Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Уголовно-правовые аспекты противодействия ограничению конкуренции

superrrya 1775 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 71 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 23.10.2021
Объектом исследования являются охраняемые уголовным законодательством общественные отношения в сфере регулирования добросовестной конкуренции на товарном рынке, рынке финансовых услуг, а также проблемы уголовной ответственности за ограничение конкуренции. Предметом исследования выступают: - уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за ограничение конкуренции; современное гражданское и антимонопольное законодательство; нормы уголовного законодательства, устанавливающие ответственность за схожие, с рассматриваемым, преступления; судебно-следственная практика по делам, связанным с ограничение конкуренции. Цель исследования заключается в том, чтобы на основе анализа теоретических, законодательных и правоприменительных проблем уголовной ответственности за ограничение конкуренции обозначить недостатки в правовой регламентации состава данного преступления и разработать рекомендации относительно возможных путей их устранения, сформулировав конкретные предложения по совершенствованию норм действующего уголовного законодательства. Указанная цель обусловила постановку круга взаимосвязанных задач, решение которых нашло отражение в работе: исследование исторического опыта развития российского законодательства и выявление особенностей ранее действовавших правовых норм об ответственности за нарушение конкурентных отношений; изучение состояния научной разработанности проблемы; выявление закономерностей правовой регламентации ответственности за ограничение конкуренции в отечественном законодательстве; анализ современного состояния законодательной техники конструирования уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за ограничение конкуренции; юридический анализ состава преступления, предусмотренного статьей 178 УК РФ, исследование возникающих в правоприменительной практике проблем, связанных с толкованием признаков состава преступления; рассмотрение содержания и выявление специфики признаков, образующих квалифицированные составы ограничение конкуренции; формулирование и обоснование предложений по совершенствованию уголовного законодательства. Методологической основой исследования послужили общенаучные методы познания социальной и правовой действительности, а также ряд частнонаучных методов: историко-юридический, системно-структурный, сравнительно-правовой, формально-логический. Также использовались социологические приемы, такие как изучение документов, опрос и др. Теоретическую основу исследования составили труды ученых -специалистов в области уголовного, гражданского, административного, антимонопольного законодательства: В.П. Верина, Н.И. Ветрова, Б.В. Волженкина, Л.Д. Гаухмана, В.К. Глистина, А.С. Горелика, П.С. Дагеля, С.Э. Жалинского, И.Э. Звечаровского, М.Н. Ковалева, А.П. Козлова, Л.Л. Крутикова, В.Н. Кудрявцева, Н.А. Лопашенко, Ю.И. Ляпунова, А.В. Наумова, Н.А. Неклюдова, Б.С. Никифорова, Н.И. Панова, А.А. Пионтковского, В,И. Пинчука, А.И. Рарога, В,Я. Таций, Г.В. Тимейко, К.Ю. Тотьева, В.И. Тюнина, Т.Д. Устиновой, Г.Ф. Шершневича, И.В. Шишко, П.С. Яни и др. Нормативную основу исследования составили Конституция Российской Федерации, Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации от 30.12.2001 №195-ФЗ, Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ, Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 №51-ФЗ, Федеральный закон Российской Федерации от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции», Федеральный закон Российской Федерации 8 от 17.08.1995 №147-ФЗ «О естественных монополиях» в ред. от 08.11.2007 г., нормативные акты органов исполнительной власти, в том числе, акты Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации, уголовное законодательство стран бывшего СССР и некоторых европейских государств. Однако остается еще достаточно много вопросов теоретического и практического характера, требующих ответа. Так, необходимо исследование уголовно-правовой характеристики ограничения конкуренции, о чем свидетельствует неэффективность использования ст. 178 УК РФ (монополистические действия и ограничение конкуренции) и большое количество квалификационных ошибок в правоприменительной практике. Практическая и теоретическая значимость работы. Теоретическая значимость исследования состоит в том, что сформулированные в работе положения развивают научные представления об уголовно-правовой характеристике ограничения конкуренции и могут быть использованы при проведении новых уголовно-правовых и криминологических исследований. Полученные выводы восполняют некоторые пробелы в изучении проблем уголовной ответственности за преступный монополизм, касающиеся, в частности, субъекта исследуемого преступления, форм и способов преступной антиконкурентной деятельности. Научная новизна исследования. В работе углубленному анализу подвергнуты все изменения, внесенные законодателем в ст. 178 УК РФ за время действия Уголовного кодекса Российской Федерации. Оценены последствия декриминализации ряда антиконкурентных деяний, совершаемых, в частности, представителями властных структур. Рассмотрены перспективы установления уголовной ответственности за злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением и закрепления административной преюдиции в ст. 178 УК РФ. Выдвинуты и обоснованы предложения по совершенствованию исследуемого уголовно-правового запрета. Сформулированы отличные от вносившихся ранее предложения по преодолению некоторых противоречий между действующей редакцией ст. 178 УК РФ и гражданским антимонопольным законодательством. Новизна научного исследования связана также с разработкой и обоснованием предложений по оптимизации установлений уголовного закона, описывающих признаки, как основного, так и квалифицированных составов ограничения конкуренции. Основные положения, выносимые на защиту: 1. Предлагается рассматривать физических лиц, не зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, но фактически осуществляющих предпринимательскую деятельность, в качестве субъектов ограничения конкуренции наряду со всеми иными, «легальными» участниками конкурентных отношений. 2. Доказывается, что распространение действия ст. 178 УК РФ только на участников картелей осуществлено без учета характера и степени общественной опасности иных способов недопущения, ограничения или устранения конкуренции. 3. Обосновывается необходимость установления уголовной ответственности за любые, запрещенные антимонопольным законодательством, способы злоупотребления доминирующим положением. 4. Теоретически обосновано предложение об изложении ч.1 ст. 178 УК РФ в следующей редакции: «Заключение хозяйствующими субъектами-конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля) либо злоупотребление доминирующим положением, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо повлекли извлечение дохода в крупном размере…». 5. Обосновывается необходимость установления уголовной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства, дополнить УК РФ «ст. 1782. Нарушение антимонопольного законодательства». Особенности квалификации монополистических действий. Так, при квалификации монополистических действий следует учитывать наличие двух обязательных условий: а) хозяйствующий субъект должен занимать доминирующее положение на рынке, то есть исключительное положение, дающее ему возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке или затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам; б) хозяйствующий субъект должен злоупотреблять своим доминирующим положением, то есть осуществлять такие действия, которые приводят или могут привести к ограничению конкуренции и (или) ущемлению интересов других хозяйствующих субъектов или физических лиц (не обязательно тех, которые являются реальными или потенциальными конкурентами доминирующего на рынке хозяйствующего субъекта). 6. Предлагаем дополнить примечания ст.178 УК РФ пунктом 2, расширив его признаком «служебного положения», под которым признавать исполнение лицом в порядке и на основаниях, установленных Конституцией РФ, федеральными конституционными законами РФ, федеральными законами РФ, законами субъектов РФ, нормативно-правовыми актами органов местного самоуправления, локальными правовыми актами, а также трудовым или иным договором (контрактом) обязанностей по должности, занимаемой в государственном или муниципальном органе власти, в коммерческой или некоммерческой организации, независимо от формы собственности. 7. Из наказания предлагается исключить штраф, поскольку такой вид наказания несоразмерен тяжести преступления. Федеральным законом от 8 марта . N 45-ФЗ "О внесении изменений в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации" сумма крупного ущерба в 2015 гст. 178 УК РФ увеличена до 10 млн рублей, а сумма крупного дохода увеличена до 50 млн рублей, при этом в санкции осталось наказание в виде штрафа от 300 до 500 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет. Апробация записьи внедрение данныерезультатов либоисследования. Основные низкийположения, себявыносимые валона защиту либои выводы внесяисследования, лицаизложены нормв научной недвстатье, сфереопубликованной reg-автором либов научном составжурнале. Структура миреработы включает введение, двух глав, трех параграфов, заключение и список использованных источников.
Введение

Конкуренция - прежде всего представляет собой экономические состязательные отношения на рынке между субъектами предпринимательской деятельности, связанные с совершением ими конкурентных действий, направленных на получение наибольшей прибыли. Данные отношения могут осуществляться как законными, так и противозаконными способами. При этом последние наносят вред не только самим предпринимателям, но также потребителям и всему обществу в целом. В течение последних ста лет борьба с правонарушениями, направленными против конкурентных отношений стала актуальной для многих стран с рыночной экономикой. Не стала исключением из этого правила и Российская Федерация, которая, встав на путь экономических реформ, также столкнулась с подобными противоправными проявлениями. Несмотря на наличие антимонопольного законодательства, в котором установлена административная ответственность за нарушение конкурентных отношений, потенциально эффективным средством, с помощью которого отношения конкуренции должны быть защищены от наиболее опасных посягательств, является установление уголовной ответственности. В состав основных российских уголовно-правовых норм, направленных на защиту добросовестной конкуренции входит статья 178 УК РФ. Однако, на практике данная статья почти не применяется. Причин тому несколько. Во-первых, незначительная реализация на практике указанной нормы во многом связана с неоднозначной оценкой содержания признаков ограничения конкуренции. 4 Во-вторых, в базовых федеральных законах «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» .1 и «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг» . в редакции 2001 и ., «О естественных монополиях» . не дано определений понятий «недопущение, ограничение или устранение конкуренции». В-третьих, и прежняя, и, тем более, действующая редакции ч.1 ст. 178 УК РФ предусматривают уголовную ответственность лишь за отдельные проявления монополизма, связанные с заключением картелей. Законодатель оставил за пределами уголовно-правового воздействия существенный спектр иных деяний антиконкурентной направленности. Принятие законодательного решения о декриминализации злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением представляется небесспорным. Оно вызвало неоднозначную реакцию в научных кругах вплоть до предложений о возврате в уголовное законодательство ответственности за указанные деяния. Данное обстоятельство, как представляется, свидетельствует о необходимости продолжить научный поиск разрешения проблем применения указанной нормы. В частности, важными для исследования, являются вопросы квалификации неоднократного злоупотребления доминирующим положением, применения нормы в части ограничения доступа на рынок и др. Об актуальности исследования вопросов уголовно-правового противодействия антиконкурентным деяниям свидетельствует и частота обновления содержания диспозиции ст. 178 УК РФ, которая только за последние пять лет трижды корректировалась. Столь частые законодательные решения об изменении нормы, по нашему мнению, обусловлены как объективными динамичными изменениями в характеристиках антиконкурентной преступности, так и недостаточно взвешенной уголовной политикой в сфере борьбы с проявлениями монополизма.1991 г1999 г2006 г1995 г Как показывает мировая и отечественная практика: позитивное антимонопольное законодательство не позволяет в должной мере противостоять всем проявлениям монополизма. Применение лишь одних административных санкций не способно воспрепятствовать высокодоходной монополистической деятельности. Поэтому в уголовном законодательстве предусмотрены нормы, охраняющие конкуренцию от наиболее опасных деяний антиконкурентной направленности. Действующая редакции ч.1 ст. 178 УК РФ предусматривают уголовную ответственность лишь за отдельные проявления монополизма, связанные с заключением картелей. Законодатель оставил за пределами уголовно-правового воздействия существенный спектр иных деяний антиконкурентной направленности. Принятие законодательного решения о декриминализации злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением представляется небесспорным. Оно вызвало неоднозначную реакцию в научных кругах вплоть до предложений о возврате в уголовное законодательство ответственности за указанные деяния. Данное обстоятельство, как представляется, свидетельствует о необходимости продолжить научный поиск разрешения проблем применения указанной нормы. В частности, важными для исследования, являются вопросы квалификации неоднократного злоупотребления доминирующим положением, применения нормы в части ограничения доступа на рынок и др. Об актуальности исследования вопросов уголовно-правового противодействия антиконкурентным деяниям свидетельствует и частота обновления содержания диспозиции ст. 178 УК РФ, которая только за последние пять лет трижды корректировалась. Столь частые законодательные решения об изменении нормы, по нашему мнению, обусловлены как объективными динамичными изменениями в характеристиках антиконкурентной преступности, так и недостаточно взвешенной уголовной политикой в сфере борьбы с проявлениями монополизма. Отмеченные обстоятельства свидетельствуют о возможности дальнейшего исследования преступлений антиконкурентной направленности и разработки направлений оптимизации законодательного описания соответствующего состава преступления.
Содержание

Введение……………………………………………………………………………..3 1 Уголовно-правовое регулирование ограничения конкуренции………………11 1.1 Ограничение конкуренции: анализ состава преступления………………….11 1.2 Уголовно-правовая охрана свободы конкуренции в аспекте изменений и дополнений уголовного закона……………………………………………………22 1.3 Общественно опасные последствия преступления, предусмотренного ст. 178 «Ограничение конкуренции» как обязательный элемент состав преступления……………………………………………………………………….36 2 Особенности уголовной ответственности за картели…………………………48 Заключение…………………………………………………………………………61 Список использованных источников……………………………………………..64
Список литературы

- нормативные правовые акты 1 Конституция Российской Федерации. М.: Эксмо, 2016. 2 Уголовный кодекс РФ от 13.06.96 // Собрание законодательства РФ. - 1996 - № 25. 3 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001) // СЗ РФ. - 2001 - № 52. 4 Федеральный закон: «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» от 20 апреля 1995 // СЗ РФ. - 1995 - №17. 5 Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" // СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4848. 6 Федеральный закон от 29.07.2009 N 216-ФЗ "О внесении изменения в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации" // СЗ. 2009. N 31. Ст. 3922. 7 Федеральный закон от 06.12.2011 N 401-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2011. N 50. Ст. 7343. 8 Федеральный закон от 08.03.2015 N 45-ФЗ "О внесении изменений в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2015. N 10. Ст. 1415. 9 Решение ФАС РФ от 20.12.2012 по делу N 111/98-12 10 Решение ФАС РФ от 12.04.2011 по делу N 111/2-11 11 Решение ФАС РФ от 27.12.2011 по делу N 111/139-11. 12 Решение УФАС Новгородской области от 17 декабря . [Электронный ресурс]. Доступ из официального сайта УФАС Новгородской области. URL: http://novgorod.fas.gov.ru/solution/10344.2013 г 13 Приговор Новгородского районного суда Новгородской области от 13 мая . Дело N 1-349/2014.2014 г 14 Приговор Новгородского районного суда Новгородской области от 22 апреля . Дело N 1-347/2014.2014 г 15 Приговор Почепского районного суда Брянской области от 21 июня .2002 г 16 Приговор Фрунзенского районного суда г. Иваново // Архив Фрунзенского районного суда г. Иваново. Дело N 1-143/2008. 17 - учебная и научная литература 18 Алешин Д.А. Новые подходы ФАС России к анализу товарных рынков: применение теста гипотетического монополиста. Анализ товарных рынков в антимонопольном регулировании. Технологии и алгоритмы / Под ред. Д.А. Алешина. М.: ФАС России, Маркет ДС, 2007. 19 Анденес И. Наказание и предупреждение преступлений. М.: Прогресс, 1979. 20 Временная методика определения размера ущерба (убытков), причиненного нарушением хозяйственных договоров (приложение к письму Госарбитража СССР от 28.12.1990 N С-12/НА-225): одобр. Гос. комиссией Совета министров СССР по экономической реформе 21.12.1990 // СПС "КонсультантПлюс". 21 Методические рекомендации "Особенности возбуждения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 178 УК РФ "Недопущение, ограничение или устранение конкуренции". М.: ФГКУ "ВНИИ МВД России", 2014. 22 Михайлов А.П., Петров А.П., Алешин Д.А. Математические модели и алгоритмы определения границ рынка с помощью теста гипотетического монополиста. Анализ товарных рынков в антимонопольном регулировании. Технологии и алгоритмы / Под ред. Д.А. Алешина. М.: ФАС России, Маркет ДС, 2007. 23 СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3434. 24 Хутов К.М. Преступный монополизм: уголовно-политическое и криминологическое исследование / Под ред. Н.А. Лопашенко. М.: Волтерс Клувер, 2007. - статьи в периодических изданиях 25 Алешин Д.А., Положихина М.А. Современные подходы ФАС России к анализу состояния конкурентной среды на товарных рынках // Современная конкуренция. 2007. N 5. 26 Андреев А., Гордейчик С. Монополистические действия и ограничение конкуренции: вопросы квалификации // Российская юстиция. 1998. N 7. 27 Бацин И.В. Недопущение, ограничение или устранение конкуренции (ст. 178 УК РФ)//"Российский следователь", 2015, N 2 28 Бессчасный С.А., Ягубкин А.В. Проблемы применения Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" //"Законность", 2014, N 11 29 Боровиков В.Б. Оценка применения насилия при захвате заложника//"Уголовное право", 2016, N 2 30 Власенко В.В. Новая редакция ч. 2 ст. 76.1 УК РФ//"Законность", 2017, N 3 31 Виноградов Т., Гребенщикова Я., Подоплелова О., Храмова Т. Обзор постановлений, вынесенных Конституционным Судом Российской Федерации //"Сравнительное конституционное обозрение", 2015, N 5 32 Ворогушина Н.А. Ограничение свободы и условное осуждение: вместе или порознь?//"Судья", 2016, N 4 33 Гаврилов А. Либерализация уголовной ответственности за ограничение конкуренции //"Конкуренция и право", 2015, N 3 34 Головнев К.К. О некоторых особенностях назначения наказания несовершеннолетним //"Судья", 2014, N 6 35 Денисова А.В. Недопущение, ограничение или устранение конкуренции: субъект преступления //"Уголовное право", 2015, N 1) 36 Денисова А.В. Общественно опасные последствия преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ "Ограничение конкуренции"//"Российский следователь", 2016, N 13 37 Денисова А.В. Уголовно-правовое противодействие посягательствам на конкуренцию: проблемы теории и практики // Законодательство. 2012. N 11. 38 Деревягина О.Е. Крупный ущерб как криминообразующий признак недопущения, ограничения или устранения конкуренции // Российский следователь. 2008. N 16; СПС "КонсультантПлюс". 39 Досаева Г.С. К вопросу о множественности преступлений // "Российская юстиция", 2014, N 10 40 Дядюн К.В. Проблемные вопросы квалификации убийства матерью новорожденного ребенка//"Адвокат", 2016, N 5 41 Еремин А.А. Модификация обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию по уголовным делам о коррупционных преступлениях, посягающих на конкуренцию, в свете изменений уголовного законодательства Российской Федерации//"Российский следователь", 2016, N8 42 Ершов М. Актуальные вопросы квалификации недопущения, ограничения или устранения конкуренции, совершенных с применением насилия или угрозой его применения //"Уголовное право", 2014, N 5 43 Есаков Г.А. Расширенная трактовка обмана как способа совершения мошенничества //"Уголовное право", 2015, N 5 44 Изюмова Е.С. Административная преюдиция уголовной ответственности за незаконную организацию игорной деятельности //"Административное и муниципальное право", 2014, N 4 45 Кинев А.Ю., Тенишев А.П. Об уголовной ответственности за картели //"Юрист", 2017, N 1 46 Клепицкий И.А. Уголовно-правовая охрана конкуренции в России: почему закон не работает? // Законодательство. 2005. N 10. 47 Корнилов А.В., Ульянова В.В. Квалификация "откатов" //"Уголовное право", 2014, N 6 48 Коробеев А.И. Уголовно-правовая политика современной России: проблемы пенализации и депенализации //"Закон", 2015, N 8 49 Костылева О.В. Криминализация как метод уголовно-правовой политики: теория и практика принятия законодательных решений //"Закон", 2015, N 8 50 Кошаева Т.О. Ответственность за преступления в сфере экономической деятельности: пути развития российского уголовного законодательства //"Журнал российского права", 2014, N 6 51 Куликов А.Е. Служебное положение при недопущении, ограничении или устранении конкуренции // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. N 4. 52 Лапина М.А., Карпухин Д.В., Трунцевский Ю.В. Административная преюдиция как способ декриминализации уголовных преступлений и разграничения уголовных преступлений и административных правонарушений в современный период //"Административное и муниципальное право", 2015, N 11 53 Ларичев В.Д., Жуковская И.В. Предупреждение преступлений в сфере экономической деятельности //"Безопасность бизнеса", 2015, N 4 54 Максимов С.В. Двадцатилетие новейшей уголовно-правовой политики России: предварительные итоги и перспективы//"Законы России: опыт, анализ, практика", 2016, N 4 55 Мамхягов З.З. О допустимости использования административной преюдиции в уголовном законодательстве //"Административное право и процесс", 2015, N 8 56 Маркунцов С.А., Одоев О.С. О перспективах применения уголовно-правовых запретов, сформулированных с использованием конструкции административной преюдиции//"Судья", 2016, N 6 57 Мартыненко Г.И. Правовое обеспечение конкуренции и ограничения монополистической деятельности //"Право и экономика", 2009, N 11 58 Минин Р.В. Формирование перечня преступлений, совершаемых юридическими лицами //"Lex russica", 2016, N 10 59 Минязева Т.Ф., Серебренникова А.В. Уголовная ответственность юридических лиц в России и Германии: к постановке проблемы //"Lex russica", 2017, N 2 60 Оказание противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса (ст. 184 УК РФ //("Российский следователь", 2016, N 12 61 Павлова Н., Шаститко А. Эффекты "негостеприимной традиции" в антитрасте: деятельное раскаяние против соглашений о кооперации? // Вопросы экономики. 2014. N 3. 62 Пармененков К.Н. Методы анализа состояния конкурентной среды на товарных рынках // Аудит и финансовый анализ. 2011. N 2. 63 Полякова Ю. Новеллы антимонопольного регулирования//"ЭЖ-Юрист", 2016, N 4 64 Полякова Ю.С., Подгузова К.Г. Взыскание убытков, вызванных нарушением антимонопольного законодательства // Судебная практика в Западной Сибири. 2014. N 3. 65 Ромащенко Ф.Н. Виды ответственности за картели //"Предпринимательское право", 2015, N 2 66 Российская газета. 07.12.2004. 67 Русанов Г.А. Уголовная ответственность за недопущение, ограничение или устранение конкуренции (ст. 178 УК РФ) //"Российский следователь", 2010, N 21 68 Русанов Г.А., Лаптев Д.Б. Некоторые проблемы применения нормы о недопущении, ограничении или устранении конкуренции //"Российская юстиция", 2013, N 6 69 Рыженков А. Правовая природа антимонопольной ответственности //"Конкуренция и право", 2015, N 5 70 Скобликов П.А. Уголовная ответственность за монополистические действия и ограничение конкуренции в современной России //"Закон", 2006, N 12 71 Соколовская Е. Новое в уголовной ответственности за ограничение конкуренции //"Конкуренция и право", 2015, N 3 72 Соловьев А.А., Шеяфетдинова Н.А. Проблема переполненности пенитенциарных учреждений и альтернативы лишению свободы: зарубежные подходы//"Современное право", 2016, N 7 73 Сухаренко А. Борьба с картелями //"ЭЖ-Юрист", 2015, N 11 74 Сухаренко А. Зачем корове пастух?//"ЭЖ-Юрист", 2016, N 31 75 Сухаренко А.Н. Административно-правовые меры декриминализации рыбной отрасли Дальнего Востока России //"Юридический мир", 2014, N 6 76 Татаринова С.С. Правовое регулирование определения границ товарного рынка // Основы экономики, управления и права. 2014. N 2. 77 Тенишев А.П., Филимонов А.А. От смертной казни к оборотным штрафам: наказание за картель//"Юрист", 2015, N 17 78 Тотьев К.Ю. Товарный рынок и его границы в практике применения антимонопольного законодательства // Законы России. 2010. N 6. 79 Трунцевский Ю.В. В помощь судьям: о признаках криминализации новых видов опасного поведения и их учете при квалификации преступлений и назначении судом наказания //"Российский судья", 2014, N 6 80 Устинков А.В., Инчев М.Е., Тарабцев Р.А. Уголовно значимые последствия незаконной банковской деятельности // Право и безопасность. 2009. N 1 (30); URL: http://dpr.ru/pravo/pravo_26_24.htm. 81 Устинова Т.Д. Недопущение, ограничение или устранение конкуренции как уголовно наказуемые деяния //"Закон", 2008, N 11 82 Устинова Т.Д. Уголовно-правовая охрана свободы конкуренции в аспекте изменений и дополнений уголовного закона//"Актуальные проблемы российского права", 2016, N 7 83 Чураев Т.Ф. Уголовная ответственность за ограничение и устранение конкуренции//"Журнал российского права", 2014, N 12 84 Шемякин Д.В. Проблемные вопросы использования административной преюдиции в уголовном праве//"Российский следователь", 2015, N 15 85 Яни П.С. Проблемы уголовно-правовой охраны экономики от недобросовестной конкуренции // Российская юстиция. 2010. N 11. - литература на иностранных языках 86 Report of Global Competition Review. 16.06.2016. - интернет-ресурсы 87 Второй антимонопольный пакет: интервью с начальником Правового управления ФАС России С.А. Пузыревским. URL: http://lawfirm.ru/news/index.php?id=3976. 88 Коняхин Н.Я. Как не упустить взыскание упущенной выгоды? // Ваш партнер-консультант. 2014. N 24; URL: http://www.eg-online.ru/article/249957/. 89 Уголовная и административная ответственность за нарушение антимонопольного законодательства: презентация. 2010. URL: http://www.fas.gov.ru/netcat_files/Analitical%20materials/8_Puzirevskiy.ppt. 90 Черняков Д., Москвитин О. Вступили в силу важные изменения Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке. URL: http://www.rospravo.ru/files/news/458313e93a6a21665b354448fde0bbcf.pdf.
Отрывок из работы

1 Уголовно-правовое регулирование ограничения конференции 1.1 Ограничение конкуренции: анализ состава преступления Непосредственным объектом рассматриваемого состава преступления являются установленный порядок осуществления законной предпринимательской деятельности и добросовестная конкуренция. В качестве дополнительного непосредственного объекта могут выступать имущественные интересы граждан и юридических лиц, отношения собственности (п. "б" ч. 2) и здоровье человека (ч. 3). Объективная сторона описана в законе достаточно сложно. В целом состав преступления предполагает совершение одного из действий, указанных в законе, которое влечет недопущение (т.е. создание препятствий для возникновения добросовестной конкурентной борьбы на рынке), ограничение (см. п. 17 ст. 4 Федерального закона от 26 июля . N 135-ФЗ "О защите конкуренции") или устранение конкуренции (т.е. исчезновение добросовестной конкурентной борьбы на рынке). При этом кроме недопущения, ограничения или устранения конкуренции, являющихся первым предусмотренным в законе общественно опасным последствием, преступное действие должно также либо причинять крупный ущерб гражданам, организациям или государству (второе обязательное общественно опасное последствие), либо быть сопряжено с извлечением дохода в крупном размере (примечания 1 и 2 к статье). Соответственно, даже совершение указанных в законе действий, не повлиявших на конкурентную борьбу на рынке, не может рассматриваться как преступление. 2006 г В качестве двух первых альтернативно предусмотренных действий закон называет заключение ограничивающих конкуренцию соглашений или осуществление ограничивающих конкуренцию согласованных действий. Для уяснения этих понятий следует обратиться к ст. ст. 8, 11 - 13, 16 Закона, описывающих как неправомерные, так и допустимые соглашения и согласованные действия в сфере конкурентной борьбы. Третьим альтернативно предусмотренным действием является неоднократное злоупотребление доминирующим положением, совершаемое одним из предусмотренных в законе способов: 1) установление и (или) поддержание монопольно высокой или монопольно низкой цены товара. Под монопольно высокой ценой понимается цена товара, превышающая цену, которую в условиях конкуренции на товарном рынке, сопоставимом по количеству продаваемого за определенный период товара, составу покупателей или продавцов товара (определяемому исходя из целей приобретения или продажи товара) и условиям доступа, устанавливают хозяйствующие субъекты, не входящие с покупателями или продавцами товара в одну группу лиц и не занимающие доминирующего положения на сопоставимом товарном рынке, либо превышающая сумму необходимых для производства и реализации такого товара расходов и прибыли (ст. 6 Закона); под монопольно низкой ценой - цена, которая ниже цены, которую в условиях конкуренции на сопоставимом товарном рынке устанавливают хозяйствующие субъекты, не входящие с покупателями или продавцами товара в одну группу лиц и не занимающие доминирующего положения на таком сопоставимом товарном рынке, либо цена, которая ниже суммы необходимых для производства и реализации такого товара расходов (ст. 7 Закона). Установление таких цен, т.е. действия, направленные на их появление на товарном рынке, и их поддержание, т.е. действия, направленные на их сохранение на товарном рынке, представляют собой злоупотребление доминирующим положением (ст. 10 Закона). Данные действия может совершить только хозяйствующий субъект, занимающий доминирующее положение (ст. 5 Закона); 2) необоснованный отказ или уклонение от заключения договора, т.е. экономически или технологически не обоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) в случае наличия возможности производства или поставок соответствующего товара, а также в случае если такой отказ или такое уклонение прямо не предусмотрены законодательством или судебными актами. Такой отказ (уклонение) является злоупотреблением доминирующим положением (ст. 10 Закона); 3) ограничение доступа на рынок в качестве продавцов определенных товаров или их покупателей (заказчиков). Такое ограничение может носить физический характер (действия в отношении имущества, личности), психологический характер (психическое воздействие на потерпевшего) и информационный характер (распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации; введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества и количества товара или его изготовителей). Данное действие запрещено на основании ст. 10 Закона как злоупотребление доминирующим положением. Злоупотребление доминирующим положением должно быть неоднократным (примечание 4 к статье). При этом второе злоупотребление доминирующим положением в течение трех лет после того, как лицо было привлечено к административной ответственности по ст. ст. 14.6, 14.31, 14.31.1 КоАП РФ, является предикатным деянием для наличия состава преступления независимо от истечения годичного срока, установленного ст. 4.6 КоАП РФ (такой подход законодателя вызывает сомнения в конституционности данного примечания к статье). По смыслу закона предполагается, что к ответственности по ст. ст. 14.6, 14.31, 14.31.1 КоАП РФ ранее привлекалось не юридическое лицо, а физическое лицо, выступающее применительно к юридическому лицу как должностное лицо в смысле ст. 2.4 КоАП РФ. В случае если ранее к ответственности по ст. ст. 14.6, 14.31, 14.31.1 КоАП РФ привлекалось только юридическое лицо, то хотя бы физическое лицо вновь в рамках деятельности такого юридического лица совершило описанные в комментируемой статье действия, оно не подлежит уголовной ответственности (административная ответственность при этом не исключается). Состав преступления материальный; преступление признается оконченным с момента недопущения, ограничения или устранения конкуренции, сопряженного с причинением крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо с извлечением дохода в крупном размере. Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла. Субъект преступления исходя из текста уголовного закона общий, однако по смыслу уголовного закона им может быть, как правило, руководитель юридического лица либо управленец высшего звена в таком лице. Совершение преступления физическими лицами, выступающими в качестве индивидуальных предпринимателей либо государственных или муниципальных служащих, также не исключается. При этом действия государственных или муниципальных служащих квалифицируются по п. "а" ч. 2, а совершить преступное деяние они могут лишь в форме заключения ограничивающих конкуренцию соглашений или осуществления ограничивающих конкуренцию согласованных действий. Квалифицированный состав (ч. 2) предполагает ответственность за совершение преступления лицом с использованием его служебного положения или группой лиц по предварительному сговору; за деяние, сопряженное с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с угрозой его уничтожения или повреждения, при отсутствии признаков вымогательства (т.е. при отсутствии сопряженного с применением насилия или угрозами различного рода требования передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера) либо причинившее особо крупный ущерб или повлекшее извлечение дохода в особо крупном размере (примечания 1 и 2 к статье). Одной из проблем применения ст. 178 УК РФ является неверное определение субъекта этого преступления. В связи с тем, что содержащаяся в этой статье правовая норма относится к бланкетным, признаки состава, в том числе и субъекта преступления, следует устанавливать на основе Федерального закона от 26 июля . N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции).2006 г В соответствии с его положениями картель и злоупотребление доминирующим положением, за которые и установлена уголовная ответственность, образуют такой вид нарушения антимонопольного законодательства, как монополистическая деятельность (ст. 10 и 11 Закона о защите конкуренции). Согласно гл. 2 названного Закона, потенциальными субъектами монополистической деятельности являются только хозяйствующие субъекты. Понятие хозяйствующего субъекта дано в ст. 4 Закона о защите конкуренции, им, в частности, является: - коммерческая организация; - некоммерческая организация, осуществляющая деятельность, приносящую ей доход; - индивидуальный предприниматель; - иное физическое лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, но осуществляющее профессиональную деятельность, приносящую доход, в соответствии с федеральными законами на основании государственной регистрации и (или) лицензии, а также в силу членства в саморегулируемой организации. Заключают ограничивающее конкуренцию соглашение (картель) и злоупотребляют доминирующим положением хозяйствующие субъекты, обладающие разным правовым статусом. Так, недопущение, ограничение или устранение конкуренции путем заключения ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля) могут быть совершены хозяйствующими субъектами - конкурентами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке (п. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции) и не входящими в одну группу лиц, т.е. хозяйствующие субъекты не должны осуществлять контроль в отношении других юридических лиц, а также хозяйствующие субъекты не должны находиться под контролем одного лица (п. 7 ст. 11 Закона о защите конкуренции). Из этого положения Закона о защите конкуренции следует, что для определения статуса хозяйствующего субъекта необходимо принимать во внимание понятие товара, товарного рынка, группы лиц. Так, если товары хозяйствующих субъектов не относятся к категории взаимозаменяемых , то хозяйствующие субъекты не являются конкурентами. Если хозяйствующие субъекты осуществляют свою деятельность на разных товарных рынках, то они также не являются конкурентами. Понятие товарного рынка приведено в ст. 4 Закона о защите конкуренции, им является сфера обращения товара (в том числе товара иностранного производства), который не может быть заменен другим товаром, или взаимозаменяемых товаров, в границах которой (в том числе географических) исходя из экономической, технической или иной возможности либо целесообразности приобретатель может приобрести товар, и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами. Из чего следует необходимость установления продуктовых, географических границ этого рынка. Признаки взаимозаменяемости товаров, географических и продуктовых границ товарного рынка устанавливаются антимонопольными органами в соответствии с Приказом ФАС от 28 апреля . "Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке".2010 г Что касается понятия "группа лиц", признаки которой составляют содержание ст. 9 Закона о защите конкуренции, то установление факта отнесения подозреваемых в картеле хозяйствующих субъектов к одной группе лиц исключает их ответственность за эти действия (п. 7 ст. 11 Закона о защите конкуренции). Другие способы совершения преступления, заключающиеся в неоднократном злоупотреблении доминирующим положением, выразившимся в установлении и (или) поддержании монопольной высокой или монопольно низкой цены товара, необоснованном отказе или уклонении от заключения договора, ограничении доступа на рынок, могут быть совершены только хозяйствующими субъектами, занимающими доминирующее положение на рынке. Доминирующее положение хозяйствующего субъекта определяется также антимонопольными органами на основе ст. 5 Закона о защите конкуренции и в соответствии с Административным регламентом ФАС по исполнению государственной функции по установлению доминирующего положения хозяйствующего субъекта при рассмотрении дел о нарушении антимонопольного законодательства и при осуществлении государственного контроля за экономической концентрацией. Исходя из вышеизложенного, а также фундаментального в уголовном праве понятия субъекта преступления, представляется обоснованным вывод о том, что к уголовной ответственности по ст. 178 УК РФ должны привлекаться лица, обладающие признаками специального субъекта, а именно: 1) индивидуальный предприниматель; 2) непосредственный руководитель (единоличный исполнительный орган), иной представитель юридического лица, действующий от его имени и в его интересах (например, управляющий, действующий от имени юридического лица в силу договора); 3) физическое лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, но осуществляющее профессиональную деятельность, приносящую доход, в соответствии с федеральными законами на основании государственной регистрации и (или) лицензии, а также в силу членства в саморегулируемой организации (например, аудитор, арбитражный управляющий), при условии, что перечисленные лица имеют непосредственное отношение, в зависимости от инкриминируемого деяния, либо к хозяйствующим субъектам - конкурентам, либо к хозяйствующим субъектам, занимающим доминирующее положение на рынке. Одним из квалифицирующих признаков является предусмотренное п. "а" ч. 2 ст. 178 УК РФ использование лицом своего служебного положения. В контексте Закона о защите конкуренции и исходя из того, что предусмотренные ч. 1 ст. 178 УК РФ способы преступления не могут быть совершены должностными лицами органов власти, представляется, что под использованием служебного положения следует понимать совершение преступления лицом, занимающим должность, полномочия по которой связаны с управлением юридическим лицом. Как было сказано выше, определение субъекта нарушения антимонопольного законодательства, в качестве которого выступает тот или иной хозяйствующий субъект, требует реализации антимонопольными органами отдельных своих полномочий, связанных с экономическим анализом ситуации, согласно ведомственным нормативным правовым актам. Это значит, что только антимонопольные органы могут определить соответствующий статус хозяйствующего субъекта. Однако необходимость соблюдения положений Закона о защите конкуренции, а также обращения к антимонопольным органам для получения заключения о наличии тех или иных признаков нарушения антимонопольного законодательства в целях решения вопроса об уголовной ответственности, является тем фактором, который зачастую игнорируется органами следствия и судами. В научной литературе неоднократно отмечалось, что применение ст. 178 УК РФ на практике происходит редко. Хотя статистика и фиксирует работу органов следствия по возбуждению дел по данной статье, состоявшиеся приговоры исчисляются единицами . Причем антимонопольное ведомство не учитывает эти факты как случаи борьбы с антимонопольными нарушениями. И тому есть причины - те единичные дела, приговоры по которым отражает статистика, были возбуждены правоохранительными органами без участия антимонопольных органов (за очень редким исключением). Анализ этих приговоров позволяет сделать вывод об ошибках, которые допускают как следственные органы, так и суды, заключающихся в неприменении положений Закона о защите конкуренции при определении признаков состава преступления. Одной из них является привлечение к уголовной ответственности по ст. 178 УК РФ лиц, не обладающих особыми признаками хозяйствующих субъектов или их представителей согласно Закону о защите конкуренции. Так, в . по ряду статей, в том числе и по 2008 гч. 3 ст. 178 УК РФ, осужден Д., являвшийся индивидуальным предпринимателем. В частности, он был привлечен к ответственности за ограничение и устранение конкуренции путем ограничения доступа на рынок междугородних пассажирских перевозок, устранение с него других субъектов экономической деятельности, повлекшее причинение крупного ущерба, совершенное с уничтожением и повреждением чужого имущества, в составе организованной группы . Преступление совершено путем поджогов автобусов, принадлежащих другим индивидуальным предпринимателям, которые осуществляли свою деятельность в той же области, что и Д. Суд, постановляя приговор, верно отметил в нем, что "субъектом преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ, может являться только хозяйствующий субъект..." . Однако ни следственными органами, ни судом не были приняты во внимание положения Закона о защите конкуренции о том, что субъектом указанного противоправного поведения может быть либо хозяйствующий субъект, занимающий доминирующее положение на рынке (п. 9 ч. 1 ст. 10), которое устанавливается антимонопольными органами на основе экономического анализа ситуации, либо органы власти разных уровней, а также иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации, государственные внебюджетные фонды, ЦБ РФ, состоящие в соглашении между собой или с хозяйствующими субъектами либо осуществляющие согласованные действия (п. 4 ст. 16). Установление перечисленных особенностей субъекта преступления должно осуществляться на основе материалов антимонопольных органов (заключения, решения), которых здесь, насколько можно судить из анализа решения по делу, не имелось. Таким образом, при отсутствии доказательств доминирования Д. на рынке можно сделать вывод о том, что он не являлся специальным субъектом, а следовательно, не мог нести ответственность по ст. 178 УК РФ. В связи с чем не было оснований для привлечения к ответственности по этой статье и других лиц, входящих в организованную группу вместе с Д., которые не только не имели отношения к предпринимательской деятельности, но и при указанных выше обстоятельствах не могли считаться соучастниками преступления в составе организованной группы. В следующем примере в основе обвинения по ст. 178 УК РФ лежало решение антимонопольного органа , но, несмотря на это, правоприменительными органами сделан очевидно неверный вывод о наличии в действиях лица признаков преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ. В . В. осужден за недопущение, ограничение или устранение конкуренции путем заключения хозяйствующими субъектами - конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля), которые повлекли извлечение дохода в крупном размере и были совершены им с использованием своего служебного положения (2014 гп. "а" ч. 2 ст. 178 УК РФ). Преступление было совершено при проведении открытого аукциона на право заключения государственного контракта на выполнение работ по строительству мостового перехода через реку. Соглашение заключили руководители трех хозяйствующих субъектов, подавших заявку на участие в торгах. Однако в результате достигнутой договоренности двое участников отказались от участия в аукционе. В итоге государственный контракт был заключен с единственным участником торгов. В. являлся заместителем руководителя юридического лица - заказчика, и его противоправные действия выразились в том, что он вступил в сговор с будущим "победителем" торгов об устранении конкурентов, предоставил ему о них информацию, склонил представителей юридических лиц - конкурентов к отказу от участия в торгах и в итоге заключил контракт с единственным участником , в то время как, согласно законодательству, такие торги должны быть признаны несостоявшимися. Таким образом, В. не имел отношения к субъекту рассматриваемого преступления, являясь представителем заказчика, а не хозяйствующего субъекта - конкурента. Заключенное им устное соглашение с "победителем" не свидетельствует о его участии в картеле. Следовательно, вмененное ему в вину преступление не основано на законе. Также к уголовной ответственности по п. "а" ч. 2 ст. 178 УК РФ привлечен представитель одного из участников картеля, С., с которым был заключен государственный контракт . В первом примере антимонопольный орган не принимал какого-либо участия в установлении признаков состава преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ. Вывод судьи о том, что Д. как хозяйствующий субъект обладал признаками специального субъекта, подлежит уголовной ответственности по ст. 178 УК РФ, сделан им самостоятельно. Однако суд не учел того, что для признания лица субъектом преступления необходимо было установить его доминирующее положение на рынке, что находится в сфере компетенции исключительно антимонопольных органов. Во втором же примере одним из доказательств наличия вины явилось заключение УФАС, в котором дана оценка противоправному поведению хозяйствующих субъектов при проведении торгов. Этот положительный момент расследования уголовного дела не привел, однако, к правильной квалификации, т.е. учету того, что участниками картеля могут быть только хозяйствующие субъекты - конкуренты, тогда как представитель заказчика не являлся работником хозяйствующих субъектов - конкурентов и не мог, следовательно, быть признан субъектом преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ. Таким образом, субъект преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ, является специальным, для установления его признаков необходимо руководствоваться положениями Закона о защите конкуренции. И отрадно, что в последнее время все чаще возбуждение уголовных дел по ст. 178 УК РФ стало предваряться решениями антимонопольных органов, законность которых затем подтверждена арбитражным судом. Особо квалифицированный состав (ч. 3) предполагает ответственность за совершение преступления с применением насилия или с угрозой его применения. 11. В примечании 3 к статье содержится специальное основание освобождения от уголовной ответственности за данное преступление в связи с деятельным раскаянием: лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно первым из числа соучастников преступления добровольно сообщило об этом преступлении, активно способствовало его раскрытию и (или) расследованию, возместило причиненный этим преступлением ущерб или иным образом загладило причиненныйвреди если в его действиях не содержится иного состава преступления. 1.2 Уголовно-правовая охрана свободы конкуренции в аспекте изменений и дополнений уголовного закона В действующем УК РФ, в ст. 178, впервые за всю историю российского (советского) законодательства была установлена ответственность за деяния, заключающиеся в проявлении монополистической деятельности, направленной на недобросовестную конкуренцию, при которой используются недозволенные действующим антимонопольным законодательством приемы и методы для максимального получения прибыли. Все это приводит к ограничению свободной конкуренции, существенному ущемлению прав и законных интересов юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Несмотря на то, что современный Уголовный кодекс действует около 20 лет, диспозиция указанной статьи, описывающая признаки уголовно наказуемых деяний, изменялась уже три раза, и в настоящее время она действует в четвертой редакции, сформулированной Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 45-ФЗ . Нельзя не отметить, что, видимо, из-за сложности данного состава преступления и частых изменений уголовного закона, по данным официальной статистики, эта статья практически не применяется. Внесенные изменения приводили к уточнению отдельных признаков, к их расширению, но последнее изменение, на наш взгляд, напротив, сделало редакцию нормы более компактной и, возможно, менее понятной для правоприменителя. Изменено и название самой статьи. Если первоначально название статьи было "Монополистические действия и ограничение конкуренции", а впоследствии - "Недопущение, ограничение или устранение конкуренции" (в ред. ФЗ от 8 декабря . N 162-ФЗ), то сейчас она носит название "Ограничение конкуренции". Сравнение приведенных наименований приводит к выводу, что круг уголовно наказуемых деяний в настоящее время значительно сужен и сведен лишь к заключению между хозяйствующими субъектами-конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля), запрещенного в соответствии с антимонопольным законодательством РФ. Такие деяния, как неоднократное злоупотребление доминирующим положением, выразившееся в установлении и (или) поддержании монопольно высокой или монопольно низкой цены товара; необоснованный отказ или уклонение от заключения договора; ограничение доступа на рынок, больше не признаются преступными, что, полагаем, не во всем оправданно. Осуществление ограничивающих конкуренцию согласованных действий как преступление было исключено Федеральным 2003 гзаконом от 6 декабря . N 401-ФЗ2011 г . В настоящее время, как и ранее, обязательным признаком объективной стороны преступления является причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо извлечение дохода в крупном размере. Следует отметить, что крупный ущерб был введен в диспозицию ст. 178 УК РФ Федеральным законом от 8 декабря . N 162-ФЗ2003 г , существовавшая до этого конструкция состава преступления как формального не была безупречной: в результате совершения тех или иных монополистических действий причиненный ущерб оставался за рамками состава, в отдельных случаях он мог вовсе не наступить, если хозяйствующие субъекты предпримут какие-то определенные контрмеры, направленные на исправление сложившейся ситуации.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 74 страницы
2300 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 50 страниц
1250 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 71 страница
1775 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 64 страницы
1600 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 72 страницы
1800 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg