Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Общие положения тактики допроса.

irina_krutaya 1350 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 54 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 12.08.2019
Целью исследования является разработка и концепции допроса как процесса информационного взаимодействия, способствующей расширению и углублению представлений о допросе на основе выявления основных составляющих невербального поведения допрашиваемого и призванной способствовать следователю в выработке правильной стратегии и тактики его поведения в ходе допроса, повышении продуктивности решения стоящих перед ним задач. Для достижения этой цели необходимо было решить ряд задач: проанализировать историю развития тактики допроса; определить стадии допроса; изучить тактико-криминалистические приемы и рекомендации, тактические комбинации, используемые при допросе; выделить актуальные проблемы тактики допроса; Объектом исследования являются теоретические и прикладные аспекты подготовки и производства допроса на предварительном следствии в свете последних достижений в области криминалистики, психологии, других наук и передового следственного опыта. Методологическую основу исследования составили положения Конституции РФ, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, нормативные акты МВД РФ и прокуратуры по вопросам борьбы с преступностью. Мной использовался широкий круг методов научного исследования. В этот круг входили как общенаучные методы (наблюдение, анализ, синтез, моделирование и т.д.), так и собственные методы криминалистики и психологии При написании дипломной работы я опиралась на труды криминалистов и психологов О.Я. Баева, Р.С. Белкина, В.Л. Васильева, А.В. Дулова, Г.Г. Доспулова, Л.Я. Драпкина, М.И. Еникеева, А.А. Закатова, Г.А. Зорина, В.Н. Карагодина, В.А. Образцова, Н.-И. Порубова, Н.А. Селиванова, А.Б. Соловьева, А. Р. Ратинова, а так же 3. Фрейда, Л.С. Выготского, А. Р. Лурии, Г. И. Новикова, А.Ю. Панасюка, О.Д. Ситковской, П.Экмана., М.Г.Ярошевского и других авторов. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы и источников.
Введение

Актуальность темы дипломной работы определяется рядом факторов. Резко обострившаяся криминогенная ситуация в стране поставила правоохранительные органы перед необходимостью существенно повысить эффективность своей работы. Изучение следственной практики показывает, что эффективной работе следователей мешают не только слабая техническая оснащенность следственных подразделений, а также несовершенство уголовно-процессуального законодательства, но недостаточный для современных условий уровень тактико-психологической грамотности следователей. Одним из наиболее распространенных следственных действий является допрос. Именно поэтому представляется крайне важным вооружить следователя адекватными потребностям научно обоснованными рекомендациями по производству этого следственного действия, базирующимися на достижениях в области психологии и других наук о человеке и деятельности. Этому способствует криминалистическая концепция, с позиции которой предварительное расследование рассматривается как процесс поисково-познавательной деятельности. Новый взгляд на этот объект предопределяет необходимость сформировать представления о допросе как об одном из ключевых элементов вышеупомянутой системы, по новому взглянуть на это действие в целях выявления дополнительных возможностей его тактического потенциала и постановки их на службу следствия. В этом плане весьма перспективным представляется подход к допросу как к процессу информационного взаимо-действия, протекающему в вербальном и невербальном режимах. Жизнь показывает, что у лиц, обоснованно подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления, одним из способов избежать уголовной ответственности является активное противодействие следователю, стремление направить следствие по ложному пути, преуменьшить свою вину в инкриминируемом деянии. Это проявляется, в частности, в отказе от дачи показаний или в даче заведомо ложных показаний на стадии предварительного следствия. Зачастую возникают ситуации, когда ложные показания дает и свидетель, что также требует от допрашивающего владения приемами распознавания и преодоления лжи. Не менее актуальной является проблема распознавания ситуации, при которой допрашиваемые не могут дать правдивые показания по причине боязни мести со стороны преступников, невозможности самостоятельно восстановить в памяти обстоятельства происшедшего, по ложно понятым моральным соображениями и т.д. Традиционные приемы выявления и разоблачения лжи в уголовном процессе «срабатывают» далеко не всегда. Практика нуждается в обновлении указанного тактического арсенала. Все это и предопределило выбор в качестве темы настоящего исследования проблем теории и практики допроса как процесса информационного взаимодействия.
Содержание

Введение 1.Общие положения тактики допроса 1.1 Историческое развитие криминалистической тактики допроса 1.2 Понятие и содержание тактики допроса. Виды допроса 2. Тактические особенности и процессуальная регламентация подготовки и производства допроса в стадии расследования 2.1 Тактко-криминалистические приемы и рекомендации, тактические комбинации, используемые при допросе 2.2 Тактика отдельных видов допроса 3. Актуальные проблемы тактики допроса 3.1.проблемы тактики допроса подозреваемого и обвиняемого 3.2.проблемы тактики допроса свидетеля и потерпевшего 3.3.проблемы тактики допроса эксперта Заключение Список использованных источников и литературы
Список литературы

Отрывок из работы

1. Общие положения тактики допроса 1.1 Историческое развитие криминалистической тактики допроса В свете изучения тактики допроса эпоха царствования Петра I (1682-1725 гг.) представляет собой несомненный интерес, поскольку до наших дней дошел ряд документов этого периода, содержащих рекомендации относительно процедуры проведения допроса и тактики получения показаний. При этом приход к власти Петра I ознаменовал собой целый ряд реформ, в том числе, и в сфере судопроизводства. Указом «Об отмене в судных делах очных ставок о бытии вместо оных расспросу и розыску, о свидетелях об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей, и о пошлинных деньгах» от 21 февраля 1697 года по уголовным делам исковой судебный процесс, существовавший со времен Киевской Руси, заменялся государственным сыском, что характерно для молодой абсолютной монархии, стремившейся получить в свои руки универсальное средство подавления. Сыск, проводившийся тайно, быстрыми темпами и без стеснения в средствах, более отвечал интересам государя, чем судопроизводство на принципах устности, гласности и состязательности сторон. Тем же самым указом вводилась смертная казнь за лжесвидетельство. В дальнейшем Указом от 30 марта 1715 года, именуемым «Краткое изображение процессов или судебных тяжеб», Петр I законодательно закрепил за судом обязанность организации сыска: «Процесс есть сугубый (двоякий). Когда челобитчик, который на ответчика учиненнаго ради преступления пред судом жалобу приносит, и со оным только процесс имеют. Когда судья ради своего чину по должности судебный вопрос и розыск чинит: где, каким образом, как и от кого такое учинено преступление». Необходимо отметить, что согласно статье 2 главы 2 вышепоименованного указа, как гражданский процесс, так и уголовный проводились по единым правилам, изложенным в нем. Составление «Краткого изображения процессов» приписывается обычно Э.Ф. Кромпену, но считается, что окончательная редакция была сделана самим Петром I. Помещение данного указа в один том вместе с Воинскими Артикулами, да и само его содержание дало основание исследователям полагать, что «Краткое изображение процессов» относилось только к совершению процессуальных действий по воинским преступлениям. Однако другие исследователи указывают на регулярное применение норм «Краткого изображения процессов и в обычном уголовном, и даже в гражданском процессе. Анализируя текст указа, необходимо отметить, что в главе 5 «Об адвокатах и полномочных» впервые в России вводился институт судебного представительства - адвокатуры, позаимствованный Петром I из западной правовой системы. Но адвокаты моли выступать в процессе вместо стороны, присутствие которой невозможно по уважительным причинам (чаще всего, по болезни). Вместе с тем, сам Петр I достаточно негативно относился к адвокатам: «Однако ж, когда адвокаты у сих дел употребляются, оные своими непотребными пространными приводами судью более утруждают, и оное дело толь паче к вящему пространству, нежели к скорому приводят окончанию» Система доказательств была построена последовательно и включала четыре элемента: собственное признание, свидетельские показания, письменные доказательства и присягу. О признании Петр I говорил следующее: «Собственное признание есть лучшее свидетельство всего света». При этом вводились требования к признанию вины: оно должно быть заявлено перед судьей, в противном случае юридической силы не имело. Признание должно было быть полным, и при этом затрагивать такие обстоятельства и факты, которые бы не позволили сомневаться в его истинности. Также имело место следующее правило: если человек признался под пыткой в совершении преступления, а в суде отказывался от своих признаний, его следовало пытать снова. Если же, признавшись повторно, он снова отказывался в суде от данных признательных показаний, то подсудимого следовало пытать и в третий раз. Когда и в третий раз подсудимый отказывался от признания под пыткой, то его следовало отпустить. Но при этом указывалось, что при возникновении новых подозрений лицо могло быть вновь подвергнуто пытке. Глава III «О свидетелях» посвящена второму типу доказательств - показаниям свидетелей. В качестве свидетелей должны были привлекаться лица женского и мужского пола «добрые и беспорочные люди, которым можно верить». Имелся список из 17 пунктов, в котором подробно перечислялись категории не допускаемых к даче свидетельских показаний в процессе. Среди них поминались и прелюбодеи, лица младше 15 лет, не православной веры и так далее. Инициатива отвода свидетеля возлагалась на стороны, которые должны были сообщить суду о пороке, препятствующем допросу. Свидетели допрашивались судьей по месту нахождения суда, однако, статья 9 устанавливала исключение из данного правила: знатные особы, шляхетские жены или немощные могли быть допрошены по месту жительства секретарем и асессорами. Имели место в «Кратком изображении процессов» и тактические рекомендации. Так, свидетелей допрашивали после ответчика (подсудимого). Таким образом, легче было определить круг задаваемых вопросов и опровергнуть версию защиты. Вместе с тем, имел место и обратный порядок: если свидетель был болен и мог в скором времени скончаться или собирался надолго уехать, то он мог дать показания и до начала процесса. В таком случае получалось «свидетельство всегдашней памяти», которое использовалось в доказывании наряду с иными показаниями. Продолжая разговор о свидетелях, необходимо отметить, что при подходе к оценке их показаний имело место применение теории формальных доказательств. Так, доказательства делились на совершенные и несовершенные, причем оценивались в зависимости от приводящего их субъекта: свидетель мужского пола считался лучше женского, знатный лучше худого, ученый - неученого, духовный - светского. Существовал и институт судебной очной ставки между свидетелями с целью устранения противоречий в их показаниях. Говоря о пытках, которые предваряли допрос подсудимого, необходимо отметить, что Петром I впервые были приложены усилия для их регламентации. Если человек не признавался в совершении преступления, то пытать повторно его без получения дополнительных подозрений запрещалось. Судья нес ответственность за применение особо жестоких, не соответствующих тяжести содеянного методов пытки. Не подлежали пыткам дворянство, лица старше 70 лет, подростки и беременные женщины, а также духовенство высоких рангов. Среди источников нрава рассматриваемой нами эпохи особого упоминания достоин «Артикул воинский» от 26 апреля 1715 года, регламентировавший различные стороны быта служивых людей. Глава XX «О содомском грехе, насилии и блуде» содержит в себе методику расследования заявлений об изнасиловании, а также тактические рекомендации по проведению допросов потерпевших. Судье у заявительницы при допросе надлежало выяснять следующие обстоятельства: имеются ли повреждения на одежде, телесные повреждения, давно ли совершено преступление, есть ли свидетели, почему поздно обратилась с заявлением (если прошло более суток), звала ли на помощь. При этом рекомендовалось особо обращать внимание на поведение допрашиваемой: «при котором случае ее притвор и поступки гораздо примечать потребно». Факт недоброй славы заявительницы еще не являлся основанием для отказа в расследовании: «ибо насилие есть насилие, хотя над блудницею или честною женою надлежит судье не на особу, но на дело и самое обстоятельство смотреть». Определенным диссонансом к предшествующему законодательству звучит именной указ от 5 ноября 1723 г. «О форме суда», отменявший розыск и делавший суд единственной формой судопроизводства. Если его толковать буквально, то получается, что он отменял все предшествующее процессуальное законодательство, в том числе, и Краткое изображение процессов. Первоначально указ «О форме суда» применялся лишь в невоенных судах, военная же юстиция продолжала пользоваться «Кратким изображением процессов». Затем соотношение этих законов изменилось: указ стал применяться в делах гражданских, а Краткое изображение - в уголовных, причем как в военных, так и в невоенных судах. Но в дальнейшем эта двойственность форм процесса не удержалась. Разработка проблем судопроизводства велась не только на государственном уровне, но и отдельными мыслителями той эпохи. Например, тактика допроса обвиняемых и свидетелей уже в более или менее систематизированном виде изложена И.Т. Посошковым - современником Петра I, который в своем труде «От чего приключается напрасная скудость, и от чего гобзовитое богатство умножается» (труд в наше время более известен под названием «Книга о скудости и богатстве») обратил внимание на необходимость детализации показаний как на эффективное средство изобличения лжи: «И как кого бог вразумит, надлежит в самую тонкость свидетелей допрашивать и все те дробные речи записывать имянно, как кто о чом ни скажет, потому что в свидетельстве без меры много ложных свидетелей бывает, а на тонкостных роспросах мудрено ему ложь свою укрыть будет». При этом рекомендовалось допрос наедине производить в «особых чуланцах, чтоб во время допроса никто посторонний тут не был, а судье ни мешал». Допрошенные лица должны были оставаться в отдельных комнатах, чтобы не могли общаться с еще не допрошенными свидетелями. Показания при этом рекомендовалось записывать дословно, дабы исключить возможность их последующего изменения. Т.И. Посошков относился отрицательно к институту судебного представительства: «И чтобы на суде и в допросах были исцы и ответчики, а не наемные ябедники, понеже ябедники ябедничеством своим и многословесием и самую правду заминают и праваго виноватым поставляют, а виноватого правым, и так правду заминают, что и судьи слов своих разобрать не могут». Предупреждал он и о необходимости раздельного содержания лиц, впервые совершивших преступления, и уже ранее привлекавшихся к уголовной ответственности, «потому что многая с приводу всю правду сказывают и в убойстве винятся. А егда старые колодники подъкрепят, то уже и станет с себя аговаривать и с огня уже не будет винитца, и таке иные и на свободу выходят». В труде Т.Н. Посошкова, помимо обсуждения вопросов государственного управления и экономики, мы впервые в истории России находит глубокий подход к изучению вопросов тактики проведения судебного следствия и, в частности, получения показаний. При этом субъектом использования тактических приемов являлся суд, который в виду отсутствия на тот момент концепции разделения процессуальных функций осуществлял обязанности поиска преступника и доказывания его вины. Таким образом, необходимо отметить, что в отдельных трудах и нормативных актах, посвященных вопросам судопроизводства, уже делались попытки осмыслить содержание процессуальных действий, в том числе и допроса, предложить практические рекомендации по получению достоверных показаний, изобличению лжи. Вместе с тем, ввиду общего несовершенства процессуального законодательства и неразвитости юридической науки, целостного учения о тактике допроса в исследуемый период времени разработано не было, хотя потребность в этом у государства уже была. 1.2 Понятие и содержание тактики допроса. Виды допроса Допрос — это процесс получения показаний от лица, обладающего сведениями, имеющими значение для расследуемого дела. Это самое распространенное, но и самое сложное следственное действие. И дело не только в том, что следователю нередко противостоит человек, не желающий говорить правду или вообще давать показания; ошибаться, заблуждаться может и искренне стремящийся сообщить все известное ему по делу. Искажение и вымысел надлежит своевременно обнаружить и учесть при оценке и использовании показаний. Для следователя показания — источник доказательств, а содержащиеся в них фактические данные — доказательства. Для подозреваемого и обвиняемого показания — средство защиты от возникшего против них подозрения или предъявленного обвинения. Это необходимо учитывать, оценивая значение допроса как следственного действия. Допрос представляет собой процесс передачи информации о расследуемом событии или связанных с ним обстоятельствах и лицах. Эта информация поступает к допрашиваемому в момент восприятия им тех или иных явлений или предметов, запоминается и затем при допросе воспроизводится и передается следователю. Процесс формирования показаний — от восприятия до передачи информации — носит психологический характер; на всем его протяжении на психику человека влияют многочисленные объективные и субъективные факторы, действие которых в конечном счете так или иначе отражается на полноте и достоверности показаний. Такими, например, объективными факторами, препятствующими восприятию расследуемого события или его элементов, являются неблагоприятные погодные условия, отдаленность наблюдателя от места события, кратковременность этого события или наблюдения и т. п. Точно так же влияют и субъективные факторы: сильное возбуждение, страх, утомление, произвольность или непроизвольность внимания, отсутствие или наличие интереса к наблюдаемому и т. п. Действие всех этих факторов, специально изучаемых наукой судебной психологии, должно быть хорошо известно следователю. Он также должен знать основанные на данных судебной психологии тактические приемы, позволяющие ослабить вредное влияние этих факторов на полноту и объективность показаний, оживить память о воспринятом, упорядочить воспроизведение хранящейся в памяти допрашиваемого информации. Для того чтобы успешно осуществить допрос, следователь должен четко представлять себе, какую информацию и с помощью каких приемов и средств он намерен получить. Круг тех обстоятельств, которые следователь намерен выяснить, называется предметом допроса, К их числу относятся обстоятельства, связанные с самим событием преступления (его способом, местом совершения, временем, последствиями и пр.); устанавливающие или опровергающие виновность определенных лиц и мотивы их действия, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, а также относящиеся к характеру и размеру ущерба, причиненного преступлением. В предмет допроса могут входить обстоятельства, способствовавшие совершению преступного акта, любые другие данные, значимые для установления истины по расследуемому делу. Предмет допроса зависит как от процессуального положения допрашиваемого, так и от того, какой информацией он может располагать. В зависимости от процессуального положения различают допрос: свидетеля; потерпевшего; подозреваемого; обвиняемого; эксперта. Особым видом является допрос на очной ставке. Каждый вид допроса имеет свою процессуальную регламентацию и тактически проводится по-своему. Однако существуют и некоторые общие положения. Процессуальный порядок допроса предусматривает, что это следственное действие может быть проведено по месту производства следствия или по месту нахождения допрашиваемого, как правило, в дневное время. Допрашиваемые дают показания наедине со следователем, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом (присутствие защитника, педагога, законных представителей или близких родственников несовершеннолетнего допрашиваемого). Перед допросом следователь при необходимости удостоверяется в личности допрашиваемого, разъясняет ему его права и обязанности, выясняет нужные сведения анкетного характера. Допрос по существу дела начинается с предложения лицу рассказать все известное по делу, после чего следователь может задать вопросы. Показания записываются в протокол в первом лице и по возможности дословно. В Случае необходимости записываются и заданные допрашиваемому вопросы, и его ответы. После этого допрашиваемый может (по своей инициативе) написать свои показания собственноручно. По окончании допроса протокол предъявляется ему для прочтения или по его просьбе прочитывается следователем. Правильность фиксации показаний удостоверяется подписями допрошенного и следователя. К общим положениям тактики допроса следует отнести его активность, целеустремленность, объективность и полноту, необходимость учета свойств личности допрашиваемого. Активность допроса заключается в том, что следователь прочно удерживает в своих руках инициативу, умело использует все необходимые тактические приемы. Применительно к лицам, уклоняющимся от дачи правдивых показаний, допрос носит наступательный характер: с помощью всех имеющихся в его распоряжении законных средств следователь стремится получить правдивые показания, а не быть простым регистратором сообщенных ему сведений. Целеустремленность допроса означает проведение его с заранее обдуманной целью, для получения определенной, а не всякой информации. Целеустремленность обеспечивается наличием у следователя твердого представления о предмете допроса. Объективность и полнота проявляются в том, что следователь не вправе по собственному усмотрению сокращать полученные показания, изменять их в соответствии со своими представлениями о ходе вещей, навязывать допрашиваемому эти представления. Одной из законодательных гарантий объективности допроса является запрет задавать наводящие вопросы, а полноты — требование по возможности дословно изложить показания. Успех допроса зависит от того, насколько полно следователь учтет и использует — для установления психологического контакта — особенности личности допрашиваемого — его психики, культурного и образовательного уровня, профессии, мировоззрения и т. п. Под психологическим контактом понимают создание такой атмосферы, при которой допрашиваемый проникается уважением к следователю, пониманием его задач и обязанностей, исключает всякие личные мотивы в его действиях. Учет психологических особенностей личности допрашиваемого необходим и для правильного выбора тактических приемов допроса. Различают первоначальный, повторный и дополнительный допрос. При первоначальном допросе его предмет выясняется в полном объеме (за исключением тех случаев, когда по тактическим соображениям следователь считает необходимым не касаться тех или иных обстоятельств, выяснение которых связано с предварительным проведением других следственных действий). При повторном допросе следователь вновь обращается к выяснению всех или некоторых обстоятельств, о которых допрашиваемый уже давал показания. Целями повторного допроса являются: детализация ранее полученных показаний, их уточнение; получение повторных показаний для сравнения их с первоначальными на предмет выявления возможных противоречий; склонение допрашиваемого изменить позицию и дать правдивые показания. В отличие от повторного дополнительный допрос — это процесс выяснения тех обстоятельств дела, о которых раньше речь не шла. Его задача — восполнить уже полученные показания. Поэтому дополнительный допрос может строиться по вопросно-ответной схеме, без свободного рассказа. Тактика допроса как раздел криминалистической тактики имеет своим предметом анализ таких положений, которые характерны для каждого вида' допроса. Особенности же тактики допроса по различным видам преступных посягательств разрабатываются методиками их расследования 2. Тактические особенности и процессуальная регламентация подготовки и производства допроса в стадии расследования 2.1 Тактко-криминалистические приемы и рекомендации, тактические комбинации, используемые при допросе Согласно определению Р. С. Белкина, криминалистический прием –это наиболее рациональный и эффективный способ действий или наиболее целесообразная линия поведения при собирании, исследовании и использовании доказательств в целях расследования и предотвращения преступлений Тактико-криминалистическая рекомендация – это научно обоснованный и апробированный практикой совет, касающийся выбора и применения тактических приемов. Чтобы ориентироваться в выборе тех или иных приемов и правильно проводить их, необходимо пользоваться тактико-криминалистическими рекомендациями. Криминалистические рекомендации всегда необязательны, всегда представляют собой лишь советы. Р. С. Белкин сформулировал ряд требований, предъявляемых к тактическим приемам. К их числу относятся следующие: 1) допустимость, т. е. правомерность, приема с точки зрения действующего законодательства морально-этических норм; 2) научная обоснованность; 3) целесообразность тактического приема, т. е. его зависимость от конкретной следственной ситуации, обусловленность конкретной целью; 4) эффективность. Прием может рекомендоваться применяться только в том случае, если есть уверенность, что в результате его применения будет достигнут необходимый эффект; 5) экономичность. Прием должен обеспечивать достижение цели при минимальной затрате сил и средств; 6) простота и доступность. Осуществление данного тактического приема должно быть доступно рядовому работнику, располагающему обычными для данного этапа развития криминалистики техническими средствами и другими возможностями. В последние годы в криминалистической тактике появились новые понятия, в частности «тактические комбинации» и «оперативно-тактические комбинации». Тактические комбинации – это сочетания определенных тактических приемов или следственных действий, проводимых с целью решения конкретной промежуточной задачи расследования, например задержания преступника или группы преступников, обнаружения нажитого преступным путем и подлежащего конфискации имущества. Так, по делам о спекуляции нередко проводятся тактические комбинации, состоящие из одновременного задержания лица или группы лиц, подозреваемых в этом преступлении, проведения у них личных обысков, выемки предметов спекуляции, обысков по местам постоянного или временного проживания задержанных. Эти следственные действия проводятся по единому плану группой следователей и оперативных работников и позволяют получить максимум доказательств и изобличить преступников.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg