Онлайн поддержка
Все операторы заняты. Пожалуйста, оставьте свои контакты и ваш вопрос, мы с вами свяжемся!
ВАШЕ ИМЯ
ВАШ EMAIL
СООБЩЕНИЕ
* Пожалуйста, указывайте в сообщении номер вашего заказа (если есть)

Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / КУРСОВАЯ РАБОТА, ИСТОРИЯ

Понятие научной революции. Виды научных революций.

rock_legenda 336 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 28 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 22.03.2022
На данный момент две последние модели отвечают феномену научных революций с разной радикальностью и превалируют в научном сообществе. Научное сообщество склонно полагать, что необходимо не оспаривать существующие научные факты, а объяснять их изменение, что в дальнейшем и способно привести к научной революции. Объект исследования данной курсовой работы – научная революция. Предметом исследования является понятие, виды и хронология этих революций в исторической интерпретации. Цель работы: рассмотреть понятия и типы научных революций. Задачи: - Изучить понятие научной революции - Рассмотреть типы научных революций
Введение

Стоит отметить тот факт, что человечество уже достаточно давно проявляет интерес к феномену науки и законам ее развития. Наиболее выделяющиеся концепции, которые иллюстрируют развитие науки, принадлежат И. Лакатосу, Т. Куну и К. Попперу. Их изыскания занимают поистине первое место и являются важнейшим элементом философской базы знаний. Именно благодаря указанным авторам, изучение развития науки через призму философии, получило достаточно мощное развитие ближе к концу XX века. Тем не менее, интерес человечества к данному феномену не иссяк по сей день, являясь одним из самых актуальных элементов философских споров. Наука в своем развитии пережила достаточно извилистый и динамичный путь, однако на определенных участках данное развитие было крайне неравномерно. В научной сфере чаще всего выделяют два основных этапа развития науки, которые в определенные моменты сменяют друг друга. Итак, первый этап именуют «нормальной наукой», когда происходит равномерное и спокойное развитие, его же, в свою очередь, в определенный момент сменяет второй этап – этап научной революции, когда происходит фундаментальный перелом сложившихся парадигм, так называемая «коренная ломка», в ходе чего происходит переинтерпретация и трансформация сложившихся научных законов, результатов и достижений. Происходит планомерное замещения старых научных стратегий новыми. Если смотреть из точки современной реальности, то наша наука находится в состоянии определенной статики, однако в перспективе – это «бурлящая река». Научное знание подвергается изменению, через сомнения, эксперименты, опыты, в следствии чего определенные аспекты существующего научного знания меняют либо свой объем, либо вовсе содержание – саму свою суть. Существует три наиболее перспективные модели развития науки, предлагаемые в научном сообществе: - в первом случае история науки интерпретируется как процесс поступательных, кумулятивных и прогрессивных действий, под влиянием которых научное знание со временем трансформируется в нечто более новое и современное; - во втором случае речь идет о том, что научное знание претерпевает значимые изменения в ходе научных революций – то есть резко, внезапно и быстро. - третья модель опирается на тот факт, что наука изменяется под действием целой совокупности частных ситуаций в среде научных изысканий. Раскрывая каждую из моделей, можно определить, что приверженцы первой модели исходят из того, что научное знание накапливается и при этом состояние науки в прошлом, определяет ее состояние в будущем. В данной парадигме та часть исследований, которая идет в разрез с общими представлениями, считается ошибочной. Подобную модель можно назвать позитивной, и она имеет отражение в научных работах Э. Маха и П. Дюгема. Долгое. Довольно большой промежуток нашей истории данная модель развития доминировала в научных кругах, которые занимались изысканиями в части изучения развития научного знания. Сторонники второй модели говорят, что развитие науки представлено «рывками». По их мнению, не существует «спокойной реки», которая способна постепенно привести научное знание к трансформации в нечто новое, необходима научная революция – резко изменение сложившихся научных парадигм и лишь в этом случае наука может перейти на следующий, новый этап своего существования. Подобная точка зрения описана известным американским ученым Т. Куном. Третья модель может претендовать на нечто среднее между двумя предыдущими. Частные изыскания в науке накапливаются, изучаются, прорабатываются, в следствии чего одни научные программы сменяются другими, более новыми и доработанными, приводя к конечной трансформации научного знания. Это своего рода научная революция, вызванная накоплением и проработкой новых и старых научных программ.
Содержание

ВВЕДЕНИЕ 3 1 Понятие научной революции 5 2 Типы научных революций 15 2.1 Основное деление 15 2.2 Первая научная революция и формирование научного типа рациональности 20 2.3 Вторая научная революция и изменения типа рациональности 21 2.4 Третья научная революция и формирование нового типа рациональности 21 2.5 Четвертая научная революция. Тенденции возвращения к античной рациональности 22 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 23 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 25
Список литературы

1. Башляр Г. Новый рационализм. Пер. с франц.- М.: Прогресс, 2019. - 374с. 2. Гайдук Г.В. Доклассическое естествознание Восточной Европы конца XV - середины XVIII веков. - Минск: ФУАинформ, 2018. - 416с. 3. Гайденко П.П. Научная рациональность и философский разум. // Проблемы методологии постнеклассической науки./ Отв. ред. Мамчур Е.А. - М.: ИФРАН, 2020.-С. 1-40. 4. Грушевская Т.Г., Садохин П.П. Концепции современного естествознания: Учеб. Пособие: Высшая школа., М.: 2020г 5. Дубнищева Т.Я Концепции современного естествознания, 9-е издание, М,: издательский центр "Академия", 2018 6. Кадров Б.М., Научные революции, М, 2020, 68с. 7. Корниенко А.А., Корниенко А.В., Философские вопросы развития науки, Томск, 2020, 230с. 8. Т. Кун, Структура научных революций М.: ООО "Издательство АСТ", 2019. 9. Леглер В.А. Научные революции при социализме. Интернет ресурс сайтаhttp://www.socionavtika.narod.ru/Staty/diegesis/Legler/Legler_Gl2.htm 10. Степин В.С. Философия науки. Общие проблемы М.: Гардарики 2018. 11. Суханов А.Д., Голубева О.Н. Концепции современного естествознания. - М., 2019. 12. Фолта Я., Новы Л. История естествознания в датах: Хронологический обзор - Jaroslav Folta, Luboљ Novэ. Dejiny prirodnэch vied v dбtach. Chronologickэ prehlad. - Bratislava, Smena,1981 / Пер. со словац. к.х.н. З.Е. Гельмана; Предисл. и общ. ред. д.х.н. А.Н. Шамина. - М.: Прогресс, 2017. - 496 с
Отрывок из работы

1 Понятие научной революции Человечество, совершая новые научные открытия каждый раз отказывалось от веками сформировавшихся теорий в пользу новых, которые по сути своей выглядели более логично, перспективно и были способны служить на благо человечества. Нельзя говорить о том, что вновь создающиеся теории являются единственных источником вдохновения научных мужей к смене сложившихся и проверенных столетиями систем. Виды сущностей, которые включает в себя наука, определяются не только законами, управляющими нормальной наукой из обозримой нами Вселенной, но другими неявными категориями, которых в науке нет. Отсюда вытекает вывод о том, что открытие, например, кислорода или рентгеновских лучей означает не просто накопление определенного количества знаний. Вновь полученные знания оказывают влияние и на другие сложившиеся ранее теории и на теории, которые сложатся в будущем. Нельзя отрицать и того факта, что накопление, все же, происходит, но лишь в тот момент, когда научное сообщество переоценит сложившиеся традиционные эксперименты и изменит понимание сложившихся научных сущностей, с которыми крепко сроднилось. Процесс перестройки, под влиянием обнаруживаемых фактов и следствий, влияет и на теоретическое восприятие мира. Не представляется возможным провести черту между теорией и научным фактом – между ними нет непроницаемой стены, они взаимодействуют между собой на определенном уровне, либо подтверждая друг друга, либо опровергая. Тем не менее традиционная практика нормальной науки все же проводит между ними черту, вследствие чего открытия, которые не были предсказаны или предугаданы, не просто вводят новые научные факты, а преобразуют мир вокруг ученого, количественно и качественно его обогащая. [1]. Возникает закономерный вопрос – что же представляет из себя научная революция, какие функции в развитии научного знания она выполняет? Отчасти ответ на данный вопрос дан в вышеизложенном тексте. То есть научные революции стоит рассматривать с той точки зрения, когда их изучают в виде некумулятивных эпизодов развития науки, следствием которых является частичное или полное замещение сложившихся парадигм при их полной несовместимости со старыми парадигмами. Почему же кардинальное видоизменение сложившихся парадигм принято именовать «революцией»? Политическое и научное развитие имеют кардинальное различие и существуют пусть и в связке друг с другом, но все же опосредовано. Чем же подтвердить метафору, которая определяет процесс изменения парадигм революцией? В данном случае допустимо провести определенную аналогию. В политике революция начинается в тот момент, когда происходит рост сознания, ранее ограниченный политической частью общества. Общественные массы приходят к пониманию, что политические институты, имеющиеся в данный момент времени, больше не способны удовлетворять потребности, реагировать на вызовы, которые отчасти создаются самими же политическими институтами. Примерно также обстоит ситуация и с научными революциями – их зарождение происходит в следствии роста сознания с одним лишь отличием – в данном случае сознание ограничено лишь узкой частью научного сообщества. Определенная часть ученых приходит к осознанию того, что сложившиеся парадигмы перестают адекватно реагировать в рамках изучаемой части природы, в следствии изучения которой и была сформирована ранее. В процессе такого осознания научное сообщество подходит к порогу кризиса, которая дает предпосылку к научной революции через его разрешение. [3]. Если несколько расширить суть рассматриваемой метафоры, то можно увидеть аналогию не только для крупных изменений научной парадигмы, которые, например, осуществили своими изысканиями Лавуазье и Коперник, но и для более мелких научных изменений, таких как открытие кислорода или рентгеновских лучей. Научную революцию нельзя рассматривать в рамках всех устоявшихся парадигм, а лишь в части той, которую эта научная революция изменяет. Если смотреть на это глазами простого обывателя, то можно подумать, что это обычные признаки процесса развития, как, скажем, политические революции на Балканах XX века. В качестве примера можно рассмотреть астрономов, для которых открытие рентгеновских лучей не стало каким-либо прорывом, для них это было простым приращением к имеющимся базовым знаниям. Иными словами, появление нового вида излучения не привело к изменению существующих в их научной сфере парадигм, это лишь их дополнило. Для иных же, таких как Рентген и Кельвин, открытие рентгеновских лучей стало тем самым «коренным переломом», изменившее научные парадигмы, которым эти ученые следовали. Ведь эти ученые изучали как раз-таки теорию лучей, катодные трубки, а новое знание разрушило старые парадигмы, заменив их новой, во главе которой стояло открытие рентгеновских лучей. Сама возможность открытия нового вида лучей была достигнута благодаря тому, что нормальное научное исследование в этом отношении оказалось в тупике p6]. Действительно, между политическими и научным развитием существует генетический аспект, который не вызывает сомнений в проводимой аналогии. Однако, существует гораздо более глубокий аспект аналогии, благодаря которому из одного значения революции вытекает другое. Например, методы и средства изменения, которые политические институты запрещали себе использовать, используются теми, кто вершит политическую революцию – это есть направление данного вида революции. Успешная реализация этих методов и способов позволяет обществу отказаться от ранее существовавших политических институтов в пользу других. В качестве примера можно привести коммунистическую революцию, которая произошла на останках Российской Империи – в обществе было взращено осознание того, что существующие политические институты не способны решать задачи, которые были на них возложены и пришли те, кто провозгласил, что может существующий ход вещей изменить, тем самым угодив чаяниям людей, которые пришли к выводу несостоятельности имперских политических институтов. Об этичности и необходимости той революции можно спорить сколь угодно много, но в ней прослеживаются все описываемые черты революции – слом старых парадигм и замещение их новыми – слом империализма и замещение его социализмом, который в будущем перерастет в коммунизм. Первоисточник причины также схож, но в данном случае это кризис власти. В ходе нарастания этого кризиса росло количество личностей, которые отстранялись от политической жизни, тех кто не отстранялся – становилось меньше и они выглядели странно в рамках политической жизни государства. Подобные личности, как правило, объединяются, с целью поиска решения проблемы, пытаются создать план общества с целью преобразования их в новую институциональную структуры. На данном этапе происходит разделение общества на партии, стороны, лагеря, которые начинают между собой враждовать («белые» и «красные» во времена гражданской войны в России) [2]. Так, «белые» пытались всеми силами побороть врага, чтобы отстоять свои убеждения, традиции и ранее устоявшиеся государственные институты. «Красные» делали примерно тоже самой, с той лишь разницей, что их целью было установление новых государственных институтов. Формируемое таким образом разногласие, в части политических изменений, исключает возможность политического выхода из ситуации. Начинается открытая конфронтация. Оппоненты не приемлют никакой иной политической структуры, кроме той, которую они отстаивают. В конечном итоге противоборствующим сторонам приходится прибегать к методам порабощения масс и чаще всего это не пропаганда, используемая для убеждения масс, а силовой метод решения проблемы. Именно так началась гражданская война, в которой «белые» и им сочувствующие были разгромлены, а «красные» на останках империи начали возводить социалистические политические институты, которые вписываются в их парадигму и позже она стала общей для всего общества, той новой парадигмой, появившейся в следствии политической революции. Для политики революционные процессы обычны и естественны, также, как и для науки, потому что обе они могут быть загнаны в тупик. Различие лишь в методах выхода из этого тупика, они как правило друг на друга похоже меньше всего. Эволюция науки имеет сходные характеристики с эволюцией политических мировых структур, что подтверждает история изучения парадигм политических и научных. Выбор между конкурирующими парадигмами в соответствии с выбором между конкурентными политическими институтами, есть выбор между моделями жизни сообщества, не совместимыми между собой. Такой выбор вследствие своего характера, не может быть детерминирован обычными оценочными характеристиками нормальных научных процедур. Таковые зачастую зависимы от парадигмы отдельно взятой, каковая и есть объект разногласий. При попадании парадигм в русло споров о выборе парадигмы, возникает замкнутый круг. При этом каждой группой используется собственная парадигма для аргументации в ее же защиту [10]. Аргументы в рамках данного логического круга своей силы не теряют. Тот, кто защищает собственную парадигму, может взять ее за основу для выстраивания линии защиты, а далее продемонстрировать то, как будет выглядеть процесс научного исследования тем, кто принял новую точку зрения. Демонстрация, как инструмент убеждения, действительно действенен, однако в основу аргумента, который призван защитить новую парадигму, положена не логика, а убеждение, несмотря на явную привлекательность первой. Отказывающихся вступить в круг приверженцев новой теории невозможно переубедить в их суждениях теорией вероятностей и уж тем более логикой. Для двух противоборствующих научных лагерей логические предпосылки и ценности недостаточно обширны, чтобы стать методом переубеждения. Ведь нет более высокой инстанции, при принятии тех или иных парадигм, чем согласие большинства и в политических революциях ситуация такая же. На данном этапе целесообразно подвергнуть изучению существующие техники убеждения, которые применяются в соответственных ученых сообществах. Это необходимо для понимания появления самого феномена научной революции. Сначала зададим вопрос: какова причина, по которой проблема выбора парадигмы никогда не решается методами логики и экспериментирования? Важно углубиться в суть природы тех, кто отстаивает традиционные парадигмы и тех, кто выдвигает совершенно новые теории – революционеры. Возьмем за основу, что факт отказа от тех или иных сложившихся парадигм историчен. Тогда можно сделать лишь один вывод: человек по своей природе легковерен, а знания его незрелы. Возможно, у сторонников новых укладов существует какая-то внутренняя мотивация отказа от традиционных парадигм, которые проверены временем? В первую очередь, подобного рода основания следуют далеко не из логической структуры научного знания. Понятен и тот факт, что появление и принятие чего-то нового вполне возможно без разрушения старого. Примером может служить возможность обнаружения на естественном спутнике земли – Луне – жизни. Подобное открытие разрушило бы существующие парадигмы, поскольку на данный момент научное сообщество транслирует информацию о том, что на данном небесном теле не было и нет условий для формирования какой-либо жизни. Однако же, если бы группа ученых совершила открытие о существовании жизни в какой-то отдаленной части галактики – это не вызвало бы разрушение парадигмы. Отсюда вытекает довольно простой факт – новая теория никогда не может противоречить ранее существующим [11]. Подобного рода теория возможна лишь при том условии, что она выдвинута для сектора научного знания, в отношении которого подобных исследований не проводилось в прошлом. Так, субатомные феномены, изучаемые такой дисциплиной, как квантовая механика, были не известны научному сообществу до ХХ века. Если посмотреть с другой стороны, то выдвигаемая новая теория может являться просто теорией, но более высокого уровня, которая способна объединить между собой группы теорий более низкого уровня. При этом она формируется так, что не подвергает существенному изменению объединенные под собой теории. Сегодня теория сохранения энергии связывает между собой термодинамику, химию, электричество, оптику и т.д. представим себе и существование других возможностей связи старых и новых теорий. Любая из них по отдельности и все они объединенные вместе подтверждают пример исторического процесса развития науки. Развитие науки и было бы по-настоящему кумулятивным, если бы существовали подобные связи между всеми теориями. Новые виды явлений просто раскрывались бы в процессе упорядочивания природы, незамеченные до этого никем. На смену невежеству в эволюции науки приходило бы новое знание. Даже если в качестве изучаемого объекта брать не науку, а другое менее эффективное предприятие, оно все равно развивается полностью кумулятивном образом под влиянием определенных условий. Сейчас, в современном мире, обширная часть общества, которая может причислять себя к образованным людям, полагает что обычное накопление знания – есть идеал и если он не извращен через человеческую субъективизацию, то он может быть осуществлен в виде исторического развития. При этом имеются достаточно прочные основания для того, чтобы верить в подобное суждение. Правда суть в том, что, если взять отдельного человека, который в течении жизни просто накапливает определенные знания и не применяет, не испытывает их на практике, не подвергает совершенствованию и сомнению – никакого эффекта из такого действия получено не будет. Эти знания так и останутся знаниями без возможности к дальнейшей трансформации во что-то новое. Научная революция – в первую очередь радикальный процесс, направленный на резкое изменение процесса и содержания научного познания. Подобное изменение ведет к тому, что устоявшиеся теоретические и методологические предпосылки заменяются принципиально новыми, формируя новую картину научного мира. При этом изменению подвергаются и материальные средства наблюдения, экспериментирования, позволяя достичь качественного новых методов оценки и интерпретации эмпирических данных и как следствие формируются новые идеалы объяснения и организованности научного знания. Приведем исторические примеры научной революции. «Это переход от средневековых представлений о космосе к механистической картине мира на основе математической физики XVI – XVIII веков. К этому же относятся переход к эволюционной теории происхождения и развития биологических видов, возникновение электродинамической картины мира в XIX веке, создание квантово-релятивистской физики в начале XX в» [7]. «Окружающий мир и его объективные законы познаются через исторически сложившуюся систему познания, которая именуется наукой. Результатом научной деятельности является система развивающегося и обоснованного знания. Научные знания имеют различные формы –понятия, категории, законы, гипотезы, теории, научную картину мира.» [7]. Из этого можно выделить самую важную особенность, которая присуща науке – она позволяет отражать различные стороны мира объективно, в следствии чего происходит получение знаний, сущность и содержание которых не зависимы как от самого человека, так и от человечества в целом. Наука стремится отойти от субъективизации окружающего мира с целью его отражения таким, какой он есть в действительности без влияния на него человека. Если обратить внимание на историю естествознания, то в ней прослеживают четкие эволюционные и революционные периоды. В тот момент, когда происходит изменение способов познания, как целостной системы технической деятельности, задача которых заключается в воспроизведении сущности, содержания и качественного своеобразия среза объективной реальности, в естествознании происходит революция. Основанием подобной системы является фундаментальная теория. Принципы подобной теории прослеживаются через объединение принципов с методологией установок познания данной науки или группы наук. Научная революция имеет свойство повторяться, как закономерный процесс в истории науки. Ее начало является индикатором того, что происходит качественный процесс перехода от одного способа познания к другому. И данный процесс перехода – есть отражение глубинных связей между наукой и природой. Когда научная революция запущена как процесс, в ее ходе происходит создание качественно новых типов объектов. Система методологических установок познания претерпевает резкое и бурное изменение. Особенно подобной трансформации подвергаются идеалы познания и критерии оценки его результатов. Старые ценности познания критикуются и, возможно, даже разрушаются, а им на смену приходят новые методы познания. После того как завершается этап научной революции, наука входит в этап эволюционного преобразования. Дальнейшее развитие науки, в рамках эволюционного этапа, происходит на основе тех новых ценностей познания, которые были установлены в ходе научной революции. Это становится парадигмой, фундаментальной теорией, которую ученые перестают подвергать существенной критики и всецело принимают в качестве инструмента научного познания [6].
Условия покупки ?
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Служба поддержки сервиса
+7 (499) 346-70-XX
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg