Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / КУРСОВАЯ РАБОТА, ФИЛОСОФИЯ

Техника и мораль.

irina_krutyash 336 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 28 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 30.09.2019
Очевидно, что аксиологическая насыщенность современной науки в большей степени актуализирует такую свою составляющую как вопрос о взаимосвязи науки и нравственности. Под наукой понимается деятельность по производству нового знания, объективного, теоретически обоснованного, эмпирически проверенного, эвристического, интерсубъективного. В данном реферате понятие нравственности будет отождествляться с моралью, хотя следует отметить, что существуют взгляды, признающие их нетождественность, но в данном случае эти различия будут несущественны. Нравственность будет рассматриваться традиционно, как форма общественного сознания, общественный институт, выполняющий функцию регулирования поведения человека в обществе, обеспечивая его процесс самоорганизации. Нравственность проявляется в чувстве долга, в чувстве совести, она призвана компенсировать природные негативные черты, присущие человеку как биологическому виду и мешающие прогрессу человечества. Следует указать на атрибутивный характер морали и науки по отношению к человеческому разуму. А это предполагает их неразделимость в современной культуре.
Введение

Нравственные проблемы современной науки и техники являются чрезвычайно актуальными и значимыми. Современная наука и техника помещает человека в условия, далекие от его нормального функционирования, задает необходимость новых форм приспособления к окружающей среде и к окружающей действительности. Современный мир – это во многом технологизированное пространство, в котором сущность человека также проявляет тенденцию к технизации. Возникает противоречие между этическими нормами и необходимостью технического бытия человека, которое ведет за собой обширный класс этических проблем искусственного мира. Значительное расширение технических возможностей общества сопровождается тем, что в ряде исследований объектом становится сам человек, это в свою очередь создает определенную угрозу его здоровью и существованию. Человечество приходит в XXI век с поражающими воображение научными достижениями. Сбылись прогнозы Вернадского, и научная мысль превратилась в планетное явление. Ее воздействие на человеческое сообщество настолько внушительно и грандиозно, что представляется нам одной из самых непосредственных очевидностей. Но, несмотря на это, человечество в лице представителей науки и широких масс вступает в третье тысячелетие с большой тревогой и озабоченностью. Мир стал опасен для жизни человека, локальные войны, террористические акты, самые изощренные формы убийств, снижающих ценность человеческой жизни, - вот что предстает перед нами сегодня, вызывая чувство страха за будущее наших детей и внуков. Преодолеет ли человечество эту трагическую реальность или оно обречено на самоуничтожение? С чем связана потеря человечеством основных нравственных принципов существования? По поводу причин этой ситуации высказывались и высказываются различные мнения. В основном можно выделить две точки зрения по этому вопросу. Одни связывают утрату нравственности с неукротимой страстью определенной части человечества к обладанию, приумножению своего капитала, со стремлением "иметь, а не быть" [1]. Другие, а их большинство, во всех бедах человечества обвиняют науку, научно-технический прогресс. При этом предлагаются различные механизмы противодействия существующей ситуации. Гуманизация научного познания, гуманитаризация образования, привнесение религии в образование, культуру. Но, как мы видим, расширяющееся поле религиозного сознания не оказывает значительного влияния на нравственную сторону человеческого поведения, также невелико пока и влияние процесса гуманизации научного познания в обществе, да и сам процесс остается в стороне от широкого общественного сознания.
Содержание

Введение 3 1. Пути взаимодействия науки и нравственности 5 2. Ученые ХХ века о вопросах нравственности в науке и технике 19 Заключение 25 Литература 28
Список литературы

1. Фромм Э. Быть или иметь. М., 1998. 2. Куртц П. Искушение потусторонним. М., 1999. 3. Бом Д. Наука и духовность: необходимость изменения в культуре // Человек, №1, 1993. 4. Симонов П.В. Происхождение духовности. М., 1990. 5. Бошляр Г. Новый рационализм. М., 1987. 6. Хайдеггер М. Наука и осмысление /Новая технологическая волна на Западе. М., 1987. 7. Разум и экзистенция. Анализ научных и вненаучных форм мышления. С.-П., 1999. 8. Вебер М. Наука как призвание и профессия / Самосознание Европейской культуры XX века. М., 1993. 9. Юдин Б.Г. Социальная ответственность ученого / Философия и методология науки. М.,1993. 10. Юнг Р. Ярче тысячи солнц. М., 1960, с.75. 11. Пуанкаре А. О науке. М., 1990, с.658. 12. Гейзенберг В. Шаги за горизонт. М., 1995, с.35. 13. Планк М. Естествознание и религия / Вопросы философии, №12, 1986. 14. Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое. М., 1990, с.211. 15. Кулаков Ю.И. Синтез религии и науки /Вопросы философии, №2, 1999. 16. Лесков В. За советом к высшему разуму /Общественные науки и современность, №12, 1998. 17. Бэндлер Р. Используйте свой мозг для изменения. С.-П.,1994. 18. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М., 1989. 19. Рассел Р. История западной философии. М., 1997, с.125.
Отрывок из работы

1. Пути взаимодействия науки и нравственности Чтобы лучше разобраться в том, как взаимодействуют наука и нравственность выделим три сферы их взаимодействия. Первая сфера - соотношение науки и ученых с применением их открытий в практической повседневной жизни. Вторая - внутринаучная этика, т.е. те нормы, ценности и правила, которые регулируют поведение ученых в рамках их собственного сообщества. Третья - некое "срединное поле" между научным и ненаучным в самых разных областях. В основании нравственности и морали лежит человеческий разум. Моральные представления связаны с разрешением повседневных житейских проблем: формирования жизненных целей, правил поведения, принятия практического решения, выбор поступков и т.д., но они участвуют и в формировании идеалов, тех высших целей, которые служат духовным ориентиром в стремлении к будущему. А это требует серьезного теоретического обоснования, обращения к методам научного познания. Научное мышление - это мышление теоретическое, которое основано на логической абстракции, имеет строго упорядоченный характер и направлено на познание объективных законов. Его продуктами являются знания, различные методы научного познания, научный стиль рациональности. Следует подчеркнуть особую значимость этого научного стиля, который транслируется в наше время, по существу, во все сферы человеческой деятельности и немаловажен для решения жизненных проблем, вопросов морального выбора человека. При этом мы будем иметь в виду, что основу современного понятия рационализма, по словам известного философа гуманиста П. Куртца, «составляет критический разум, использующий одновременно и разум, и опыт, включающий в себя здравый смысл, практическую мудрость, скептицизм» [2]. Критический разум порождает критический интеллект, делающий акцент на науку, помогающий дать человеку правильную оценку моральных норм, нравственных принципов. Этот критический интеллект известный физик Д.Бом назвал "научным духом" и включил в него: удивление, любопытство, объективную интерпретацию факта, бескорыстное стремление к истине [3]. С позиций системного подхода науку и нравственность можно рассматривать как составляющие элементы единой целостной системы - духовности. При этом под духовностью будем понимать ее нерелигиозное, светское содержание. Академик П.В.Симонов, исследуя происхождение этой духовности, отмечает два главных мотива, характерных для нее: стремление к истине и бескорыстное стремление к добру [4], т.е. научный и нравственный компоненты. Их согласованность, когерентность достигается благодаря системообразующему фактору, о котором упоминалось выше: "научном духе". Он призван обеспечить согласованность ценностных представлений человека и его научных знаний. Тогда возникает согласованная духовность, без которой нельзя обрести целостности культуры. Так как ценностное отношение человека к миру охватывает все компоненты культуры: науку, искусство, религию, мораль, то согласованная духовность рождает стабильные устойчивые социальные системы [3]. И поскольку научная мысль является в настоящее время одним из организующих начал человеческой психики [5], поскольку "действительность, внутри которой движется и пытается держаться сегодня человек, все больше определяется наукой" [6], становится понятным тот вклад, который может вносить и вносит наука в нравственное совершенство человека. Упуская исторический аспект эволюции науки и нравственности, мы перенесёмся сразу в XIX-XX век, когда на научной основе начинают разрабатываться проблемы синтеза науки и нравственности. Говоря о первой сфере: соотношении науки и ученых с применением их открытий в практической повседневной жизни, надо иметь в виду, что ученый - человек, который производит и выражает на научном языке своего времени объективное знание о реальности или отдельных ее областях и характеристиках. Процесс научного познания движим в современном обществе целым рядом факторов, от масштабного финансирования до страстного познавательного интереса самого ученого. Само по себе знание, казалось бы, не несет никакой нравственной характеристики. Однако лишь до того момента, когда оно, пройдя ряд стадий трансформации, не превращается допустим в атомную бомбу, подводную лодку, приборы для тотального воздействия на чужую психику или для вмешательства в генетический аппарат. Вот тогда перед человеком-ученым встают, по крайней мере, две серьезные нравственные проблемы: - продолжать ли исследования той области реальности, познание законов которой может нанести вред отдельным людям и человечеству в целом; - брать ли на себя ответственность за использование результатов открытий "во зло" - для разрушения, убийства, безраздельного господства над сознанием и судьбами других людей. Абсолютное большинство ученых решают первый вопрос положительно: продолжать. Познающий разум не терпит границ, он стремится преодолеть все препятствия на пути к научной истине, к знанию о том, как именно устроены мир и человек. Собственно, нравственная сторона проблемы состоит здесь в том, что открытые учеными законы могут навредить людям, принести им зло. Противники некоторых видов исследований считают, что человечество сегодня еще не готово к информации о глубинных генетических законах или о возможностях работы с бессознательным, ибо это позволит, из корыстных соображений, массово манипулировать другими людьми. Они также считают, что знание об устройстве нашей планеты или открытие новых источников энергии может быть использовано злонамеренными группами террористов, воюющими государствами, тираническими правителями. Дать современнику такое знание, полагают противники безбрежного развития науки, все равно, что дать в руки несмышленому ребенку настоящее оружие. Человечество, поставившее во главу угла принцип свободы интеллектуального поиска, по мнению сторонников жесткого контроля за наукой, вовсе рискует уничтожить само себя. Заступники свободы науки отвечают, что в соответствии с такой логикой запретить можно многое, так как почти все предметы и процессы можно использовать как во благо, так и во вред человеку. Так что дело не в самом знании, а в том, как его применять. И здесь мы приходим непосредственно ко второму вопросу - о внутринаучной этике. По нему мнения тоже разделяются, и это разделение инициировано реальным противоречием. В одном отношении ученый не может отвечать за последствия своих исследований, так как в большинстве случаев не он принимает кардинальное решение о том, как применить его открытие на практике. Массовое применение открытых законов на практике на совести бизнесменов и политиков - правительств, президентов, военных.?С другой стороны, ученый не марионетка, а человек с ясным умом и твердой памятью, поэтому он не может не осознавать собственный вклад в изготовление тех или иных предметов и систем, опасных для людей. Весьма часто ученые просто работают в военных или разведывательных ведомствах, выполняют конкретные заказы, прекрасно понимая, что их "физика" и "математика" служат вполне ясным целям. Ядерная бомба, нейтронная бомба, химическое и биологическое оружие не могут появиться без многолетних исследований, и вряд ли можно подумать, что ученые, участвующие в подобных разработках, не понимают, что они делают. Причем это могут быть крупные ученые-теоретики, а не только узкоспециализированные "прикладники". "Какая физика!", "Как тысяча солнц!" - вот фразы, которыми встретили создатели атомной бомбы взрывы в Хиросиме и Нагасаки. Вряд ли можно говорить о том, что они стояли на нравственной позиции. Скорее это дерзкое желание стать над добром и злом, любоваться красотой созданной человеком силы без учета страданий и гибели тысяч и тысяч невинных жертв. Несомненно, доля ответственности за происходящее в технике, технологии, медицине и других практических областях ложится на плечи ученого. Наука, идущая рука об руку с гуманистической нравственностью, оборачивается великим благом для всех живущих, в то время как наука, равнодушная к последствиям собственных деяний, однозначно оборачивается разрушением и злом. Разумеется, особенно остро проблемы нравственности науки стоят для ученых, занятых в прикладных областях, а также для тех конструкторов и инженеров, которые призваны воплощать идеи в конкретных технологиях. Ярким примером являются острые дискуссии, развернувшиеся вокруг темы клонирования животных и человека. Так, с одной стороны, клонирование может быть использовано для специального выращивания тех органов, которые отсутствуют у людей из-за несчастного случая или сильно повреждены болезнью. В этом случае клонирование - благо, оно гуманно, поскольку помогает продлить и сделать здоровой человеческую жизнь. Однако, с другой стороны, клонирование может быть реально использовано для создания породы людей "второго сорта", людей-рабов, многочисленных близнецов, созданных конвейерным способом с заданными качествами. Это стало бы поистине нравственной драмой для человечества. Множество моральных проблем возникает при решении вопроса о трансплантации органов. Например, способность научной медицины пересаживать органы ставит вопрос о справедливости распределения дефицитных ресурсов для трансплантации. Важно отметить и то, что ученые-гуманитарии несут моральную ответственность за собственные открытия и прозрения, теории и концепции не в меньшей степени, чем физики, создающие бомбы, и биологи, выращивающие в лабораториях чуму. Ближайшим примером здесь могут быть психологи, претендующие в отличие от философов на статус полноценных ученых. Практическое применение психологических теорий в психотерапии, их использование в педагогической работе - очень мощно влияет на людей, которые становятся объектами применения теории или же вступают с терапевтом в диалог, строящийся по неким "концептуальным правилам". Психотерапевт, опирающийся на представление, что "в бессознательном мы все - завистники и ненавистники", может легко травмировать пациента, приписывая ему несуществующие пороки. В свою очередь теория, построенная на идее "любви к себе", крайне легко вырождается в проповедь эгоизма и насильственную "эгоизацию" личной жизни доверчивого слушателя. Человек, совмещающему в себе теоретика и практика, надо самому быть высоконравственным и чутким, чтобы исполнить важнейший врачебный принцип "Не навреди!". Есть большое отличие между рассуждениями в тиши кабинета и соприкосновением с реальными человеческими судьбами. Не меньшую ответственность несут и такие ученые, как историки. Именно они формируют нашу коллективную память, и от их обычной порядочности зависит характер истолкования и переистолкования фактов. Создание новых интерпретаций минувшей истории - дело честности и совести каждого, кто за это берется. Для них очень важно не идти на поводу эмоций и амбиций, не потворствовать моде, а, как это положено в науке, искать истину: что было на самом деле? Распространение конъюнктурно создаваемых новых версий истории влечет за собой хаос и дезориентацию в массовом сознании, оно может способствовать раздуванию социальных и этнических противоречий, конфликта между поколениями. Возможно первая нравственная установка, необходимая для ученого, это установка на объективность. Здесь можно видеть прямое совпадение научности и морали. Но что такое объективность, если ученый - человек, и ничто человеческое ему не чуждо? Может ли он, характеризуя действительность, совсем покинуть свою ограниченную точку зрения? Видимо, нет, однако стремиться к этому он должен. Объективность - как линия горизонта, которая постоянно манит к себе исследователя, заставляет двигаться за собой, тем не менее, неуклонно отдаляясь. Объективность выражается в стремлении быть непредвзятым и видеть изучаемый предмет всесторонне, в целостности, она - в старании избегать излишней страстности, зачарованности собственной концепцией. Объективность всегда связана с некоторой созерцательностью, отстраненностью, спокойствием. В конечном счете, истина открывается только тому, кто способен подняться над кипением амбиций, в определенном смысле воспарить, увидеть предмет изучения "с высоты птичьего полета", оценить его взглядом беспристрастного судьи. Только при соблюдении этого условия возможна полноценная научная дискуссия, дающая весомые интеллектуальные плоды. Объективность - другой облик справедливости. Они обе выступают как подлинные добродетели ученого. Однако научное сообщество, к сожалению, нередко являет собой печальный образ. Борьба концепций трансформируется в борьбу личностей, их самолюбий, и тогда в ход идут отнюдь не моральные средства, такие как напрасные обвинения, ложь, клевета, высокомерная издевка. Практикуется также замалчивание результатов, полученных "противной стороной", игнорирование ее успехов, приписывание ученым иного направления практики подтасовки данных. Подобный стиль поведения присущ отнюдь не только социологам и политологам противоположных идеологий, но самым что ни на есть "холодным интеллектуалам" - математикам, физикам, биологам. Сторонники одной концепции насмехаются над аргументами другой, изображают идеи своих оппонентов, да и их самих в карикатурном свете, величают противников лжеучеными и недоучками. И это в то время как истина не лежит ни у кого в кармане, и единственного верного однозначного решения сложных проблем попросту не существует. Культура научного диалога - очень важная вещь. Быть объективным - это значит реально видеть не только предмет анализа, но и тех, кто мыслит иначе, это значит уважать их и следовать в споре всем принципам этикета. Вполне возможно, что время расставит многое на свои места, и ваш концептуальный соперник окажется прав относительно изучаемого порядка вещей. Но даже если это не так, мораль требует от ученого достойного поведения. Чрезмерная ярость, как и избыточная самонадеянность, мешают понимать мир таким, как он есть. И уж вовсе чудовищным нарушением научной этики является обращение к власть предержащим, дабы они своей внешней по отношению к науке силой расставили точки над i. Чиновники и политики могут разгромить и даже запретить некое неугодное научное направление, могут сломать жизнь и карьеру конкретным ученым, но не они являются вершителями судеб знания. Если ученые апеллируют к вождям и президентам как арбитрам в научном споре, они по сути дела игнорируют уже не только научную, но и просто человеческую этику. В связи со всем этим важнейшей добродетелью ученого наряду со стремлением к объективности-справедливости является самокритика. Ученый лишь тогда может достичь реального, а не номинального успеха, когда он придирчиво проверяет и правильность собственных рассуждений, и корректность собственного общения внутри профессионального сообщества. Помимо объективности-справедливости и самокритичности ученому очень нужны такие тесно связанные между собой добродетели, как честность и порядочность. Честность проявляется прежде всего в том, что ученый, сделавший открытие или изобретение, не скрывает его от своих коллег, не утаивает также тех следствий, которые, по его разумению, могут проистекать из подобного открытия. Подлинный исследователь продумывает до конца все выводы из собственной теории, все практические результаты, которые ее применение может за собой повлечь. Утаивание открытия или изобретения может происходить, по меньшей мере, по двум причинам. Первая - когда секрет из открытия делает не ученый, а тот, кто его нанял и финансировал данные эксперименты. Государство, спецслужбы, военное ведомство строго следят за неразглашением научных прорывов, которые связаны с обороноспособностью страны, ее вооружением. В этом случае ученые хранят секреты до тех пор, пока им не дается официальное разрешение на их огласку. В редких случаях, если опасность для людей от сделанного открытия слишком серьезна, ученые рискуют собственной жизнью, стремясь довести до сведения коллег и прессы то, что должно было остаться запертым в стенах секретных лабораторий. Вторая причина сокрытия каких-либо важных фактов и концепций состоит в том, что исследователь приходит к выводам, в корне противоречащим сложившимся представлениям. Он явился в мир со своим открытием рано, он опасается, что его не поймут и он станет изгоем. В этом случае выбор полностью за самим автором новых идей или выводов. Возможно, он станет объектом насмешек, а возможно вместе или во след критике явятся слава, признание и успех. Но для этого нужна смелость. Смелость – это ещё одна из добродетелей истинного ученого. Порядочность человека науки тесно связана с объективностью и честностью. Порядочность выражается здесь в том, что подлинный ученый никогда не станет присваивать себе чужие открытия, воровать чужие идеи, приписываться к трудам собственных учеников. Библейский запрет "Не кради!" полностью распространяется на сферу науки, недаром самым большим позором здесь считается плагиат. Конечно, в науке идеи нередко витают в воздухе, и одни и те же открытия могут совершаться параллельно в разных научных учреждениях, в разных странах и на разных континентах. Но в таком случае идеи будут все же выражены в разной форме, их изложение будет иметь индивидуальное лицо, что и докажет самостоятельность и самобытность каждого крупного теоретика и каждого научного коллектива. Это важно для ученого-творца, для моральной обстановки в исследовательском учреждении, для открытого и уважительного общения с коллегами. А науке как социальному институту, в общем-то, безразлично, кто сделал открытие или изобретение. Объективное знание как таковое не требует для своего усвоения и применения постоянного присутствия личного облика исследователя-творца, его характера, его души. Порядочность современного ученого проявляется в его отношениях с творческим научным коллективом. Крупные исследования и конструкторские работы не проводятся в наши дни одиночками, закрывшимися в "башне из слоновой кости". Любой более или менее продолжительный эксперимент предполагает участие десятков и сотен людей, их дружную, слаженную, целеустремленную работу. В иерархическом строении коллектива есть руководители и руководимые, те, кто генерирует новые идеи, и те, кто их разрабатывает и воплощает. Поэтому очень важно, чтобы в коллективе был благоприятный психологический климат. Крупный ученый, лидер, руководитель в свою очередь ведет себя нравственно и действует продуктивно лишь тогда, когда отдает должное усилиям своих сотрудников, не умаляя ничьих заслуг и не перекладывая свою ответственность на других. В сущности нравственные проблемы научного коллектива таковы, как проблемы любого коллектива, занятого сложной деятельностью. Третья важная сфера проблем, касающихся науки и нравственности, это проблемы, с одной стороны, взаимодействия науки с сопредельными областями знания, а с другой - взаимодействия теории с экспериментальной областью в самой науке, где совершается выход за пределы теории - в жизнь.?Вначале - о соотношении науки и других форм духовного освоения мира. Вернее, о том, как ученые соотносятся в своем сознании с этими другими формами. А соотношение это не всегда пронизано добротой, благожелательностью и стремлением к взаимопониманию. Ученые, особенно представляющие точные науки, в своем отношении ко всему иному (не научному, неученому) нередко бывают высокомерны, проявляют гордыню. Последняя же есть не что иное, как смертный грех, т.е. качество чрезвычайно скверное, заставляющее человека видеть мир через кривое стекло. При этом достается не только представителям искусства (этот конфликт когда-то вылился в нашей стране в дискуссию между "физиками и лириками"), но и собратьям-гуманитариям, дисциплины которых расцениваются как "болтовня". Впрочем, действительно талантливым и масштабным ученым подобный порок гордыни не присущ. Многие из них прекрасно осознают и понимают важность для человека не только музыки или изобразительного искусства, но и литературы, истории, философии - всей совокупности гуманитарного знания. Интересен вопрос о соотношении науки и эзотеричекого знания. Эзотерика (тайноведение) пришла к современному человеку из глубины веков, когда она считалась "священной наукой". В ней есть немало идей об устройстве мира и судьбах человека, которые могут быть востребованы сегодня, хотя и в иной терминологии, в иной понятийной сетке. Целый ряд современных ученых усмотрели прелюбопытные параллели между передовой физикой и древним знанием, в экспериментах проверили характеристики эзотерического опыта, изучают эффекты, всегда считавшиеся оккультными, в лабораторных условиях. Научная этика велит ученым, не связанным с эзотерической парадигмой, относиться к этому виду миропонимания с достаточным уважением. Можно не принимать смыкания эзотерики и науки, но записывать всех занятых изучением нетривиальных феноменов в шарлатаны тоже не стоит. Нравственность ученого оказывается в подобных вопросах связана с его открытостью к новому, непонятному, необъясненному, с его умением разумно осмысливать шокирующие факты, которые не могут быть вписаны в привычный образ мира. Лучше, когда противостояние "подлинные ученые - ученые-мракобесы", "догматики - пионеры познания" не возникает в острой форме, ведущей к взаимному шельмованию и ярлыкам. Научная этика в огромной степени связана с таким пластом исследований, как эксперимент, который есть не что иное, как проверка теоретической гипотезы на практике, ее всестороннее испытание с варьированием условий. Эксперименты исходно проводились в естественных науках, изучающих природные процессы. Активное экспериментирование начинается в Новое время, когда идет общий процесс рационализации и десакрализации действительности. Научный эксперимент предполагает в своем изначальном варианте, что субъект-экспериментатор воздействует на объект - природное нечто, не обладающее качествами субъективности. Камень, дерево, металл не могут откликнуться, отозваться, вступить с исследователем в диалог. Они безропотно переносят любое воздействие, сопротивляясь лишь пассивно, самим фактом своего существования. Чтобы упорно экспериментировать, надо быть уверенным, что у субстанций нет ощущений, подобных человеческим. Иначе говоря, научный эксперимент как бы по определению выносится за пределы нравственности. Широкомасштабное экспериментирование над природой в XX в., массированное воздействие техники и разнообразных технологий, ядерные испытания, отравление земли, воздуха и воды химическими отходами продолжают линию атаки на "бездушную природу", и практика эта все более приводит к нарушению экологического баланса и угрозе жизни человечества. Поэтому здесь обнаруживается выраженный нравственный мотив: не щадить природу - значит не щадить человека. С возникновением этого нравственного мотива возрождаются и древние, давно забытые и осмеянные представления о том, что земля - живое существо, огромный сложный организм. Грубое вмешательство доставляет планете боль, и продолжение испытаний вполне можно числить по ведомству зла.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg