Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ЛИТЕРАТУРА

Средства выражения авторской оценки в романе «Герой нашего времени» и использование материалов анализа в процессе изучения текста М.Ю. Лермонтова

kisssaaa0721 2025 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 81 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 10.10.2021
Цель нашего исследования состоит в рассмотрении средств выражения авторской оценки в тексте романа «Герой нашего времени» и осмыслении возможностей использования материалов анализа в процессе изучения текста М. Ю. Лермонтова при обучении русскому языку и РКИ. Объект исследования – средства выражения авторской оценки в романе «Герой нашего времени». Предмет исследования – средства выражения авторской оценки в романе «Герой нашего времени» в их эстетической и культурной значимости как материал для обучения русскому языку и РКИ. Для достижения этой цели требуется решить ряд задач: 1. провести анализ теоретической и методической литературы по проблеме исследования; 2. дать определение лирического героя, автора, повествователя в рамках художественного текста в аспекте осмысления культурно-эстетической значимости романа М. Ю. Лермонтова для межкультурной коммуникации и воспитания любви к русскому языку; 3. проанализировать роман М. Ю. Лермонтова и выявить лексические средства, использованные как изобразительно-выразительные, участвующие в передаче авторской оценки в романе «Герой нашего времени» ресурсы; 4. изучить методическую организацию представления романа «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова в школьном учебном процессе на современном этапе; 5. проанализировать УМК по русскому языку и РКИ с целью выявления в них обращения к фрагментам романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» как дидактическому материалу; 6. разработать систему упражнений с использованием материала романа «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова и формы их применения для осмысления авторской позиции в нем при изучении русского языка и РКИ. Материалом исследования послужил текст романа «Герой нашего времени», прежде всего, фрагменты, отражающие авторскую оценку персонажей, исторической и художественной действительности, с одной стороны, с другой – труды с обобщением педагогического опыта изучения русского языка и РКИ с опорой на тексты русской классики. При работе над данной темой использовались следующие методы: 1) теоретический анализ литературы; 2) метод анализа методической документации – УМК по русскому языку и РКИ; 3) анализ художественного текста; 4) лексико-семантический анализ; 5) наблюдение, обобщение и синтез. Теоретическая значимость работы состоит в том, что в ней обосновывается значимость изучения средств выражения авторской позиции в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» в процессе обучения русского языка и РКИ. Практическая ценность работы заключается в том, что результаты проведенного исследования, а также содержащиеся в нем положения и выводы могут быть использованы в дальнейших исследованиях по теме. Материалы ВКР могут быть использованы в работе преподавателей по РКИ. Материалы работы были апробированы в ходе педагогических практик на базе Московского государственного областного университета (МГОУ). Структура работы: ВКР включает Введение, основную часть, состоящую из двух глав, Заключение, Библиографический список. Во Введении определяются цели и задачи, материал и методы исследования, а также его актуальность, теоретическая и практическая значимость. Первая глава посвящена изучению категории и образа как филологических понятий, выявлению средств выражения авторской оценки М. Ю. Лермонтова в романе «Герой нашего времени» и их лингвистическому описанию. Во второй главе проводится практическое исследование роли средств выражения авторской оценки М. Ю. Лермонтова в романе «Герой нашего времени» в рамках преподавания русского языка и РКИ. В ней же подробно рассмотрена методическая организация представления романа «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова в учебном процессе на современном этапе. В Заключении формулируются выводы. Работа завершается списком использованных источников.
Введение

Актуальность исследования обусловлена потребностью в рамках развития межкультурной коммуникации при изучении русского языка как иностранного (РКИ) на современном этапе обращаться к произведениям русских классиков – источникам образцовых текстов с яркими национально-культурными чертами. М. Ю. Лермонтов – великий поэт и прозаик своего времени, но вместе с тем его тексты востребованы и сегодня. Обращение к этим текстам способствует воспитанию любви к красоте и выразительности русского языка. Кроме того, не теряет своей важности и заслуживает дальнейшего изучения категория автора – центральная в любом художественном тексте. Современную теорию автора мы применяем для анализа романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», обладающего сложной системой организации повествования, применением различных форм объективации авторского сознания. В романе «Герой нашего времени» нет единого «всеведущего автора». Критик Б. Т. Удов утверждал: «В «Герое нашего времени» нет единого всеведущего повествователя, как это было в раннем лермонтовском романе «Вадим»» . Его же мнение разделил и Б. М. Эйхенбаум: «В романе «Герой нашего времени» нет единого всеведущего автора. Лишь в «Предисловии» к роману мы слышим голос самого М. Ю. Лермонтова, который предупреждает, что повествователь не имел «гордую мечту сделаться исправителем людских пороков…» . В этом и заключается уникальность романа М. Ю. Лермонтова. Выявление и характеристика средств выражения авторской оценки в этом произведении с дальнейшим использованием материалов для их анализа в процессе изучения текста М. Ю. Лермонтова при преподавании русского языка, РКИ необходимо, имеет практическое значение в преподавательской деятельности, что указывает также на актуальность предпринятого исследования для подготовки бакалавра – преподавателя РКИ. Гипотеза: обращение к этому роману в рамках изучения русского языка и РКИ – удачный методический ход учителя. Это актуализирует межпредметную связь русского языка, РКИ и русской литературы. Новизна исследования обусловлена следующим: в «Предисловии» к роману мы слышим голос самого М. Ю. Лермонтова, который предупреждает, что повествователь не имел «гордую мечту сделаться исправителем людских пороков. <…> Ему просто было весело рисовать современного человека…». Стремясь к максимальной объективированности, автор вводит в роман по меньшей мере трех субъектов повествования. Это Максим Максимыч («Бэла»), странствующий офицер («Максим Максимыч», «Предисловие» к «Журналу Печорина»), Печорин («Журнал Печорина»). Сам же автор как бы уходит «за кулисы» повествования, ставя между собой и героем своего рода посредников, которым и предоставляет повествовательные функции. Таким образом формируется полисубъектный характер повествования, изучение которого с иностранными обучающимися требует учета всех средств выражения авторской оценки в романе «Герой нашего времени». Это обусловливает в процессе изучения текста М. Ю. Лермонтова нацеленное использование материалов как необходимых для понимания культурной значимости романа в целом при освоении смысловой, образной и эксплицирующей эти аспекты собственно лингвистической стороны, что важно для изучения русского языка как иностранного и составляет новизну предпринятой нами работы. Методологическая и научная база для разработки данной темы и ее изучения: 1. литературоведческие труды лермонтоведов, посвященные образу автора: монографии Орловой Е. И. «Образ автора в литературном произведении» (Орлова, Е. И. Образ автора в литературном произведении: учебное пособие. - М.: Просвещение, 2008. - 44 с.); Удодова Б. Т. «Роман М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»» (Удодов, Б. Т. Роман М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». - М.: Просвещение, 1989. - 191 с.); 2. работа Шкловского В. Б. «М. Ю. Лермонтов» (Шкловский, В. Б. М. Ю. Лермонтов // Заметки о прозе русских классиков. М.: Просвещение, 1955.- 444с.) и др.; 4. научные статьи об особенностях романа, среди которых выделим: Москвин Г. В. «Смысл романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» (Москвин, Г. В. Смысл романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» [Текст] / Г.В. Москвин. - М.: МАКС-Пресс, 2007. - 204 с.); «Личность и идейно-художественное наследие М. Ю. Лермонтова в оценке отечественных и зарубежных исследователей и мыслителей» и др.; 5. лингвистические труды, посвященные категории автора и ее экспликации в тексте: Виноградов В. В. «Проблема образа автора в художественной литературе» (Виноградов, В. В. Проблема образа автора в художественной литературе // О теории художественной речи: монография. - М.: Высш. школа, 1971. - 240 с.); 6. Энциклопедический словарь, вышедший к 200-летию поэта (М. Ю. Лермонтов: энциклопедический словарь / гл. ред. и сост. Киселёва И. А. - М. : Индрик, 2014. - 940 с.).
Содержание

Введение……………………....…………………………………………….4 Глава I. Средства выражения авторской оценки М. Ю. Лермонтова в романе «Герой нашего времени»……………………………………….…….10 1.1 Понятие автора, лирического героя и повествователя в романе «Герой нашего времени»………………………………………………………..10 1.2. Объективация авторского сознания в тексте М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»………………………………………………………..18 1.3. Лексические средства выражения авторской оценки в романе «Герой нашего времени»………………………………………………………..24 1.4. Фразеологические особенности романа «Герой нашего времени»…….........................................................................................................34 1.5. Изобразительно-выразительные средства, участвующие в передаче авторской оценки в романе «Герой нашего времени»………………………...36 Выводы по главе 1……………………………............................…….…55 Глава II. Методика изучения средств выражения авторской оценки М. Ю. Лермонтова в романе «Герой нашего времени» при обучении русскому языку и русскому языку как иностранному (РКИ)…………………...............................................................................................................................................................................................................................57 2.1. Методическая организация представления романа «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова в школьном учебном процессе на современном этапе………………………………..............................………………………… 57 2.2. Анализ УМК по русскому языку и РКИ в отношении использования текста «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова и выявления лингвистических средств репрезентации авторской позиции в тексте............................................................................................................….....67 2.3. Разработка упражнений для осмысления авторской позиции, средств ее вербализации и использование этого материала при обучении РКИ с привлечением текста романа «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова ………………........................................................................................................69 Выводы по главе 2………………………………….....………………....73 Заключение ……………………………………………………….….….74 Список использованных источников…………………………………76
Список литературы

1. Афанасьева, Н. Д., Захарченко, С. С., Могилёва, И. Б. Полилингвиальность и транскультурные практики. 2020. Т. 17. № 4. - С. 553-561. 2. Белянкина, О. В. Философия отечественного образования: история и современность //Сборник статей Международной научно-практической конференции. Под общей ред. П.А. Гагаева. 2014. - С. 97-100. 3. Виноградов, В. В. Проблема образа автора в художественной литературе // О теории художественной речи: монография. - М.: Высш. школа, 1971. - 240 с. 4. Виноградов, И. Т. Философский роман Лермонтова // Новый мир, 1964, № 10. - С. 33- 39. 5. Виноградов, В. В. Стиль прозы Лермонтова [Текст] / В. В. Виноградов // Литературное наследство. М.Ю. Лермонтов. № 43-44. - М.: Изд. АН СССР, 1941 - С. 541-558. 6. Войлова, К. А., Леденёва В. В. История русского литературного языка. Учебрник. Сер. 76 Высшее образование. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Юрайт, 2020. - 430 с. 7. Воробьева, С. Н. Актуальные проблемы качества образования в высшей школе. материалы докладов научно-практической конференции / Под ред. В. Б. Петропавловской. - М., 2019. - С. 48-51. 8. Герштейн, Э. Г. "Герой нашего времени" М. Ю. Лермонтов [Текст] / Э. Герштейн. - Москва : Худож. лит., 1976. - 125 с 9. Гинзбург, Л. О литературном герое [Текст] / Л.Гинзбург. – Л.: Советский писатель, 1977. – 443 с. 10. Горланов, Е. Г. Творчество М. Ю. Лермонтова в контексте русского духовного самосознания [Текст] : монография / Е. Г. Горланов. – М.: МГОУ, 2009. – 376 с. 11. Дегтярева, М. В., Ермакова, Н. Ф. Языковые средства, формирующие художественное пространство в поэме М. Ю. Лермонтова «Мцыри» [Текст] // Ярославский педагогический вестник. – 2014. – № 2. – Том I (Гуманитарные науки) / М. В. Дегтярева, Н. Ф. Ермакова. – Ярославль: ЯГПУ им. К. Д. Ушинского, 2014. – С. 156–159. 12. Григорян, М. Р. Русский язык на перекрестке эпох: традиции и инновации в русистике // Материалы Международной научно-практической конференции. М., 2015. - С. 159-164. 13. Колесова, Н. Д. Актуальные вопросы обучения русскому (родному) языку. Межрегиональная конференция. /Отв. ред. О.А. Скрябина. М., 2015. - С. 323-325. 14. Корман, Б.О. Изучение текста художественного произведения. - М.: Просвещение, 1972. - 110 с. 15. Коровин, В. И. Творческий путь М.Ю. Лермонтова. - М.: Просвещение, 1973. – 344с. 16. Короткова, Ю. В. Теория Автора в современном литературоведении.// Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы. Электронный ресурс. Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/teoriya-avtora-v-sovremennom-literaturovedenii-m-m-bahtin-i-r-g-nazirov-1. Дата обращения: 21.03.2021. 17. Красильникова, Л. В. Формирование словообразовательной компетенции филолога-русиста (русский язык как иностранный). М.: Просвещение, 2012. - 453 с. 18. Крючкова, Л. С. Русский язык как иностранный. Практическая методика обучения русскому языку как иностранному. / Л. С. Крючкова, Н. В. Мошинская. - М.: Флинта, 2014. - 480 c. 19. Крючкова, Л. С. Говорим по-русски без переводчика. Русский язык как иностранный. Интенсивный курс по развитию навыков устной речи / Л. С. Крючкова, Л. А. Дунаева, Н. Н. Левшина. - М.: Флинта, 2016. - 176 c. 20. Левин, В. Об истинном смысле монолога Печорина // Творчество М.Ю. Лермонтова. М.: Просвещение, 1964. – 279с. 21. Лихачев, Д. С. Внутренний мир художественного произведения // Введение в литературоведение. Хрестоматия. - М.: Просвещение, 1988. – 411с. 22. Макарова М. Д., Богачёва А. В. Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2017. № 10-2. - С. 41-43. 23. Михайлова, Е. Н. Проза Лермонтова [Текст] / Е. Н. Михайлова. - М.: Художественная литература, 1957. - 380 с. 24. Москвин Г. В. [Текст] / Г. В. Москвин. Методическая организация представления романа «Герой нашего времени» в школьном учебном процессе на современном этапе //Вестник Челябинского государственного педагогического университета. 2016. № 8. - С. 75-81 25. Москвин, Г. В. Смысл романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» [Текст] / Г.В. Москвин. - М.: МАКС-Пресс, 2007. - 204 с. 26. Москвин, Г. В. Почему и зачем Печорин похитил Бэлу. К феноменологии литературного поступка [Текст] / Г. В. Москвин // Филологические записки. Вестник литературоведения и языкознания. - Воронеж: Воронежский государственный университет, 2015. - Т. 32. - С. 43-55. 27. Москвин, Г. В. Литература. 9 класс [Текст]: учебник для учащихся общеобразовательных учреждений: в 2 ч. Ч 2. / Г. В. Москвин, Н. Е. Пуряева, Е. Л. Ерохина. - М.: Вентана-Граф, 2016. - 332 с. 28. М. Ю. Лермонтов в школе. Пособие для учителя [Текст] / сост. А.А. Шаталов. - М.: Просвещение, 1976. - 254 с. 29. Нейман, Б. В. Философские интересы Лермонтова // Вопросы русской литературы. - М.: Просвещение, 1968. – 344с. 30. Новикова, Н. С. Русский язык как иностранный. Глагол в тексте / Н.С. Новикова. - М.: Флинта, 2008. - 224 c. 31. Новикова, Н. С. Русский язык как иностранный. Удивительные истории. 116 текстов для чтения, изучения и развлечения. - М: Просвещение, 2010. – 377с. 32. Овсянико-Куликовский, Д. Н. Из книги «М.Ю. Лермонтов» // Лермонтов, M.Ю.: pro et contra / сост. В.М. Маркович, Г.Е. Потапова. - СПб.: РХГИ, 2002. - С. 461-474. 33. Орлова, Е. И. Образ автора в литературном произведении: учебное пособие. - М.: Просвещение, 2008. - 44 с. 34. Теория литературы: учеб. пособие для студ. филол. фак. высш. учеб. заведений: в 2 т. / под ред. Н.Д. Тамарченко. - Т. 1: Н. Д. Тамарченко, В. И. Тюпа, С. Н. Бройтман. Теория художественного дискурса. Теоретическая поэтика. - 2-е изд., испр. - М.: ИЦ «Академия», 2007. - 512 с. 35. Теория литературы: учеб. пособие для студ. филол. фак. высш. учеб. заведений: в 2 т. / под ред. Н. Д. Тамарченко. - Т. 2: С. Н. Бройтман. Историческая поэтика. - 2-е изд., испр. - М.: ИЦ «Академия», 2007. - 368 с. 36. Теремова, Р. М., Гаврилова В. Л. Учебник нового поколения на современном этапе нового обучения иностранцев русскому языку // Философский век: альманах. СПб.: Санкт-Петербургский Центр истории идей, 2005. Вып. 29. История университетского образования в России и международные традиции просвещения. Т. 2. - С. 249-257. 37. Удодов, Б. Т. Роман М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». - М.: Просвещение, 1989. - 191 с. 38. Фадеева, Т. М. Сложный эпитет — ядерная единица художественного пространства в русском языке Дис. … д-ра филол.наук. Электронный реурс. Режим доступа: https://famous-scientists.ru/list/17257. 39. Федоров, А. М. Семантическая основа образных средств языка – Новосибирск: Око, 1969. - 222с. 40. Фохт, У. Р. Лермонтов. Логика творчества. М.: Просвещение, 1975. - 455 с. 41. Фохт, У. Р. Пути русского реализма. - М.: Просвещение, 1963. – 499 с. 42. Шкловский, В. Б. М. Ю. Лермонтов // Заметки о прозе русских классиков. М.: Просвещение, 1955. - 444 с. 43. Шмелев, Д. Н. О поэтическом языке Лермонтова // Русский язык в национальной школе. 1964. № 6. - С. 6–1. 44. Щерба, Л. В. Избранные работы по русскому языку. – М.: Просвещение, 1957. – 347с. 45. Чагина, О. В. Поговорим о себе: Пособие по развитию речи для иностранных учащихся. (Русский язык как иностранный) / О. В. Чагина. - М.: Ленанд, 2019. - 120 c. 46. Чжан, Я. Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2018. № 7-2 (85). - С. 417-421. 47. Эйхенбаум, Б. М. Статьи о Лермонтове. - М.: Просвещение, 1961. - 399с. 48. Юдина, А. Д. Русский язык как иностранный: Человек и машины / А. Д. Юдина. - М.: Флинта, 2004. - 104 c. 49. Юхнова, И. С. Проблема общения и поэтика диалога в прозе М. Ю. Лермонтова: Монография. - Нижний Новгород: Изд-во ННГУ им. Н. И. Лобачевского, 2011. - 219 с. Словари 50. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный : Св. 136000 словар. ст., ок. 250000 семант. единиц : [В 2 т.] / Т. Ф. Ефремова. - М. : Рус. яз., 2000. (Ефремова) 51. Лермонтовская энциклопедия. / Гл. ред. В. А. Мануйлов. - М., 1999. 52. М. Ю. Лермонтов: энциклопедический словарь / гл. Ред. и сост. Киселёва И. А. - М. : Индрик, 2014. - 940 с. 53. Толковый словарь русского языка /Под ред Д. Н. Ушакова. Электронный ресурс. Режим доступа: https://gufo.me/dict/ushakov (ТСУ) Источники Лермонтов, М. Ю. Собрание сочинений. В 4-х томах. Т.4. Проза. Письма / примеч. И. Л. Андроникова. - М.: Худ. лит., 1976. - 542 с.
Отрывок из работы

Глава I. Средства выражения авторской оценки М. Ю. Лермонтова в романе «Герой нашего времени» Данная глава посвящается рассмотрению понятия «средства выражения авторской оценки» на основе романа «Герой нашего времени». В романе М. Ю. Лермонтов с целью выражения авторской позиции, воплощения замысла и оценки героев, ситуации, затронутой проблематики, избирает несколько форм объективации творческого сознания: создает образы повествователя (проезжий офицер), рассказчика (Максим Максимыч), героя-рассказчика (Печорин). Эти три героя во взаимосвязи друг с другом и их значимость исследуется в данной главе. М. Ю. Лермонтов в «Герое нашего времени» использует сравнения, эпитеты, фразеологические обороты, синтаксическую инверсию, свойственные языку романтического стиля. Раскрыть и правильно оценить успехи писателя в поисках новых переносно-фигуральных значений слов можно лишь в том случае, если будут хорошо изучены закономерности переноса значений и метафоризации, характерные для развития общенародного языка. При изучении метафорических определений, приемов их использования возникает задача раскрыть и охарактеризовать индивидуальное своеобразие, которое прослеживается в приемах метафоризации у каждого автора во всем его речевом творчестве. Нашей задачей является определение круга речевых средств, которые постоянно втягиваются в метафоризацию и формируют в лермонтовском тексте переносно-фигуральные, образно-характеристические значения. 1.1 . Понятие автора, лирического героя и повествователя в романе «Герой нашего времени» Понятия, выдвинутые для нацеленного рассмотрения, с первого взгляда похожие – автор, лирический герой и повествователь, – но все же отличия в их содержании есть, и они существенны. Рассмотрим подробнее рабочие определения, необходимые для анализа художественного текста, особенностей языка художественной литературы как феномена, идиолекта и идиостиля М.Ю. Лермонтова – в частности. По мнению В. Б. Шкловского, «автор – создатель литературно-художественного произведения. В теории литературы иногда его называют творческой индивидуальностью. Его присутствие в литературном тексте заметно в разной степени. Он или прямо выражает ту или иную идею произведения, говорит с читателем от собственного имени, или прячет свое «я» в сложной повествовательной конструкции и как бы самоустраняется из произведения» . Такая двойная структура авторского образа всегда объясняется общим замыслом писателя и стилем его произведения. Иногда в художественном произведении автор выступает в качестве самостоятельного образа. Повествователь – тот, кто «ведет рассказ о событиях в эпическом литературном произведении, фактически посредник между миром героев и читателем» . Повествователь не всегда выражает оценки автора, повествователем может быть и вымышленный рассказчик, чей взгляд на мир резко отличен от авторского, и сам герой-протагонист. Лирический герой — это «образ того героя в лирическом произведении, переживания, мысли и чувства которого отражены в нем. Он не идентичен образу автора, хотя и отражает его личные переживания. Образ лирического героя обобщает явления жизни через индивидуальное, личное переживание, выражает чувства и мысли, характерные для многих современников» . Как пишет Б. О. Корман, изучение проблемы авторской позиции в художественном произведении началось с отграничения «литературной личности» от «биографического автора»: «Реальный, биографический автор (писатель) создает с помощью воображения, отбора и переработки жизненного материала автора как носителя концепции произведения» . Это происходит, поскольку автор в произведении объективирован другими формами сознания – героя, рассказчика, повествователя. Возникает внутренний диалог, в котором важно заметить границу между сознанием автора и иных субъектов речи в художественном произведении. Роман М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» стал проблемным в понимании категорий автора, повествователя и лирического героя. Автором использован приём такого развития текста, благодаря которому показать образы, картины природы, ситуации жизни, выявить все проблемы, представленные на суд читателя в произведении, помогает главный персонаж. В «Герое нашего времени» проблемы романа «высвечиваются» именно в характере Печорина, одновременно отражая и позицию самого Лермонтова, и его миропонимание как языковой и социальной личности. Возникает сразу же вопрос: Печорин – главный герой, повествователь или же лирический герой? Он не автор, потому что очевидно, что первое понятие автор связано с творцом текста – фигурой М. Ю. Лермонтова как языковой личности. В предисловии ко второму изданию романа Лермонтов называет Печорина «портретом, составленным из пороков всего нашего поколения». (Цитировать роман будем по собранию сочинений М. Ю. Лермонтова в 4 томах .) Автор не отделяет себя от своего поколения, и между ним и Печориным действительно есть сходства, и их немало. Тем не менее, Печорин – это не Лермонтов. Печорин отличен от Лермонтова — личности с определенной социализацией, этапами жизненного пути, конкретными биографическими пересечениями, о которых оставлен след в эпистолярии его и современников, в воспоминаниях, прецедентных феноменах его текстов и т.д. О прошлом героя мы знаем немного — так повелел автор. Можно лишь предположить, что он подавил в себе способность любить, подобно лирическому герою Лермонтова в стихотворении “Я не унижусь пред тобою…”. Там чувство способности любить определяется как ответ на измену: Начну обманывать безбожно, Чтоб не любить, как я любил, – Иль женщин уважать возможно, Когда мне ангел изменил? Важны для понимания глубины чувства истинной любви слова обманывать ('1.вводить кого-либо в заблуждение, говорить неправду, поступать нечестно, мошенничать. 2. нарушать обещание, клятву, долг') и изменить ('1. совершить предательство, перейти на сторону врага; предать. 2. нарушить супружескую верность или верность в любви'). Эти слова говорят о пороке человеческом – измене, предательстве в любви. В данных строка противопоставлены слово ангел («существо небесное») и женщина («существо земное»). Указанные линии в поведении Печорина наблюдаются в реализации темы любви. Основное различие между Лермонтовым как автором и Печориным как плодом его творческой работы в том, что Лермонтов более искренен, а Печорину незачем верить, потому что он давно уже «разгадал» формулу дружбы: Мы друг друга скоро поняли и сделались приятелями, потому что я к дружбе не способен: из двух друзей всегда один раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается… . Подобное скептическое отношение к дружбе свойственно людям, уже совершенно в ней разочаровавшимся, к коим и принадлежит Печорин. Однако нельзя сказать наверняка, что подобная участь не ждет и лирического героя Лермонтова. Мотив одиночества у поэта по-разному интерпретируется. Так, например, он может проявиться как мотив тюрьмы. Существует целый “тюремный цикл”, в который входят такие стихотворения, как “Узник”, “Сосед”, “Соседка”, “Пленный рыцарь” и другие. По мнению Б. Эйхенбаума, стихотворения “тюремного цикла” часто перекликаются с социальной лирикой . Чувство несвободы, духоты и одиночества – вот то, что объединяет Печорина и Лермонтова. В толпе, где “некому руку подать”, ничуть не лучше, чем в тюрьме. Ведь там «При шуме музыки и пляски, При диком шепоте затверженных речей, Мелькают образы бездушные людей, Приличьем стянутые маски» . Конфликт Печорина с обществом также очевиден. Его одиночество в социальной среде связано, в первую очередь, с тем его особым положением, которое он в ней занял: в “Герое нашего времени”, пожалуй, нет ни одного героя в персонажной зоне, который мог бы встать на один уровень с Печориным. Он уникален, хотя и не идеален. В этом сила его личности. Безусловно, ведь каждый человек индивидуален. Быть похожим можно, но таким же — нельзя: подражатель Грушницкий беспощадно разоблачается. Печорин силен духом, парирует любые замечания, с достоинством отвечает на самые неожиданные угрозы, изображен решительным, способным отвечать за свои поступки, чего явно не хватает другим персонажам как воссозданным типам иного личностного склада. Это и не удивительно: Печорин изображен как истинный романтик, то есть в какой-то мере “сверхчеловек”. Но именно эта особенность и осложняет взаимоотношения героя с другими людьми, что с глубоким психологизмом показано в романе, и они оказываются просто не в состоянии его понять. Впрочем, и ему самому далеко не все в себе понятно: “Я часто себя спрашиваю, зачем я так упорно добиваюсь любви молоденькой девочки, которую обольстить я не хочу и на которой никогда не женюсь?” . Но, в любом случае, превосходство Печорина над другими имеет непосредственное отношение к одному из основных романтических мотивов – мотиву избранности, который также находит свое выражение в лирике Лермонтова. Этот мотив проявляется в соотнесении себя с другими людьми, и именно мотив избранности проявляется уже в раннем стихотворении поэта «Нет, я не Байрон…». Здесь восемнадцатилетний Лермонтов осознает, что у него свой путь в творчестве: Нет, я не Байрон, я другой, Еще неведомый избранник, Как он, гонимый миром странник, Но только с русскою душой . Качественными смыслами, оценочной семантикой и вследствие этого особой концептуализацией наделено в роли предиката определительное местоимение другой, характеризующее здесь «я» и выступающее в отношениях уточнения с другими предикатами — не Байрон, избранник, странник. См.: избранник — 'перен. Тот, кого предпочли всем остальным'; странник — 'тот, кто путешествует, не остается долго на одном месте' — в тексте развивается смысл — неприкаянный душой, вечно ищущий; Байрон — прецедентное имя великого английского поэта-романтика, воспевавшего свободу и одиночество [Ефремова URL, далее — этот же лексикографический источник]. И все же Печорин горячо любит жизнь и “бешено гонится за ней”, как сказал о нем Белинский, и потому мотив действия – это еще одно связующее звено между автором и героем. Лермонтовский “деятельный гений” не раз проявлялся в его стихах: Мне нужно действовать, я каждый день Бессмертным сделать бы желал, как тень Великого героя, и понять Я не могу, что значит отдыхать» . Важное отличие Лермонтова и Печорина в том, что поэт находит свое дело, свой способ действовать. У Лермонтова творчество – смысл жизни. У Печорина такого дела в жизни не оказывается, а потому возникает чувство обреченности, неизбежности бесславного конца, того, что жизнь его проходит зря: Зачем я жил? Для какой цели я родился? А, верно, она существовала, и, верно, было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные… Но я не угадал этого назначения . При осмыслении данных сток важно понять значимость слов «угадать», «назначенье», фразему «цель жизни». Рассмотрим подробнее. Автор говорит, что не угадал важного назначения, то есть не постиг, вовремя не понял. Под «назначением» автор понимает высокое, то, что дается Богом. Если б автор постиг это «высокое», то обрел бы цель жизни – это то, ради чего стоит и нужно жить человеку на Земле. Можно утверждать, что в своем произведении «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтов в образ главного героя вложил всю душу, мысли и чувства. Каждый читатель наверняка сможет увидеть в Печорине противоречивость, усталость и отягченность неопределенностью в жизни. Ведь только наедине с пером и чернилами обнажается ранимая душа Григория Александровича. Создатель здесь выступает в ипостаси безмолвного зрителя. Он наблюдает за происходящим и никогда не вмешивается ни в одно событие. И все равно именно дневник дает явное ощущение присутствия кого-то извне. Ведение дневника заставляет героя переосмысливать поступки, заставляет героя делать выводы, обдумывать поступки. Также он дает возможность посмотреть на ситуацию со стороны, но эгоизм Печорина всегда мешает это сделать. Эти особенности собственной личности автор гиперболизировал в образе главного героя. Печорин изначально был обречен. В конечном итоге после себя он смог оставить лишь воспоминания на выцветших страницах личного дневника. Сила Лермонтова как писателя в том, что он тонко и детально описывает и душевные мучения, и решительные поступки Печорина, и благородные, и отталкивающие от него действия, будто обнажает его душу для читателей. Поэтому можно считать Лермонтова героем своего времени. 1.2. Объективация авторского сознания в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» При выборе формы объективации сознания автор учитывает ситуацию рассказывания. Когда субъект речи не является участником описываемых событий, «сообщает читателю о событиях и поступках персонажей, «фиксирует ход времени, изображает облик действующих лиц и обстановку действия, анализирует внутреннее состояние героя и мотивы его поведения», он именуется повествователем» . В противоположной ситуации сами моменты рассказываемого события становятся предметом изображения, а субъект речи открыто присутствует во всем тексте. Такой «носитель речи, открыто организующий своей личностью весь текст, называется рассказчиком» . В современной теории автора (Фохт У. Р. , Красильникова Л. В. и др.) образ рассказчика определяется по его функциональным значениям. Фигура автора-рассказчика полностью организует повествование, возникает рассказ о том, как писалось произведение, которое, благодаря этому приему, как будто создается на глазах у читателя. Герой-рассказчик полностью погружен в события, принимает в них активное участие и одновременно рассказывает о них. Читатель оказывается словно вплотную приближенным к герою, «видит его как бы крупным планом, без посредника в лице всезнающего автора» . Современную теорию автора, создателями которой стали В. В. Виноградов, литературоведы М. М. Бахтин и Р. Г. Назиров, мы используем для анализа романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», обладающего сложной системой организации повествования, применением различных форм объективации авторского сознания . В романе «Герой нашего времени» нет единого «всеведущего автора», как мы убедились по прочтении работ исследователей. Лишь в «Предисловии» к роману мы слышим голос самого М. Ю. Лермонтова, который предупреждает, что повествователь не имел «гордую мечту сделаться исправителем людских пороков. <…> Ему просто было весело рисовать современного человека…» . Стремясь к максимальной объективности, автор вводит в роман по меньшей мере трех субъектов повествования. Это Максим Максимыч («Бэла»), странствующий офицер («Максим Максимыч», «Предисловие» к «Журналу Печорина»), Печорин («Журнал Печорина»). Сам же автор как бы уходит «за кулисы» повествования, ставя между собой и героем своего рода посредников, которым и предоставляет повествовательные функции. Таким образом, формируется полисубъектный характер повествования. Наблюдая за «героем времени» сквозь призму субъективности рассказчиков, автор развивает собственную концепцию личности. Он ориентирован на выявление «родового начала в человеке (в его соотношении с природным и конкретно-социальным)» . Заметим, что стиль «Предисловия» к роману схож со стилем «Предисловия» к «Журналу Печорина», якобы принадлежащего странствующему офицеру. В «Предисловии» к «Журналу...» повествователь говорит, что он является лишь издателем, «одно желание пользы заставило меня напечатать отрывки из журнала, доставшегося мне случайно» . Слова «напечатать» и «случайно» — отражение интенций этого повествователя. Он указывает, что отрывки достались ему случайно, неожиданно, а его долом было опубликовать, донести их до читателя. См.: случайно - 'соотносится по знач. с прил.: случайный – возникший, случившийся непредвиденно, непреднамеренно' [Ефремова URL]. Важно отметить, что всё было ненамеренно, случайно, внезапно. Из этого следует, что в первом предисловии адресат текста воспринимает «образ автора», а во втором – образ повествователя, которым оказывается странствующий офицер, утверждающий, что не является автором записок: «Я поместил в этой книге только то, что относилось к пребыванию Печорина на Кавказе» . Слово «пребывание» - указание на временную семантику. Компоненты значения — 'нахождение на территории', в данном случае — нахождение героя на Кавказе. Это стало важным для понимания его характера и поступков. Мы можем предположить, что М. Ю. Лермонтов ведет литературную игру с читателем. Осваивая реалистический метод, писатель отходит от принципов непосредственного самовыражения, от дневниковой откровенности и исповедальности раннего творчества . Он вводит в роман композиционно важную фигуру проезжего офицера, который, встречаясь с Максим Максимычем, ведет запись его рассказа и позже получает рукописный дневник Печорина. Далее он не просто печатает эти записки, но и включает собственные записи жизни героя, что и называет романом «Герой нашего времени». Это значит, что и проезжий офицер, и повествующий от автора в предисловии являются объективацией одного сознания — автора романа в широком смысле, что соответствует творческому процессу и перевоплощению на уровне языка — представителя ментально-лингвального комплекса человека. Если же рассматривать образ проезжего офицера как субъекта повествования в главах «Бэла» и «Максим Максимыч», то можно обозначить первого повествователем, поскольку он описывает события, но не является их участником. Его голос мы слышим – он словно звучит в описаниях картин природы Кавказа и внешности, действий, оценок героев романа. Он «воссоздает в своих записках живое течение жизни, фиксирует все, в том числе и незначительные события, произошедшие с ним во время путешествия по Кавказу» . В образе повествователя мы прослеживаем эволюцию автора романа – от романтического к реалистическому методу. Из уст проезжего офицера звучит рассказ о событии, осуществляется художественное воспроизведение действительности, конкретное изображение социальной среды, быта, обстоятельств жизни человека. Максим Максимыч в повести «Бэла» – лицо, «которое замещает автора в качестве носителя повествования, но является и изображающим, и изображенным» . Максима Максимовича мы называем рассказчиком. Он имеет особую значимость «как определенная жизненная позиция, принципиально важная не только, а возможно, не столько для героя, сколько для автора» . Максим Максимыч – тип чисто русский, в его личности заложена вековая сердечная, христиански-братская любовь к ближнему. Именно его глазами адресат впервые видит словесно презентируемый облик Печорина, а его доброжелательные оценки настраивают на амбивалентное восприятие характера персонажа: «...Славный был малый, смею вас уверить; только немножко странен. Ведь, например, в дождик, в холод целый день на охоте; все иззябнут, устанут — а ему ничего. А другой раз сидит у себя в комнате, ветер пахнет, уверяет, что простудился; ставнем стукнет, он вздрогнет и побелеет» . Слово славный — прилагательное-предикат ('разг. Располагающий к себе, симпатичный') [Ефремова URL], которое указывает на уважительное отношение к своему герою, с одной стороны, с другой — транслирует симпатию Максима Максимыча. Слова «простудился», «вздрогнет» и «побелеет» указывают на физическое недомогание, впечатлительность героя, что имеет место быть и отражается на его поступках. Слово странен имеет значение 'странный, непохожей на других, чудной'. Это подчеркивает уникальность героя, его «изюминку» в натуре и характере. Выражение «ему ничего» имеет значение 'все нипочем'. Это выражение взаимосвязано c предыдущим словом. Это второе доказательство уникальности героя. Рассказчик занимает промежуточное положение между героями и автором. М.Ю. Лермонтов с помощью образа штабс-капитана стремился уравновесить «путевые записки» проезжего офицера с «Журналом Печорина». Так, «образ рассказчика и его рассказ» оказываются ««мостиком» или соединительным звеном» . Является рассказчиком и главный герой романа Григорий Александрович Печорин. После выхода произведения в свет критики отождествляли Печорина с автором. Они видели образ и создателя его людьми одного поколения, одной социальной среды и считали, что М. Ю. Лермонтов написал собственный портрет. «Главное лицо знаменитого романа, Печорин, справедливо признается наиболее субъективным созданием Лермонтова: это, можно сказать, его автопортрет. В нем воспроизведены важнейшие стороны натуры Лермонтова, склад его ума, его психологические отношения к людям, его социальное самочувствие» . Конечно, постановка знака равенства между героем и его создателем не обоснована. В период работы над романом М. Ю. Лермонтов развивался как создатель слова, менялись его художественные принципы. Характер Печорина являлся для него объектом изучения. В нем отразился интерес Лермонтова к скептицизму и индивидуализму как наиболее раннему и яркому выражению общего процесса переоценки ценностей, крушения авторитетов и глубокой перестройки общественного сознания его времени. Печорин – это наиболее заметная фигура романа, он буквально его центр, а не только объект анализа. Тем самым он удален от автора, не может быть носителем авторской позиции, потому что у каждого своя позиция, свое видение жизни. Их взгляды на любовь и дружбу отличны друг от друга. Образ Печорина совмещает в себе функции героя и повествователя. Он ведет дневник, значит, описывает не только события, с ним произошедшие, но и самого себя, свои чувства и эмоции. Печорин оказывается героем собственного рассказа, значит, как субъект речи он герой-рассказчик. Таким образом, в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» автор с целью выражения авторской позиции, замысла и оценки избирает несколько форм объективации сознания: создает образы повествователя (проезжий офицер), рассказчика (Максим Максимыч), героя-рассказчика (Печорин). Это важно для понимания темы нашей работы, потому что здесь видна основа для анализа понятий автора, лирического героя и повествователя. 1.3. Лексические средства выражения авторской оценки в романе «Герой нашего времени» Повесть обрамлена рассказом путешествующего, едущего из Тифлиса в Коби. Повествование перебивается речью Максима Максимыча и делит его на две части. Важным в повести является рассказ Максима Максимыча. В свою очередь, в первую часть повествования Максима Максимыча включен рассказ Казбича о том, как он спасался от казаков; во второй части Максим Максимыч передает рассказ-автохарактеристику Печорина. Этой композиционной сложности повествования соответствует и стилистическая сложность. Каждый из действующих лиц-рассказчиков вносит свой речевой стиль, и все эти речевые стили сплавлены в одно сложное целое. Индивидуальные речевые особенности рассказчика как бы стираются в последующей передаче, но многие из них остаются, что и оговаривает Лермонтов. Так, рассказ Азамата, переданный сначала Максимом Максимычем, сопровождается следующим его замечанием: «Вот присел я у забора и стал прислушиваться, стараясь не пропустить ни одного слова» . К песне, которую поет Казбич в ответ Азамату, Лермонтов как автор делает подстрочное примечание: «Я прошу прощения у читателей в том, что переложил в стихи песню Казбича, переданную мне, разумеется, прозой; но привычка — вторая натура» . Передачу особенностей речи Печорина Лермонтов мотивирует замечанием Максима Максимыча: «Его слова врезались у меня в памяти, потому что в первый раз я слышал такие вещи от 25-тилетнего человека» . И, наконец, обо всем рассказе «Бэла», переданном Максимом Максимычем, Лермонтов в образе Максим Максимыча специально замечает: «Я, для развлечения, вздумал записывать рассказ Максима Максимыча о Бэле» . Таким образом, Лермонтов подчеркивает, что и речевой (разговорный) стиль Максима Максимыча прошел через его авторскую транспонировку. Речевая характеристика Максима Максимыча ? образец того высокого владения языком, которого добился Лермонтов в прозе. Уже Белинский подметил эту особенность языка повести «Бэла»: «Добрый Максим Максимыч, сам того не зная, сделался поэтом, так что в каждом его слове, в каждом выражении заключается бесконечный мир поэзии. Не знаем, чему здесь более удивляться: тому ли, что поэт, заставив Максима Максимыча быть только свидетелем рассказываемого события, так тесно слил его личность с этим событием, как будто бы сам Максим Максимыч был его героем, или тому, что он сумел так поэтически, так глубоко взглянуть на событие глазами Максима Максимыча и рассказать это событие языком простым, грубым, но всегда живописным, всегда трогательным и потрясающим даже в самом комизме своем» . С первого же момента введения фигуры Максима Максимыча Лермонтов подчеркивает его характерные речевые черты, тонко демонстрируя через речь психологическую характеристику. Так, вначале подчеркивается молчаливость Максима Максимыча — отсутствием реплик: «Я подошел к нему и поклонился; он молча отвечал мне на поклон и пустил огромный клуб дыма. ? Мы с вами попутчики, кажется? Он, молча, опять поклонился» . См.: молча - 'сохраняя молчание' [Ефремова URL]. В дальнейших репликах Максима Максимыча даны некоторые обороты, характерные для военного языка: «Так-с точно» ; «теперь считаюсь в третьем линейном батальоне» ; «ночью сделалась тревога; вот мы и вышли перед фрунтом навеселе» .
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg