не было различий и устойчивой грани. Дознание повсеместно превратилось в следствие, и все лица, расследующие преступления, стали следователями. Такое положение, по его мнению, необходимо было изменить, расследование в форме дознания сохранить только по простейшим делам и более четко разграничить его с предварительным следствием . Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик от 25 декабря 1958 г. определили подследственность следователей различных ведомств (прокуратуры, органов внутренних дел и органов государственной безопасности). В ст. 30 Основ, закреплявшей полномочия следователя, впервые в законодательстве СССР была определена формула процессуальной самостоятельности следователя: «При производстве предварительного следствия все решения о направлении следствия и о производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции от прокурора, и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение». Также установлено, что следователь, помимо собственных полномочий, вправе давать органам дознания поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий и требовать от органов дознания содействия при производстве отдельных следственных действий. С другой стороны, письменные указания прокурора в силу ст. 31 Основ были обязательны для следователя (а равно и лица, производящего дознание). Приказ Генерального прокурора СССР от 11 мая 1960 г. «О повышении процессуальной самостоятельности следователя и его ответственности за производство предварительного следствия» изменил порядок аттестования следователей, наложения взысканий. В целом, как указывают В.П. Божьев и А.И. Трусов, это было позитивным шагом в направлении обеспечения процессуальной самостоятельности следователей . В развитие положений, закрепленных в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, 27 октября 1960 г. был принят Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР . В данном акте полномочия следователя были закреплены в ст. 127. Сравнительный анализ положений двух указанных актов позволяет сделать вывод о том, что в УПК РСФСР было максимально полно воспроизведено содержание ст. 30 Основ уголовного судопроизводства. В Концепции Судебной реформы в РСФСР, принятой постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. № 8101-1, по поводу самостоятельности следователя был сделан следующий вывод: «Не обеспечена и процессуальная самостоятельность следователя, не говоря уже о других лицах, выполняющих процессуальные функции. Известно, что самостоятельность следователя и его личная ответственность за проведение следствия должны отличать следователя от чиновника администрации - они являются необходимыми условиями успешности и законности расследования дела. Провозглашенная законом процессуальная самостоятельность следователя является декларацией, лишенной реальных гарантий. В полной мере соглашаясь с данным выводом, дополнительно заметим, что и в действующем УПК РФ процессуальная самостоятельность следователя провозглашена в качестве определяющего признака данного должностного лица. Вместе с тем ее обеспечение возможно только при создании комплекса процессуальных и организационных мер, которые обеспечат полную реализацию имеющихся у следователя полномочий и его взаимодействие с иными органами и должностными лицами уголовного судопроизводства. 1.2. Понятие и сущность процессуальной самостоятельности следователя в современном уголовном производстве Процессуальная самостоятельность следователя в уголовном судопроизводстве остается одной из важных проблем отечественного досудебного производства, не нашедшей своего оптимального разрешения. До настоящего времени остаются спорными и нерешенными вопросы, касающиеся понятия и сущности процессуальной самостоятельности следователя. Процессуальная самостоятельность следователя нормативно закреплена в п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ, но, на наш взгляд, включение ее в перечень полномочий следователя не является удачным. Как верно заметил С.Н. Хорьяков: «понятия «процессуальная самостоятельность следователя» и «полномочия следователя» соотносятся между собой как философские категории «причина» и «следствие». Наличие у следователя процессуальной самостоятельности является исходным положением, определяющим его процессуальные полномочия. Там, где процессуальная самостоятельность следователя ограничивается, ограничиваются и его полномочия (например, при получении судебных решений на производство следственных действий, указанных в ч. 2 ст. 29 УПК РФ, следователь обращается в суд с ходатайством) ». Кроме того, полагаем, что процессуальная самостоятельность следователя является процессуальной гарантией использования им своих полномочий. Вместе с тем российское уголовно-процессуальное законодательство никогда не содержало определения процессуальной самостоятельности следователя. Именно этим и объясняется тот факт, что в науке уголовного процесса нет единообразного понимания данного понятия. Ряд специалистов по причине тотального контроля за действиями и решениями следователя по уголовному делу в целом ставят под сомнение само существование процессуальной самостоятельности следователя . Как верно отмечено Н.И. Кулагиным, наличие у следователя процессуальной самостоятельности поможет ему эффективнее защищать права и законные интересы потерпевших от преступлений, а также тех лиц, которые их совершили . В.Л. Будников и Е.В. Волколупов считают, что процессуальная самостоятельность следователя представляет собой объективно существующее положение, при котором следователь имеет возможность практически осуществлять предоставленные ему законом процессуальные полномочия по собственному внутреннему убеждению и нести в связи с этим личную персональную ответственность . Соглашаясь с тем, что процессуальная самостоятельность следователя является важным элементом его статуса, который, в свою очередь, представляет собой совокупность прав, свобод, обязанностей и ответственности личности, устанавливающих ее правовое положение в обществе , считаем принципиально важным сделать вывод, чем же является процессуальная самостоятельность следователя - его правом или обязанностью. В свою очередь, А. Р. Вартанов под процессуальной самостоятельностью следователя понимает право следователя по своему усмотрению, основанному на свободной оценке доказательств, принимать решения и осуществлять действия по установлению события преступления и обстоятельств его совершения, возбуждению уголовного дела и направлению хода расследования, производству следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение разрешения суда, в целях достижения назначения уголовного судопроизводства . По нашему мнению, процессуальная самостоятельность следователя является его обязанностью самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с Уголовнопроцессуальным кодексом Российской Федерации требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа. Иное понимание, на наш взгляд, противоречит не только положениям действующего уголовно-процессуального законодательства, но и функциональному предназначению следователя как лица, осуществляющего уголовное преследование. Полагаем необходимым законодательное закрепление необходимости направления хода расследования и принятия решений о производстве следственных и иных процессуальных действий в качестве непосредственной обязанности следователя. Под «процессуальной самостоятельностью» А.Б. Соловьев и Н.А. Якубович справедливо понимают «функцию специально уполномоченных законом государственных органов и должностных лиц (органа дознания, следователя, начальника следственного отдела, прокурора), заключающуюся в обязанности в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их наказанию» . В соответствии с п. 41 ст. 5 УПК РФ только следователь является должностным лицом, уполномоченным осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, которое является в том числе деятельностью по производству следственных и иных процессуальных действий, указанных в п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ . В науке уголовного процесса нет единого понимания термина «полномочие следователя». Одними учеными определение понимается в узком смысле, как процессуальная совокупность его прав . Другими рассматривается как совокупность процессуальных прав и обязанностей . Исходя из вышеизложенного, мы рассматриваем полномочие следователя самостоятельно направлять ход расследования и принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий исключительно как его непосредственную обязанность. Признание указанного полномочия правом следователя предоставляло бы ему возможность либо вообще не осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, либо требовать от руководителя следственного органа подробных указаний о направлении хода расследования, производстве следственных и иных процессуальных действий. Анализ норм УПК РФ позволяет сделать вывод, что следователь как участник судопроизводства со стороны обвинения обязан защищать права и законные интересы лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защищать личность от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ч. 1 ст. 6 УПК РФ), обосновывать обвинение и опровергать доводы, приводимые в защиту подозреваемого или обвиняемого (ч. 2 ст. 14 УПК РФ), проверять сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и принимать по нему решение в установленный законом срок (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Очевидно, что реализовать эти полномочия возможно только посредством направления хода расследования, производства следственных и иных процессуальных действий. Заметим, что принятие решения о производстве действия является необходимым и обязательным этапом его реализации.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Диссертация, Право и юриспруденция, 101 страница
3030 руб.
Диссертация, Право и юриспруденция, 92 страницы
2760 руб.
Диссертация, Право и юриспруденция, 83 страницы
750 руб.
Диссертация, Право и юриспруденция, 96 страниц
990 руб.
Диссертация, Право и юриспруденция, 67 страниц
550 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg