Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИССЕРТАЦИЯ, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Понятие и виды стадии совершения преступления.

ikonowosky2016 2820 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 94 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 11.04.2019
Цель данной магистерской работы - исследовать неоконченное преступление с точки зрения современного уголовного права. В соответствии с определенной целью в работе были поставлены и решены следующие задачи: - исследовать понятие, признаки и сущность стадий преступления; - определить отличие оконченного преступления от неоконченного; - изучить приготовление к преступлению и покушение на преступление, как основные разновидности неоконченного преступления; - исследовать основания уголовной ответственности за приготовление и покушение на преступление; - сформулировать выводы и рекомендации по проделанной работе. Объектом исследования представленной магистерской работы является неоконченное преступление с точки зрения современного российского уголовного права. Предметом исследования данной работы являются основные признаки, сущность и разновидности неоконченного преступления. Исследование выбранной темы - «Стадии преступления» в магистерской работе осуществлялось при помощи следующих методов: - диалектический метод - осуществление всестороннего познания объекта и предмета исследования представленной работы; - метод анализа и синтеза - обособленный анализ составных частей выбранной темы и последующее обобщение полученных знаний; - сравнительно-правовой метод - сравнение признаков, правового содержания и сущности неоконченного преступления с оконченным; - метод обобщения всех полученных знаний по теме. Теоретической основой представленной работы выступили научные работы и труды российских авторов, посвященных изучению преступлений, в том числе неоконченного преступления, в современном аспекте. Это такие ученые как С.В. Бородин, А.А. Герцензон, Н.Д. Дурманов, В.Д. Иванов, А.П Козлов, Г.Е. Колоколов, Н.Ф. Кузнецова, Н.С. Таганцев, И.С. Тишкевич, А.Н. Трайнин, А.И. Ситникова и др. Поставленные цели и определенные задачи обусловили структуру представленной работы. Работа состоит из введения, основной части, включающей три главы, и заключения, включает список использованных материалов. В конечном итоге данная магистерская работа имеет целью практическую направленность, единообразное понимание всех вопросов, завязанных на учении о стадиях преступления, так как правильное и единое понимание вопросов наказуемости общественно-опасных случаев предварительной преступной деятельности будет способствовать тому, чтобы ни один случай преступления, включая приготовление и общественно-опасное покушение, не оставался без соответствующего наказания; чтобы соблюдался строжайший режим законности, ведь за этим стоят человеческие жизни, судьбы и, кроме того, создание атмосферы неотвратимости наказания имеет значение в области борьбы с преступлениями.
Введение

Задачами уголовного законодательства России являются: защита прав и свобод человека, собственности, общественного порядка, общественной безопасности, основ конституционного строя, а также обеспечения мира и безопасности человечества путем установления и применения наказаний к лицам, виновным в совершении преступлений. Осуществление этих задач предполагает точное определение круга преступных деяний, применение наказаний только к лицам, виновным в совершении определенного преступления, и осуществление строжайшей, в пределах, указанных законом индивидуализации ответственности в зависимости от характера и степени общественной опасности преступного деяния и виновного в его совершении лица. Это требует, в частности, рассмотрения и разрешения многочисленных вопросов о стадиях совершения преступления по уголовному праву России. Одной из существенных задач настоящей работы является определение стадий преступления, видов предварительной преступной деятельности, установление их основополагающих черт и признаков, рассмотрение вопроса о пределах признания преступными и подлежащими наказанию различных видов предварительной преступной деятельности и т.д. Кроме того, понятийный аппарат в праве довольно часто страдает неоднозначностью толкования, что позволяет говорить о тех или иных понятиях в их широком и узком смысле. Оценочные признаки – достаточно сложное и противоречивое явление в праве. С одной стороны, целый ряд положительных качеств делает их «удобными» для законодателя, поскольку своей компактной формой они придают закону свойства гибкости, динамизма, с другой же стороны, привнося в процесс применения права неопределенность, затрудняют соблюдение основополагающих принципов при осуществлении правосудия. Именно в силу того, что они «удобны» для законодателя, от оценочных категорий трудно избавиться. Практическое же применение таких понятий всегда чревато нарушениями законности, а теоретический их анализ только с той или другой стороны представляется довольно часто однобоким, скрывает многие важные вопросы. С подобным мы сталкиваемся при рассмотрении стадий совершения преступления, которые вот уже долгие годы носят двоякий смысл. До сих пор вопрос о жестком выделении каждой из них глубоко не разрешен только потому, что практика в целом верно понимает стадии, и полное рассмотрение вопроса представляется теоретикам лишь спором о терминах. И почти никого не беспокоит тот факт, что абсолютное большинство работ, посвященных стадиям, невозможно читать без осмысления того, на какой смысл (узкий или широкий) рассчитано то или иное положение, когда вывод автора в одном толковании понятия представляется спорным, зато в другом – вполне приемлемым. Кроме того, несмотря на то, что в истории уголовного законодательства России всегда уделялось значительное внимание стадиям совершения преступления (начиная от ряда уголовных законов 1917-1918 г.г. и Руководящих начал по уголовному праву РСФСР 1919 г. по УК РФ 1996 г.), все-таки вопрос о стадиях преступления не получил своей окончательной теоретической разработки. Видимо, именно вследствие недостаточной теоретической разработанности, например, вопросов ответственности за покушение, у работников суда и прокуратуры до сих пор нет достаточно четкого представления о сущности и отличительных признаках неоконченного преступления и его отдельных видах, об индивидуализации ответственности за неоконченное преступление. А ведь правильное понимание этими должностными лицами вопросов ответственности, например, за покушение на преступление является необходимой предпосылкой строжайшего соблюдения законности и справедливости. Таким образом, мое исследование – логическое продолжение уже существующей дискуссии о стадиях преступления, возможности их наличия в умышленных преступлениях, при действии и бездействии и т.д.
Содержание

Введение……………………………………………………………………...3 Глава I. Понятие и виды стадии совершения преступления……………...7 § 1. Понятие стадий совершения преступления…………………………...7 § 2. Понятие оконченного и неоконченного преступлений .…………….17 Глава II. Приготовление к преступлению и ответственность за него…...35 § 1. Понятие приготовления к преступлению…………………………….35 § 2. Виды приготовительных действий …….……………………………..42 § 3. Назначение наказания за приготовление к преступлению…………..49 § 4. Индивидуализация уголовной ответственности за приготовление к преступлению……..….………………………………………………………….54 Глава III. Покушение на преступление и ответственность за него……...61 § 1. Понятие и признаки покушения на преступление …………………..61 § 2. Виды покушения на преступление……………………………………71 § 3. Назначение наказания за покушение на преступление………………77 § 4. Индивидуализация уголовной ответственности за покушение на преступление……..….…………………………………………………………..81 Заключение…………………………………………………………………..88 Список использованной литературы……………………………………….91
Список литературы

I. Нормативные правовые акты 1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года (с учетом поправок, внесенных законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 2014. - № 9. – Ст. 851. 2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 23.04.2018 № 111-ФЗ, от 23.04.2018 № 114-ФЗ) // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 1996. - № 25. – Ст. 2954. 3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. №174 - ФЗ (в ред. Федеральных законов от 23.04.2018 № 99-ФЗ, от 23.04.2018 № 114-ФЗ) // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 2001. - № 52 (ч.1). – Ст. 4921. II. Специальная литература. 1. Благов Е.В. Квалификация покушения на преступление / Е.В. Благов // Журнал российского права. - 2005. - № 8. - С. 72 2. Благов Е.В. Приготовление к преступлению / Е.В. Благов // Законность. - 2005. - № 1. - С. 22. 3. Додонов В.Н. Сравнительное уголовное право. Общая часть / под. Ред. С.П. Щербы. М.: Юрлитинформ, 2010. – 234 с. 4. Дурманов Н. В. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. – М.: Госюриздат, 1955. – 210 с. 5. Жукова Т.Г. Уголовная ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление: Монография / Жукова Т.Г. - Изд. второе, исправл. и доп. - М.: Илекса, 2007. – 213 с. 6. Иванов В.Д. Ответственность за покушение на преступление. – Караганда, 1974. – 117с. 7. Иванов В.Д. Понятие добровольного отказа от начатой преступной деятельности // Правоведение. – 1992. - №1. – С.60-63. 8. Козлов А.П. Учение о стадиях преступления / А.П. Козлов. - СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002. - С. 351. 9. Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. – Воронеж, 1995. – 272с. 10. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.М. Лебедев). - 7-е изд., перераб. и доп. - М.: «Юрайт», 2007. – 653 с. 11. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Авт. кол.: Ю. В. Грачева, Л. Д. Ермакова, Г. А. Есаков и др.; Отв. ред. А. И. Рарог. - Московская государственная юридическая академия. - науч. изд.- М.: Проспект; ТК Велби, 2004. – 534 с. 12. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) //Авт. кол.: В. К. Дуюнов, Л. Л. Кругликов, А. П. Кузнецов и др.; Отв. ред. Л. Л. Кругликов. - науч.-практ. изд. - М.: «Волтерс Клувер», 2005. – 645 с. 13. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд. 3-е., изм. и доп. / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. – М., 1999. – 896 с. 14. Кузнецова Н.Ф. Некоторые вопросы ответственности за приготовление и покушение по советскому уголовному праву // Советское государство и право. – 1955. - № 5. – С. 116 - 120. 15. Курс советского уголовного права: Часть общая: В 6-ти т. / Под ред. А.А. Пионтковского. - М.: Наука, 1970 - Т. 2: Преступление / А.А. Пионтковский. - 1970. - 403 с. 16. Курс уголовного права. Том 1. Общая часть. Учение о преступлении (под ред. доктора юридических наук, профессора Н.Ф. Кузнецовой, кандидата юридических наук, доцента И.М. Тяжковой). - М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. - 362 с. 17. Ложкин В.А. Стадии совершения преступления по российскому уголовному праву / В.А. Ложкин. – Москва: Норма, 2006. – 222 с. 18. Милюков С. Определение понятия неоконченного преступления // Уголовное право. - 2008. - № 2. - С. 42 - 47. 19. Общая часть уголовного права: состояние законодательства и научной мысли / под ред. докт. юрид. наук, проф. Н.А. Лопашенко. – СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2011. – 785 с. 20. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. проф. Н.Ю. Шведовой. – 14-е изд. - М., 1982. – 816 с. 21. Панько К.А. Добровольный отказ от преступления по советскому уголовному праву. – Воронеж, 1975. – 147 с. 22. Познышев С. В. Основные начала науки уголовного права. Общая часть уголовного права / С. В. Познышев. - М.: А.А. Карцев, 1912. - 344 с. 23. Редин М.П. Осуществление преступного намерения и неоконченное преступление // Правоведение. – 1999. - №1. – С. 159 - 168. 24. Редин М.П. Понятие оконченного и неоконченного преступлений в уголовном законодательстве Российской Федерации // Правоведение. – 1997. - №1. – С.111-121. 25. Редин М.П. Понятие покушения на преступление в российском праве / М. П. Редин // Уголовное право. – 2002. - №2. - С. 57 - 62. 26. Редин М.П. – Рец.: Ю.И. Ляпунов, В.А. Владимиров. Ответственность за корыстные посягательства на социалистическую собственность // Правоведение. – 1987. - №5. – С.111-112. 27. Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах. Т.3. Акты Земских Соборов. - М., 1985. – 512 с. 28. Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах. Т.6. Законодательство первой половины ХIХ века. - М., 1988. – 432 с. 29. Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. – М., 1997. – 454 с. 30. Российское уголовное право: учеб в 2 т. Т. 1. Общая часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. - М.: ТК Велби, Изда-во Проспект, 2008. - 222 с. 31. Селезнев М. Неоконченное преступление и добровольный отказ // Российская юстиция. –1997. - №11. – С. 20 – 21 32. Ситникова А.И. Приготовление к преступлению и покушение на преступление: Монография / А.И. Ситникова. - М.: Ось-89, 2006. - 108 с. 33. 34. Словарь современного русского литературного языка. В двадцати томах. Т.11. - М.; Л., 1961. - 1842с. 35. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть Общая. Лекции. В двух томах. Т.1. - М., 1994. – 380 с. 36. Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по советскому уголовному праву. - М., 1958. – 260 с. 37. Ткаченко В. Приготовление к преступлению и покушение на него // Советская Юстиция. – 1975. - № 16. – С .7 - 8. 38. Уголовное право. Общая часть. Преступление. Академический курс. В 10 т. Т. 8. Множественность преступлений. Стадии преступления. Кн. 2. Стадии преступления / под ред. докт. юрид. наук, проф. Н.А. Лопашенко. – М.: Юрлитинформ, 2016. – 392 с. 39. Уголовное право. Общая часть : учебник для академического бакалавриата / И.Я. Козаченко, Г.П. Новоселов. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва : Издательство Юрайт, 2015 . - 490 с. 40. Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Отв. ред. д.ю.н. Б.В. Здравомыслов. - М., 1996. – 512 с. 41. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть : учебник / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. - Изд. второе, исправл. и доп. – М. : Юридическая фирма «Контракт»: ИНФРА – М, 2009. – 800 с. 42. Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, С.Г. Келина. - М., 1987. – 278 с. 43. Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст / Вступит. статья А.Н. Игнатова, Ю.Н. Красикова. - М., 1996. – 192 с. 44. Устинова Т. Индивидуализация ответственности за неоконченное преступление // Уголовное право. – 1997. - №4. – С. 49 - 54. 45. Энциклопедия уголовного права. - Т. 5. - Неоконченное преступление. - Издание проф. Малинина В.Б., СПб., 2006. – 456 с. Ш. Судебная практика 1. О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09 июля 2013 г. № 24 // Бюл¬летень Верховного Суда Рос. Федерации - 2013. - № 9. – С. 2 – 10. 2. О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04 декабря 2014 г. № 16 // Бюллетень Верхов¬ного Суда Рос. Федерации. - 2015. - № 2. – С. 2 – 6. 3. О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания: постановление Пле¬нума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. № 58 // Бюллетень Верховного Суда Рос. Федерации. - 2016. - № 2. – С.17 – 29. 4. О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ): постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 // Бюллетень Верховного Суда Рос. Федерации. - 1999. - № 3. – С. 2 – 6. 5. О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. № 1 // Бюллетень Верховного Суда Рос. Федерации. - 1997. - № 3. – С. 2 – 3. 6. О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. № 11 (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 03 ноября 2016 г. № 41, от 20.09.2018 г. № 32) // Бюллетень Верховного Суда Рос. Федерации. – 2011. - № 8. – С. 3 – 8. 7. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 27 сентября 1988 г. по делу Компанийца М.Ф. // Бюллетень Верховного Суда СССР. – 1989. - № 1. – С. 26 - 27. 8. Архив Железнодорожного районного суда г. Воронежа 2016 г. Дело № 16643165. 9. Архив Железнодорожного районного суда г. Воронежа 2015 г. Дело № 15123817.
Отрывок из работы

§ 1. Понятие стадий совершения преступления Вопрос о стадиях совершения преступления в науке уголовного права России издавна является сложным и дискуссионным. Традиционно стадии преступления связывали с возникновением умысла, его обнаружением, приготовлением к преступлению, покушением на преступление и оконченным преступлением. Подобный взгляд на стадии совершения преступления сложился в России довольно давно. Так, например, Н.С. Таганцев, изучая отдельные ступени непрерывно развивающейся преступной деятельности как проявление вовне преступной воли сводил их к трем типам: «воли обнаружившейся, заявившей чем-либо свое бытие, но не приступившей еще к осуществлению задуманного; воли осуществляющейся, то есть покушающейся учинить преступное деяние; и воли осуществившейся». Кроме того, к воле обнаруженной автор относил помимо прочего (мнимых преступлений, признаков умысла) и приготовление. Позднее самый широкий объем стадий совершения преступления предлагал А.А. Герцезон, который относил к ним возникновение умысла (намерение), подготовку преступного деяния, само преступное деяние и результат. Однако критическое отношение к возможности признания той или иной стадии криминально значимой привело к сокращению элементов, составляющих традиционно понимаемые стадии совершения преступления: к ним относили обнаружение умысла, приготовление к преступлению, покушение на преступление и оконченное преступление ; приготовление к преступлению, покушение на преступление и оконченное преступление ; а некоторые ученые, отбрасывая и оконченное преступление, относили к ним только приготовление и покушение. Как видим, различные точки зрения на количество стадий совершения преступления многообразны, однако, почти во всех литературных источниках называется три стадии совершения преступления: 1) приготовление к преступлению; 2) покушение на преступление; 3) оконченное преступление. На мой взгляд, подобное традиционное понимание стадий совершения преступления допустимо, так как уголовное право понимает и изучает преступление как акт внешнего общественно-опасного поведения человека, а данные стадии как раз и представляют собой такие же акты. Совершаемые же в реальной действительности, движимые волей поступки людей проходят в процессе их осуществления отдельные этапы. В уголовном праве, имеющем дело с общественно-опасными действиями, юридическим выражением этих человеческих поступков и являются стадии совершения преступления. Таким образом, выделение в уголовном праве указанных стадий осуществления преступления надо признать отражением фактов объективной действительности. Кроме того, деление стадий преступления на приготовление, покушение и оконченное преступление не противоречит действующему уголовному законодательству (ч. 1 и 2 ст. 29 УК РФ), что является достаточно веским доказательством обоснованности выделения указанных этапов развития преступной деятельности, ведь целью любого научного исследования является его практическая применимость. В уголовно-правовом смысле можно говорить о стадиях преступления только в тех случаях, когда имеется акт внешнего поведения. Без этого акта вообще не может идти речь об установлении тех или иных процессов, протекающих в сознании человека. Так, уже в Дигестах Юстиниана существовало положение римского права: никто не несет наказания за мысли. Этот принцип лежит и в основе уголовного права России, подчеркивая, что основанием уголовной ответственности может быть только преступное поведение, выразившееся в конкретном деянии, а не антиобщественные свойства личности, ее помыслы и убеждения. Однако в древности, в средние века, да и в новое время одно лишь замышление преступления в отношении верховной власти признавалось преступлением, равно как и хуление веры. Дореволюционному Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. также была известна наказуемость замышления преступления. Статья 263 устанавливала наказание в виде смертной казни и лишения всех прав состояния за «всякое злоумышление против жизни, здоровья и чести государя императора, за умысел свергнуть его с престола, лишить свободы и верховной власти либо ограничить права оной или учинить его священной особе какое-либо насилие». С современных позиций представляется, что сформирование умысла, как не объективированный вовне психологический процесс, не может быть предметом уголовно-правовых отношений. Общеизвестный принцип уголовного права гласит: «cogitationis poenam nemo patitur» («мысли ненаказуемы»). Безнаказанность сформирования умысла проистекает из конституционного установления свободы мыслей и убеждений (ст. 29 Конституции РФ) По тем же основаниям не имеет практического значения обнаружение умысла вовне в словах, письменно, конклюдентными действиями. Обнаружение умысла не общественно опасно потому, что от него до практического действия - слишком большая дистанция. Например, если солдат высказал ночью соседу по кровати в казарме свое намерение дезертировать из части, это еще не значит, что он на самом деле это совершит. Часто такое обнаружение даже мешает исполнению задуманного, ибо намерение лица становится достоянием третьих лиц. Но главное - в том, что умысел - это не есть еще действие, выраженное вовне, а ведь только с внешне объективированными поступками борется уголовное право. Поэтому, на мой взгляд, содержавшееся ранее в литературе по Общей части уголовного права утверждение о том, что обнаружение умысла является первой стадией совершения преступления, надо признать ошибочным. Тем более неприемлемо уголовно-правовое преследование обнаружения умысла. В тоже время обнаружение умысла нельзя отождествлять со «словесными» преступлениями типа «призывов», «пропаганды», клеветы и т.п. Каждое из этих преступлений посягает на свой объект – мир и безопасность человечества (ст. 354 УК РФ), конституционный строй (ст. 280 УК РФ), честь и достоинство личности (ст. 128-1 УК РФ) и т.д. Если обнаружение умысла никакого ущерба не причиняет правоохраняемым интересам, то приведенные преступления такой ущерб причиняют. Уместно заметить, что криминализация «словесных» преступлений и преследование за них содержат в себе возможность нарушения законности, потому что каждое из этих преступлений представляет собой объективное выражение вовне своих мыслей и убеждений. Печально известная норма о контрреволюционной, а позже антисоветской агитации и пропаганде весьма часто использовалась в период сталинских репрессий, в 70-е и даже 80-е годы. Кроме того, в 1991 г. ряд прокуроров областей и краев РФ поспешили возбудить уголовные дела в отношении лиц, которые выражали словесную поддержку ГКЧП. С полным основанием Прокуратура РСФСР прекратила эти дела за отсутствием в действиях этих лиц составов преступлений. Во всех приведенных деяниях в действительности составов преступлений нет. Уголовная ответственность за них означала бы нарушение конституционного права граждан на критику, высказывание своих убеждений и мыслей. «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них» - гласит ч. 3 ст. 29 Конституции РФ. Поэтому высказывание собственного убеждения, например, о необходимости изменения Основного закона, режима власти или политики Президента не является ни обнаружением умысла, ни стадией совершения каких-либо преступлений. Например, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» указывается, что критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений, политических, идеологических или религиозных убеждений, национальных или религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии либо принадлежности к какой-либо социальной группе. Более того обращается внимание, что критика в средствах массовой информации должностных лиц (профессиональных политиков), их действий и убеждений сама по себе не должна рассматриваться во всех случаях как действие, направленное на унижение достоинства человека или группы лиц, поскольку в отношении указанных лиц пределы допустимой критики шире, чем в отношении частных лиц. При установлении в содеянном в отношении должностных лиц (профессиональных политиков) действий, направленных на унижение достоинства человека или группы лиц, судам необходимо учитывать положения статей 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, принятой Комитетом министров Совета Европы 12 февраля 2004 года, и практику Европейского Суда по правам человека, согласно которым политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в средствах массовой информации; государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в средствах массовой информации в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий. Изложенное позволяет сформулировать следующее: 1) сформирование умысла на совершение преступления находится за рамками уголовно-правовых отношений; 2) обнаружение умысла не является стадией совершения преступления, ибо не создает каких-либо благоприятных условий для достижения преступного результата; 3) обнаружение умысла нельзя смешивать с угрозой совершения преступлений, подстрекательством к совершению преступления, призывами или иными «словесными» преступлениями, предусмотренными уголовным законом. Итак, ввиду того, что сформирование умысла и его обнаружение не являются стадиями преступления, требуется дать понятие и определить признаки ранее выделенных стадий совершения преступления, а именно: приготовления, покушения и оконченного преступления. Прежде всего, необходимо указать, что стадия – это период, ступень в развитии чего-нибудь. Стадии совершения преступления являют собой определенные этапы, составляющие преступление от его начала до логического завершения. Указанные этапы могут быть дифференцированы относительно условно: условность связана с тем, что трудно провести жесткие границы в целостной структуре преступления; относительность же самой условности заключается в возможности выделения отдельных стадий достаточно четко (например, приготовление к преступлению и оконченное преступление). Стадии характеризуют развитие преступной деятельности во времени и пространстве, определяют динамику преступления, при которой идет наращивание общественной опасности преступления. Именно поэтому, говоря об этапах развития преступной деятельности имеется в виду поступательное движение преступления, характеризующееся постепенным увеличением значимости каждого последующего этапа в развитии преступной деятельности. Кроме того, преступная деятельность развивается, как правило, непрерывно: с момента создания условий для исполнения преступления до наступления преступного результата. Непрерывность вовсе не означает, что при совершении преступления отсутствует какой-либо временно-пространственный разрыв между отдельными этапами в развитии преступления. Такие интервалы между этапами, могут иметь место, что свидетельствует о приостановлении преступления на время. При этом нет объективных причин, которые препятствовали бы наступлению последующих этапов. Стадии совершения преступления имеют границы. Начальным этапом преступной деятельности выступает момент создания условий для дальнейшего исполнения преступления. Причем, указанное деяние возможно только с прямым умыслом, ибо только в этом случае развитие действий (бездействия) лица по осуществлению преступления означает реализацию определенного плана; именно вследствие этого все стадии тесно связаны между собой единством преступного умысла и единством действий по его реализации. «Общественно-опасная умышленная деятельность по совершению преступления, поскольку она представляет собой процесс, протекающий в объективном мире, характеризуется тем, что лицо, совершающее умышленное преступление, еще до начала действия, направленного к совершению преступления, уже имеет результат в своем представлении. Процесс преступной деятельности является реализацией этого представления… Таким образом, только преступление, являющееся реализацией умысла может проходить определенные стадии». Однако, казалось бы, уже признанная учеными кругами аксиома о возможности стадий преступления только при наличии у лица прямого умысла на совершение преступления все еще подвергается сомнению со стороны отдельных ученых. Так, например, А.П. Козлов в одной из своих работ пишет следующее: «…попытаемся ответить на вопрос, только ли при умысле виновный имеет представление о преступном результате своего поведения. Ответ должен быть только отрицательным: предвидеть наступление преступного результата виновный способен и при неосторожном совершении преступления». Указанная точка зрения является, на мой взгляд, ошибочной. Подтверждением изложенной позиции служит действующее уголовное законодательство (ч. 1 и 3 ст. 30 УК РФ) и работы отдельных ученых, изучающих стадии преступления. Например, Редин М.П. в одной из своих работ, посвященной стадиям совершения преступления указывает: «очевидно, что стадии возможны лишь при совершении умышленных преступлений, т.е. при осуществлении преступного намерения, к тому же характеризующихся лишь прямым умыслом». Указанной точки зрения придерживаются и многие другие авторы. Наконец, момент окончания преступной деятельности связан прежде всего с причинением вреда общественным отношениям, с наступлением преступного результата. Думаю, не будет лишним и указание на то, что юридическое понятие стадий преступления предполагает разграничение оконченной преступной деятельности и преступной деятельности, прекращенной на одном из этапов подготовки и исполнения преступления. То обстоятельство, что действия (бездействие) по исполнению преступления окончились неудачей, создает специфические особенности в характере и степени общественной опасности деяния, а, следовательно, и особенности в ответственности за действия (бездействие) по сравнению с оконченным преступлением того же вида. Поэтому, когда речь идет о стадиях совершения преступления, то имеется в виду отнюдь не процесс развития конкретного преступления от приготовления до оконченного преступления. Говоря о стадиях, как уголовно-правовых категориях, мы должны иметь в виду различные формы осуществления конкретного преступного деяния, отличающееся друг от друга в зависимости от момента, когда преступная деятельность была прекращена. Стадии, предшествующие оконченному преступлению, то есть приготовление и покушение, характеризуются умышленными действиями (бездействием) по подготовке и исполнению преступления и фактом недоведения этого преступления до конца. Таким образом, эти стадии имеют самостоятельное значение для определения ответственности в сравнении с оконченным преступлением и в силу этого выделяются в законе и в науке уголовного права. При этом стадии совершения преступления имеют значение для квалификации содеянного с точки зрения того, окончено либо не окончено преступление, а если не окончено, то на какой стадии было прервано - приготовления к преступлению либо покушения на преступление. При этом следует учитывать, что каждая предшествующая стадия совершения преступления поглощается последующей и самостоятельного квалификационного значения лишена. Представляется, что стадии совершения преступления – это этапы поступательного непрерывного развития преступного деяния, совершенного с прямым умыслом, во времени и пространстве с момента создания условий для исполнения преступления до наступления преступного результата. В заключение необходимо сказать, что в теории уголовного права предпринимались и предпринимаются попытки отдельных ученых определить понятие стадий преступления, но, на мой взгляд, большинство из них представляется неудачными. Так, Б.В. Здравомыслов стадии совершения преступления определяет, как этапы подготовки и непосредственного совершения умышленного преступления, различающиеся между собой по характеру (содержанию) совершенных действий и моменту прекращения преступного поведения. Н.В. Лясс под стадиями преступления понимает определенные этапы в развитии умышленного преступления, заключающиеся в приготовлении к совершению преступления, в покушении на совершение преступления и в осуществлении оконченного преступления. Неудачность определений, на мой взгляд, кроется в том, что авторы используют неопределенные, неодинаково толкуемые термины, а Н.В. Лясс, кроме того, дефиницию стадий совершения преступления отражает не как нечто абстрактное, являющееся отражением объективной действительности, а ограничивается лишь их перечислением, что, полагаю, с точки зрения научной теории является менее предпочтительным. § 2. Понятие оконченного и неоконченного преступлений Основным разграничением преступлений в зависимости от степени осуществления преступного намерения является деление на оконченное и неоконченное преступления. Особенная часть уголовного законодательства непосредственно связывает уголовную ответственность с оконченным преступлением. Традиционно оконченное преступление признают стадией совершения преступления хотя изредка и раздавались критические замечания в отношении такого подхода (например, Миттермайера) . Так, в учебнике Н.Ф. Кузнецова пишет о трех стадиях: «подготовительные к совершению преступления действия, исполнение объективной стороны состава и наступление общественно-опасных последствий». Однако редакторы этого учебника В.Н. Кудрявцев и А.В. Наумов поправляют указанное утверждение: «В теории эти стадии обычно именуются так: приготовление к преступлению, покушение на преступление, оконченное преступление». Такого же мнения придерживается Н.Д. Дурманов. Однако интересно проследить его позицию о последовательности исследования стадий преступления при их изучении. Он полагал, что вначале необходимо анализировать оконченное преступление, а уже затем – приготовление и покушение. Возникает логичный вопрос, для чего ему потребовалось, казалось бы, такая непоследовательность? Ведь логика анализа стадий совершения преступления с необходимостью требует поступательного изучения их от более ранних к более поздним. Дело в том, что в оконченном преступлении наиболее полно выражены все качества преступления. «Оконченное преступление – это стадия, характерная для любого вида преступного деяния, оконченное преступление всегда влечет за собой уголовную ответственность, ответственность за предварительную преступную деятельность тесно связана с ответственностью за оконченное преступление». Представленная точка зрения свидетельствует, на мой взгляд, о необходимости рассмотрения оконченного и неоконченного преступлений в их неразрывной взаимосвязи. Поэтому и определено соответствующее место оконченного преступления в структуре изучения стадий – после их общего анализа, но перед началом исследования приготовления к преступлению и покушения на него. Однако необходимо признаться, что представленное утверждение еще не решает уже давно ставшего дискуссионным вопроса о том, признавать или не признавать оконченное преступление самостоятельной стадией преступления. На мой взгляд, на этот вопрос нужно дать утвердительный ответ, поскольку с причинением вреда общественным отношениям, с наступлением преступного результата заканчивается преступная деятельность, прекращается развитие преступления во времени и пространстве. Кроме того, сказанное не противоречит действующему уголовному законодательству, концентрированным выражением которого явился УК РФ 1996 г., понимающий оконченное преступление именно стадией преступления, а также научной теории уголовного права в части, посвященной стадиям совершения преступления. Правда отдельные ученые еще предпринимают попытки обоснования того, что оконченное преступление не есть стадия преступления. Однако их доводы в подтверждение своей позиции являются, на мой взгляд, хотя и заслуживающими внимания, но в большей их части несостоятельными. Еще больший интерес вызывает вопрос о понимании оконченного преступления, споры о котором происходят в ученых кругах и по сей день. Существует мнение Н.Д. Дурманова, что об оконченном преступлении можно говорить в двояком смысле: во-первых, в смысле конструкции оконченного преступления, то есть в соответствующей статье Особенной части УК, и, во-вторых, в смысле определения оконченного преступления в судебной практике. Думаю, с такой точкой зрения согласиться нельзя, потому что в соответствии с принципом законности преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ (ч. 1 ст. 3), а суд лишь применяет закон. Однако есть юридический и фактический моменты окончания преступления, которые при совершении конкретного преступления далеко не всегда совпадают. Это зависит от типа юридической конструкции состава, определенного законом преступления. Точное определение в Особенной части УК РФ всех оконченных преступлений позволяет в каждом конкретном случае совершения преступного деяния установить степень осуществления лицом его преступного намерения, а также сказать – совершено или нет оконченное преступление, то есть в каждом конкретном случае Уголовный закон в своей Особенной части определяет состав оконченного преступления. Важно, что в понятие оконченного преступления входят лишь преступления, совершаемые с прямым умыслом. Уложение Российской Империи о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в ст. 12 понятие оконченного преступления трактовало следующим образом: «Преступление почитается совершившимся, когда в самом деле последовало преднамеренное виновным или же иное от его действий зло». Но, по мнению Н.С. Таганцева, это определение вносило значительные недоразумения ввиду того, что для окончания преступления, исходя их текста закона, было безразлично для признания преступления оконченным, последовало ли зло преднамеренное, или же иное. Разъяснения об определении момента окончания отдельных видов преступлений содержатся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Так, изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует считать оконченными соответственно с момента начала полового сношения, мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера. Получение и дача взятки, а равно незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, посредничество во взяточничестве в виде непосредственной передачи взятки считаются оконченными с момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей (например, с момента передачи их лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является). При этом не имеет значения, получили ли указанные лица реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению. Важно заметить, что прежний УК РСФСР 1960 г. не давал общего понятия оконченного преступления. УК РФ 1996 г. в ч. 1 ст. 29 указывает следующее: «Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержаться все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим кодексом». Предложенная законодателем дефиниция оконченного преступления представляется не совсем удачной и требующей ограничительного толкования, так как она не учитывает субъективную направленность деяния. Между тем в уголовно-правовой литературе даются различные определения рассматриваемого понятия. Так, И.С. Тишкевич определяет оконченное преступление как «такое умышленное преступное деяние, объективная сторона которого получила развитие, предусмотренное соответствующей статьей Oсобенной части Уголовного кодекса». «Оконченным преступление будет тогда, когда в совершенном деянии имеются все признаки состава того преступления, на совершение которого прямо направлен умысел виновного», - пишет Н.Д. Дурманов. С его мнением солидарны А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. Н.В. Лясс пишет, что «наличие в действиях лица признаков состава данного преступления, установленных уголовным законом, образует оконченное преступление». Н.Ф. Кузнецова предлагает следующее определение оконченного преступления: «Оконченным признается такое преступление, в котором содержатся все признаки состава преступления, совершить которое лицо желало либо соглашалось с неизбежностью его последствий». Как видим, существует большое разнообразие определений оконченного преступления, но, как верно, на мой взгляд, замечает М.П. Редин, «общим недостатком приведенных определений является их неприменимость к преступлениям с усеченным составом». В целом мне импонирует позиция М.П. Редина, считающего, что «преступление признается оконченным, если в деятельности лица по реализации преступного намерения содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом».
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Управление персоналом, 78 страниц
390 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 53 страницы
250 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg