Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ПОЛИТОЛОГИЯ

Метафора в дискурсе публичных выступлений В.В. Путина и Си Цзиньпина

kisssaaa0721 1450 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 58 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 09.10.2021
Цель выпускной квалификационной работы – исследовать особенности использования метафоры в дискурсе публичных выступлений В.В. Путина и Си Цзиньпина. Объектом для данного исследования послужили публичные выступления В. В. Путина. Предметом исследования являются особенности употребления метафор в дискурсе публичных выступлений В. В. Путина и Си Цзиньпина. Цель, объект и предмет исследования определили круг следующих задач: исследовать сущность политического дискурса; рассмотреть сущность метафоры; выявить особенности политической метафоры; проанализировать контекстуальную значимость метафор в текстах публичных выступлений В.В.Путина; провести анализ политической метафоры в дискурсе публичных выступлений Си Цзиньпина. В ходе исследования были использованы следующие методы: метод контекстуального анализа и метод стилистического анализа текста интервью. Материалами исследования. Исследованию метафор посвящены труды многих авторов, в том числе Верещагина Е. М., Костомарова В. Г., Виноградова В. В., Жукова В. П., Телии В. Н. Исследование метафоры в текстах публичных выступлений В.В.Путина проводилось на основе газетных публикаций, официальных посланий и интервью. Исследование политической метафоры в текстах публичных выступлений китайского Генерального секретаря Си Цзиньпина проводилось на основе сборников его высказываний из офоциальных заявлений. Научную новизну работы представляют полученные результаты исследования, заключающиеся в рассмотрении национально-культурной специфики метафор в русском языке, употребляемых в публичных выступленях В.В.Путиным и Си Цзиньпином. Теоретическая значимость исследования заключается в систематизации научной и методической литературы, посвященной исследованию метафор в русском и китайском языках. Структура работы. Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы, состоящий из 52 источников. Во введении обуславливается актуальность темы проведенного исследования, определяются цель и задачи курсовой работы. В первой главе выпускной квалификационной работы проведено исследование понятия политического дискурса, выявлены лингвокультурологические особенности метафоры и рассмотрена роль метафоры в публицистических текстах. Во второй главе ВКР проведено исследование метафор и их основных признаков, а также рассмотрена стилистическая теория метафоры, выявлена сущность политической метафоры, а также выявлены особенности использования метафор в тексте публичных выступлений В.В.Путина. В третьей главе выпускной квалификационной работы проведен алализ использования политических метафор в тексте Генерального секретаря Си Цзиньпина проводилось на основе сборников его высказываний из офоциальных заявлений. Обобщены выводы о сходствах и различиях пошлитических метафор в политическом дискурсе России и Китая.
Введение

Актуальность темы исследования. В настоящее время лингвистическая теория метафоры стала одним из основных инструментов анализа политического дискурса. В глубине метафор скрываются смыслы, которые могут влиять на полноту понимания любого текста. Для понимания неявных, замаскированных смыслов в политическом дискурсе иностранным учащимся требуются умения и знания, обеспечивающие адекватность восприятия и осознания этого вида текстов. В русле лингвистической теории метафоры были разработаны приемы объяснения этих скрытых смыслов, до этого времени в лингвистике существовали пробелы в объяснении онтологической и концептуальной роли метафоры. В последние десятилетия XX века благодаря трудам Д. Лакоффа, В.Н. Телия, А.Н. Баранова, Н.Д. Арутюновой, А. Вежбицкой сложное языковое мышление стало изучаться с разных сторон. В центре внимания языковедов находятся проблемы порождения письменной и устной речи и понимания текстов в речевом общении. Появилась когнитивно-коммуникативное направление в лингвистике, ученые сосредоточили внимание на когнитивных процессах порождения и осознания текста. Метафора как объект изучения также претерпела немало изменений в лингвистической науке. В классической лингвистике метафора изучалась на лексико-грамматическом уровне, затем в литературоведении она стала рассматриваться как стилистическая фигура речи, и лишь в конце 70-х — в начале 80-х годов XX века сложилось понимание роли метафоры как важнейшего когнитивного инструмента познания человеком внешнего мира и социума. По мысли Н.Д. Арутюновой, изучение метафоры перешло «в область изучения практической речи и в те сферы, которые обращены к мышлению, познанию и сознанию, к концептуальным системам и, наконец, к моделированию искусственного интеллекта» [1, c.43]. Явление метафоричности привлекает пристальное внимание исследователей неслучайно. Это объясняется, прежде всего, общим интересом к изучению текста в широком смысле этого термина, стремлением дать лингвистическое обоснование и толкование различным стилистическим приемам, которые создают экспрессивность текста. Привлекают исследователей и проблемы, связанные с экспрессивностью языка и речи. При современном подходе факты изучаются не изолированно, а в контексте, так как, по образному выражению В.В. Виноградова, именно в условиях контекста происходит «насыщение слов смысловыми излучениями» [13]. Метафоричность употребления является одной из возможностей создания экспрессии, ибо она, как правило, связана с семантическими сдвигами, что приводит к дополнительной экспрессивной насыщенности текста в целом. Исследование метафор, используемых в речи двух политических лидеров – В.В. Путина и Си Цзиньпина – является интересным и актуальным в настоящее время, поскольку поволит выявить, насколько метафоры преобразуют речь и как именно влияют на ее воприятие.
Содержание

ВВЕДЕНИЕ ………………………………………………………………………4 ГЛАВА I. ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МЕТАФОРЫ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ……….………………………... .……...7 1.1. Сущность политического дискурса………………………………………….7 1.2. Лингвокультурологические особенности метафоры…..... ……………….13 1.3. Роль метафоры в публицистическом тексте....………..................................9 Выводы по главе 1 .................................................................................................25 ГЛАВА II. МЕТАФОРА В ДИСКУРСЕ ПУБЛИЧНЫХ ВЫСТУПЛЕНИЙ В. В. ПУТИНА………………….…………………………………………….…27 2.1 Определение и классификация политических метафор……….....………..27 2.2 Анализ метафор в публичных выступлениях В. В. Путина………………32 Выводы по главе 2 ................................................................................................38 ГЛАВА III. МЕТАФОРА В ДИСКУРСЕ ПУБЛИЧНЫХ ВЫСТУПЛЕНИЙ СИ ЦЗИНЬПИНА………….…………………………....40 3.1 Употребление политических метафор Си Цзиньпинем………….....……..40 3.2 Анализ метафор в публичных выступлениях Си Цзиньпина……..………43 Выводы по главе 3………………………………………………………………48 ЗАКЛЮЧЕНИЕ ……………………………………………………...….……..50 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ..………………………54
Список литературы

1. Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс / Н. Д. Арутюнова // Теория метафоры. – М.: 1990. – С. 5-32 2. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека: Языковая метафора (синтаксис и лексика). – М.: Яз. рус. культ., 1999. – 896 с. 3. Баранов А. Н. Очерк когнитивной теории метафоры // Русская политическая метафора (материалы к словарю). — М.: Институт русского языка АН СССР, 1991. -150 -155с. 4. Безценная Ж.П. Роль метафоры в политическом дискурсе / Журна Вестник Харьковского национального автомобильно-дорожного университета, 2007. - №36. 5. Белова В. Ф. Экспрессивизация как стратегия парламентского дискурса // Вестн. ПГЛУ. 2015. № 2. 6. Белов Е. С. Метафорика внешнеполитического дискурса как предмет интердисциплинарного исследования / Е. С. Белов // Лингвокультурология. — Екатеринбург, 2009. — Вып. 3. — С. 15-26. 7. Блох М. Я. Теоретическая грамматика английского языка. М.: Высш. шк., 2008. 421 с. 8. Блэк М. Метафора // Теория метафоры / пер. с англ., общ. ред. Н. Д. Арутюновой и М. А. Журинской. М.: Прогресс, 1990. С. 153-172. 9. Бородулина Н. Ю. О перспективах исследования метафорических значений // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. № 3 (33): в 2-х ч. Ч. 1. С. 52-55. 10.Бородулина Н. Ю. Что принес в лингвистику кризис // Альманах современной науки и образования. Тамбов: Грамота, 2010. № 2 (33): в 2-х ч. Ч. 2. С. 31-34. 11. Будаев Э. В., Чудинов А. П. Метафора в политическом интердискурсе: монография. Екатеринбург: Урал. гос. пед. ин-т, 2006. 215 с 12. Будаев Э.В., Чудинов А.П. Метафора в политической коммуникации. Монография. - М.: Флинта; Наука, 2008. - 236 с. 13. Виноградов, В.В. Избранные труды. О языке художественной прозы / В.В. Виноградов. — М.: Русский язык, 1980. — С. 240 — 249. 14. Владимир Жириновский: Украина стала рассадником нацизма – 2017. – [Электронный ресурс] URL: https://goo.gl/wHZeoh (дата обращения: 02.01.2021) 15. Гаврилова М. Н. Лингвокогнитивный анализ русского политического дискурса: дисс. ... д. филол. н. СПб., 2005. 468 с. 16. Гак В. Г. Метафора: универсальное и специфическое // Метафора в языке и тексте / отв. ред. В. Н. Телия. М.: Наука, 1988. С. 11-26. 17. Голуб И.Б. Стилистика русского языка. - М.: Айрис-Пресс, 2010. - 448 с. 18. Горшков А.И. Русская стилистика. Стилистика текста и функциональная стилистика: учеб. для педагогических университетов и гуманитарных вузов. - М.: АСТ: Астрель, 2006. - 367 с. 19. Дотдаева Ф. И. Языковые средства ценностного воздействия в американском президентском дискурсе: автореф. дисс. к. филол. н. Пятигорск, 2013. 23 с. 20. Дэвидсон Д. Что означают метафоры // Теория метафоры. М.: Прогресс, 1990. С. 172-193. 21. Дульман П. Креста на Порошенко нет... // Российская газета. 18 мая, 2017: - №7273 (107). 22. Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов. Изд. 5-е, испр. и доп. – Назрань: ООО «Пилигрим», 2010. – 486 с. 23. ИноСМИ.ru. Левые и большая теория российского заговора // ИноСМИ.ru. 4 марта, 2017 [Электронный ресурс]. URL: https://goo.gl/S55PgR (дата обращения: 07.01.2021) 24. ИноСМИ.ru. Russiagate и Демократическая партия — для дураков // ИноСМИ.ru. 24 марта, 2017 [Электронный ресурс]. URL: https://goo.gl/J91jCW (дата обращения: 05.01.2021). 25. Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена, 2002. 477 с. 53 26. Каток Собянина давит Конституцию – 2017. – [Электронный ресурс] URL: https://goo.gl/3fc1vg (дата обращения: 07.01.20251) 27. Комиссаров В. Н. Практикум по переводу с английского языка на русский: учеб. пособие / В. Н.Комиссаров, А. Л. Коралова. - Москва: Высшая школа, 1990. - 127 c. 28. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем / пер. с англ. / под ред. и с предисл. А.Н. Баранова. М.: Едиториал УРСС, 2004. 256 с. 29. Маккормак Э. Когнитивная теория метафоры // Теория метафоры / пер. с англ., общ. ред. Н. Д. Арутюновой и М. А. Журинской. М.: Прогресс, 1990. С. 358-387. 30. Москвин В. П. Русская метафора: Очерк семиотической теории / В. П. Москвин. - Москва: Ленанд, 2006. - 184 c. 31. Москвин В.П. Русская метафора: параметры классификации// Филологические науки, №2, 2000. - С. 66-74. 32. Нахимова Е. А. Прецедентные имена в президентском дискурсе // Политическая лингвистика. Екатеринбург, 2007. Вып. 2. С. 44-48. 33. Ортега-и-Гассет X. Две великие метафоры // Теория метафоры / пер. с англ., общ. ред. Н. Д. Арутюновой и М. А. Журинской. М.: Прогресс, 1990. С. 68-81. 34. Путин В.В. Послание Президента РФ Федеральному собранию 15 января 2020 [Электронный ресурс] URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_342959/ (дата обращения: 05.01.2021) 35. Путин В.В. Крымская речь 18 марта 2014 [Электронный ресурс]. URL: https://russian.rt.com/article/24532 (дата обращения: 02.01.2021). 36. Райская Л.М. Лекции по русскому язык и культуре речи / Л.М. Райская. - Томск: Изд-во Томского политехнического университета, 2009. - 148 с. 37. Рецкер Я. И. Теория перевода и переводческая практика / Я. И. Рецкер. - Москва: Международные отношения, 1974. -237 с. 54 38. Рикер П. Живая метафора // Теория метафоры / пер. с англ., общ. ред. Н. Д. Арутюновой и М. А. Журинской. М.: Прогресс,1990. С. 435-455. 39. Рикер П. Метафорический процесс как познание, воображение и ощущение // Теория метафоры / пер. с англ., общ. ред. Н. Д. Арутюновой и М. А. Журинской. М.: Прогресс, 1990. С. 416-456. 40. Седых А. П. Специфика речевого воздействия Жака Ширака // Политическая лингвистика. 2011. № 1. С. 24-29. 41. Скребцова Т. Г. Метафоры современного российского дискурса // Respectus philologicus. 2002. -№ 1— С.155-168. 42. Солопова О.А. Театральная метафора в политическом дискурсе Великобритании Журнал Политическая лингвистика, 2006. - №18. 43. Спиридовский О. В. Интертекстуальность президентского дискурса в США, Германии и Австрии // Политическая лингвистика. Екатеринбург, 2006. Вып. 20. С. 161-169. 44. Телия В. Н. Метафора как модель смыслопроизводства и ее экспрессивно-оценочная функция // Метафора в языке и тексте. М., 1988. 45. Уилрайт Ф. Метафора и реальность / Ф. Уилрайт // Теория метафоры. - Москва: Прогресс, 1990. - C. 82-109. 46. Фрумкина P.M. Семантическая прозрачность метафоры как условие ее инструментальности // Одиссей: человек в истории. История как игра метафор: метафоры истории, общества и политики. — М.: Наука, 2007 — С.23-38. 47. Худяков А.В. Современные исследования президентского дискурса: теоретические предпосылки и перспективы // Филологические науки. Тамбов: Грамота, 2015. № 2. Ч. 2. С. 206-208. 48. Чудинов А. П. Метафорическая мозаика в политической коммуникации / А. П. Чудинов. - Екатеринбург: УрГПУ, 2003. - 248 c. 55 49. Чудинов А.П. Метафорическое моделирование образа России в современном агитационно-политическом дискурсе // Язык. Система. Личность, 2000. - С. 177-189. 50. Чудинов А. П. Очерки по современной политической метафорологии: моногр. / Урал. гос. пед. ун-т. — Екатеринбург, 2013. 51. Чудинов А.П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры. - Екатеринбург, 2001. - 238 с. 52. Чудинов А.П., Нахимова Е.А. Болгарская политическая метафора. Журнал Политическая лингвистика, 2012. - №2. 53. Chen Xixi. Pingyi jinren Xi Jinping de yuyan liliang. — Shanghai : Shanghai jiaotong daxue chubanshe, 2014. = ???. ????—????????[M]. ??:?????????,2014 54. Liu Yuying, Song Qingsen. Si Jinping zongshuji zhiguolizheng xin reci. — Beijing : Zhong gong zhongyang zhongyang dangxiao chubanshe, 2016. = ???,???. ?????????????[M]. ??:?????????,2016 54. Renmin ribao pinglun bu. Xi Jinping. — Beijing : Renmin ribao chubanshe, 2015. = ???????. ?????[M]. ??:???????,2015 55. Xi Jinping. Xi Jinping pingtan zhiguolizheng. — Beijing : Waiwen chubanshe, 2014. = ???. ????????[M]. ??:?????,2014
Отрывок из работы

ГЛАВА 1. ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МЕТАФОРЫ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ 1.1. Сущность политического дискурса Политический дискурс как знаковая система, используемая для политической коммуникации, начал формироваться в России около 15 лет назад, если понимать под этим термином язык, предназначенный для выработки общественного консенсуса в условиях множества интересов и с учетом мнения как большинства, так и меньшинства населения страны. Политический язык эпохи «развитого социализма» не мог соответствовать этим потребностям: в силу специфики той общественной системы, в которой он сложился и которую обслуживал, он носил ритуальный характер. Авторы, исследующие эту проблему, часто иллюстрируют сущность ритуальной политической коммуникации ситуацией, изображенной в стихотворении А.Галича «О том, как Клим Петрович выступал на митинге в защиту мира»: «Израильская, - говорю, - военщина Известна всему свету! Как мать, - говорю, - и как женщина Требую их к ответу! -эти слова произносятся с трибуны мужчиной, которому «пижон-порученец» по ошибке дал текст чужого выступления. Показательна реакция зала на эту абсурдную, с точки зрения нормальной логики, речевую ситуацию: аудитория на нее практически не реагирует, а начальство выступление одобряет. Здесь представлены все основные условия ритуальной коммуникации, а именно: сам факт произнесения в данной ситуации «нужных» фраз, наличие ритуализированных слов-маркеров, или речевых клише, явное превалирование формы языкового знака над его содержанием, а также санкционирование лингвокультурным сообществом, в данном случае аудиторией, применения такого общения. Такая политическая речь представляет собой по сути монолог и абсолютно не приспособлена для политического диалога, в котором говорящему приходится убеждать слушателей/читателей, доказывая свою правоту при наличии множества позиций, оценок и возможных решений. С этой точки зрения, язык советских диссидентов представлял собой попытку «внести элемент осмысленности, диалогичности в бесконечный политический ритуальный монолог ценой заранее предопределенных коммуникативных неудач. Количество дискурсивных исследований убеждает в том, что феномен дискурса приобрел парадигмальный характер, во многом определив антропоцентрическое направление в лингвистике второй половины прошлого и начала нового столетия. Многие авторы говорят о том, что дискурс стал специальным термином наук о человеческой духовности. Под дискурсом, как правило, понимается язык в «многомерном пространстве», «погруженный в жизнь», контекст, или ситуация общения; язык, организованный в соответствии со структурами, присущими высказываниям в различных сферах социальной жизни. Исходя из подобных определений, закономерным является выделение таких типов дискурса как юридический, медицинский, политический и т.д. Вместе с тем основания классификаций и разграничение различных типов дискурса, равно как и разграничение внутри определенного типа, остаются наиболее дискуссионными вопросами в дискурсивной теории. Очевидно, что при выделении типов дискурса необходимо иметь представление о том, где пролегает граница между разными дискурсами. Этим вопросом задавались исследователи многих типов дискурса. Так, многие авторы рассматривают дискурс о проблемах окружающей среды и политической акции по этому поводу на материале интервью отдельных людей и социальных групп. Перед автором встала дилемма: считать данный дискурс политическим или научно-популярным, посвященным вопросам экологии. Подобные сложности возникали и при анализе медицинского дискурса: выделять ли дискурс об альтернативных методах лечения в рамках медицинского или рассматривать его в качестве самостоятельного типа, учитывая тот факт, что первый имеет своеобразную лексику, отражающую отличные от традиционных способы оздоровления организма. В попытке найти ключ к решению проблемы типологии дискурса Л. Филлипс и М.Йоргенсен советуют относиться к дискурсу в значительной степени как к «аналитической концепции» и определять его границы «стратегически по отношению к целям исследования»: цели исследования определяют позицию, «которую исследователь занимает относительно материала и, следовательно, то, что можно рассматривать как отдельный дискурс». При этом, однако, они подчеркивают необходимость учитывать социальные институты и организации, поскольку речь идет об анализе языка, используемого в различных сферах социальной жизни [21. С. 219—224]. Анализ толковых словарей, как русскоязычных, так и англоязычных, свидетельствует, что это понятие весьма многозначно и может использоваться в узком и широком смысле. Этимологически лексема восходит к древнегреческому слову, означающему «государственная деятельность», образованному слова «город, государство», и означает искусство управления государством, деятельность органов государственной власти, которая зависит от общественного строя и экономических отношений. Это определенным образом направленная деятельность государства или социальных групп в различных сферах: экономике, социальных и национальных отношениях, демографии, безопасности и т.д. Кроме того, слово «политика» может означать вопросы и события общественной, государственной жизни. Это — узкое значение, связанное с понятием и функциями государства. В широком смысле слово «политика» используется для обозначения программы действий, различных видов деятельности человека, общественного института по руководству кем или чем-либо. В таком случае можно говорить о политике организации, об образовательной политике на уровне городского муниципалитета, о семейной политике и т.п. Данная лексема может использоваться также для обозначения совокупности действий и мер, направленных на достижение определенных целей. Следует отметить, что понятие «политика» составляет единицу описания в различных специальных словарях, таких как социологический, философский, политологический, в которых акцентируются различные аспекты его значения. Так, в социологическом словаре делается акцент на социальной стороне понятия: сфера деятельности, связанная с отношениями между классами, нациями и другими социальными группами, основным содержанием которых является завоевание, удержание и пользование властью; деятельность общества как целого в определенном направлении, осуществляемая с помощью соответствующих обществ, организаций (политических партий), а также деятельность классов и иных социальных групп, связанная с определением содержания и форм, задач и функций государства, а также его взаимоотношений с другими государствами. Некоторые авторы указывают, что политика — сфера деятельности человека, связанная с распределением и осуществлением власти внутри государства и между государствами. Политика как особая форма социальной деятельности возникает вместе с государством и той иерархической системой власти, которая призвана обеспечить в обществе гражданский порядок на основе четкого разграничения отношений господства и подчинения. Возникновение термина «политика» связывают с одноименным трактатом Аристотеля о государстве, правлении и правительстве. Полититологическое толкование термина включает три компонента: 1) определенная сфера общественной жизни, которая служит для согласования общих и частных интересов, осуществления господства и поддержания порядка, реализации общезначимых целей и руководства людьми, а также регулирования ресурсами и управления общественными делами; 2) способ совместной и индивидуальной активности социальных субъектов, вид деятельности и социального поведения; 3) тип социальных отношений (между индивидами, группами и т.д.), вид человеческого общения. Политика, как деятельность в сфере институциональной общественной жизни, может осуществляться на разных уровнях: 1) на низшем уровне, который включает решение местных вопросов: жилищные условия, муниципальное образование, общественный транспорт и т.п.; 2) на локальном, или региональном уровне, который предполагает государственное вмешательство; политика на этом уровне осуществляется группами и институтами, заинтересованными в развитии своего региона; 3) на национальном уровне, который занимает центральное место в теории политики, что определяется положением государства как основного института распределения ресурсов; 4) на международном уровне, на котором основными субъектами политической деятельности выступают суверенные государства. Соответственно, выделяют мировую, внешнюю, внутреннюю, региональную, военную, экономическую, демографическую, правовую, экологическую и др. виды политики. Для определения объема понятия «политика» важно замечание политологов, что ее роль как особой сферы общественной жизни обусловлена тремя свойствами: универсальностью, т.е. ее всеобъемлющим характером, способностью воздействовать на любые стороны жизни, элементы общества, отношения, события; включенностью, или проникающей способностью, т.е. возможностью безграничного проникновения во все области и, как следствие, атрибутивностью, т.е. способностью сочетаться с неполитическими общественными явлениями, отношениями и сферами. На основе семантической структуры понятия «политика» можно определить объем феномена «политический дискурс»: узкое понимание политики предполагает институциональный дискурс, в то время как дискурсивная реализация политики в широком смысле реализуется в неинституциональном дискурсе. Политический дискурс — это дискурс политиков, реализуемый в виде правительственных документов, парламентских дебатов, партийных программ, речей политиков. Ограничивая политический дискурс деятельностью политиков, т.е. профессиональными рамками, ученый подчеркивает его институциональный характер. Рассмотрение дискурса с позиции авторства также позволяет очертить объем понятия политический дискурс. Так, с точки зрения субъекта речи политический дискурс можно разделить на дискурс политиков и дискурс реагирования. Термин «дискурс реагирования» означает любой дискурс, произведенный в качестве реакции на дискурс политика. Дискурс реагирования вторичен по отношению к политическому дискурсу в том смысле, что реагирующий всегда выступает в роли человека отвечающего. И если дискурс политика является институциональным, то дискурс реагирования носит неинституциональный характер. В целом, широкое рассмотрение политического дискурса на основе содержательнотематического принципа и адресанта может варьироваться и включать следующие его разновидности: — институциональный политический дискурс, в рамках которого используются тексты, непосредственно созданные политиками и используемые в политической коммуникации (политические документы, парламентские речи и дебаты, публичные выступления и интервью политических лидеров и т.д.). Сюда же можно отнести официальный политический дискурс, связанный с аппаратной коммуникацией, в рамках которой создаются тексты, предназначенные для сотрудников государственного аппарата; — масс-медийный (медийный) политический дискурс, в рамках которого используются тексты политической тематики, созданные журналистами и распространяемые посредством прессы, телевидения, радио, интернета; — тексты, созданные «рядовыми гражданами», которые, не являясь профессиональными политиками или журналистами, эпизодически участвуют в политической коммуникации. Это могут быть разного рода письма и обращения, адресованные политикам или государственным учреждениям, письма в СМИ, связанные с политическими событиями и др.; — политические детективы, политическая поэзия, а также тексты политических мемуаров; — посвященные политике тексты научной коммуникации. Безусловно, упомянутые речевые произведения можно считать политическим дискурсом. Вызывает сомнение, однако, правомерность включения в структуру политического дискурса таких жанров как политический детектив и политическая поэзия. Скорее это область беллетристики, которая основана на художественном вымысле и, если и отражает реальные события, то сквозь призму художественного осмысления действительности. Вместе с тем в число системообразующих признаков политического дискурса, наряду с такими, как институциональность, информативность, смысловая неопределенность, фатомность, целесообразно, на наш взгляд, включить параметр «реалистичность», или жизненность. 1.2 Лингвокультурологические особенности метафоры Метафора является чрезвычайно важным для лингвистики понятием, появившимся ещё при Аристотеле и сохраняющим свою важность до сих пор. Без метафоры сложно было бы представить себе язык. Крупнейший отечественный лингвист Виноградов писал: «Языковые метафоры, хотя они и бывают разных типов, есть всегда продукт нового познания. Они рождаются обычно не из внутренней динамики самих слов, а в сближении речевых представлений; результатом этого сближения является новый термин, который их замещает» [13]. В словаре лингвистических терминов представлено следующее определение метафоры: «Метафора (др. греч. ???????? перенос) - перенос названия с одного предмета (явления, действия, признака) на другой на основе их сходства» [22]. Множество лингвистов по всему миру занималось изучением метафоры. Среди них как отечественные Н.Д. Арутюнова, В. П. Москвин, А.П. Чудинов, Э. В. Будаев, М.В. Никитин, так и зарубежные: Дж. Лакофф, М. Джонсон, Ф. Уилрайт, М. Блэк, Д. Дэвидсон и другие. Стоит рассмотреть методы изучения и определения некоторых из них. Н. Д. Арутюнова считает, что метафора причастна к многим языковым процессам, развитию семантики, появлению новой лексики. Но кроме роли источника обогащения языка, имеющей положительное влияние, представление о всеприсутствии и вседозволенности метафоры имеет и отрицательные стороны. Так, благодаря этому самому мнению, размылось само понятие метафоры, вследствие чего «метафорой стали называть любой способ косвенного и образного выражения смысла, бытующий в художественном тексте и в изобразительных искусствах - живописи, кинематографе, театре» [1]. Метафора исследуется как приём и как идеология в практической речи, а также в художественной и научной. С точки зрения В.П. Москвина метафору стоит рассматривать как в узком, так и в расширенном понимании. В первом случае метафора является переносом названия, основанным на сравнении понятий, представлений, ощущений и других смысловых сходствах. Таким образом, становится возможным сравнение, например, понятий из психологии с вкусовыми ощущениями: «сладкие грезы», «горькая правда», «кислое настроение». Аналогично можно сравнить цвет волос с цветом металла, сказав «золотые локоны», «серебряная седина». В узком понимании метафора соотносится с метонимией, с синекдохой и с внутриклассовыми переносами. Такими как перенос с рода на вид и обратно, с вида на вид, на индивида, с индивида на индивида. В широком смысле метафора по Москвину включает в себя метонимию, синекдоху, а также все вышеперечисленные типы внутриклассовых переносов и определяется, соответствуя своему изначальному значению (греч. перенос), как любой перенос названия с одного объекта на другой на основе их любого их сходства [31]. М. Блэк рассматривает метафору с точки зрения философии, отталкиваясь от мнений литературных критиков и опровергая мнение, что в философии метафора «вне закона». Он определяет метафору как взаимосвязанное присоединение «ассоциируемых импликаций» - принятых обществом ассоциаций - между главной и вспомогательной системами объектов [8]. Американский философ Ф. Уилрайт разбивает понятие метафоры на два элемента: распространение значения (эпифора) и появление нового значения (диафора). При этом отмечает важность духовной глубины в метафоре, отделяя тем самым определение метафоры от тех, что дают лингвисты и грамматисты [45]. Д. Дэвидсон имеет мнение, разнящееся с аристотелевским, наделяющих метафору каким-либо смыслом кроме буквального. Метафору можно опознать только благодаря художественному началу. Называя метафору «сном языка», Дэвидсон пишет, что она заставляет нас прозреть, смотря на один предмет в свете другого [20]. Следует отметить значительную разницу в определениях и в подходе к исследованию метафоры у философов и лингвистов. Таким образом в дальнейшем будем руководствоваться лингвистическим словарём, определяющим метафору в её этимологическом значении. По аналогии с различными подходами к постановке определения метафоры, существует множество классификаций, предлагаемых разными лингвистами. Классификация метафор встречается в исследованиях Н.Д. Арутюновой, В.П. Москвина, Дж. Лакоффа и М. Джонсона и многих других учёных. Несмотря на отсутствие чётко обозначенного списка параметров для классификации метафоры, в соответствии с разными критериями объект исследования распределяли по разным классам. Рассмотрим некоторые из них. Н.Д. Арутюнова предлагает функциональную классификацию, опираясь на критерий цели, с которой метафора была употреблена. Так она разделяет метафоры на четыре типа: 1. номинативная (предикативная) метафора - состоит в замене одного дескриптивного значения другим; 2. образная метафора - рождается в результате перехода идентифицирующего значения в предикативное; 3. когнитивная метафора - возникает вследствие сдвига в сочетаемости предикативных слов; 4. генерализующая метафора - стирает границы в лексическом значении слова между логическими порядками [2]. Авторы когнитивной теории метафоры Дж. Лакофф и М. Джонсон предлагают когнитивную классификацию и берут за опору критерий взаимодействия с окружающей действительностью, инструментом познания которой служит метафора. Они выделяют три типа: 1. ориентационная метафора – базируется на критериях «верх – низ», «внутри – вне» и т.п.; 2. онтологическая метафора - основывается на количественной оценке; 3. структурная метафора - выражена в систематических корреляциях между явлениями, зафиксированными в опыте. В.П. Москвин является автором расширенной классификации метафор. Он разработал функциональную, структурную и семантическую классификации метафор. Согласно его исследованиям, классификация строится из четырёх обстоятельств: плана содержания, плана выражения, зависимости от контекста и специфики метафорического знака [30]. Семантическая классификация релевантна плану содержания. Она делится на: 1. классификацию по тематической принадлежности вспомогательного субъекта (анималистическая, пространственная, ключевая, базисная); 2. классификацию по тематической принадлежности основного субъекта; 3. классификацию метафор по смысловой удаленности основного и вспомогательного субъектов; 4. классификацию метафор по вспомогательному и основному субъектам; 5. классификацию метафор по целостности внутренней формы. Если учитывать не план содержания, а план выражения, то это будет структурная (формальная) классификация, т.е. критерием выбираются особенности формы. По уровневой принадлежности метафоры делятся на словесные, фразовые и текстовые. В свою очередь словесные метафоры классифицируются по частеречной принадлежности на субстантивные, адъективные и глагольные, по синтаксической функции выделяются предикативные, по грамматической форме – генетивные. По количеству единиц-носителей метафорического образа словесные метафоры подразделяются на простые и развёрнутые. В соответствии с контекстом, метафоры делятся на свободные и фразеологизированные. 1.3 Роль метафоры в публицистическом тексте Публицистический стиль является одним из функциональных стилей, освещающий отношения в обществе: культурные, спортивные, политические и другие. Данный стиль характерен для средств массовой информации, таких как газеты, журналы, телевидение и радио. В данном исследовании будем обращаться к печатным средствам массовой информации. Публицистика стремится объединить в себе функции остальных стилей, ориентируясь как на интеллектуальные, так и на эстетические потребности читателя. Для публицистического стиля характерны краткость изложения, эмоциональное воздействие, достигаемое в том числе за счёт употребления разговорных слов и выражений, слов с оценочным значением, заимствованных слов, диалектизмов и профессионализмов, а также придания речи экспрессии. Согласно Горшкову А.И. сферой употребления публицистического стиля являются политико-идеологические, общественно-экономические и культурные отношения. Публицистический стиль в данных отношениях несёт функцию общения, информативную функцию и воздействующую [18]. Так как воздействие направлено, как и было упомянуто ранее, на чувства и эмоции аудитории, то для произведения в публицистическом стиле характерно использование тропов и риторических фигур. И естественно метафора является ключевым выразительным средством языка в газетах и журналах. Метафора также служит средством придания экспрессии тексту. В тексте публицистического стиля метафора является отражением объективного мира и имеющегося знания о нем, отражённого в языке, а также способом отражения мира, построенного журналистом при использовании различных образов. Представление такой яркой, индивидуальной, авторской картины достигается при помощи вызванных употреблёнными средствами выразительности ассоциациями. Для современных газетно-публицистических текстов помимо всего прочего характерно использование специальной лексики (медицинской, военной, научной и т.п.). Данный приём называется метафоризацией терминов. Кроме политической и высокой книжной лексики для стиля публицистики характерно использование метафоры как способа оценки явлений окружающей действительности. Так можно распределять метафоры на следующие группы: • Метафоры, сравнивающие с медициной (раковая опухоль преступности, хроническая безработица, здоровая конкуренция, симптомы кризиса); • Метафоры, сравнивающие с военной тематикой (круговая оборона, футбольная дивизия, ледовая дружина, армия болельщиков, война слухов); • Строительные (политический фундамент глобализации, окно в Европу); • Дорожные (конспирологический тупик, корабль реформ, политическое бездорожье, выверенный курс); • Театральные (сценарий переговоров, политический балаган); • Связанные с метеорологическими понятиями (политическая атмосфера, дружеский климат, заморозить цены, потопить экономику); • Технические (механизм урегулирования, перезагрузка отношений, финансовый выброс, спустить на тормозах) [36]. Военные метафоры, являясь сильным инструментом выразительности речи, служат для экспрессивности текста публицистики, для придания резкости высказыванию. Их цель в оценочной деятельности, они могут формировать общественное мнение о том или ином явлении как в негативных, так и в позитивных тонах. Военную метафору в публицистическом тексте стоит расценивать как лексически неизолированную от общелитературного языка. Метафоры, сравнивающие политические явления с театральными, являются образным средством. Они идеально подходят для описания мира политики, так называемой «политической сцены», помогая как журналисту, так и аудитории ближе понимать политический дискурс. Также использование данной метафоры может подчеркивать уважение к профессионализму «актёров» мира политики [42]. Метафоры активно употребляются в произведениях публицистического стиля для повышения информативной ценности сообщения при помощи ассоциаций, которые могут быть вызваны употреблением слова в переносном значении, они участвуют в наиболее важных функциях публицистики – в убеждении и эмоциональном воздействии. Метафора, являясь универсальным и одним из самых популярных, многими отмечаемыми чуть ли не главным, средством художественной выразительности, помогает представить сложные, незнакомые понятия, как относительно простые, новые – давно знакомыми, абстрактные - как конкретные. Специфика газет заранее определяет наличие тиражируемых метафор. Задачей журналиста является употребление метафор, приносящее свои плоды, стремление добиться вместе с актуальностью печатного слога, его эффективности, его действенности. Так как публицистика стремится активно вмешиваться в жизнь общества, формировать мнения, то вялые и обтекаемые определения и выражения в газетном языке просто неприемлемы. Для понимания того, в каком соотношении в русском политическом дискурсе находятся традиционное, связывающее его с прежним политическим языком, и то новое, что есть в его форме и семантике, большое значение имеет изучение использования в нем концептуальных метафор. К этому типу языковых знаков мы относим такую разновидность метафорических номинаций, ведущей функцией которых является формирование концептов - вербализованных понятий, содержащих в образной форме наименования, представление субъекта номинации о свойствах и характере обозначаемого. Такая метафора одновременно дает денотату имя и предлагает определенный ракурс его видения. Концептуальная метафора действует в сфере абстрактных, невещественных понятий, используя в качестве средства номинации имена предметов и явлений, воспринимаемых органами чувств и более знакомых по повседневному опыту. Посредством концептуальной метафоры получают наименования в языке целые фрагменты «непредметного мира», такие как характеристики личности, ее эмоциональные переживания и интеллектуальная деятельность, взаимоотношения людей, события и явления социальной жизни.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Политология, 59 страниц
1475 руб.
Дипломная работа, Политология, 92 страницы
2300 руб.
Дипломная работа, Политология, 95 страниц
2777 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg