Онлайн поддержка
Все операторы заняты. Пожалуйста, оставьте свои контакты и ваш вопрос, мы с вами свяжемся!
ВАШЕ ИМЯ
ВАШ EMAIL
СООБЩЕНИЕ
* Пожалуйста, указывайте в сообщении номер вашего заказа (если есть)

Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ПЕДАГОГИКА

Гендерная специфика представлений об идеале телесной красоты у студентов вуза

марина_прокофьева 2125 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 85 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 30.09.2022
Цель исследования – выявить гендерную специфику представлений об идеале телесной красоты у студентов вуза. Объект исследования – представления студентов вуза о телесной красоте. Предмет исследования – гендерная специфика представлений студентов вуза об идеале телесной красоты. Гипотеза исследования: существуют различия в системе представлений об идеале телесной красоты у лиц с разными гендерными характеристиками: 1) маскулинный и фемининный гендеры по-разному формулируют идеал телесной красоты; 2) существует гендерная специфика в степени удовлетворенности своим телом: маскулинный гендер в большей степени удовлетворен своей телесностью, чем фемининный; 3) есть гендерная специфика взаимосвязи удовлетворенности своей внешностью и самоотношения. Задачи исследования: - провести анализ теоретических работ по проблеме изучения гендерной специфики представлений об идеале телесной красоты; - подобрать методики, направленные на изучение гендерной специфики представлений об идеале телесной красоты; - провести исследование и проанализировать полученные результаты. Научная новизна: уточнено понятие идеала телесной красоты, описана гендерная специфика представлений об идеале телесной красоты, описана гендерная специфика взаимосвязи отношения к своеи? внешности и самоотношения. Выяснено, что гендерные характеристики влияют на систему представлений об идеале телесной красоты. Практическая значимость заключается в получении диагностических данных о гендерной специфике представлений об идеале телесной красоты студентов, которые должны учитываться педагогами высшей школы при реализации дифференцированного подхода в обучении, а также могут быть использованы в практике организации психологической консультативной помощи по вопросам отношения к образу тела. Методологическая база: изучением телесной красоты, гендера и специфики в представлениях об идеале телесной красоты занимались такие зарубежные и отечественные исследователи, как Бем С., Буренкова Е.В., Клецина И. С., Круткин В.Л., Паке Д., Рамси Н., Тхостов А.Ш., Язвинская Е.С и другие. Методы и методики исследования: 1. Метод опроса («Полоролевои? опросник» С. Бема, «Опросник образа собственного тела (ООСТ)» О.А. Скугаревского, «Шкала удовлетворенности внешностью (ШУСТ)» О.А. Скугаревского, «Опросник самоотношения (ОСО)» В.В. Столина и С.Р. Пантилеева). 2. Метод анкетирования (авторская анкета для определения идеала телесной красоты у испытуемых) 3. Методы обработки данных (t-критерий Стьюдента, коэффициент ранговой корреляции Спирмена) Организационная база исследования: ФГБОУ ВО «Пензенский государственный университет». В исследовании приняли участие 60 студентов 1-4 курсов бакалавриата очной формы обучения. Возрастной диапазон респондентов – от 17 до 22 лет. Из них девушек – 33 человека, юношей – 27 человек.
Введение

В современном индустриальном обществе, в условиях совершенствования технологии? массовых коммуникации? и интенсивного развития индустрии красоты, активно постулируются идеи о превосходстве красивых людей над некрасивыми, навязываются нереалистичные шаблоны, стандарты и убеждения в том, что успех напрямую зависит от внешнего облика. Это вынуждает современных людей предъявлять к своей внешности все большее количество требовании?, в связи с чем растет процент неудовлетворенных собственным внешним видом мужчин и женщин. Данная тенденция нашла свое отражение во введении в употребление зарубежными психологами термина «нормативная неудовлетворенность», который описывает состояние глобального непринятия своей внешности западным обществом [38]. Последствия неудовлетворенности внешностью могут выражаться как в незначительных колебаниях настроения, так и в серьезных патологиях, таких как нарушение пищевого поведения, зависимости, депрессии, заметно снижающие качество жизни современных людей, которым зачастую требуется психологическая помощь. В связи с этим актуальность исследования феномена отношения к внешности не вызывает сомнении?, что подтверждается его активным изучением как отечественными, так и западными специалистами, в основном, в области социальной и клинической психологии. Результаты проведенного Фейнголдом и Маззелла (Feingold and Mazzella, 1998) метаанализа 222 исследований указывают, что на протяжении всей жизни начиная с подросткового возраста женщины проявляют больше недовольства свои телом, чем мужчины. Несмотря на это, уровень распространения такой неудовлетворенности среди мужчин продолжает расти и по последним оценкам составляет сегодня от 50 до 75%. Типичным источником неудовлетворенности среди женщин были грудь, живот, а у мужчин – недостаточная мускулистость телосложения, для тех и других – излишний вес. Неудовлетворенность внешностью становится нормой среди взрослого населения. Идеалы красоты существуют в самых разных обществах на протяжении многих сотен лет, однако плата за попытки соответствовать все более и более нереалистич­ным стандартам, никогда не была столь высока. Дистресс, связанный с внешностью, может проявляться в эмоциональном, поведенческом и когнитивном плане. Исследования уделяют главное внимание двум широким областям: воздействию на представления о самом себе, в частности на телесный образ и самооценку, и влиянию внешности исследуемого человека на восприятие и поведение других людей. Подавляющее количество исследований, посвященных внешности и самовосприятию, базируются на понятии телесного образа, в них изучается основная сфера неудовлетворенности – недовольство весом и фигурой. Важность исследования телесности человека очевидна, она стала центральной проблемой целого цикла биологических и медицинских наук. С реальностью телесного существования человек сталкивается постоянно. Хотя в обыденной жизни он часто не замечает своего тела, у телесности есть много способов себя обнаружить. Один из самых распространенных и наиболее неприятных – болезни, когда тело проявляет себя в совокупности болезненных интрацептивных ощущений.
Содержание

Введение ……………………………………………………………………3 Глава 1. Теоретические аспекты изучения гендерной специфики представлений об идеале телесной красоты……………………………………..7 1.1. Идеал телесной красоты как психосоциальный феномен….……….7 1.2. Гендер и его влияние на эстетические представления личности…...26 Выводы по главе 1…………………………………………………………44 Глава 2. Эмпирическое исследование гендерной специфики представлений об идеале телесной красоты у студентов………………………46 2.1. Описание хода исследования и обоснование его методов …………46 2.2. Анализ и интерпретация результатов исследования………………..53 Выводы…………………………………………………………………….64 Заключение ………………………………………………………………..67 Список используемых источников ………………………………………71 Приложение 1………………………………………………..…………….77 Приложение 2………………………………………………..…………….86
Список литературы

1. Азаренко С.А. Сообщество тела. – М.: Академическии? проект, 2006. – 239 с. 2. Араканцева Т.А. Диагностика маскулинности и фемининности – некоторые аспекты проблемы / Т.А. Араканцева // Современная социальная психология: теоретические подходы и прикладные исследования. – 2009. – №1. – С. 18-29. 3. Баранова Т.С. Теоретические модели социальной идентификации личности. – М.: Изд-во Института социологии РАН, 1999. – С. 35-46. 4. Бендас Т.С. Гендерная психология: учебное пособие. – СПб.: Питер, 2006. – 431 с. 5. Белугина Е.В. Внешнии? облик как культурно-историческии? феномен / Е.В. Белугина // России?скии? психологическии? журнал. – 2008. – № 3. – С. 58–65. 6. Бендас Т.В. Личность лидера как отражение гендерных и этнических стереотипов, сформированных в определённой культуре. – М., 2000. 7. Бем С. Линзы гендера: трансформация взглядов на проблему неравенства полов / С. Бем. – М.: России?ская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004. – 336 с. 8. Берн Ш. Гендерная психология. – СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2007. – 320 с. 9. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание / Р. Бернс. – М.: Прогресс, 1986. – 420 с. 10. Болтунова А.И. Особенности межличностного общения среди подростков / А.И. Болтунова // Молодои? ученыи?. – 2014. – №1. – С. 492-494. 11. Буренкова Е.В. Образ тела как метафорическая репрезентация эмоционального состояния девушек 19-20 лет / Е.В. Буренкова // Психология телесности: теоретические и практические исследования. – 2009. – С. 63-73. 12. Быховская И.М. Homo somatikos: аксиология человеческого тела. – М.: Едиториал УРСС, 2000. – 208 с. 13. Визгина А.В. Гендерные особенности процессов самосознания и самоотношения / А.В. Визгина // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологи: материалы XXIX международнои? заочнои? научно-практическои? конференции. – Новосибирск: СибАК. – 2013. – С. 43-54. 14. Воронина О.А. Основы гендерной теории и методологии. – М.: МЦГИ – МВШСЭН, 2001. – 416 с. 15. Гавриленко А.А. Образ физического Я как структурная составляющая Я-концепции: автореф. дис. ... канд. псих. наук / А.А. Гавриленко; ИСУП Государственного университета управления. – М., 2009. – 175 с. 16. Гофман И. Стигма: Заметки об управлении испорченнои? идентичностью. Главы 3-6 [Электронный ресурс] / Пер. М. Добряковои? // Социологическии? форум. – 2001. – С. 30. – URL: ecsocman.hse.ru/data/425/175/1218/goffman_final.doc (дата обращения 03.03.2022). 17. Джеймс Ф.Л. Самоисполняющееся пророчество: гендер с социально-психологической точки зрения. – СПб.: Питер, 2001. 18. Здравомыслова О.М. Общество сквозь призму гендерных представлений. – М., 1999. 19. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. – СПб.: Питер, 2006. – 117 с. 20. Келли Дж. Психология личности. Теория личных конструктов. – СПб., Речь, 2000. – 249 с. 21. Клецина И.С. Гендерная социализация. – СПб.: Изд-во РПГУ им. А.И. Герцена, 1998. – 320 с. 22. Кон И.С. Половые различия и дифференциация социальных ролей. – М., 2009. 23. Круткин В.Л. Телесность человека в онтологическом измерении // Общественные науки и современность. – 1997. – No4. – С.143-151 24. Круткин В.Л. Техники тела и движения человека // Журнал социологии и социальнои? антропологии. – 2014. – No2(73). – С.167-179. 25. Куницина, В. Н., Казаринова Н.В., Погольша В.М. Межличностное общение: учебник для вузов. – СПб.: Питер, 2001. – 544 с. 26. Леви Т.С. Психология телесности в ракурсе личностного развития. – М.: Мир, 2004. 27. Лукьянова З.Н. Влияние самооценки внешности учащегося на его общение с другими людьми / З.Н. Лукьянова // Вопросы психологии. – 1989. – № 3. 28. Майерс Д. Социальная психология. – СПб.: Питер, 1998. 29. Маркс К. Философские рукописи. – 2-е изд. – М., 1974. – 607 с. 30. Меренков А.В. Социологические стереотипы. – Екатеринбург, 2001. 31. Мерло-Понти М. Феноменология восприятия / Пер. с фр.; под ред. И.С. Вдовинои?, С.Л. Фокина. – СПб.: Ювента; Наука, 1999. 32. Минорова С.А., Кустова О.Л. Формирование образа жизни в различных социальных группах // Журнал практического психолога. – 1997. – № 5. – С. 27-29. 33. Михель Д.В. Воплощенныи? человек. Западная культура, медицинскии? контроль и тело. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2000. 34. Михель Д.В. Тело в западнои? культуре. – Саратов: Научная книга, 2000. – 172 с. 35. Неверов О.Я. Культура и искусство античного мира. – М., 1981. – С. 84-86. 36. Паке Д. История красоты. – М., 1991. 37. Пантилеев С.Р. Самоотношение как эмоционально-оценочная система / С.Р. Пантилеев. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1991. – 100 с. 38. Подорога В.А. Феноменология тела. – М., 1995. 39. Попова Л.В. Отношение к социальным ролям женщин: кросскультурное исследование // Гендерные аспекты социальной трансформации. – М., 1996. – С.161-174 40. Пол [Электронныи? ресурс]. – URL: http://www.km.ru/zdorove/encyclopedia/pol-cheloveka (дата обращения: 15.03.2022). 41. Столин В.В. Самосознание личности / В.В. Столин. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. – 288 с. 42. Рамси Н., Харкорт Д. Психология внешности / Пер. с англ. – СПб.: Питер, 2009. – 256 с. 43. Репина Т.А. Анализ теорий полоролевой социализации в современной западной психологии // Вопросы психологии. –1987. – № 2. – С. 158-165. 44. Романовскии? Н.В. Тело человека – новые горизонты социального познания? // Социологические исследования. – 2006. – No 4. 45. Руднев В.П. Полифоническое тело: Реальность и шизофрения в культуре XX века. – М.: Гнозис, 2010. – 400 с. 46. Симонова О.А., Чэндлер Э. Членовредительство в отношении себя как телесная эмоциональная работа: Управление разумом, эмоциями и телом // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература (Серия 11: Социология). – 2014. – No 1. – С. 70-79. 47. Скугаревскии? О.А., Сивуха С.В. Образ собственного тела: разработка инструмента для оценки / О.А. Скугаревскии?, С.В. Сивуха // Психологическии? журнал – 2006. – № 4. – С. 40-48. 48. Татаурова С.С. Актуальные проблемы исследования образа тела / С.С. Татаурова // Психологическии? вестник государственного университета. – 2009. – № 8. – С. 142-152. 49. Теребилина М.В. Проблема гендера во французских журналах: дис. ... канд. филол. наук. – М., 2014. 50. Тищенко П.Д. Психосоматическая проблема (объективный метод и культурологическая интерпретация // Телесность человека: междисциплинарные исследования. – М., 1999. – С. 26-35. 51. Тхостов А.Ш. Психология телесности. – М.: Смысл, 2002. – 287 с. 52. Умберто Э. Искусство и красота в средневековой эстетике. – СПб., 2003. – 162 с. 53. Фирсова Е.М. Особенности гендерных различий // Молодой ученый. – 2016. – № 29 (133). – С. 336-339. 54. Фуко М. Технологии себя // Логос. – 2008. – №2. – С. 65-95 55. Ходырева Н.В. Изменяя психологию. Вместо предисловия / Бем С.Л. Линзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов. – М.: РОССПЭН. 2004. – С. 18-19. 56. Черкашина А.Г. Методика исследования самоотношения к образу физического Я / А.Г. Черкашина // Вестник Самарскои? гуманитарнои? академии (Серия «Психология»). – 2008. – № 2. – С. 71-89. 57. Шараи? Т.П. Влияние отношения к своему телу и половои? принадлежности на самоотношение личности / Т.П. Шарай // Психология телесности: теоретические и практические исследования. –2008. – С. 40-44. 58. Шишлова Е.Э. Гендер как инновационныи? научныи? и философскии? дискурс // Вестник МГИМО-Университета. – 2013. – No 1. 59. Школьников И.А. Насилие и тендер // Женские миры 99: VII Всемирный женский междисциплинарный конгресс в Тромсо и тендерные исследования в России / Под ред. О.В. Шныровой. – Иваново: ЦГИ, 1999. – С. 63-109. 60. Шпет Г.Г. Явление и смысл. Феноменология как основная наука и ее? проблемы. – М., 1914. 61. Язвинская Е.С. Экспериментальное исследование телесного образа я как интегральнои? составляющеи? телесности // Е.С. Язвинская // Психология телесности: теоретические и практические исследования. –2009. – С. 24-27. 62. Body/Embodiment: Symbolic Interaction and the Sociology of the Body / Ed. by Waskul D.D., Vanini P. – Ashgate, 2006. 63. Eagly A. H., Johnson B. T. Gender and leadership style: A metaanalysis // Psychol. Bull. – 1990. – V. 108. – N 2. – P. 233-256 64. Feingold A. Gender differences in personality: a meta-analysis / A. Feingold // Psychological bulletin. – 1994. – P. 429-456. 65. Gilligan C. In a differences voice: women's conceptions of self and of morality / C. Gilligan // The psychology of women: Ongoing debates. – New Haven; L., 1987. – P. 278-320. 66. Madson L., Trafimow D.Gender comparisons in the private, collective, and allocentric selves // The Journal of Social Psychology. – 2001. – № 141. – P. 551-559. 67. Parsons Т., Bales R. F., Shils E. A. Working Papers in the Theory of Action. – N.Y.; L, 1953. – P. 9-62. 68. Pro Тело: Молодежныи? контекст / Под ред. Е. Омельченко, Н. Нартовои?. – СПб: Алетеи?я, 2013. 69. Horner M., Fleming J. The Motive to Avoid Success // Motivation and personality: Handbook of Thematic Content Analysis. – N.Y., 1992.
Отрывок из работы

Глава 1. Анализ проблемы изучения гендерной специфики представлений об идеале телесной красоты 1.1. Идеал телесной красоты как психосоциальный феномен На протяжении многих лет специалисты давали самые разнообразные определения понятию идеала телесной красоты и телесного образа, однако в настоящее время многие соглашаются с тем, что это комплексный конструкт, включающий в себя физиологические, психологические и социальные компоненты. Томпсон дал определение телесного образа на основе трех основных составляющих: 1) перцептивный компонент, отражающий представление человека о его собственной физической внешности; 2) оценочный, включающий в себя установки человека в отношении своего тела – ценность (степень удовлетворенности или неудовлетворенности своим телом) и валентность (мера значимости телесного образа для самооценки); 3) поведенческий компонент, который связан со степенью влияния восприятий или ощущений человека в отношении собственного тела на его поведение. В отечественной социальной психологии исследование телесного образа затрагивается в изучении проблемы восприятия собственной внешности: изучение роли первого впечатления на формирование понятия о другом человеке как личности, связи представления о собственной внешности и общения (А.А. Бодалев, В.Н. Панферов); влияния представления о собственной внешности на понимание своей личности (А.Г. Гусева, В.Н. Куницина) [25, с. 306 - 311]. Сегодня большинство исследователей представляет понятие телесного образа в качестве континуума, характеризующегося различными уровнями нарушения в диапазоне от нулевого до крайнего. Более высокие уровни нарушений, как правило, связаны с наличием других симптомов, таких как тревога, депрессия и ухудшение социального функционирования, а низкие уровни неудовлетворенности предполагают позитивную адаптацию и благополучие. С точки зрения психологии здоровья отметим, что неудовлетворенность образом тела и обеспокоенность в диапазоне уровней от низких до средних вполне может быть полезной, так как ведет к «здоровым» моделям питания и занятиям физически упражнениями. Большой интерес для исследователей в данной области представляет отсутствие связи между субъективными и объективными оценками внешности. Но собственная оценка привлекательности в значительной степени связана с глобальной самооценкой и предопределяет уверенность, самоуважение, самопринятие. Процессы, происходящие в течение жизни человека, оказывают несомненное влияние на формирование и сохранение представлений о самом себе и моделей поведения, связанных с телесностью. Усвоение социетальных идеалов начинается в раннем детстве. Некоторые исследователи считают, что значительное влияние на связь между внешностью и самооценкой оказывают родители. Как правило, родители сообщают о том, что им нравится, как выглядят их дети в раннем детстве, но по мере увеличения возраста уровень неудовлетворенности возрастает. Дети из тех семей, что активно следуют социальным нормам, наиболее подвержены риску дистресса и дисфункции, связанному с внешностью. Гилберт и Томпсон считают, что неудовлетворенность телом может уходить корнями в ранние вызывающие стыд переживания, возникающие в возрасте 2 или 3 лет. По их мнению, начиная с этого времени критические замечания и оскорбления со стороны родителей и неприятие сверстниками способствуют развитию боязни негативных оценок со стороны других людей и формированию у ребенка убеждения, что окружающие считают его непривлекательным. В своей обзорной статье Смолак отметила, что в последнее время наблюдается рост числа исследований детей младшего возраста и показателей распространения негативного восприятия телесного образа среди детей предподросткового возраста. Оценки распространения среди детей дистресса, связанного с внешностью, производят пугающее впечатление. Так, в 1998 г. Смолак и ее коллеги сообщали о том, что почти 40% девочек в возрасте 9 и 10 лет недовольны своим телом. Существуют свидетельства того, что дети усваивают культурные предубеждения по отношению к людям с избыточным весом уже в возрасте 5 лет, а Смолак считает, что понимание этих стандартов появляется уже к 3 годам. Хартер сообщает, что установила связь между восприятием физической внешности и общей самооценкой у детей в возрасте от 4 до 7 лет. Она также отмечает, что на протяжении школьных лет происходит постоянное снижение самооценки физической привлекательности. Огромное количество детей нередко подвергается поддразниваниям и грубому обращению из-за своей внешности. Пиковый возраст, в котором дети испытывают расстройство из-за подобных поддразниваний, наступает в 7 или 8 лет, так как на этом этапе у них еще не сформированы когнитивные навыки, необходимые для того, чтобы эффективно справляться с вербальными нападками со стороны других. Мальчики занимаются поддразниванием чаще, чем девочки. Мальчики подросткового возраста также рассказывают о более негативных замечаниях по поводу их тел со стороны сверстников, чем девочки, хотя девочки чаще обсуждают между собой «полноту». Хартер отмечает, что эмоции по отношению к самому себе и нередко связаны с физической внешностью, такие как гордость, стыд и смущение, проявляются в средний и поздний периоды детства, но семена этих эмоций зарождаются гораздо раньше. В подростковом возрасте поддразнивание связано с неудовлетворенностью телом и другими формами дистресса. Фабиан и Томпсон отмечали, что частота поддразниваний и степень возникающего в результате этого расстройства связаны с более высокими уровнями неудовлетворенности телом, нарушением питания, депрессией и более низкой самооценкой. Причем, поддразнивание со стороны членов семьи является более важным прогностическим фактором, чем поддразнивания в школе. Гарнер сообщает, что 44% женщин и 35% мужчин отмечают, что «поддразнивания со стороны других людей» были содействующим фактором формирования их телесного образа. Томас с коллегами выяснили, что боязнь негативной оценки внешности имеет существенную связь с неудовлетворенностью телом и выше у тех, кого когда-либо дразнили. Многие исследователи считают, что значительное влияние на вопросы внешности оказывают средства массовой информации. Тиггеманн и Пеннингтон пришли к выводу, что с раннего возраста дети «потребляют» установки взрослых людей, связанные с телесным образом, главным образом из визуальных средств информации, таких как телевидение, и подвержены их влиянию в детерминации установок о желательных и нежелательных аспектах внешности. Смолак считает, что девочки подвергаются более сильному и более прямому влиянию образов, предлагаемых СМИ, чем мальчики. Наиболее уязвимой возрастной категорией для сообщений о внешности, передаваемых в СМИ, являются подростки. Так как для них характерен высокий уровень обеспокоенности внешним видом и тем, как их оценивают другие. Подростки попадают в парадоксальную ситуацию, когда хотят, чтобы их считали «нормальными», и при этом постоянно видят образы, которые сильно смещены в сторону верхней части континуума физической привлекательности. Хартер отмечает, во-первых, что стереотипы внешности, изображаемые в средствах информации, становятся все более радикальными и сложными для соответствия, и, во-вторых, что сегодня журналы часто используют «улучшенные» с помощью компьютера образы моделей с маловероятным сочетанием физических особенностей (например, большая грудь и узкие бедра), которые создаются искусственным образом, и при этом представляются как желательные. Внешняя привлекательность как соответствие насаждаемым стереотипам оказывает широкое влияние на самовосприятие и поведение окружающих людей. Ланглуа и ее коллеги утверждают, что дети, которых оценивают как более привлекательных, вызывают у взрослых более позитивные ожидания, чем их менее привлекательные сверстники. Взрослые считают, что привлекательные дети обладают большей социальной притягательностью и большими способностями к учебе, лучше адаптируются и имеют более высокие межличностные навыки, получают больше внимания, чем их сверстники. В погоне за физической привлекательностью неудовлетворенность внешностью может принимать разные формы — от умеренного ощущения собственной непривлекательности до глубокой одержимости физической внешностью. С точки зрения клинического психолога сложно определить, в какой момент восприятия установки и поведение человека приобретают проблематический или патологический характер. С этим вопросом тесно связана проблема самоотношения, которая включает в себя в том числе и отношение к своему телу. Проблема самоотношения активно изучается в психологии со времен У. Джемса. За эти почти полтора века по данной теме накоплено большое количество теоретического и эмпирического материала. В отечественной психологии исследование феномена отношения человека к себе было положено в трудах А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштеи?на, А.Г. Спиркина, Е.В. Шороховои?, И.С. Кона, И.И. Чесноковои? [39]. При этом единого подхода к рассматриваемой проблеме найдено не было. В исследованиях самоотношения встречаются как терминологические, так и содержательные различия. Для описания данного феномена в отечественной литературе используются, зачастую как синонимы, такие понятия, как «глобальная самооценка», «самоуважение», «самопринятие», «эмоционально-ценностное отношение к себе», собственно «самоотношение», «аутосимпатия», «эмоциональныи? компонент самооценки» и т.д. Сам термин «самоотношение» был введен Н.И. Сарджвеладзе. Для англоязычной литературы характерно использование таких терминов, как self-regard (самоотношение), self-esteem (самоуважение, обобщенная самооценка), self-feeling (самочувствие), attitude (любовь к себе), self-respect (самоуважение), self-acceptance (самопринятие), selfattitude (самоотношение, установка на себя), self-evaluation (декларируемая, публичная самооценка) и др. Если говорить о различиях в понимании данного феномена, то, согласно проведенному А.М. Колышко теоретическому анализу литературы по даннои? теме, в психологии принято выделять четыре подхода. В рамках первого подхода самоотношение понимают как установочное образование (аттитюд) или его эмоциональный компонент. В зарубежной психологии большая часть исследовании? в данной области посвящена изучению «самооценки» как аффективной составляющей Я-концепции. Вслед за Р. Бернсом, определившим Я-концепцию как совокупность установок «на себя» и выделившим в ней три элемента, самооценку рассматривают как аффективную оценку представления индивида о себе, которая возникает в силу того, что когнитивная составляющая установки на себя («образ Я») не безразлична человеку и вызывает в нем определенные эмоции [8]. Поскольку предметом осмысления и, соответственно, оценивания могут быть различные личностные проявления (тело, способности, черты характера и т.д.), авторы выделяют систему частных самооценок, которые определенным образом интегрируются в обобщенное переживание по поводу «образа Я» – относительно устойчивую самооценку (self-esteem). Вопрос о том, каким образом частные самооценки объединяется в обобщенную оценку себя, остается спорным. Часть авторов (Х. Батлер, Е. Пьерс, Х. Гох) рассматривает глобальную самооценку как простую сумму частных самооценок. Более распространено представление о самооценке как о взвешенной сумме частных самооценок (С. Хартер, М. Розенберг, С. Куперсмит и др.). Несмотря на многочисленные попытки разработать адекватную модель взвешивания, авторы так и не получили достаточно убедительного эмпирического подтверждения своим гипотезам, в результате чего был сделан вывод о том, что глобальная самооценка и интегральная самооценка, полученная взвешиванием частных самооценок – разные психологические конструкты [37]. В отечественной литературе самоотношение (самоуважение) как установка (или ее эмоциональный компонент) представлено в теории диспозиционной регуляции социального поведения В.А. Ядова и теории установки Д.Н. Узнадзе. Основываясь на теоретических положениях первой концепции, И.С. Кон определяет самоуважение как личное ценностное суждение, выраженное в установках индивида к себе (одобрении или неодобрении), которые указывают, в какой мере индивид считает себя способным, значительным, преуспевающим и достойным [22]. Наиболее разработанным в рамках теории Д.Н. Узнадзе считается подход автора рассматриваемого нами феномена – Н.И. Сарджвеладзе, который понимает самоотношение как отношение субъекта к ситуации удовлетворения некой потребности, направленное на себя. Здесь самоотношение является подклассом социальнои? установки и, наряду с социальным статусом и установкои? личности к внешнему миру, определяет, в первую очередь, диспозиции личности, то есть предрасположенность к определенному взаимодеи?ствию с социумом. Наибольшее внимание в данном подходе, как и в подходах зарубежных исследователей, уделяется регуляторной функции самоотношения. Представители второго подхода понимают самоотношение как черту личности. В зарубежной психологии, в рамках данной концепции, отношение к себе рассматривается как своеобразная личностная черта, мало изменяющаяся с течением времени. В основе ее устойчивости лежит потребность в сохранении позитивного отношения к себе. В целом, самоотношение понимается как «обобщенное одномерное образование, отражающее более-менее устойчивую степень положительности или отрицательности отношения индивида к самому себе» [37, c. 14]. В отечественной психологии данный подход был реализован А.Ф.Лазурским и В.Н.Мясищевым в рамках разработанной ими теории отношении?. Авторы понимают самоотношение как степень осознания и качество эмоционально-ценностного принятия себя как инициативного и ответственного источника социальной активности. То есть они, в отличие от зарубежных исследователей, рассматривают данный конструкт как сложное когнитивно-аффективное образование, состоящее из двух компонентов: «категориального Я» (рациональное отношение к себе как к субъекту социальной активности) и «рефлексивного Я» (переживания и оценки значимости собственного «Я» как субъекта социальной активности), которые, взаимодействуя с потребностями и мотивами, участвуют в процессе саморегуляции личности. Таким образом, представители первых двух подходов делают акцент на участии феномена самоотношения в саморегуляции личности. Исследования в данной области направлены, в основном, на изучение влияние самоотношения личности на ее социальную активность, на особенности ее самовосприятия и восприятия других людей. Представители третьего подхода – исследователи в отечественной психологии – рассматривают самоотношение как аффективную составляющую самосознания, то есть как эмоциональное отношение личности к тому, что она знает о себе. Данная концепция, в некоторой степени, перекликается с теоретическими положениями первого из рассмотренных нами подходов. Основы данного представления об отношении к себе были заложены И.И. Чесноковои?, которая, введя термин «эмоционально-ценностное самоотношение», определила его как вид эмоциональных переживании?, в которых отражается собственное отношение личности к тому, что она узнает, понимает, «открывает» относительно самой себя. Такое самоотношение может быть представлено как в виде непосредственной эмоциональной реакции, так и в виде оценочного суждения как эмоциональной реакции, пережитой ранее. Формирование самоотношения, согласно данной концепции, происходит двумя путями: на первой стадии в системе «Я-другой» благодаря сравнению себя с другими людьми, на более зрелой стадии – в системе «Я-Я» благодаря внутреннему диалогу по сравнению себя настоящего с собой прошлым. Более поздние исследования в данной области как в отечественной, так и в зарубежной психологии ставят под вопрос правомерность рассмотрения самоотношения как эмоциональной реакции на содержание образа «Я», поскольку им удается, опираясь на критикуемые ими концепции, прийти к выводу, что Я-концепция и самоотношение – это одно и то же, что явно противоречит психологическому содержанию данных конструктов. Наиболее актуальной для настоящего времени является концепция, предложенная отечественными авторами – В.В. Столиным и С.Р. Пантилеевым – в конце прошлого столетия, которая основана на идеях А.Н. Леонтьева о деятельности, сознании и личности и, в первую очередь, на представлении о личностном смысле как одной из основных образующих сознания. Согласно рассматриваемой концепции, самоотношение следует понимать как «непосредственную представленность в сознании личностного смысла «Я»», то есть «оценку личностью собственных черт по отношению к мотивам, выражающим потребность в самореализации». Здесь отношение человека к себе будет зависеть от того, является ли его «Я» препятствием на пути к его самореализации или же способствует ей [37, c. 22]. В данном случае самоотношение – это целостная личностная система, которая обеспечивает переживание смысла «Я», определяемого, в конечном итоге, реальными жизненными отношениями субъекта. То, как именно социум оказывает влияние на содержание и структуру отношения личности к себе, было исследовано Л.Я. Гозманом, который пришел к следующим выводам. Во-первых, социальная ситуация, в которой происходит развитие личности, влияет на иерархию мотивов и деятельностей, по отношению к которым происходит осмысление своего «Я». Во-вторых, именно социальный контекст, историческое время и социальное окружение определяют тот тезаурус эмоции?, в рамках которого человек испытывает эмоциональные переживания к другим и к себе [37]. Таким образом, авторы данной концепции опровергают понимание самоотношения как совокупности эмоциональных реакции? на знания человека о себе. Они полагают, что отношение к себе выражает личностный смысл «Я» для субъекта через устойчивые оценки и чувства, определяющие степень соответствия «Я» субъекта его смыслообразующим мотивам [41], которые задает социальная ситуация его развития. И лишь в феноменологическом плане сам субъект может воспринимать отдельные знания о себе и оценки себя как источник, порождающий его эмоциональную реакцию на себя. Мы будем придерживаться именно этой концепции как наиболее современной и подтвержденной результатами эмпирических исследовании?. Помимо существования различии? в понимании природы феномена «самоотношение», спорным является и вопрос о его размерности. Авторы, рассматривающие данный феномен как степень положительного или отрицательного отношения индивида к себе (самоотношение как глобальная самооценка, как личностная черта), воспринимают его как одномерное образование. Во многих исследованиях имплицитно предполагается, что самоотношение одномерно, поскольку в них говорится о высокой или низкой самооценке, высоком или низком самоуважении. Данный подход не получил эмпирического подтверждения и был подвержен критике как в отечественной, так и в зарубежной литературе [41]. По утверждению В.В. Столина, сложность объекта («Я») предполагает и сложность отношения к нему. Солидарные с его позицией авторы объясняют многомерность самоотношения многоплановостью и глубиной жизненных отношении? личности и выделяют в его структуре, как минимум, две составляющих: «оценочную» и «эмоционально-ценностную». В исследованиях И.И. Чесноковои? это «оценочные суждения» и «непосредственная эмоциональная реакция», у Е.И. Соколовои? – «социально- компаративная оценка» и «удовлетворенность». Н.И. Сарджвеладзе говорит о когнитивном и аффективном компонентах самоотношения, К.Роджерс – о самооценке и самопринятии, С. Гордон – о самоуважении и самосимпатии и т.д. В целом, «оценочная составляющая» представлена такими понятиями, как «самоуважение», «чувство компетентности», «самооценка», а эмоциональная – «аутосимпатией», «самопринятием». Рассматриваемые составляющие самоотношения во многом различны: по содержанию, по принципу формирования, по вкладу в саморегуляцию личности, по типу психологических защит, используемых для поддержания позитивного отношения к себе. Например, оценочная составляющая формируется на основе сравнения себя с другими или с принятыми в обществе нормами, она интерсубъективна. В то же время эмоциональная составляющая интрасубъективна, отражает уровень соответствия личности предъявляемым к себе требованиям, то есть является результатом сравнения «Я» с «другими в себе» и формируется благодаря взаимодействию со значимыми другими [36]. Являясь компонентами одной системы, оценочная и эмоциональная составляющие имеют и некоторые общие черты. Так, обе они биполярны. Поэтому при более детальной разработке структуры самоотношения многие авторы выделяют следующие его компоненты: позитивное оценочное самоотношение (самоуважение), позитивное эмоциональное самоотношение (аутосимпатия), а также самоуничижение как результат интеграции отрицательных полюсов этих двух составляющих. Кроме того, и оценочный, и эмоциональный компонент, в свою очередь, также являются сложными образованиями и включают в себя несколько модальностей. Так, согласно результатам эмпирического исследования С.Р. Пантилеева, самоуважение (оценочный компонент) представляет собой интеграцию «открытости», «самоуверенности», «саморуководства» и «отраженного самоотношения», аутосимпатия (эмоциональный компонент) – «самоценности», «самопринятия» и «самопривязанности», а самоуничижение (как интеграция отрицательных полюсов двух компонентов) – «самообвинения» и «внутренней конфликтности» [37]. Несколько иные результаты были получены в ходе эмпирического исследования В.В. Столиным. Остановимся на них более подробно. Автор предлагает рассматривать самоотношение как трехкомпонентную структуру с тремя измерениями: «уважение-неуважение» как оценочный компонент («самоуважение»), «симпатия-антипатия» как без оценочная эмоция расположенности/нерасположенности к себе («аутосимпатия»), «близость- отдаленность» как переживание внутренней межличностной дистанции («самоинтерес»). В совокупности, эти компоненты образуют эмоциональное пространство, в котором разворачиваются «деятельность» действий- установок – внутренних действии? в отношении своего «Я». Эти действия, характеризующиеся эмоциональным тоном и предметным содержанием, представляют собой специфическую активность субъекта в адрес своего «Я», которая, по сути, и описывает специфику отношения личности к себе. Кроме того, В.В. Столин, используя метод факторного анализа, пришел к выводу, что рассматриваемые им действия-установки и являются составляющими трех измерении? самоотношения. Так, компонент «самоуважение» представляет собой совокупность следующих внутренних действии?: «самоуверенность» (как отбрасывание сомнении?), «саморуководство» (как вера в способность управлять собой) и «самопонимание». Кроме того, несколько позже он выделил еще один, независимый аспект самоотношения – «ожидаемое отношение к самому себе», который отражает симпатии-антипатии, приписанные другим людям в отношении себя. Позитивные и негативные полюса выделенных измерении? самоотношения интегрируются во внутренне-недифференцированное чувство «за» или «против» самого себя. Такая интеграция возможна, поскольку в данной концепции структурные составляющие рассматриваемого конструкта подчинены принципу аддитивности: они являются содержательно рядоположными, за счет чего возможно их суммирование в обобщенное «глобальное самоотношение». Принцип аддитивности компонентов самоотношения оспаривает С.Р.Пантилеев, заменяя его концепцией смысловой интеграции, согласно которой составляющие самоотношения объединены в динамическую иерархию. На ее вершине – «смысловые отношения» – компоненты, приобретающие личностный смысл по отношению к смыслообразующим мотивам, выступающие как «ядерная структура» иерархии. Отношение к этим компонентам определяет общий тон и содержание устойчивого отношения субъекта к себе. Так, глобальное самоотношение у одних индивидов может переживаться, преимущественно, в оценочной форме – как самоуважение, у других – в эмоциональной форме – как любовь к себе [37]. Еще один принцип строения самоотношения предполагает организацию последнего как системы с равноправной и независимой представленностью в ней основных структурных компонентов. В рамках данного подхода авторы выделяют несколько типологии? самоотношения. Например, Е.Т. Соколова, рассматривая самоотношение как состоящее из оценочных и эмоциональных отношении? к «Я» и «не-Я», исследовала типы отношения к себе у больных неврозом. В результате она выделила более шести различных комбинации? компонентов самоотношения, таких как симпатия-уважение к «Я» и антипатия-неуважение к «не-Я», симпатия- неуважение к «Я» и антипатия-уважение к «не-Я» и др. Общей чертой для большинства полученных типов отношения к себе у больных неврозом (похожий перечень был ранее выявлен при исследовании групп здоровых людей) явилось их построение на основе искажения «образа Я». Более простую типологию самоотношения можно получить, комбинируя компоненты отношения только к «Я» субъекта. Например, высокое самоуважение-аутосимпатия, высокое самоуважение-антипатия и т.д. Такая типология будет выражать личностный смысл «Я» определенной окраски. Например, тип самоотношения самоуважение-аутосимпатия характеризует позитивный смысл «Я», самоуважение-антипатия и неуважение-аутосимпатия – конфликтный смысл «Я», након
Условия покупки ?
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Педагогика, 50 страниц
300 руб.
Служба поддержки сервиса
+7 (499) 346-70-XX
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg