Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / КУРСОВАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Институт административной преюдиции в уголовном законодательстве Российской Федерации. Проблемные вопросы применения статей 5.35 КоАП РФ, 157 УК РФ и пути их решения.

irina_krutaya 444 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 37 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 15.07.2019
Целью исследования является выявление правовой природы административной преюдиции, проблем, возникающих в связи с применением данного института. Объект исследования составляют общественные отношения, складывающиеся в процессе реализации института административной ответственности в отношении родителей (иных законных представителей) несовершеннолетних за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей по содержанию и воспитанию детей. Предметом исследования являются теоретические представления о состоянии и перспективах развития института административной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями (иными законными представителями) несовершеннолетних своих обязанностей в отношении детей. Методология и методика исследования. Достижение цели исследования и решение поставленных задач обусловливает необходимость использования в качестве базового общенаучного диалектического метода познания процессов и явлений общественной жизни, а также иных общенаучных теоретических методов исследования (теоретический анализ и 12 синтез, аналогия, индукция, дедукция, гипотеза). Наряду с общенаучными методами познания использовались частно-научные методы.
Введение

Актуальность исследования. До недавнего времени судебная практика испытывала определенные затруднения в применении ст. 157 УК РФ. Проблема понимания злостности уклонения от уплаты алиментов во многом была решена принятием Федеральной службой судебных приставов России в 2011 г. Методических рекомендаций по выявлению и расследованию преступлений, предусмотренных статьей 157 Уголовного кодекса Российской Федерации. В них были перечислены деяния виновного, составляющие признаки злостности уклонения. Методические рекомендации по порядку исполнения требований исполнительных документов о взыскании алиментов от 19 июня 2012 г. определили, что достаточность перечисленных признаков деяния, указывающих на злостный характер уклонения от уплаты алиментов, целесообразно устанавливать во взаимодействии с дознавателем с учетом сложившейся в регионе судебной практики. Изменения редакции ст. 157 УК РФ от 3 июля 2016 г. в некотором роде частично декриминализировали эту норму, так как для привлечения к уголовной ответственности необходима неоднократность уклонения - не самый распространенный из признаков, характеризующих злостность уклонения от уплаты алиментов. Также усложнилась и удлинилась по времени процедура привлечения к уголовной ответственности. В то же время считаем, что законодатель изменил тактику борьбы со злостными неплательщиками алиментов путем усиления административных мер воздействия на них и сужения их жизненных благ, ограничив перемещение должников за границу, а также предусмотрев возможность лишения их права управлять транспортным средством. Результаты проведенного исследования и анализ нормативного обеспечения позволяют сделать ряд выводов: во-первых, соответственно подкорректировав редакцию примечаний 1 и 2 к ст. 157 УК РФ, не ограничивать время действия признака неоднократности сроком «административной судимости»; во-вторых, дополнить ст. 157 УК РФ квалифицированными составами; в-третьих, ускорить процесс создания государственного алиментного фонда для оказания помощи детям злостных неплательщиков, реализовав одну из мер Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы, утвержденной указом президента РФ. Степень научной разработанности темы. Интерес к изучению аспектов данного явления и его допустимости нашел свое отражение в многочисленных публикациях российских авторов, в частности А.Г. Безверхова, Н.А., Лопашенко, В.П. Малкова, А.В. Иванчина и многих других, однако полноценного научного исследования на сегодняшний день обнаружено не было.
Содержание

Введение………………………………………………………………………………….5 1.Общая характеристика административной преюдиции в законодательстве РФ…………………………………………………………………………………………7 1.1 Понятие административной преюдиции в нормах Уголовного права…………...7 1.2 Признаки административной преюдиции в нормах Уголовного права………….10 1.3 Назначение наказания при административной преюдиции……………………....15 2. Методологические рекомендации по выявлению и расследованию преступлений предусмотренных ст.157 УК РФ и 5.35 КоАП РФ………………19 2.1 Уголовно-правовая характеристика преступления предусмотренного ст 157 УК РФ и 5.35 КоАП РФ…………………………………………………………………….19 2.2 Порядок выявления и документирования признаков преступлений предусмотренных ст 157 УК РФ и 5.35 КоАП РФ…………………………………….21 2.3 Особенности производства дознания по уголовным делам о преступлениях предусмотренных ст 157 УК РФ и 5.35 КоАП РФ……………………………………27 Заключение ………………………………………………………………………………35 Биографический список…………………………………………………………………37
Список литературы

1. Конституция Российской Федерации Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с изм. и доп. 21.07.2014)//Собрание законодательства РФ. 2014. № 31. Ст. 4398 2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 29.07.2018)//Собрание законодательства РФ, 1996. № 25. Ст. 2954 3. Распоряжение Правительства РФ от 14.10.2010 № 1772-р (ред. от 23.09.2015) <О Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года>//Собрание законодательства РФ, 2010. № 43. Ст. 5544 Учебная и методическая литература 4. Бабаев В.К. Теория государства и права: Учебник/Под ред. В.К. Бабаева. М.: Юристъ, 2004. С. 488 5. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. СПб: Наука, 2002. 6. Герасимова Е. А. Проблемы использования института административной преюдиции в уголовном праве//Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2014. № 6. С. 180. 7. Головко В. В., Майоров В. И. Правонарушение как фактическое основание административной ответственности//Алтайский юридический вестник. 2016. № 2. 8. Жарких Е.А. Уголовно-правовой и административно-правовой рецидив: точки соприкосновения // Российский следователь. 2016. N 19. С. 23 - 27. 9. Ибрагимова Г. Ш. Административная преюдиция в уголовном праве // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2017. – Т. 44. – С. 102–103. 10. Карпова Ю.С. Административная преюдиция в российском уголовном праве // Перспективы науки. 2017. №5 (92). 11. Кисин В.Р., Попугаев Ю.И. Этапы реализации административной ответственности и проблемы их правового регулирования // Административное право и процесс. 2015. № 8. С. 27 - 30. 12. Крылова Н.Е. Гуманизация уголовного законодательства продолжается? Анализ проектов федеральных законов, одобренных Пленумом Верховного Суда РФ 31 июля 2015 г. // Закон. 2015. N 8. С. 90 - 107. 13. Кузнецова Н.Ф. Кодификация норм о хозяйственных преступлениях // Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. 1993. № 4. 14. Ларкина Е. Ответственность за нанесение побоев: комментарий новелл // Уголовное право. 2016. N 5. С. 41 - 45. 15. Малков В.П. Неоднократность правонарушения и административная преюдиция как средства криминализации и декриминализации содеянного в российском уголовном праве // Библиотека криминалиста. 2013. N 2(7). С. 179 - 186. 16. Мартыненко Н. Э. Совершенствование уголовно-правовой охраны потерпевшего -задача уголовной политики Российской Федерации//Труды Академии управления МВД России. 2015. № 3 (35). 17. Овсянко Д. М. Административное право: учеб.пособ.//М.: Юристъ. 2002. 468 с. 18. Пудовочкин Ю. Актуальные проблемы взаимодействия уголовного и административно-деликтного права: обзор круглого стола // Уголовное право. 2016. N 3. С. 123 - 125. 19. Сидоренко Э. Л. Административная преюдиция в уголовном праве: проблемы правоприменения//Журнал российского права. 2016. № 6. С. 51. 20. Уголовное право. Общая часть: Учеб. / Отв. ред. И.Я. Козаченко. М.: Норма, 2009. 720 с. 21. Шемякин Д.В. Проблемные вопросы использования административной преюдиции в уголовном праве // Российский следователь. 2015. N 15. С. 45 - 47. 22. Шикула И.Р. К вопросу виктимологической профилактики преступного насилия в отношении лиц пожилого возраста // Российский следователь. 2013. N 8. С. 42 - 44. 23. Шляхтенко С.Г. Категории качества и количества. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1968. 144 с. 24. Шмонин А. В. К вопросу о совершенствовании порядка применения преюдиции в досудебном производстве по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности//Труды Академии управления МВД России. 2016. № 1 (39). 25. Юнусов А. А., Серкова Т. В. Административная преюдиция в российском уголовном праве//Актуальные проблемы экономики и права. 2015. № 1 (33). С.56-58.
Отрывок из работы

1.1 Понятие административной преюдиции в нормах Уголовного права В уголовном праве в самом общем смысле, преступление, содержащее административную преюдицию, представляет собой не что иное, как совокупность двух административных правонарушений, вследствие чего образуется основание уголовной ответственности. В научной среде административная преюдиция вызывает немалую критику как с позиции неопределенности предмета правового регулирования, так и из уверенности в том, что невозможно перерастание даже многократно совершенных административных проступков в качественно новое явление – преступление, поскольку для них не свойственна общественная опасность. Итак, граница между административным проступком и преступлением имеет формальный и материальный аспекты, препятствующие трансформации административных правонарушений в преступления и тем самым криминализации деяний с признаком административной преюдиции. Для Гегеля форма и материя находятся в диалектическом единстве, когда речь идет об «определенной» материи, которая есть продукт акта сознания. Форма предполагает материю и соотносится с ней и наоборот, поскольку материя есть не простая сущность, а сущность, которая определена как нечто положительное и выделенное сознанием. Определенность же материи есть ее качество, которое точно так же может быть количественным, т.е. обладающим некой величиной. В данном контексте показателем материи выступают нормы уголовного права, его формой – уголовный закон, являющийся, другими словами, уголовно-правовой материей. Качеством, определяющим уголовно-правовые нормы, является понятие общественной опасности. Не трудно заметить, что определяя анализируемые характеристики, мы остаемся внутри конкретной формы, т.е. в рамках уголовного закона, выйти из которого соответственно становится проблематично, поскольку сфера нашего исследовательского опыта целиком направлена именно на уголовный закон, в котором уже все определено и упорядоченно. Такая особенность упорядочивания представляет общественную опасность в рамках уголовного права как некую статичную и независимую категорию, которой если по отдельным причинам находится место, то это место и есть уголовный закон, и наоборот – если есть норма уголовного закона, то эта норма отражает общественную опасность деяния. Таким образом, свойство общественной опасности преступления не позволяет выйти за рамки той формы, в которой мы это свойство определяем. В связи с этим можно сделать вывод, что общественная опасность представляет собой некую абстракцию, априорную конструкцию, с помощью которой мы обладаем уголовно-правовой материей. Та же ситуация имеет место при анализе административного законодательства, но только применимо к категории общественная вредность. Обе эти категории в настоящее время в исследовательском сознании не пересекаемы, имеют свою собственную форму и качественные характеристики. Но настолько ли данные категории непреодолимы или речь в большей степени идет о научной нерешительности в попытке связать их воедино и рассмотреть понятие общественной опасности не в статичном варианте, а в динамике ее развития. Проблема преодоления границы между административным и уголовным правом есть, по существу, проблема преодоления взгляда на общественную опасность как некое обособленное явление, существующее само по себе. Если же рассматривать общественную опасность не обособленно, но относительно субъекта, которое совершает общественно опасное деяние, данная категория перестает быть статичной и с неизбежностью приобретает свойства динамики или развития от менее опасных форм ее проявления к более опасным. Совершение преступлений, содержащих преюдицию, уже означает наличие таких опосредующих фактов, которыми выступают административные правонарушения, сохранившие свое юридическое значение. В этом случае следует говорить о так называемом «постепенном скачке», предполагающем определенную широту интервала между переходом из одного качества – административного правонарушения, в другое качество – преступление. Такие преступления по своей сущности, в отличие от «взрывных», являются менее опасными и более прогнозируемыми. Следует подчеркнуть, что общественная опасность связывается не только с преступлением, но и с личностью преступника. При этом само преступное деяние, законодательно утверждаясь в таком качестве, уже содержит необходимый уровень общественной опасности. Между тем общественная опасность деяния, проявляющаяся через личность, еще не настолько очевидна, поскольку предполагает определенную стадию своего развития посредством совершения повторных административно наказуемых деяний. Право, в том числе административное, регулируя отношения в сфере менее значительных деяний, позволяет не достичь отметки общественной опасности преступления, но между тем сама такая отметка необходима для того чтобы выявить вектор общественной опасности личности и повысить возможности регулирования его поведения. Таким образом, переход из количественного показателя административного проступка в качество преступления производится не за счет прибавления показателя общественной опасности повторно совершенного проступка к предыдущему, а за счет самого процесса повторения, основным действующим лицом которого выступает личность правонарушителя. Конечно же, здесь необходимо оговориться, что не каждое правонарушение приводит к преступлению и не каждое преступление может содержать в себе преюдицию в силу разнохарактерности охраняемых ценностей административным и уголовным правом, социальной обусловленности введения уголовно-правового запрета содержащего преюдицию, различия технико-юридических свойств смежных межотраслевых составов правонарушений и других причин. Однако возможность диалектической взаимосвязи проступка и преступления обусловлена их единой правовой природой, основой которой выступает охрана общественных отношений от неправовых посягательств. При этом их размерность достаточно условна, подвижна и зависит в основном от понятия общественной опасности, иначе говоря, уровня вреда, предусмотренного тем или иным деянием, однако, когда мы, например, говорим о низком или высоком дереве, мы, тем не менее, не перестаем говорить о дереве. Подобно этому и качества административного и уголовного права имеют схожие свойства, но не тождественные. Как малое дерево может иметь потенциал для роста, так и административный проступок может иметь потенциал для перерастания в преступление, в связи с этим методологически верным представляется утверждение Гегеля о постепенности возникновения нового качества, которое «исходит из представления о том, что возникающее уже наличествует (vorhanden) чувственно или вообще в действительности и лишь из-за своей незначительности еще не воспринимаемо…». Применительно к преюдициальным административным проступкам, представленное суждение означает, что в них еще до момента совершения преступления содержится общественная опасность, сохраняющая определенный потенциал увеличения, которая, однако, в силу своей незначительности не является настолько выраженной, чтобы можно было уже говорить о преступлении. И только с повторным совершением тождественного проступка общественная опасность становится явной, а повторный проступок преобразуется в новое качество – преступление. 1.2 Признаки административной преюдиции в нормах Уголовного права В данной работе рассматривается одна распространенных проблем нашего современного общества – неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями, а также лицами их заменяющими своих прямых обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних детей, установленных в Конституции РФ, статьях СК РФ, КоАП РФ, УК РФ и др. нормативно – правовых актах. Мною были проанализированы основания и виды юридической ответственности за ненадлежащее осуществление родительских прав и обязанностей. Часто несовершеннолетние видят недопустимое обращение со стороны тех, кто обязан их воспитывать и защищать. К нормам, которые регулируют рассматриваемые правоотношения, относят: Конвенцию о правах ребёнка, которая принята в 1989 году. Согласно которой: –в военных действиях не могут участвовать те, кому меньше пятнадцати лет; –к ребёнку недопустимо применять смертную казнь; –детей необходимо защищать от любого сексуального насилия; –ребёнок должен быть воспитан в уважении к природе, с пониманием равенства полов, этнических, религиозных групп; –дети должны быть обеспечены питанием и чистой питьевой водой. В статье 19 указано: государство обязано принимать законодательные, просветительские и другие меры. Некоторые меры действительно принимаются. Достаточно обратить внимание на Конституцию РФ (статья 38), а также российские кодексы: В СК РФ родительским обязанностям и правам посвящена глава 12. В 65-й статье говорится о недопустимости жестокости, грубости в отношении детей, их унижения, эксплуатации, оскорбления. –Обязанность родителей (представителей) – защищать интересы и права своих детей. –Закон, посвящённый российскому образованию (№273–ФЗ), требует от педагогов соблюдения этических и нравственных норм, уважения к своим подопечным. Об этом говорится в 48-й статьей. –КоАП РФ в статье 5.35 (пункт 1) предусматривает наказание для родителей, которые пренебрегают воспитанием своих детей. –УК РФ установил в статье 156 уголовную ответственность за жестокость родителей, социальных, педагогических работников. Несовершеннолетний должен быть ухожен, обеспечен едой и питьём, кровом, одеждой, необходимыми вещами (например, для гигиенического ухода). Если родители (опекуны, воспитатели, соцработники) обделяют ребёнка/подростка в этом плане, можно говорить о нарушении первого типа. Состав преступления имеет специфические черты. Он складывается следующим образом: –основным объектом считается нормальное всестороннее развитие несовершеннолетнего, а дополнительным – его здоровье; –объективная сторона освящена в разделе выше; –умысел прямой либо косвенный, мотив может быть любым – в этом субъективная сторона преступления; –субъекты – специальные, то есть не любой человек, а родитель, педагог, воспитатель, учитель, словом, тот, кто по закону должности обязан так или иначе, заботиться о несовершеннолетнем ребёнке. –В крупных городах есть специальные службы, которые занимаются защитой детских прав. Обычно в организациях имеется телефон доверия. Найти его можно через интернет-поисковик с указанием конкретного региона. –В каждом регионе России имеется детский омбудсмен. В его аппарат можно обратиться по телефону, электронным или обычным письмом. –В более мелких населённых пунктах обеспечение прав несовершеннолетних осуществляют существуют отделы опеки и попечительства, социальные службы, полиция. –Для того чтобы составить заявление, необходимо чётко и точно указать основные сведения: • данные ребёнка, в отношении которого совершаются нарушения; • кто именно допускает жестокость и нарушения в уходе (обеспечении, воспитании); • в чём заключаются нарушения (ребёнок чем-то обделён, на него кричат, его бьют и так далее); • когда именно и что происходило (день, час, период). Как уже было сказано выше карательные меры предусматриваются КоАПом и УК РФ. В первом случае (когда нет жестокости, а лишь выявлены нарушения в содержании воспитании) виновных ждёт штраф. Его пределы – от ста до пятисот рублей. Либо просто предупреждение. Уголовная ответственность несколько разнообразнее. Суд может назначить: –штраф (верхний предел – сто тысяч рублей); –штраф в размере годового дохода (зарплаты и прочего) осуждённого; –обязательные, исправительные либо принудительные работы (соответственно 440 часов, два и три года максимум); –возможно, но необязательно – запрет на занятие должностей/деятельностью определённого рода в пределах пяти лет; –лишение свободы (максимум – три года). Как можно заметить, административная преюдиция неразрывно связана с российским уголовным законодательством уже на протяжении двух столетий. Что же вызывает столь жесткую критику этого института? Противники административной преюдиции, как правило, указывают на высокий риск размывания границ между правонарушением и преступлением. Сущность института административной преюдиции, по их мнению, состоит в том, что состав преступления образуется за счет признаков административного правонарушения, а в качестве критерия разграничения преступления и проступка выступает факт предшествующего наложения административного взыскания. Однако административное правонарушение, сколько бы оно ни повторялось, не приобретает сущностных признаков преступления. Сторонники же данного института в числе основных и решительных аргументов называют необходимость сближения положений охранительного законодательства, потребность в разработке модели уголовного проступка, прообразом которого могли стать нормы преюдиционного характера, а также указывают на серьезное профилактическое значение преюдиции. В конечном итоге бурный всплеск интереса к административной преюдиции привел к тому что, Конституционный Суд РФ выразил свою позицию, отразив ее в постановлении о соответствии основному закону РФ положений ст. 212.1 УК РФ. Суд указал, что уровень общественной опасности определяется не только причиненным вредом, а набором всех присущих этому деянию признаков, включая и характер самого действия/бездействия, и форму вины, и вред, и признаки субъекта и т.д. В случае административной преюдиции значительно возрастает опасность личности (не умаляя иных признаков), что приводит к возрастанию общественной опасности в целом. Особое внимание стоит уделить п. 4.2 постановления, в котором суд указал, что «повторное (многократное) совершение лицом однородных (аналогичных) административных правонарушений объективно свидетельствует о недостаточности имеющихся административно-правовых средств для результативного противодействия таким деяниям, что вкупе с иными факторами может рассматриваться в качестве конституционно значимой причины для криминализации соответствующих действий (бездействий)». Т.е. Конституционный Суд признал конституционным не только положения этой статьи, но и создание и введение в уголовный закон новых составов с административной преюдиции. Тем не менее, Суд также указал, что необходимо устранить разногласие, присущее административной преюдиции еще с советских времен. Все составы с преюдицией предусматривают повторность совершения административного правонарушения, что является основанием для криминализации деяния, однако критерии повторности и сроки, в течение которого допускается совершение повторного правонарушения, значительно разнятся в большинстве составов. Это приводит к тому, что возникает путаница при квалификации деяния и разграничении между административной или уже уголовной ответственности. Таким образом, можно однозначно сказать о том, что Конституционный Суд признал (хоть и не столь ясно), что административная преюдиция является закономерным этапом развития российского уголовного законодательства. Более того, существенных препятствий для развития и совершенствования института попросту нет, поэтому законодателю просто необходимо провести унификацию норм и продолжать придерживаться политики гуманизации уголовного законодательства. 1.3 Назначение наказания при административной преюдиции Очередные новеллы Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) окончательно закрепили административную преюдицию в отечественном уголовном праве. В июле 2016 г. Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 323-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности" в уголовный закон были внесены глава 15.2 "Судебный штраф", ст. 116.1 "Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию", ст. 158.1 "Мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию", а также другие изменения, которые в общем утвердили проект федеральных законов, предложенных Пленумом Верховного Суда Российской Федерации от 31 июля 2015 г. N 37.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 101 страница
690 руб.
Дипломная работа, Машиностроение, 98 страниц
2450 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 37 страниц
210 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 33 страницы
210 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg