Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / РЕФЕРАТ, МЕДИЦИНА

Великие клиницисты 19 века.

natalya1980er 240 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 24 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 06.04.2019
Реферат на тему:"Великие клиницисты 19 века."
Введение

Временем появления первых полноценных клиник, начальных шагов клинического преподавания, формирования первых научных клинических школ, а значит, рождения клинической медицины в России была первая половина 19-го века—к этому тезису подвело нас обсуждение медицины 18-го века. Восемнадцатое столетие круто началось грандиозными преобразованиями великого и бешеного Петра, оно запомнилось также твердым, рациональным и успешным правлением Екатерины II, а завершилось романтически-порывистой, до гротеска иррациональной и обреченной на трагический конец политикой императора Павла; мы понимаем, что эта загадочная историческая личность была отмечена явными чертами психопатии. Выстроенный под барабанный бой плац-парадов в Гатчине в боевое каре на немецкий лад; познавший ужас пугачевского бунта и славу альпийского перехода Суворова; свидетель ошеломляющих, но мимолетных карьер и бесконечных фейерверков, зарождения общественной мысли и жестокого ее подавления; твердо веривший в разум безумный 18-й век российской истории принес стране всеобщую потребность перемен и надежду на их скорое осуществление. Надежды были связаны с «политической весной», которую провозгласил новый император Александр.
Содержание

Введение 4 1. Зарождение клинической медицины 5 2. Выдающиеся клиницисты 8 Заключение 23 Список использованной литературы 25
Список литературы

1. Бородулин Ф.Р. История медицины. Избранные лекции. - М.: Медицина, 2016 2. Заблудовский П.И. История отечественной медицины. Материалы к курсу истории медицины в медицинских институтах и институтах усовершенствования врачей. Часть 1. Период до 1917 года. Центральный институт усовершенствования врачей. - М., 2015. 3. Заблудовский П.Е., Крючок Г.Р., Кузьмин М.К., Левит М.М. История медицины. Учебник для студентов медицинских институтов. - М.: Медицина, 2017. 4. Лисицин Ю.П. Страницы истории и уроки здравоохранения в России. М. - Спб., 2013. 5. Лисицин Ю.П. История медицины - Учебник для медицинских вузов. М., «Гэотар-мед», 2014. 6. Очерки истории медицины XX в. Под ред. Ю.П. Лисицина, М.Е. Путина, И.М. Ахметзянова. Изд. «Кадры России». - Казань,2016. 7. Сорокина Т.С. История медицины. Учебник для медицинских вузов. - М.: «Академия», 3-е изд., 2014 г., С 60.
Отрывок из работы

1. Зарождение клинической медицины Такое понимание этого противоречивого столетия подталкивает нас к признанию событий политической истории начала 19-го века движущей силой, локомотивом процесса становления клинической медицины — подобно тому, как преобразовательная политика Петра I сыграла роль пускового фактора применительно к отечественной медицине в целом. Не будем, однако, поддаваться обманчивому первому впечатлению: весна только мелькнула, либеральный самодержец Александр I, человек «с тройным дном и тысячью лиц», пообещав (и похоже, с самыми искренними намерениями) конституцию и ряд других реформ, не дал ничего и в завершение своего царствования оставил Европе «Священный союз» монархов, а России — самую либеральную в Европе конституцию, но для одной лишь присоединенной Польши (Царства Польского), а для страны в целом — Министерство духовных дел и народного просвещения (современники пользовались язвительным определением, по Н. М. Карамзину: «министерство затмения»), «аракчеевщину» и декабристов1. Применительно к Казанскому, Харьковскому и Петербургскому университетам действия созданного в 1817 г. «министерства затмения» и его ставленников на местах характеризуют обычно как погром университетов. Так, в 1820 г. в Казани печально знаменитый попечитель учебного округа М. Л. Магницкий для обуздания «гибельного материализма» повелел, в частности, отпеть и похоронить по церковному обряду препараты университетского анатомического музея и запретил дальнейшее анатомирование. Это была не весна, а гибельная зимняя стужа. Можно думать, что в качестве решающего для процесса становления клинической медицины в России фактора выступила в первой половине 19-го века сама внутренняя история, как принято говорить у методологов науки, то есть логика развития медицины: возникновение клиники в России было процессом естественным и своевременным, обусловленным как европейским медицинским опытом, так и условиями российской действительности, прежде всего реальными потребностями страны и реформами просвещения первой трети 19-го века. Нам предстоит сейчас разобраться в узловых вопросах (событиях, действующих факторах и лицах, направлениях развития и достижениях) этого времени, определивших формирование отечественной клинической медицины. Клиника — слово греческого происхождения (от klinike — врачевание, kline — постель), и в книгах по истории медицины можно встретить сведения о том, что в Древней Греции были врачи, отводившие часть своего дома под клинику — маленький врачебный стационар. Мы же с вами условились пользоваться современным пониманием клиники как лечебного стационарного учреждения, входящего в состав высшего учебного заведения либо научного института или связанного с ним договорными отношениями, в котором одновременно и взаимосвязано осуществляются три творческих процесса: лечебный, педагогический (клиническое обучение студентов, врачей) и научно-исследовательский. С этой точки зрения древние стационары можно рассматривать как прообраз маленьких частных клиник в современных западных странах, но не клиник в нашем понимании. В Византии, в арабских хали фатах — в Дамаске и Багдаде, Каире и Гундишапуре имелись крупные больницы, где проводилась подготовка врачей по типу ремесленного ученичества, но и эти больницы не соответствуют нашим представлениям о клинике и о клиническом преподавании. На лекции о европейской медицине 17-го века мы говорили о том, что только в Лейденском университете под руководством знаменитого врача, анатома и ятрохимика Сильвия (де ле Боэ) университетская лечебная база превратилась в первую клинику, где на основе клинического преподавания получали подготовку врачи разных стран. И только Сильвия, наряду с Т. Сиденгамом и Г. Бурхаве, можно считать основоположником клинической медицины. Обучение студентов у постели больного, которое до Сильвия, вероятно, первым в Европе ввел в Падуанском университете Дж. Монтано (16-й век), не отвечает принятым нами критериям, позволяющим признать клинический характер преподавания, и поэтому нет оснований начинать историю клинической медицины ни с Монтано, ни с клиники Бурхаве в том же Лейденском университете, но уже в 18-м веке, ни с клиники, созданной в Страсбурге в 1728 г. (в литературе можно встретить эти точки зрения). В России первые клиники появились с закономерным отставанием — в начале 19-го века — в Московском университете и Медико-хирургической академии (Петербург). Обычно первым из основоположников отечественной клинической медицины называют декана медицинского факультета Московского университета М. Я. Мудрова, под руководством которого в Москве после великого пожара 1812 г. был заново отстроен и расширен принадлежавший университету Клинический институт и на этой базе создана первая терапевтическая клиника. Впервые Клинический институт был открыт еще в 1805 г. в составе собственно клинического и хирургического институтов, к которым в следующем 1806 г. присоединился третий институт — повивального искусства. Директором и врачом Клинического (внутренние болезни) института был назначен профессор патологии, терапии и клиники Ф. Г. Политковский. ? 2. Выдающиеся клиницисты Федор Герасимович Политковский (1754—1809) после окончания Московского университета готовился к профессуре в Лейдене и Париже; с 1783 г. он в течение 20 лет читал в университете курс натуральной истории и был, кажется, самым успешным в то время практикующим врачом в Москве. В 1803 г. он стал преемником С. Г. Зыбелина на кафедре Химии и практической медицины. Преемственным было и его критическое отношение к модным умозрительным теориям медицины — так называемым медицинским системам. И С. Г. Зыбелин ратовал за отказ от слепого подражания авторитетам, за познание природы путем наблюдения, «...ибо противные ей ума изобретения скоро истлевают», и Ф. Г. Политковский писал: «На все системы советую смотреть беспристрастными глазами, коими руководствовать должны разум и опыт. Так поступали Гиппократ и все великие мужи. Это столбовая дорога, а системы суть дороги проселочные... нам должно слышать и видеть, но безмен рассуждения вашего должен быть при вас. Взвешивайте на оном все теории... Сосите мед и оставляйте яд». Матвей Яковлевич Мудров (1776, по другим данным, 1772 или 1774—1831) вышел из семьи вологодского священника, бессребреника, известного своей образованностью и бедностью. Окончив Московский университет в 1800 г., он готовился к профессуре в университетах и больницах Германии, Австрии и Франции (1802—1807). Авторитет Мудрова в Москве был очень высок — тому есть многочисленные свидетельства современников; медицинский факультет пять раз избирал его своим деканом; Лев Толстой в романе «Война и мир» описал его как популярнейшее московское медицинское светило. При обширной частной практике, сделавшей его обеспеченным человеком, он не брал с бедных плату за визит и постоянно раздавал им лекарства, прежде всего чай и вино в качестве общеукрепляющих средств. Он был также известным масоном и пытался организовать «ложу Гиппократа»; эта попытка не удалась в связи с начавшимся в России преследованием масонства. В 1830 г. его назначили старшим врачом Центральной комиссии по борьбе с холерой; во время эпидемии в Петербурге он руководил двумя холерными больницами, заразился и погиб, открыв собой список выдающихся отечественных врачей, увековеченных на страницах истории драматической медицины. Уничтоженный пожаром 1812 г. медицинский факультет Московского университета был восстановлен под руководством, а частично и «собственным иждивением» Мудрова; в том числе в 1820 г. на новом месте был открыт созданный по его проекту новый Клинический институт на 12 кроватей для больных внутренними болезнями. С именем М. Я. Мудрова связаны разработка первой в отечественной медицине системы врачебного расспроса больного и введение в практику гражданских лечебных учреждений России систематических записей, составляющих истории болезни. Их прообразом можно считать «скорбные листы» («скорбные билеты»), утвержденные в 1806 г. для использования в военных госпиталях, по инициативе «главного по армии медицинского инспектора» Якова Васильевича Виллие (1768— 1854); уроженец Шотландии, окончивший Эдинбургский университет (1790), он всю дальнейшую жизнь провел как хирург и организатор на военной службе в России и стал одним из основоположников военно-медицинского дела в русской армии, лейб-медиком, действительным тайным советником. М. Я. Мудров, как и Я. В. Виллие, понимал исключительную роль правильного ведения медицинской документации. Более 20 лет он собирал и хранил 40 томов историй болезней всех наблюдавшихся им больных; при эвакуации из Москвы в 1812 г., оставив прекрасную библиотеку, он взял их с собой и говорил: «Печатные книги везде можно найти, а историй болезней нигде». Он учил своих слушателей овладевать врачеванием «не со слов учителя», но путем практики, клинических наблюдений («не иначе, как внимательно наблюдая... за течением, симптомами и периодами болезни»; «книжное лечение болезней легко; одно — знать, другое — уметь») и требовал индивидуального подхода к больному: «Поверьте ж, что врачевание не состоит ни в лечении болезни, ни в лечении причин... врачевание состоит в лечении самого больного. Вот вам вся тайна моего искусства, каково оно ни есть». Вместе с тем дальнейшее развитие медицины М. Я. Мудров мыслил только по естественно-научному пути и видел здесь особую роль патологической анатомии. Он сам проводил вскрытия умерших в присутствии своих слушателей («Над трупами мы будем ближе подходить к истине... дойдем со временем до важных открытий, кои полезнее будут, чем все теории»), сыграл решающую роль в процессе включения патологической анатомии в учебную программу в российских университетах (свой лекционный курс с 1828 г. он называл «Частной патологией, терапией и клиникой с анатомико-патологическими демонстрациями»), привил глубокий интерес к пато-морфологическим исследованиям не только своему близкому ученику А. И. Оверу, но также и Н. И. Пирогову, Г. И. Сокольскому. Таким образом, именно он является основоположником клинико-анатомического направления в отечественной медицине. У клиницистов и историков клиники внутренних болезней было принято объявлять М. Я. Мудрова также и провозвестником ее профилактического направления1. Действительно, он говорил о важнейшей задаче предупреждения болезней: «Взять в свои руки людей здоровых, предохранить их от болезней ... предписать им надлежащий образ жизни есть честно и для врача покойно, ибо легче предохранить от болезней, нежели лечить их. И в сем состоит первая его обязанность». Но кто же из выдающихся врачей далекого прошлого при тех скудных возможностях лечебной медицины рассуждал иначе? И что такое профилактическое направление медицины в то время? Мне это не очень понятно. Понятие, выраженное этими словами, приобретает конкретный исторический смысл только в последней четверти 19-го века, со становлением в России земской медицины, а доминирующим направлением профилактика становится только в советском здравоохранении. Тогда (то есть на следующих лекциях) мы и будем о ней говорить. Первая половина 19-го века в истории европейской клинической медицины была отмечена не только становлением клинико-анатомического направления, но и применением в клинике новых методов непосредственного обследования больного (так называемых физических — в противопоставление будущим лабораторно-инструментальным методам), а также появлением доктрины «физиологической медицины» Ф. Бруссе, похоронившей онтологическое понимание болезни, — мы достаточно подробно рассмотрели эти этапные события на одной из прошлых лекций, обсуждая историческую роль парижской клинической школы Ж. Н. Корвизара. Под влиянием этих событий менялись врачебные взгляды М. Я. Мудрова и формировалось клиническое мышление его учеников. О новых диагностических возможностях, которые открывает использование в клинике перкуссии и аускультации, он мог знать хотя бы от своего ученика А. И. Овера, который по окончании Московского университета совершенствовался в хирургии, терапии и патологической анатомии в Страсбурге и Париже, слушал лекции Ф. Бруссе, Г. Дюпюитрена, Р. Лаэннека и других корифеев французской клиники и в 1829 г. вернулся в Москву. Записи лекций М. Я. Мудрова, относящиеся к 1829 г., свидетельствуют, что в конце своей профессорской деятельности он рекомендовал слушателям применять при обследовании больного выстукивание груди по способу Л. Ауэнбруггера и выслушивание с использованием предложенного Лаэннеком стетоскопа. Правда, не сохранилось свидетельств того, что сам он овладел этими методами и применял их в своей врачебной практике. Что касается «физиологической медицины» Бруссе, ради которой он полностью расстался с прежним увлечением — броунизмом (по выражению Н. И. Пирогова, «переседлался в бруссеисты»), то М. Я. Мудров долго был ее пламенным пропагандистом, однако ориентируясь по главному компасу, а им всегда для него оставался клинический опыт, в конце концов оставил и эту умозрительную доктрину. Гораздо ближе к воззрениям М. Я. Мудрова находился другой выдающийся профессор Московского университета — Григорий Иванович Сокольский (1807—1886). Пусть вас не обманывают широко расставленные годы его жизни: он умер в конце века (28.02.1886 г., как указывает Московский Некрополь, СПб., 1908, т. 3, с. 137; в литературе встречаются и другие указания) в глубокой старости и бедности, одиноким, больным и забытым, а вся его блестящая профессорская деятельность и заслуженная слава относятся к первой половине века. И он тоже был сыном священника, в чем нет ничего удивительного: если во второй половине 19-го века профессора медицины часто происходили из дворян, то в первой половине века — именно из духовного сословия. Окончив Московский университет (1828), он вместе с Н. И. Пироговым, Ф. И. Иноземцевым (о котором речь впереди) и будущим известным физиологом А. М. Филомафитским готовился к научно-педагогической карьере в Профессорском институте при Дерптском университете. С 1835 г. он профессор Казанского университета и в конце того же года переведен на кафедру частной патологии и терапии Московского университета. Университетская переписка свидетельствует, что он стремился к тому, чтобы проводить клиническое преподавание, но не имел для этого собственной лечебной базы, поскольку по новому уставу клиника была выделена в самостоятельную кафедру, занять которую ему не удалось. После преждевременной и загадочной отставки в 1848 г. активную научную деятельность прекратил, в середине века был популярным в Москве частнопрактикующим врачом.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Реферат, Медицина, 22 страницы
220 руб.
Реферат, Медицина, 12 страниц
150 руб.
Реферат, Медицина, 16 страниц
160 руб.
Реферат, Медицина, 13 страниц
130 руб.
Реферат, Медицина, 15 страниц
150 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg