Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИССЕРТАЦИЯ, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Проблемы недействительности и незаключенности сделок.

ikonowosky2016 2760 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 92 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 20.05.2019
Целью магистерского диссертационного исследования является комплексный научный анализ проблем недействительных и незаключенных сделок по законодательству Российской Федерации. Для достижения поставленной цели автором формируются следующие задачи: 1. рассмотреть понятие и правовую природу гражданско-правовой сделки; 2. раскрыть понятие и правовую природу гражданско-правовой сделки; 3. изучить некоторые аспекты правового регулирования института сделок и условий их действительности; 4. подводятся итоги проведенного исследования; 5. формулируются предложения по совершенствованию законодательства Российской Федерации в рамках предмета настоящего исследования. Объектом проводимого исследования является совокупность гражданско-правовых отношений, относительно недействительных и незаключенных сделок. Предметом исследования выступают нормы гражданского законодательства, научные публикации по теме исследования, материалы судебно-арбитражной практики. Методологическая основа исследования. Для достижения указанных выше целей исследования и решения поставленных задач настоящее исследование основывалось на общенаучном диалектическом методе научного познания, предполагающего объективность и всесторонность познания исследуемых явлений. Наряду с ним автор руководствовался в своем исследовании такими специальными научными методами исследования, как логико-юридическим, историко-правовым, методом правового моделирования и другими. Нормативно-правовой основой исследования выступает, прежде всего, ГК РФ, а также иные нормативно-правовые акты. Теоретическую базу исследования составили научные труды в области гражданского права. Вопросы, связанные с недействительностью и незаключенностью сделок глубоко исследовались и широко освещались в научной литературе В.А. Беловым, М.А. Егоровой, Л.А. Чеговадзе, З.А. Бейтуллаевой, А.В. Винницким, В.В. Груздевым, И.А. Даниловым, С.А. Зинченко, Ю.С. Поваровым и многими другими учеными, внесшими достойный вклад в гражданское право. В данной работе нельзя было обойтись без судебной практики, она представлена в виде извлечений из бюллетеней Верховного Суда Российской Федерации, а также определений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Положения, выносимые на защиту. В связи с научной новизной исследования автор считает возможным вынести на защиту следующие положения, имеющие научное и практическое значение: 1. Далеко не любое соглашение и не любое действие двух субъектов гражданского права может стать основанием для установления, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, а только те соглашения и действия физических и юридических лиц, которые имеют гражданско-правовой характер и соответствуют воле и требованиям законодателя-государства как третьей надлежащей стороны договора. В связи обосновывается необходимость разграничения понятий «сделка» и «договор». Необходимо четко концептуально и законодательно определить их точное соотношение, общую правовую природу и основание, а также содержательное и формальное различие. 2. В научной литературе дискутируется вопрос относительно достаточности для признания сделки ничтожной ее совершения только с целью, противоречащей основам нравственности, либо ст. 169 ГК РФ считает ничтожной сделку, противоречащую одновременно основам правопорядка и нравственности. Данный спор возник вследствие противоречивого характера диспозиции данной статьи с заголовком этой нормы – «Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности». Вследствие этого обосновывается внесение изменений в ст. 168 ГК РФ. 3. Прежняя редакция п. 2 ст. 166 ГК РФ предусматривала возможность предъявления требования о признании недействительной оспоримой сделки лицами, указанными в ГК РФ, а ничтожной – любым заинтересованным лицом. В новой редакции ст. 166 ГК РФ был сохранен классический подход. В настоящее время заявить требование о признании недействительной ничтожной сделки может любое лицо, имеющее охраняемый законом интерес в этом (абзац второй п. 3 ст. 166 ГК РФ). Применительно же к оспоримым сделкам круг лиц, которые могут требовать их аннулирования, расширен. В результате таких изменений, с одной стороны, участники оспоримой сделки наделяются правом оспаривать ее по умолчанию, т.е. во всех случаях, когда законодатель не указывает вместо субъектов сделки иных лиц; с другой стороны, перечень законов, в которых могут называться иные лица, теперь не исчерпывается ГК РФ. 4. Достаточно неоднозначным выглядит норма п. 5 ст. 178 ГК РФ, которая предоставляет право суду отказывать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон. Неявность такого заблуждения, невозможность его распознать не означают, что заблуждение отсутствует. В ряде случаев заблуждение может быть вызвано действиями другой стороны сделки, а также третьих лиц, и не всегда в такой ситуации есть возможность доказать наличие обмана. Из содержания же п. 5 ст. 178 ГК РФ следует, что суд может отказать в признании сделки недействительной, даже если лицо, действующее под влиянием заблуждения, не совершило бы подобную сделку, зная о действительном положении дел, при отсутствии заблуждения. 5. Изменения ГК РФ о недействительных сделках представляют собой новый этап формирования института недействительных сделок. Произошло концептуальное изменение соотношения норм ГК РФ и других законов в институте недействительности сделок, впервые введены новые подходы к соотношению частных и публичных интересов при формировании содержания оснований недействительности сделок. ГК РФ создал новую систему оснований недействительности и новое соотношение последствий их недействительности. Структура работы обусловлена целью и задачами исследования. Работа включает введение, три главы, объединенные в девять параграфов, заключение и список использованной литературы.
Введение

Проблема исследования. Гражданско-правовой институт сделки (глава 9 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 года №51-ФЗ (далее – ГК РФ), являющийся составной частью общих положений гражданского права, представляет собой необходимое звено правового регулирования гражданского оборота, которое связывает между собой вещное и обязательственное право, так как именно благодаря сделкам, порождающим обязательственные правоотношения, в большинстве своем приобретаются вещные права. Принятие федерального закона от 7 мая 2013 года №100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» ознаменовал собой новый виток в развитии гражданского права в Российской Федерации. По этому закону были внесены следующие серьезные изменения, касающиеся недействительных сделок: – введена презумпция, в соответствии с которой сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является по общему правилу оспоримой, а не ничтожной; – запрещено требовать признания оспоримой сделки недействительной теми лицами, которые ранее ее одобрили или своими действиями подтвердили намерение ее исполнить; – установлены правовые основы принятия и оспаривания решений собраний; – введена новая статья – 173.1 ГК РФ «Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления»; – введена новая статья – 174.1 ГК РФ «Последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено»; – уточнены основания признания сделки недействительной, совершенной под влиянием существенного заблуждения. Актуальность темы исследования. Выбор темы исследования обусловлено тем, что после введения федерального закона от 7 мая 2013 года №100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» прошел относительно небольшой срок. В итоге в настоящее время практически полностью отсутствует периодическая и специальная литература по вопросам внесенных изменений. Настоящее исследование направлено на раскрытие содержания не только устоявшихся в цивилистической теории представлений относительно недействительных и незаключенных сделок, но и новелл гражданского законодательства. Данное обстоятельство обуславливает актуальность настоящего исследования.
Содержание

ВВЕДЕНИЕ 3 1. ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ СДЕЛКИ 8 1.1. Возникновение и развитие юридического института сделки в российском праве 8 1.2. Правовое регулирование сделок по российскому гражданскому законодательству 13 1.3. Понятие, юридический состав и виды сделок 20 2. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ И НЕЗАКЛЮЧЕННЫХ СДЕЛОК 1 2.1. Понятие и правовое регулирование недействительных сделок 31 2.2. Понятие и правовое регулирование незаключенных сделок 49 2.3. Правовая природа соотношения недействительных и незаключенных сделок 53 3. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНСТИТУТА СДЕЛОК И УСЛОВИЙ ИХ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ 57 3.1. Проблемы правового регулирования недействительных и незаключенных сделок 57 3.2. Правовые последствия признания сделок недействительными 63 3.3. Анализ судебной практики по делам о признании сделок недействительными и незаключенными 67 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 74 Список использованных источников 79
Список литературы

Нормативные правовые акты 1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. (ред. от 21 июля 2014 г. №11-ФКЗ) // Российская газета. № 237. 1993; Российская газета. № 163. 2014. 2. Федеральный закон от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2013. № 19. Ст. 2327. 3. Федеральный закон от 29 апреля 2008 г. № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» (ред. от 4 ноября 2014 г. №343-ФЗ) // СЗ РФ. 2008. № 18. Ст. 1940; СЗ РФ. 2014. № 45. Ст. 6153. 4. Федеральный закон от 5 февраля 2007 г. № 13-ФЗ «Об особенностях управления и распоряжения имуществом и акциями организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ред. от 21 июля 2014 г. №237-ФЗ) // СЗ РФ. 2007. № 7. Ст. 834; СЗ РФ. 2014. № 30 (Часть I). Ст. 4238. 5. Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (ред. от 5 октября 2015 г. №275-ФЗ) // СЗ РФ. 2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3434; СЗ РФ. 2015. № 41 (часть I). Ст. 5629. 6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 30 декабря 2015 г. № 441-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954; СЗ РФ. 2016. № 1 (часть I). Ст. 61. 7. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ (ред. от 29 июня 2015 г. №210ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410; СЗ РФ. 2015. № 27. Ст. 4001. 8. Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (ред. от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1; СЗ РФ. 2016. № 1 (часть I). Ст. 29. 9. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 31 января 2016 г. № 7-ФЗ) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; СЗ РФ. 2016. № 5. Ст. 559. 10. Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г. (утратил силу) // Ведомости ВС РСФСР. 1964. № 24. Ст. 407 11. Гражданский кодекс РСФСР от 11 ноября 1922 г. (утратил силу) // Известия ВЦИК. № 256. 1922 Специальная литература 12. Бежецкий А.Ю. К вопросу о фиктивных сделках [Текст] / А.Ю. Бежецкий // Юрист. - 2011. - №24. – С. 9-13. 13. Бейтуллаева З.А. Правовая сущность и соотношение понятий «сделка» и «договор» [Текст] / З.А. Бейтуллаева // Современное право. - 2008. - №12. – С. 80-86. 14. Белов В.А. Сделки и недействительные сделки: проблемы понятий и их соотношение [Текст] / В.А. Белов // Законодательство. - 2006. - №10. Доступ из СПС «Гарант». 15. Богданов Е.В. Проблема конфискационных последствий недействительности сделок, предусмотренных статьями 169 и 179 ГК РФ, с позиции добросовестности их участников [Текст] / Е.В. Богданов // Адвокат. - 2015. - №4. – С. 45-48. 16. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. Книга 1. – 3-е изд., стереотипное. [Текст] / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский.– М.: Статут, 2001. – 848 с. 17. Важин Я.Н. О некоторых аспектах сделок, совершенных под влиянием заблуждения [Текст] / Я.Н. Важин // Юрист. - 2015. - №10. – С. 22-25. 18. Винницкий А.В. Проблемы оспаривания сделок с имуществом с участием фиктивных посредников [Текст] / А.В. Винницкий // Адвокат. - 2011. - №5. – С. 23-29. 19. Глушко К. Признание сделки, совершенной под влиянием заблуждения, недействительной [Текст] / К. Глушко // Жилищное право. - 2015. - №8. – С. 7-14. 20. Гражданское право и современность: сборник статей, посвященный памяти М.И. Брагинского / С.С. Алексеев, Ф.О. Богатырев, Б.А. Булаевский и др.; под ред. В.Н. Литовкина, К.Б. Ярошенко; Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. – М.: Статут, 2013. – 766 с. 21. Гражданское право: учебник: в 3 т. Т. 1. / Е.Н. Абрамова, Н.Н. Аверченко, Ю.В. Байгушева и др.; под ред. А.П. Сергеева. – М.: РГ Пресс, 2010. – 1008 с. 22. Гражданское право. Том I / Под ред. доктора юридич. наук, проф. Е.А. Суханова. – М.: Волтерс Клувер, 2004. – 652 с. 23. Груздев В.В. Современный подход к недействительности сделок: толкование законодательных новелл [Текст] / В.В. Груздев // Юрист. - 2014. - №16. – С. 33-37. 24. Груздев В.В. Возникновение договорного обязательства по российскому гражданскому праву: монография [Текст] / В.В. Груздев – М.: Волтерс Клувер, 2010. – 272 с. 25. Груздев В.В. Гражданско-правовое регулирование недействительных и несостоявшихся сделок [Текст] / В.В. Груздев // Право и экономика. - 2000. - №11. – С. 25-28. 26. Гусенкова Ю.А. Сущность основ правопорядка и нравственности при квалификации сделки по статье 169 ГК РФ [Текст] / Ю.А. Гусенкова // Юрист. - 2013. - №10. – С. 19-22. 27. Данилов И.А. Понятие сделки и ее элементы [Текст] / И.А. Данилов // Арбитражный и гражданский процесс. - 2010. - №6. – С. 44-48. 28. Данилов И. Понятие недействительности сделок, обоснование различий в правовой природе действительных и недействительных сделок [Текст] / И. Данилов // Арбитражный и гражданский процесс. - 2009. - №8. – С. 21-25. 29. Демкина А. При наличии отсутствия [Текст] / А. Демкина // ЭЖ-Юрист. - 2013. - №21. – С. 1, 6. 30. Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов [Текст] / Д.В. Дождев. – М.: Норма, 2008. – 784 с. 31. Егорова М.А. Прекращение действия оспоримой сделки на будущее время как основание прекращения обязательств [Текст] / М.А. Егорова // Гражданское право. - 2013. - №6. – С. 11-15. 32. Егоров Ю.П. Недействительность противозаконных по содержанию сделок [Текст] / Ю.П. Егоров // Законность. - 2004. - №6. Доступ из СПС «КонсультантПлюс». 33. Зинченко С.А., Галов В.В. Сделка и ее недействительность в доктрине, законодательстве, правоприменении [Текст] / С.А. Зинченко, В.В. Галлов // Законы России: опыт, анализ, практика. - 2009. - №4. – С. 90-101. 34. Зинченко С.А. Юридические факты в механизме правового регулирования [Текст] / С.А. Зинченко. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – 152 с. 35. Иоффе О.С. Избранные труды. В 4-х томах. Т. 2 [Текст] / О.С. Иоффе. – СПб.: Юридический центр «Пресс», 2004. – 511 с. 36. Исаев М.А. История Российского государства и права: учебник [Текст] / М.А. Исаев. – М.: Статут, 2012. – 840 с. 37. Ильичев П.А. Актуальные вопросы определения начала течения срока исковой давности по ничтожным сделкам [Текст] / П.А. Ильичев// Адвокатская практика. - 2013. - №1. – С. 6-9. 38. Илюшина М.Н. Реформа отечественного гражданского законодательства о недействительности сделок: цели и актуальное состояние [Текст] / М.Н. Илюшина // Законы России: опыт, анализ, практика. - 2014. - №5. – С. 3-9. 39. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая: учеб.-практич. комментарий (постатейный) / Е.Н. Абрамова, Н.Н. Аверченко, Ю.В. Байгушева и др.; под ред. А.П. Сергеева. – М.: Проспект, 2010. – 912 с. 40. Костик И.Э. Понятие «ничтожная сделка»: теоретический и практический аспекты [Текст] / И.Э. Костик // Бюллетень нотариальной практики. - 2008. - №4. – С. 31-40. 41. Лебедева К.Ю. Исковая давность в системе гражданско-правовых сроков: Дис. ... канд. юрид. наук [Текст] / К.Ю. Лебедева. – Томск, 2003. – 243 с. 42. Майор Ф.М. Договоры Руси с Византией – важные источники древнерусского права [Текст] / Ф.М. Майор // История государства и права. - 2008. - №4. – С. 38-40. 43. Матвеев В.И. Правовая природа недействительных сделок [Текст] / В.И. Матвеев. – М.: Юрлитинформ, 2002. – 176 с. 44. Осипян Б.А. Определение понятия права [Текст] / Б.А. Осипян // Современное право. - 2007. - №2. – С. 34-42. 45. Павлова И.Ю. Незаключенность или недействительность договора как последствия несоблюдения требований к форме и государственной регистрации договора [Текст] / И.Ю. Павлова // Государство и право. - 2005. - №10. – С. 49-56. 46. Павлова И.Ю. Недействительность сделок в российском гражданском праве. Дис. … канд. юрид. наук [Текст] / И.Ю. Павлова. – М., 2004. – 183 с. 47. Панов А.А. К вопросу о категориях воли, волеизъявления и порока воли в теории юридической сделки [Текст] / А.А. Панов // Вестник гражданского права. - 2011. - №1. – С. 52-81. 48. Петрушкин В.А. О недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения [Текст] / В.А. Петрушкин // Правосудие в Поволжье. - 2004. - №4. – С. 70-74. 49. Поваров Ю.С. Признание крупных сделок недействительными: новеллы акционерного законодательства [Текст] / Ю.С. Поваров // Юрист. - 2009. - №8. – С. 71-75. 50. Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации, части первой / Под общ. ред. В.А. Белова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт, 2011. Доступ из СПС «КонсультантПлюс». 51. Садиков О.Н. Недействительные и несостоявшиеся сделки [Текст] / О.Н. Садиков // Юридический мир. - 2000. - №6. – С. 7-11. 52. Сделки: Постатейный комментарий главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации / Б.М. Гонгало, П.В. Крашенинников, Л.Ю. Михеева и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. – М.: Статут, 2009. – 176 с. 53. Серушкина Ю.В. Недействительность договоров. Оспоримые и ничтожные сделки. Последствия ничтожных сделок [Текст] / Ю.В. Серушкина // Финансовые и бухгалтерские консультации. - 2008. - №7. – С. 58-62. 54. Скворцова В. Недействительные и незаключенные договоры [Текст] / В. Скворцова // Практический бухгалтерский учет. - 2014. - №8. – С. 29-31. 55. Скловский К.И. Сделка и ее действие (2-е изд.). Комментарий главы 9 ГК РФ (понятие, виды и форма сделок. Недействительность сделок) [Текст] / К.И. Скловский. – М.: Статут, 2015. – 176 с. 56. Смольков С.Н. Недействительные сделки: вопросы теории и практики. Дис. … канд. юрид. наук [Текст] / С.Н. Смольков. – М., 2004. – 182 с. 57. Сычев О.М. Принцип неприкосновенности воли завещателя и ее тайны [Текст] / О.М. Сычев // СПС «КонсультантПлюс», 2010. 58. Тимофеева А.А. «Русская Правда» – «кодекс капитала» [Текст] / А.А. Тимофеева // История государства и права. - 2012. - №12. – С. 30-31. 59. Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. Учебное пособие. – 4-е изд. [Текст] / Ю.П. Титов. – М.: Проспект, 2013. – 480 с. 60. Толстая А.И. История государства и права России: учебник для вузов. – 3-е изд., стереотипное. [Текст] / А.И. Толстая. – М.: Омега-Л, 2010. – 320 с. 61. Уруков В.Н. Односторонние вексельные сделки в системе оснований вексельных обязательств [Текст] / В.Н. Уруков // Юрист. - 2013. - №5. – С. 22-28. 62. Утехина Е.С. Недействительность сделок и их последствия (гражданско-правовые и налоговые аспекты). Дис. … канд. юрид. наук [Текст] / Е.С. Утехина. – М., 2005. – 203 с. 63. Хрущелева Т.С. Проблема применения к юридическим поступкам норм о недействительности сделок [Текст] / Т.С. Хрущелева // Законы России: опыт, анализ, практика. - 2015. - №4. – С. 74-77. 64. Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения [Текст] / Л.А. Чеговадзе. – М.: Статут, 2004. – 542 с. 65. Чеговадзе Л.А. Гражданско-правовая категория объекта [Текст] / Л.А. Чеговадзе // Законодательство. - 2003. - №1. – С. 25-32. 66. Шарова С.В. Недействительность сделок: основания и последствия [Текст] / С.В. Шарова // Российский налоговый курьер. - 2004. - №3. – С. 20-23. 67. Ярков В., Бойко Т. Как вернуть свое имущество по решению арбитража [Текст] / В. Ярков, Т. Бойко // Адвокат. - 2007. - №11. – С. 4-7. Материалы правоприменительной практики 68. Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 4 февраля 2014 г. по делу № 33-1046/14г. // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 69. Информационное письмо Президиума от 10 декабря 2013 г. № 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. №2. 2014. 70. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 октября 2013 г. по делу № А40-163082/12-118-1413 // Документ опубликован не был. СПС «Гарант». 71. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 7 октября 2013 г. по делу № А03-3659/2011 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 72. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 сентября 2013 г. по делу № А40-145904/12-97-688 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 73. Апелляционное определение Московского городского суда от 14 ноября 2012 г. по делу № 11-14682 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 74. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 октября 2012 г. № ВАС-11960/12 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 75. Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 8 октября 2012 г. по делу № А14-14052/2011 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 76. Апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 13 августа 2012 г. по делу № 33-2481 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 77. Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 октября 2011 г. по делу № А54-7603/2009 // Документ опубликован не был. СПС «Гарант». 78. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 октября 2011 г. № ВАС-13058/11 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 79. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 5 октября 2011 г. по делу № А20-23/2011 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 80. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 4 октября 2011 г. № 81-В11-4 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 81. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12 сентября 2011 го г. да по делу № А81-6041/2010 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 82. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 4 августа 2011 г. по делу № А41-30287/10 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 83. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 8 апреля 2011 г. по делу № А32-17473/2010 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 84. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2011 г. по делу №А 57-26633/2009 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 85. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24 декабря 2010 г. по делу № А32-48198/2004 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 86. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 октября 2010 г. по делу № А63-3353/2008 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 87. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2010 г. № ВАС-4198/10 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 88. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 марта 2010 г. № ВАС-677/10 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 89. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 23 октября 2009 г. № КГ-А40/9474-09 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 90. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренная решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. // Вестник ВАС РФ. № 11. 2009. 91. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 2 сентября 2009 г. № Ф09-6538/09-С4 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 92. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 4 августа 2009 г. № ВАС-9801/09 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 93. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26 февраля 2009 года по делу №А49-3816/2008 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 94. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 января 2009 года №16961/08 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 95. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 октября 2008 года №КГ-А41/8389-08 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 96. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 июля 2006 года №Ф04-3803/2005(24391-А67-30) // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 97. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 августа 2005 года №2601/05 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». 98. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2004 года №226-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Уфимский нефтеперерабатывающий завод» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацем третьим пункта 11 статьи 7 Закона Российской Федерации «О налоговых органах Российской Федерации» // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс». Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 февраля 2001 года №59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. № 4. 2001.
Отрывок из работы

1.1. Возникновение и развитие юридического института сделки в российском праве Институт сделок в гражданском праве России прошел долгий эволюционный путь. Он развивался маститыми учеными прошлого, продолжает занимать умы современных ученых-юристов и практиков. Повышенный интерес к проблеме сделок в современной России связан с тем объективным фактором, что в стране формируется рыночная сфера, являющаяся фундаментом, на котором может идеально развиваться данный институт. Актуальность обращения к данному правовому институту подтверждается и необходимостью совершенствования ГК РФ . Фактически в Древней Руси сделки отождествлялись с договорами. Договор как источник права играл в древнее время более важную роль, чем в наше время. В сфере публичного права договором создавались не только нормы, определяющие межгосударственные отношения, но и целый ряд правил, регулирующих внутренний строй государства. Некоторые из элементов, образующих этот строй, только на почве договора создавали временную устойчивость часто колеблющихся взаимоотношений. Так, постановления народного собрания являются по существу не чем иным, как договором единения между участниками собрания. Отношения между князем и народом, между князем и его дружиной создавались и выяснялись только при посредстве взаимных соглашений. В области частных правоотношений очень многое впервые создавалось соглашением заинтересованных. Можно отметить следующие виды договоров в древнее время: Во-первых, договоры международные, заключенные между русскими княжениями и соседними нациями; Во-вторых, договоры междукняжеские, т.е. между русскими князьями; В-третьих, князей с народом; В-четвертых, князей с дружинниками . Первоначальная летопись сохранила тексты четырех договоров русских князей – Олега, Игоря и Святослава – под 907, 911, 945 и 971 гг. В IХ-ХII вв. письменная форма договоров еще не развилась, они совершались, как правило, в устной форме, но с употреблением символических форм – возлияние богам, рукобитье. Для устранения последующих взаимных претензий при заключении сделок должны были присутствовать свидетели, однако суд принимал и любые другие доказательства, удостоверяющие договоры. Число известных Русской Правде сделок еще не очень значительно. Можно установить существование в Древнерусском государстве следующих договоров: мены, купли-продажи, займа, личного найма, поклажи . Развитие торговли ведет к появлению особого вида договоров, заключаемых между купцами, - договоров комиссии. Пространная Правда говорит о купце, который идет с «чужими кунами» либо имеет на руках «чуж» товар. Здесь налицо посредническая сделка, при которой доверенное лицо заключает от своего имени, но за счет доверителя торговые сделки. Наиболее полно в Русской Правде был регламентирован договор займа. Существовало три вида займа: обычный, бытовой заем; заем, совершаемый между купцами с упрощенными формальностями; заем с самозакладом (закупничество). Предусматривались различные проценты в зависимости от срока займа. Краткосрочный заем влек за собой наиболее высокую ставку процента (до 50%) от общей суммы . Псковская судная грамота 1467 года состояла из 120 статей. По сравнению с Русской Правдой в ней более обстоятельно регламентируются гражданско-правовые отношения и институты, обязательственное и судебное право, рассматриваются некоторые виды политических и государственных преступлений . Обязательственное право регламентировало договоры купли-продажи, дарения, залога, займа, мены, поклажи, найма помещений, личного найма. Форма договора могла быть устной и письменной. Оформление его осуществлялось в присутствии священника или свидетелей. При заключении некоторых договоров требовался заклад (при ссудах и займах на сумму свыше 1 рубля), поручительство («порука», если сумма менее 1 рубля) или обязательное письменное оформление («запись»). Например, в ст. 100 Псковской судной грамоты говорится, что «а которой человек при своем животе, или пред смертию а что дасть своею рукою племяннику своему платно или иное что животное, или отчину, да и грамоты даст пред попом, или пред сторонными людми, ино тому тем даньем владеть, чтобы и руко писаниа небыло» , т.е. в качестве свидетеля подписания договора (грамоты) должен присутствовать священник или другие свидетели. Под залог можно было отдавать движимое и недвижимое имущество. Недвижимое имущество не переходило к залогодержателю, движимое переходило вплоть до уплаты долга. Судная грамота не устанавливала размеры процентов. Обязательственное право регулировало не только договоры займа, но и договоры купли-продажи, мены, дарения, поклажи, имущественного и личного найма. Все совершаемые сделки судная грамота регулировала довольно подробно. Особое внимание уделялось сделкам, совершенным людьми в нетрезвом виде. Сделки признавались действительными, если стороны после вытрезвления признавали их. Договор дарения признавался действительным лишь в том случае, когда передача имущества или дарственной грамоты производилась в присутствии священника или «пред сторонними людьми». Договор поклажи признавался действительным только при «записи», где должны быть перечислены вещи, отданные на хранение. Договор по «доске» признавался недействительным. «Записью оформлялся и договор личного найма, но если письменный договор отсутствовал, то наемный работник мог потребовать свою заработанную плату по суду, путем заклича . В ХVII веке важным источником гражданского права выступало Соборное Уложение 1649 года. Соборное Уложение содержало нормы, связанные с формами заключения договоров. В основном признавалась письменная форма заключения договора, а при покупке недвижимости договор скреплялся рукоприложением свидетелей, а затем регистрировался в приказной избе. Известны договоры купли-продажи, мены, дарения, хранения, поклажи, найма имущества. Получил развитие договор личного найма. Он заключался в письменной форме сроком на пять лет и регистрировался в Холопьем приказе. Нанявшийся работник обязывался слушаться во всем хозяина, а наниматель получал право наказывать нанятого. Определялся порядок признания договора недействительным. Недействительными считались договоры, заключенные в состоянии опьянения, с применением насилия или путем обмана . Свод законов гражданских Российской империи 1832 года подробно систематизировал договорные формы. Интерес представляет факт, что в нем вообще не содержались общие положения о недействительности сделок. Недействительные сделки упоминались лишь в отдельных случаях, равно как и не были указаны различия между ничтожностью и оспоримостью. Какой-либо общий принцип регулирования общественных отношений, возникающих в области совершения недействительных сделок, в данном нормативном акте не прослеживается. Качественно новый для российского правопорядка подход продемонстрирован в проекте Гражданского Уложения. По смыслу главы VII раздела III книги первой названного документа недействительными признавались только упомянутые в его ст.ст. 60-64, 93, 94 сделки . Изложенное свидетельствует о том, что в Гражданском Уложении предлагалось заложить принцип специальной недействительности сделок, в силу которого сделка признается недействительной – ничтожной или оспоримой – по особому указанию закона. Генеральной «клаузулы» (оговорки) о ничтожности всякой противозаконной сделки проект Гражданского уложения Российской империи не содержит . Гражданский кодекс РСФСР от 11 ноября 1922 года (далее – ГК РСФСР 1922 года) под сделками понимал действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений. Они могут быть односторонними и взаимными (договоры). В ГК РСФСР 1922 года содержалась достаточно четкая система недействительных сделок. Среди них следует отметить сделку, совершенную с целью, противной закону или в обход закона, а равно сделка, направленная к явному ущербу для государства; сделку, совершенную лицом, вполне лишенным дееспособности или временно находящимся в таком состоянии, когда оно не может понимать значения своих действий; сделку, совершенную под влиянием обмана, угроз, насилия, или вследствие злонамеренного соглашения его представителя с контрагентом, или вследствие заблуждения, имеющего существенное значение; сделку, совершенную по соглашению сторон лишь для виду и без намерения породить юридические последствия и др. Согласно ст. 41 Гражданского кодекса РСФСР от 11 июня 1964 года (далее – ГК РСФСР 1964 года) сделками признаются действия граждан и организаций, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав или обязанностей. ГК РСФСР 1964 года был проникнут идеологией тоталитаризма. В нем была предпринята попытка отказа от принципа специальной недействительности сделок в пользу начала их генеральной недействительности, поскольку всякая сделка, не соответствующая требованиям закона, объявлялась недействительной (ст. 48). Однако данная попытка оказалась не вполне удачной: провозгласив недействительность противозаконной сделки, законодатель вместе с тем не указал, что она является ничтожной. В итоге судьба не соответствующих закону сделок по-прежнему ставилась в зависимость от специальных законодательных положений . Таким образом, до начала ХХ века сделка фактически отождествлялась с договором. Советское гражданское право разграничило сделку от договора. 1.2. Правовое регулирование сделок по российскому гражданскому законодательству В соответствии со ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему. Юридическое равенство сторон и их возможность добровольно заключать правомерные соглашения являются неотъемлемым свойством характера гражданских правоотношений. Без этого свойства любое правоотношение перестает быть гражданско-правовым и трансформируется в иное правоотношение: трудовое, административное, уголовное и т.д. Понятие «договор» (соnvеntiоn, соntrасtus – встречное движение, сближение правомерных воль разных сторон) означает, что дополняет уже надлежаще оговоренное, сказанное в соответствии с идеей (образом), ценностями и принципами права, нормами традиционной нравственности и правомерных обычаев. Понятно, что всякий правомерный и имеющий юридическую силу договор может быть заключен только между людьми, которые, соблюдая нормы нравственности и закона, добровольно идут навстречу друг другу и объединяют (соntrаhеrе – стягивают, собирают вместе) свои воли и действия на чем-то правохарактерном, их интересующем . В отличие от понятия «сделка» понятие «договор» охватывает уже не две предполагаемые стороны, а три и более, т.е. другую такую же равноправную сторону, с волей которой (помимо воли государства, отраженной в законе) необходимо согласовать или «договаривать» свою волю. Такое первоначальное согласование воли субъекта гражданского права с волей законодателя и своего контрагента изначально предполагает определенные хорошие отношения и проистекающие из них совместные действия или путь прохождения. Статья 154 «Договоры и односторонние сделки» ГК РФ различает сделки односторонние, дву- или многосторонние. Пункт 2 данной статьи под односторонней сделкой подразумевает такую сделку, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли только одной стороны. При этом ст. 154 ГК РФ не учитывает, что при совершении сделки воля одной стороны всегда согласуется также с волей самого законодателя, т.е. государства. Следовательно, по идее права и по определению закона односторонняя сделка хотя и указывает на отсутствие другой равноправной стороны сделки, но все же учитывает наличие противостоящей воле этой стороны другой воли – воли государства, закрепленной в положениях гражданского законодательства. Законодательно установленный термин «односторонняя сделка», который дает всего лишь количественные координационные (горизонтальные) характеристики определенных гражданских правоотношений субъектов гражданского права, вовсе не отражает в себе наличие качественных субординационных (вертикальных) их правоотношений при совершении той или иной сделки . Следовательно, этот термин является юридически неполноценным обозначением понятия «сделка», поскольку при совершении любой сделки, даже при отсутствии другой стороны, олицетворенной правоспособными и дееспособными человеком или организацией, другой стороной сделки всегда является само государство как особый субъект гражданского законодательства. Потому всякая законная, действительная и имеющая юридическую силу сделка, независимо от наличия другой равноправной стороны, всегда как минимум двусторонняя, а любой двусторонний договор – трехсторонняя сделка. Пункт 3 ст. 154 ГК РФ устанавливает, что для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух, трех и более сторон (двусторонние и многосторонние сделки). По букве закона всякий правомерный договор – это разновидность сделки, при совершении которой необходимо и достаточно согласования воли двух и более человек . Однако в действительности это не совсем так, поскольку, как мы уже продемонстрировали, при заключении любого двустороннего договора как минимум два субъекта гражданского права обязаны согласовать свои различные воли не только между собой, но и с надлежащей волей государства, установленной нормами российского законодательства. В контексте п. 1 ст. 420 ГК РФ договор как юридическая форма соглашения, фиксирующая права и обязанности субъектов гражданского оборота, является правоотношением, включающим в себя определенные обязательства между самостоятельными субъектами гражданского права, которые предусматриваются и регулируются общими положениями об обязательствах. Исходя из изложенного мы согласимся с позицией З.А. Бейтуллаевой, которая предлагает ст. 420 ГК РФ изложить в следующей редакции: «Договором признается правохарактерное и законосообразное (согласованное с законоположенной волей государства) соглашение двух или более равноправных лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей» . Это означает, что не любое соглашение и не любое действие двух субъектов гражданского права может стать основанием для установления, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, а только те соглашения и действия физических и юридических лиц, которые имеют гражданско-правовой характер и соответствуют воле и требованиям законодателя-государства как третьей надлежащей стороны договора. К примеру, соглашение людей встретиться с целью выпить пива в баре не имеет юридического значения, т.е. не является правохарактерным, и поэтому не может стать основанием для возникновения, изменения или прекращения тех или иных гражданских прав и обязанностей. Более того, если соглашение не соответствует установившимся в обществе тем или иным нравственным или законодательным требованиям, то оно не может быть признано действительным и имеющим какую-либо юридическую силу. Исходя из приведенных выше двух различных определений понятий «сделка» и «договор», можно и нужно более четко концептуально и законодательно определить их точное соотношение, общую правовую природу и основание, а также содержательное и формальное различие. Именно на этом основании и возникает необходимость внести в действующее законодательство соответствующие понятийные изменения и дополнения. Правовое регулирование сделки как института гражданского права осуществляется в рамках главы 9 ГК РФ. В нем раскрываются вопросы понятийного аппарата рассматриваемого института; его разновидности; форма и вопросы недействительности. Гражданско-правовой институт сделки (глава 9 ГК РФ), являющийся составной частью общих положений гражданского права, представляет собой необходимое звено правового регулирования гражданского оборота, которое связывает между собой вещное и обязательственное право, так как именно благодаря сделкам, порождающим обязательственные правоотношения, в большинстве своем приобретаются вещные права. Институт сделки, помимо норм о действительных сделках, содержит положения о недействительных сделках, правовая природа которых вызывает научный и практический интерес в силу того, что согласно п. 1 ст. 167 ГК РФ они не влекут юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с их недействительностью. Поскольку субъекты недействительных сделок не достигают желаемых ими результатов вследствие применения к возникшему между ними правоотношению государственного принуждения, которое юридически аннулирует это правоотношение, действия, подпадающие под состав недействительной сделки, являются неправомерными . Изучение теории цивилистической науки позволяет выделить следующие условия действительности сделок: – законность содержания сделки; – способность лица к совершению сделки; – соответствие воли и волеизъявления; – надлежащая форма сделки. Применительно к первому из названных условий (законность содержания сделки) можно утверждать, что предположение о законности содержания сделки вполне допустимо, а обоснование этому можно обнаружить в правилах о свободе договора. В соответствии с п. 2 ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, не предусмотренный законом или иными правовыми актами. В этом случае его действительность будет зависеть от того, насколько такой договор соответствует либо нормам, применяемым к сходным отношениям, либо, в отсутствие таковых, общим началам и смыслу гражданского законодательства и требованиям добросовестности, разумности и справедливости. Оценочный характер указанных требований может влиять на оценку действительности соответствующего соглашения. С учетом данного обстоятельства можно предположить, что презумпция законности содержания сделки имеет право на существование. При этом опирается она прежде всего на общее требование добросовестности участников гражданского оборота . Способность лица к совершению сделки прямо вытекает из дееспособности гражданина. Гражданская дееспособность определяется в гражданском законодательстве как способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (п. 1 ст. 21 ГК РФ). В п. 1 ст. 21 ГК РФ законодатель, на наш взгляд, устанавливает презумпцию дееспособности физического лица (гражданина), достигшего установленного законом возраста. Иными словами, законодатель считает, что физическое лицо, достигшее, по общему правилу, восемнадцатилетнего возраста, может своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Таким образом, презумпция дееспособности лица действует до появления обоснованных сомнений в способности лица понимать значение своих действий и руководить ими, а также подтверждения указанных сомнений в установленном законом порядке . Признание недееспособным ведет к недействительности совершенных лицом сделок. К примеру, в апелляционном определении Верховного суда Удмуртской Республики от 13 августа 2012 года по делу №33-2481 говорится, что исковые требования наследников второй очереди о признании завещания недействительным удовлетворены правомерно, поскольку ими доказаны факт родственных отношений с наследодателем и то, что наследодатель в момент составления завещания не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, что установлено решением суда, которым наследодатель был признан недееспособным, и заключением посмертной судебно-психиатрической экспертизы . Данное предположение основано на том факте, что большинство граждан (физических лиц), достигших совершеннолетия и не имеющих существенных дефектов здоровья с учетом данных медицинской науки, в состоянии понимать значение своих действий и руководить ими, следовательно, приобретать гражданские права и исполнять обязанности. В силу этого не требуется специального решения какого-либо органа на этот счет. Иное решение вопроса привело бы к сложной, громоздкой, экономически затратной процедуре определения искомого факта, которая не является оправданной (все равно, что стрелять из пушки по воробьям) . Соответствие воли и волеизъявления, так же как и рассмотренные выше условия действительности сделок, вполне может быть объектом предположения. Не вдаваясь в давнюю научную дискуссию о значении воли и волеизъявления при оценке поведения участников правоотношений, констатируем только тот факт, что сопряжение воли и волеизъявления с психофизическими характеристиками личности (опосредованное в том числе и при оценке такого соответствия в деятельности юридических лиц) является весомым аргументом в вопросе построения презумпции соответствия волеизъявления лица его воле. На данном предположении, в частности, основаны отдельные правила ГК РФ о недействительности сделок (к примеру, ст.ст. 170, 178, 179). При этом о существовании такой презумпции прямо говорится в специальной литературе . Одновременно отмечается, что презумпция «сделка соответствует воле», являясь оспоримой в виде общего правила, в отдельных случаях превращается в неоспоримую, оспаривание которой по пороку воли не допускается. При этом решающее значение имеет не то, что суд мог или не мог установить подлинность воли, а принципиально иное: мог ли судить о воле стороны в момент заключения договора ее контрагент . И, наконец, четвертое из условий действительности сделки – надлежащая форма сделки, пожалуй, единственное из всех условий, которое не может стать объектом предположения. Форма она либо соблюдена, либо не соблюдена – третьего не дано. 1.3. Понятие, юридический состав и виды сделок В ст. 153 ГК РФ содержится следующее определение сделки: «Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей». Доктринальные определения сделки, ее существенных признаков разнообразны. По утверждению О.С. Иоффе, сделка представляет собой правомерный волевой акт, она специально направлена на порождение гражданско-правовых последствий и на установление или прекращение гражданских правоотношений . Анализируя правовую природу сделки, В.А. Белов пришел к заключению, что «сделка – это юридически результативное и правомерное действие частного лица или лиц, причем внешне видимые признаки и условия совершения данного действия свидетельствуют о волевом характере – направленности на достижение определенных правовых последствий» . О.А. Красавчиков представил в обобщенном виде основные признаки сделки: ? сделка – это юридический факт как юридическое действие; ? сделка – волевое действие; в-третьих, она имеет особую направленность; ? сделка является правомерным юридическим действием, она совершается в соответствии с требованиями закона . В.П. Шахматов предложил следующее определение сделки: «сделка – такое волеизъявление сделкоспособного субъекта (субъектов), направленное на законное и осуществимое воздействие на фактическое общественное отношение путем установления, изменения или прекращения соответствующих гражданских прав или обязанностей, содержание которого соответствует подлинной воле субъекта (субъектов), выражено предусмотренным законом способом, и включающего условия, признанные правом существенными» . В этом определении имеется рациональное зерно, но оно страдает рядом недостатков. Оно громоздко; неточным является утверждение о том, что волеизъявление (сделка) воздействует на регулируемые фактические отношения, так как непосредственно общественные отношения регулируются индивидуальными правовыми нормами (правами и обязанностями) . При определении сделки, установлении ее основных признаков необходимо исходить из того, что эта сделка – юридический факт. Все, что связано с движением правоотношения, должно анализироваться с позиции закономерностей последнего, выступающего продуктом порождающей силы сделки – юридического факта. На каждой стадии правового регулирования непосредственно действуют только ее средства. Правовые же средства предыдущих стадий действуют только опосредованно . Элементами сделки являются воля и правовое основание. В этимологическом плане воля рассматривается как способность осуществлять свои желания, поставленные перед собой цели. Воля структурно составляет ту часть сознания, посредством которой программируется поведение вовне и обеспечивается его реализация. Изъявленным юридическим действиям предшествует определенная внутренняя работа их субъектов. Они должны поставить определенную цель. Постановка цели сопровождается аргументами «за» и «против» этой цели. Существенное звено в волевой работе – выбор средств, необходимых для достижения цели. Только затем принимается окончательное решение. Как видно, внутренняя работа (сознательно-волевая) состоит из двух относительно самостоятельных действий: волеформирования и принятия решения. Принятие решения о совершении определенной сделки и есть внутренняя воля. Исполнение решения – изъявление воли . Сделка представляет собой волевой юридический акт (действие), непосредственно порождающий, изменяющий или прекращающий гражданское правоотношение.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Диссертация, Право и юриспруденция, 132 страницы
3960 руб.
Диссертация, Право и юриспруденция, 92 страницы
2760 руб.
Диссертация, Право и юриспруденция, 76 страниц
750 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg