Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

История возникновения и развития неотложных следственных действий в российском уголовном процессе.

kisssaaa0721 180 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 72 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 18.09.2021
Объектом исследования являются уголовно — процессуальные отношения, складывающиеся в связи с разработкой понятия и правовой природы неотложных следственных действий, а также их производством в процессе расследования уголовных дел. Предметом исследования являются нормы уголовно - процессуального законодательства, регламентирующие порядок осуществления неотложных следственных действий, ведомственные правовые акты, правоприменительная и судебная практика. Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является выявление актуальных проблем, возникающих в теории и практике в связи с толкованием понятия и правовой природы неотложных следственных действий, порядка их производства, формулирование рекомендаций по совершенствованию уголовно — процессуального законодательства и практики его применения. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи: - изучить эволюцию возникновения и развития института неотложных следственных действий в российском уголовном процессе и выявить тенденции дальнейшего развития данного института; проанализировать действующую нормативную модель института неотложных следственных действий; сформулировать понятие «неотложные следственные действия», сопоставить данное уголовно — процессуальное понятие и смежные понятия уголовного процесса и криминалистики; - критически осмыслить существующие теоретические представления о правовой природе неотложных следственных действий и о месте названных действий в структуре уголовно — процессуальной деятельности; - рассмотреть вопросы оснований производства неотложных следственных действий, объема полномочий субъектов производства названных действий; - исследовать проблемы, связанные с завершением деятельности по производству неотложных следственных действий; - сформулировать рекомендации, направленные на совершенствование законодательства, регламентирующего производство неотложных следственных действий, и оптимизацию практики его применения. Методологическая основа. Методологической основой исследования послужил диалектико - материалистический метод познания. В ходе исследования использовались, кроме того, такие методы научного познания, как конкретно - исторический, формально — логический, системный, статистический, а также положения философии, уголовного процесса, криминалистики, уголовного права, оперативно — розыскной деятельности. Теоретическая основа исследования. Теоретической основой исследования выступили труды отечественных ученых в области уголовного процесса и криминалистики, указанных выше. Эмпирическую базу исследования составляют результаты анализа и обобщения уголовные дела, рассмотренных судами Приморского края, данные обобщения результатов анкетирования 23 следователей (СК при прокуратуре РФ, органов внутренних дел, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ) и 22 дознавателей (органов внутренних дел, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ), материалы опубликованной следственной и судебной практики за 2017-2019 годы. Научная новизна исследования. Заключается в том, что проведено комплексное монографическое исследование теоретических и прикладных проблем, касающихся понятия, правовой природы и производства неотложных следственных действий. Правовая природа неотложных следственных действий, исследуются актуальные проблемы осуществления последних и предлагаются пути их разрешения. Кроме того, традиционные вопросы производства неотложных следственных действий получают новое осмысление, обусловленное современными исканиями уголовно - процессуальной науки и потребностями правоприменительной практики. Теоретическая и практическая значимость исследования определяется тем, что сделанные автором выводы, теоретические положения и практические рекомендации, могут быть использованы для оптимизации действующего уголовно — процессуального законодательства, при проведении дальнейших научных исследований проблем производства неотложных следственных действий, а также в учебном процессе юридических вузов. Отдельные положения проведенного исследования могут быть использованы в правоприменительной деятельности.
Введение

Актуальность темы исследования. Гарантом соблюдения прав и свобод человека и гражданина, провозглашенных Конституцией РФ высшей ценностью, в сфере уголовного судопроизводства выступает уголовно — процессуальный закон. Поиск наиболее оптимального порядка уголовного судопроизводства, представляющего собой логически выверенный механизм защиты прав и свобод человека, общества и государства от преступных посягательств путем создания необходимых условий для своевременного раскрытия и расследования преступлений - задача, стоящая перед каждым государством, объявившим себя правовым. УПК РФ, представляя собой очередную попытку создания подобного механизма, оказался в целом далек от его оптимального воплощения. Данный вывод справедлив применительно и к институту неотложных следственных действий. Вопрос о признаках, понятии, назначении неотложных следственных действий, правовой природе названного процессуального явления довольно активно дискутируется на страницах юридической печати. По данному поводу высказаны кардинально противоположные мнения. Во многом это обусловлено тем, что действующий УПК РФ не дает четких ответов на поставленные вопросы. С одной стороны, УПК РФ, отказавшись от рассмотрения деятельности по производству неотложных следственных действий в качестве дознания, снял, как отмечается в юридической литературе, «методологическую проблему распознавания двух видов дознания» и заключил в себе уже качественно иное видение процессуальной природы неотложных следственных действий. А с другой, - не разрешил всех существовавших до его принятия проблем осуществления указанных действий, прибавив новые, о чем свидетельствует прокурорская и следственная практика. Так, уголовно — процессуальный закон рассматривает неотложные следственные действия как одно из общих условий предварительного расследования. Но неоднозначность критериев отнесения тех или иных положений к числу общих условий превратили их в своего рода «процессуальный тупик», характерной чертой которого является то, что создается лишь мнимость благополучия решения проблемы. К их числу следует отнести и положения, регулирующие понятие и правовую природу неотложных следственных действий. Обусловлено это тем, что отдельные нормы сформулированы некорректно, другие содержат требования, противоречащие требованиям других норм. Такое положение порождает трудности в практике их применения, разноплановое толкование учеными. Так, обобщение результатов проведенного анкетирования следователей Следственного комитета при прокуратуре РФ, органов внутренних дел, дознавателей показало, что в случае производства неотложных следственных действий у органов и должностных лиц, их производящих, возникает множество вопросов, вызванных неоднозначным пониманием сущности указанного института, его содержания, объема полномочий субъектов, производящих названные действия. Нередко имеют место случаи смешения неотложных, первоначальных и отдельных следственных действий, сложности при исчислении сроков, в течение которых следователь, дознаватель вправе производить следственные действия с момента, когда установлено, что находящееся в его производстве дело подследственно другому следователю, и т.д. При этом следует отметить, что субъекты уголовно — процессуальной деятельности сталкиваются с необходимостью производства неотложных следственных действий постоянно. Данный вывод подтверждается результатами интервьюирования начальников органов дознания, начальников подразделений дознания, согласно которым ежесуточно дознавателем в порядке ч. 1 ст. 157 УПК РФ возбуждается в среднем от 3 до 10 уголовных дел. Изложенное свидетельствует о необходимости дальнейшего глубокого и всестороннего исследования института неотложных следственных действий, выработки научно обоснованных предложений по совершенствованию УПК РФ, а следовательно, об актуальности избранной темы. Указанные обстоятельства и обусловили выбор темы диссертационного исследования. Степень научной разработанности темы. Проблемам досудебного производства и, в частности, вопросам производства неотложных следственных действий в уголовно — процессуальной науке уделялось и уделяется пристальное внимание. Значительный вклад в разработку названных проблем внесли дореволюционные ученые - процессуалисты, такие как С. И. Викторский, М. В. Духовской, А. Квачевский, Н. Н. Розин, В. Случевский, И. Я. Фойницкий. В последующем проблемные вопросы, связанные с возбуждением уголовного дела, предварительным расследованием, в том числе с производством неотложных следственных действий, рассматривались в работах Г. Н. Александрова, Э. Г. Алиева, А. И. Бастрыкина, Ю. Н. Белозерова, С. В. Болотина, И. М. Гуткина. Данными проблемами занимались ряд ученых — криминалистов, например, Р. С. Белкин, Е. П. Ищенко, В. П. Лавров, В. И. Лунгу, Н. А. Селиванов, В. Е. Сидоров, А. Б. Соловьев, В. И. Теребилов и др. До принятия УПК РФ исследованием вопросов сущности и производства неотложных следственных действий занимались такие ученые, как В. И. Куклин, Л. Е. Сигалов. При этом основное внимание указанные авторы уделили вопросам тактико — криминалистических аспектов производства названных действий. Принятие УПК РФ, закрепившего качественно иную модель института неотложных следственных действий, актуализировало интерес к исследованию данного процессуального явления. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что в последние годы институт неотложных следственных действий становился предметом непосредственного исследования ряда кандидатских диссертаций (О. В. Айвазовой, О. П. Александровой, Т. В. Барсуковой, Л. В. Казариновой, И. В. Шабетя, Р. А. Шахнавазова, С. Н. Ярышева). Следует отметить, что работы современных исследователей указанного процессуального феномена посвящены, прежде всего, проблемам практики производства неотложных следственных действий. Что касается исследования теоретических вопросов, то, как правило, им отводилась второстепенная роль.
Содержание

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………….………………………2-6 Глава I. История возникновения и развития неотложных следственных действий в российском уголовном процессе……………………….….…...…..7-25 § 1. Неотложные следственные действия в российском дореволюционном уголовно - процессуальном законодательстве……………………………….…………....…7-13 § 2. Неотложные следственные действия в советском уголовно — процессуальном законодательстве…………………………………………………………………..14-25 Глава II. Неотложные следственные действия в современном российском уголовном процессе………………………………………………………………26-60 § 1. Понятие и значение неотложных следственных действий в науке и законодательстве РФ………………………………………………………………26-42 § 2. Правовая природа неотложных следственных действий и их место в структуре уголовно — процессуальной деятельности……………………………………...43-49 § 3. Основания и особенности производства неотложных следственных действий. Виды неотложных следственных действий……………….……………………..50-60 Глава III. Проблемы реализации правовых положений, связанных с завершением деятельности по производству неотложных следственных действий………………………………………………………………………...…61-78 § 1 .Проблемные вопросы направления уголовного дела по подследственности после производства неотложных следственных действий…………………...…61-65 § 2. Полномочия субъектов производства неотложных следственных действий после направления уголовного дела по подследственности……………………66-78 Заключение...………………………………………………………….……….…79-81 Библиографический список…………………………………………………….82-84
Список литературы

1. Конституция Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 2009. №4. Ст. 445. 2. Уголовно - процессуальный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 2021. №52 (ч. 1). Ст. 4921. 3. Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР // Ведомости ВС РСФСР. 1960. №40. Ст. 592. 4. Уголовный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 2021. №25. Ст. 2954. 5. Федеральный закон от 12.08.1995 №144-ФЗ «Об оперативно - розыскной деятельности» // Собрание законодательства РФ. 1995. №33. Ст. 3349. 6. Закон РФ от 18.04.1991 №1026-1 «О милиции» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. №16. Ст. 503. 7. Федеральный закон от 7.02.2011 №3-Ф3 «О полиции» // Собрание законодательства РФ. 2011. №7. Ст. 900. 8. Инструкция о порядке представления результатов оперативно — розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Утверждена приказом МВД РФ № 368, ФСБ РФ № 185, ФСО РФ № 164, ФТС РФ № 481, СВР РФ № 32, ФСИН РФ № 184, ФСКН РФ № 97, Минобороны РФ № 147 от 17.04.2007 г. // Российская газета. №101. 2007. Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. Утверждена приказом МВД России № 334 от 22.06.1996 г. 9. Положение о милиции общественной безопасности. Утверждено Указом Президента РФ №209 от 12.02.1993 г. // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. N 7. Ст. 562. 10. Указание Генпрокуратуры РФ от 29.01.2008 №14/49 «Об усилении прокурорского надзора за исполнением требований закона о соблюдении подследственности уголовных дел». 11. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик от 25 декабря 1958 (в ред. Заона СССР от 12.06.1990 г. «О внесении изменений и дополнений в ст. 29 Основ») // Ведомости Верховного Совета СССР. 1990. №26. Ст. 495. 12. Абдумаджидов Г. Расследование преступлений. Ташкент, 2018. — 112 с. 13. Аверьянова Т. В., Белкин Р. С., Корухов Ю. Г., Российская Е. Р. Криминалистика. Учебник для вузов. М., 2017. — 990 с. 14. Агеева Г. Н. Принципы советского уголовного судопроизводства и общие условия предварительного расследования и судебного разбирательства. Сборник тезисов преподавателей ВЮЗИ // Под ред. А. М. Васильева. М., 2020. - 95 с. 15. Алексеев Н. С., Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 2002. — 252 с. 16. Альперт С. А., Стремовский В. А. Возбуждение уголовного дела органами милиции. Харьков, 2000. - 30 с. 17. Алыневский Т. В., Бородин С. В., Гуткин И. М., Перлов И. Д., Петренко В. М. Советский уголовный процесс. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование. М., 2020. — 304 с. 18. Антонова Е. Е. Функциональная характеристика досудебного производства в российском уголовном процессе. Омск, 2006. — 218 с. 19. Аскарханов С., Иодковский А. УПК РСФСР с постатейно - систематизированными материалами. М., 1927. — 500 с. 20. Баев О. Я. Руководство для следователей. М., 2020. — 732 с. 21. Бажанов М. И., Каган А. Д. Производство дознания в органах милиции. М., 2018. — 47 с. 22. Балакшин В. С. Доказательства в теории и практике уголовно — процессуального доказывания. Екатеринбург, 2014. 23. Балашов А. Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. М., 2020. — 142 с. 24. Барсукова Т. В. Неотложные следственные действия и ошибки при их производстве. Воронеж, 2013. - 206 с. 25. Бахта А. С. Полнота предварительного и судебного следствия: Учеб. пособие. Омск, 2020. - 108 с. 26. Безлепкин Б. Т. Настольная книга следователя и дознавателя // СПС КонсультантПлюс, 2018. 27. Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 2008.-265 с. 28. Белозеров Ю. Н., Гуткин И. М., Чувилев А. А., Чугунов В. Е. Органы дознания и предварительного следствия МВД и их взаимодействие. М., 2020.- 120 с. 29. Белозеров Ю. Н., Рябоконь В. В. Производство следственных действий: Учеб. пособие. М., 2002. - 65 с. 30. Белозеров Ю. Н., Чугунов В. Е., Чувилев А. А. Дознание в органах милиции и его проблемы. М., 1999. — 92 с. 31. Белоусов А. В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. М., 2001. - 174 с. 32. Бобров В. К. Общие условия предварительного расследования // Уголовный процесс: Сборник учебных пособий. Особенная часть. М., 2002.- 147 с. 33. Болдескул К. И. Деятельность органов дознания и предварительного следствия и права и обязанности граждан, соприкасающихся с ними, по действующему праву советской России. М., 2020. 34. Борисов А. В., Иваневский В. Е., Скрипилев А. Е. Полиция Российской империи 19- начало 20 в.в. М., 2018. - 52 с.
Отрывок из работы

Глава 1. История возникновения и развития неотложных следственных действий в российском уголовном процессе § 1. Неотложные следственные действия в российском дореволюционном уголовно-процессуальном законодательстве Уяснить сущность неотложных следственных действий сложно, не прояснив эволюции развития данного правового института. Именно института, так как они представляют собой институт уголовного процесса, призванный регулировать общественные отношения, которые возникают в связи с необходимостью безотлагательного производства процессуальных действий тем или иным органом предварительного расследования по уголовному делу, которое не подследственно данному органу. Названное процессуальное явление в своем развитии прошло сложный путь. Несмотря на это, уровень разработанности данного института на сегодняшний день, степень адекватности научным разработкам его законодательного закрепления, - свидетельствуют о незавершенности его формирования. В связи с чем представляется необходимым выявить тенденции, которым данное процессуальное явление должно следовать в дальнейшем. Не охватив аналитическим экскурсом весь тот период времени, который ознаменован его существованием, выявить указанные тенденции невозможно. Вопрос о том, в каком виде исследуемое процессуальное явление предстанет в грядущем, - вопрос времени. Вопрос же о том, какие условия, факторы привели исследуемое процессуальное явление к его состоянию в настоящем - вопрос истории. С его исследования, думается, и должно быть начато рассмотрение данного процессуального явления, так как по мнению В. В. Николюка и Ю. В. Деришева абсолютно очевидны «те последствия, которые повлечет за собой игнорирование исторического опыта, и если люди перестанут смотреть в прошлое, они просто не смогут в настоящем сформировать будущего. В связи с этим соотношение истории и современности является одним из кардинальных путей и даже принципов познания правовых идей» . Неотложные следственные действия вряд ли были известны древнерусскому уголовному процессу, поскольку последний носил частно - исковой характер, возбуждался не иначе как по жалобе или челобитной потерпевшего (истца), его семьи или рода. Розыском преступника (ответчика) занимался истец или его родственники посредством извода, свода (поэтапное обнаружение недобросовестного владельца вещи; человек, у которого нашли украденную вещь, должен был сообщить, где он ее взял, указать продавца или дарителя и т.д., пока не находили вора) и следа (розыск скрывшегося преступника по оставшимся следам, уликам) , т.е. предварительное производство (расследование) находилось в руках самого потерпевшего. Данный порядок разбирательства назывался судом. Постепенно, однако, «подле этого ординарного порядка суда» возникает и получает развитие «порядок экстраординарный, сыска». Характерной чертой сыскного порядка являлось создание особых государственных органов, задача которых состояла в собирании доказательств виновности и наказании виновных. Расследование уголовных преступлений начиналось уже не только по жалобе потерпевшего, а и по усмотрению данных органов. Одним из первых подобных особых органов явились губные старосты, учрежденные в результате проведения в 1530-1550 гг. губной реформы (губа-округ). Как отмечает И. Я. Фойницкий, «сыск начинался не выжидая жалобы, по почину губных старост, собиравших доказательства помимо сторон и решавших дело» . Таким образом, расследование могли производить по - прежнему как сами стороны, так и «помимо сторон» специально предназначенные для того органы (первоначально в порядке сыска расследовались лишь дела о разбое с поличным, но постепенно порядок сыска распространяется на все уголовные дела). Наибольшей отчетливостью в этом отношении отличаются положения Устава уголовного судопроизводства 1864 г. (в дальнейшем - УУС). Положения данного законодательного акта, как представляется, свидетельствуют о наличии сформировавшегося в основных чертах исследуемого процессуального явления. Кроме того, возможность производства неотложных следственных действий не исключалась и в предшествующий принятию УУС период. Следует отметить, что по одному признаку компетенция органов предварительного расследования разграничивалась и до УУС. Речь, в частности, идет о месте совершения преступления. Как отмечает И. Я. Фойницкий, «в древнейшее время у нас наиболее обыкновенной была подсудность по месту задержания, так что уголовные дела производились судом, в районе которого был задержан виновный», но постепенно, по мере развития передвижений населения в подобном порядке определения местной подсудности «выяснились значительные неудобства; в месте задержания далеко не всегда были налицо все нужные доказательства; их приходилось бы требовать издалека, почему подсудность по месту задержания постепенно дополняется, а частью даже вытесняется подсудностью по месту учинения преступления» . Согласно Уставу уголовный процесс России включал три последовательные стадии расследования: дознание, предварительное и судебное следствие. При этом дознание и предварительное следствие составляли исследование предварительное, которое осуществлялось соответственно полицией и судебными следователями. Следствие судебное представляло собой исследование окончательное. Предварительное следствие как особая стадия процесса имело место лишь по делам особенной важности. Производство его необходимо было по делам о преступных деяниях, влекущих наказания уголовные или высшие исправительные (с лишением всех особенных прав и преимуществ); по другим делам производство его не было обязательным (ст. 544-546 УУС). Нарушение подсудности, как отмечал И. Я. Фойницкий, «сопровождается тяжелыми для суда последствиями: отказ в принятиии судом дела, ему подсудного, есть отказ в правосудии, бездействие власти; принятие к производству дела, ему неподсудного, есть превышение власти. Так как подсудность лежит в основании всего производства, то вопрос о ней может быть возбуждаем во всяком положении дела, не стесняясь никакими сроками, и только приговор суда компетентного признается решением надлежащего суда (ст. 14,21,22 УУС)» . Перечень действий следователя, которые могли допускаться в качестве не терпящих отлагательства, установлен не был. Можно предположить, что законодатель допускал возможность производства судебным следователем в безотлагательном порядке любого следственного действия. Связано это было, по-видимому, с тем, что у законодателя в отношении судебного следователя не возникало сомнений по поводу надлежащего их исполнения. Предполагалось, что до передачи уголовного дела по подсудности следственные действия, не терпящие отлагательства, произведены будут органом, равным по процессуальному статусу тому, которому уголовное дело будет передано, а, значит, и гарантии соблюдения законности, предоставляемые тем и другим органами при производстве следственных действий, - равны. Потому и сомнений в процессуальной беспристрастности следователя, производящего не терпящие отлагательства следственные действия, не возникало. УУС не знал дробления следственного органа на различные ведомства и разделения между следственными органами различной ведомственной принадлежности уголовных дел по предметному признаку подследственности на манер современного УПК РФ. Вместе с тем некоторая градация уголовных дел и в рамках этого единого следственного органа, на наш взгляд, имела место. Речь идет о «важнейших» и «особо важных» уголовных делах, для производства по которым при окружных судах были учреждены должности соответствующих судебных следователей. Судебные следователи по важнейшим делам, а также судебные следователи по особо важным делам собственного следственного участка не имели, а производство ими предварительного следствия становилось возможным только при наличии особого предложения прокурора. Согласно УУС дознание представляло собой негласную, строго не регулируемую нормами уголовного процесса деятельность, которая состояла в установлении признаков преступного события и по возможности лица, его совершившего. По определению А. Квачевского, дознание представляло собой «первоначальное производство, имеющее целью собирание данных для удостоверения в том, что известное событие составляет деяние, запрещенное законом под страхом наказания, и для открытия виновника этого деяния» . Дознание рассматривалось как деятельность, направленная на собирание предварительных сведений, необходимых для того, чтобы ими мог воспользоваться судебный следователь при расследовании уголовного дела. Круг следственных действий, которые могла до прибытия следователя произвести полиция, был строго ограничен. К ним были отнесены: осмотры, освидетельствования, обыски, выемки. При выполнении названных действий полиция обязана была руководствоваться правилами, установленными для предварительного следствия (ст. 259 УУС). Называл УУС и следственные действия, производство которых полиции категорически запрещалось. Так, согласно ст. 254 УУС полиции было запрещено производить обыски и выемки в домах, а также согласно ст. 258 УУС формальные допросы обвиняемых и свидетелей. Если же кто - либо из обвиняемых или свидетелей был тяжело болен и существовало опасение, что он умрет до прибытия следователя, то формальные допросы названных лиц все же могли быть произведены полицией (ст. 258 УУС). Правом производить дознание обладали и органы, компетенция которых на его производство по общему правилу вообще не распространялась. Речь идет о представителях судебного ведомства (судебном следователе, мировом судье, земских начальниках, городских судьях), а также о прокуроре. Право осуществления указанными лицами дознания ввиду несвойственности им розыскных функций ограничивалось в основном лишь теми случаями, когда преступные деяния были усмотрены ими лично. Так, согласно ст. 313, 314 УУС судебный следователь мог приступить к дознанию по собственному усмотрению, когда застигал совершающееся или только что совершившееся преступное деяние. По мнению С. И. Викторского, наличие названных законодательных положений указывает на право следователя производить дознание самому лишь в тех случаях, «когда встречается необходимость в личной и немедленной проверке доходящих до него сведений» . Земские начальники, городские и мировые судьи также могли приступить к дознанию по непосредственно усмотренным ими преступным действиям (ст. 42 УУС). Вместе с тем степень участия судебной власти в производстве дознания была очень незначительной. Не лишен права производства дознания был и прокурор. Согласно ст. 311 УУС прокурор мог возбуждать дела как по доходящим до него сведениям, так и по непосредственно усмотренным им признакам преступления. Из полномочия прокурора возбуждать дела вытекало его право производить дознание. Подведем итоги сказанному. В. И. Куклин отмечал, что «там..., где предварительное расследование не делится на различные виды и всегда производится одними и теми же органами (лицами), ни в уголовно - процессуальном законодательстве, ни в теории уголовного судопроизводства не существует понятия неотложных следственных действий». По мнению названного автора, вся история развития отечественного уголовного судопроизводства подтверждает сказанное . В качестве примера автором приводится, в частности, Устав уголовного судопроизводства 1864 г. Проведенное исследование не позволяет полностью согласиться с выводами, сделанными указанным автором. Предварительное расследование (следствие) по УУС, действительно, не делилось на различные виды (формы). Единственным видом предварительного расследования (следствия) выступало предварительное следствие. Что же касается утверждения В. И. Куклина о том, что предварительное следствие, согласно УУС, осуществлялось одними и теми же органами, то, как мы успели выяснить, это не совсем так. В качестве основного органа предварительного следствия выступал судебный следователь, основного, но не единственного. Данное обстоятельство приводило к возникновению ситуаций установления в ходе предварительного следствия по уголовному делу тем или иным органом неподсудности ему данного дела, что влекло за собой передачу дела по подсудности и, соответственно, при возникновении в том необходимости производство неотложных следственных действий . § 2. Неотложные следственные действия в советском уголовно — процессуальном законодательстве Первое упоминание о неотложных и первоначальных следственных действиях встречается в работах С. А. Голунского и Г. К. Рагинского, которые эти термины не разграничивали, а использовали как синонимы. По их мнению, первоначальными (неотложными) следственными действиями начинается расследование преступлений, когда в самом начале очевиден его состав и основная задача заключается в установлении лица, совершившего преступление. Затем С. А. Голунский уточнил свою позицию и считал, что неотложные следственные действия проводятся лишь на первом этапе расследования. Им впервые была предпринята попытка рассмотреть неотложные следственные действия как самостоятельную категорию методики расследования отдельных видов преступлений . Однако четкого разграничения и объяснения понятий «неотложные» и «первоначальные» следственные действия в литературе того периода не установлено. Октябрьская революция 1917 г., послужившая причиной смены государственного строя России, внесла свои коррективы в эволюцию уголовного процесса . Так, советское уголовно — процессуальное законодательство с самого начала заняло принципиально иную позицию в вопросе о роли дознания в расследовании преступлений. В. М. Савицкий писал, «советское законодательство отказалось от взгляда на дознание как неформальную, вне процессуальную деятельность Поэтому характерной чертой дознания в советском уголовном процессе является производство дознания в процессуальных формах» . При этом в первые послереволюционные годы термины «дознание», «орган дознания» в законодательных актах не употреблялись . Как отмечает А. Б. Сергеев, «все действия по установлению признаков преступления, обстоятельств совершения преступного деяния определялись равнозначными понятиями «расследование» и «следствие» . Прообразом следственных органов Советской России стала следственная комиссия Военно — революционного комитета при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов. Аналогичные комиссии были созданы в Москве, других местностях, а также в отдельных районах крупных городов. Кроме того, расследованием преступлений занимались штабы Красной гвардии. Какой - либо законодательной регламентации деятельности этих органов не было, на первый план выступало революционное правосознание . 30 ноября 1918 г. было принято Положение о народном суде РСФСР, согласно которому производство предварительного следствия по уголовным делам, рассматриваемым народным судом, возлагалось на уездные городские следственные комиссии (в не терпящих отлагательства случаях производство предварительного следствия поручалось постоянному народному судье). По остальным уголовным делам от народного суда зависело, ограничиться произведенным милицией дознанием или передать дело для производства предварительного следствия в следственную комиссию. Перечислялись также случаи, когда предварительное следствие было необязательно. Следующим законодательным актом, более подробно регламентирующим производство предварительного расследования, явилась Инструкция НКВД и НКЮ РСФСР «Об организации Советской Рабоче- Крестьянской милиции», принятая 23 июля 1918 г., на содержание которой, по мнению многих исследователей, дореволюционное законодательство оказало большое влияние . Инструкция разделила предварительное расследование на дознание, проводимое милицией, и предварительное следствие, осуществляемое следственной комиссией или народным судьей единолично. Пункт 27 указанной Инструкции возложил обязанность производства дознания по преступлениям и проступкам на милицию (как видим, милиция была первым в советском уголовном процессе органом, которому были предоставлены функции дознания). Полномочия милиции были установлены п. 28 Инструкции, в соответствии с которым милиция осуществляла: «производство розысков и дознаний по уголовным делам под руководством и по указаниям народных судей и следственных комиссий; производство в порядке, предусмотренном особым циркуляром НКВД, обысков, осмотров, выемок как по постановлениям народных судей и следственных комиссий, так и, в особых случаях, по своей инициативе для пресечения сокрытия следов преступления». Инструкция не совсем точно отражала действительное положение вещей. Фактически органы дознания обладали значительно большей самостоятельностью в осуществлении следственных действий. Не ограничиваясь только неотложными следственными действиями, они во многих случаях проводили расследование уголовных дел в полном объеме. Объяснялось это слабостью следственного аппарата НКЮ РСФСР, не успевавшего расследовать уголовные дела. Порядок производства следственных действий органами дознания был определен в ведомственных инструкциях, разработанных самими же органами милиции. Среди них следует отметить Инструкцию по уголовному розыску, составленную Центророзыском в 1919 г. Ведомственные нормативные акты, специально регламентировавшие деятельность милиции в области борьбы с преступностью, предусматривали более широкие полномочия уголовного розыска при производстве дознания. Так, названной Инструкцией было расширено число следственных действий, которые могла произвести милиция. Помимо осмотров, выемок, обысков органы милиции могли производить и другие следственные действия. В первые годы существования советской власти велся поиск новых форм расследования преступлений. При этом использовался опыт, накопленный в России до 1917 года. Предварительное (досудебное) производство по-прежнему включало в себя предвательное следствие (сосредоточенное все еще и пока в руках судебного ведомства) и дознание. Последнее приобрело процессуальный характер, но как и прежде представляло собой деятельность, предшествовавшую предварительному следствию. Необходимость укрепления новой властью своих позиций, а также сложившаяся высококриминогенная обстановка в стране несомненно сказались на построении уголовного процесса и привели к возникновению соответствующих правоохранительных органов, полномочных осуществлять предварительное производство по уголовным делам. Компетенция последних в производстве предварительного расследования получила законодательное разграничение. Наличие подобного разграничения позволяет сделать вывод о том, что первые законодательные акты советской власти по- прежнему допускали безотлагательное производство ряда процессуальных действий по уголовному делу тем субъектом, к компетенции которого оно отнесено не было. Таким образом, институт неотложных следственных действий продолжил свое существование. Первый УПК РСФСР был принят 25 мая 1922 года. Данный закон определил перечень органов дознания. К ним были отнесены: милиция, уголовный розыск, органы Государственного политического управления, военная инспекция, командиры и комиссары воинских частей, комиссии по борьбе с дезертирством, члены полкового суда (по поручению суда), органы государственного контроля (РКИ). Формулируя задачи органов дознания, УПК РСФСР 1922 г. возлагал на них обязанность принимать меры к тому, чтобы до начала предварительного следствия или до разбора дела по существу, если предварительное следствие не производилось, были сохранены следы преступления и устранена для подозреваемого возможность скрыться (ст. 103). Так, согласно ст. 104 в случаях, когда имелись достаточные основания полагать, что следы преступления и другие вещественные доказательства могут быть уничтожены или скрыты, органы дознания вправе были опрашивать подозреваемых лиц и свидетелей, а также производить обыски, выемки, осмотры и освидетельствования. Как представляется, приступить к дознанию мог не только орган, к компетенции которого согласно закону относилось его производство по данному делу, но и в отсутствие данного органа и во избежание утраты доказательственной информации орган дознания, выявивший признаки преступления. Срок дознания устанавливался продолжительностью до одного месяца. Если в ходе дознания признаки преступления и (или) лицо, совершившее преступление, не устанавливались, то материал дознания направлялся прокурору для прекращения дела (ст. 107 УПК РСФСР 1922 г.). Если же дознанием были добыты сведения, изобличающие лицо в совершении преступления, по которому предусмотрено предварительное следствие, органы дознания были обязаны немедленно, не дожидаясь истечения месячного срока, сообщить о данном событии следователю или прокурору и передать весь материал дознания следователю (ст. 108 УПК РСФСР 1922 г.). Таким образом, согласно данному УПК следователь должен был получать от органа дознания не только материал об установленном факте преступления, но и «самого подозреваемого, что исключало необходимость следователю выполнять сыскные функции» . УПК РСФСР 1923 г. сохранил нормы, устанавливающие задачу органов дознания сохранить следы преступления и воспрепятствовать подозреваемому скрыться от следствия и суда (ст. ст. 99, 106). Но в то же время кодекс предусмотрел право органов дознания производить полностью расследование по ряду преступлений, руководствуясь при этом правилами, которые относятся к производству предварительного следствия (ст. ст. 98, 101). Эти и последующие изменения в законодательстве явились отражением появившейся в тот период тенденции сблизить обе формы расследования. Согласно ст. 98 УПК РСФСР 1923 г. деятельность органов дознания различалась в зависимости от того, действовали ли они по делам, по которым производство предварительного следствия являлось обязательным, или же по делам, по которым полученные ими доказательства могли служить основанием к преданию обвиняемых суду без производства предварительного следствия. Новый Уголовно - процессуальный закон закреплял правило, согласно которому в случае, когда дознанием были добыты данные о совершении преступления, требующего проведения предварительного следствия, органы дознания, сообщив о том немедленно следователю и прокурору, незамедлительно передавали весь материал дознания следователю, не ожидая истечения месячного срока, установленного ст. 105 для производства дознания (ст. 106). Однако до передачи дела следователю они обязаны были принять меры, препятствующие уничтожению следов преступления или уклонению подозреваемых от следствия и суда. Полномочия органов дознания по уголовным делам, требующим производства предварительного следствия, были аналогичны тем, которые предусматривались УПК РСФСР 1922 г. Важно также отметить, что органы дознания были обязаны принимать неотложные меры и по преступлениям, отнесенным к подследственности других органов дознания. Несмотря на отсутствие в УПК РСФСР 1923 г. понятия «неотложные следственные действия», отдельные его положения, безусловно, посвящены деятельности субъектов расследования по уголовным делам, не относящимся к их подследственности. Действия следователя по делам о преступлениях, не относящихся к его подследственности, именуются «следственными действиями, не терпящими отлагательств» (ст. 125 УПК РСФСР 1923 г.). Действия органов дознания по делам о преступлениях, относящимся к подследственности следователя, и представляющие собой «меры, препятствующие уничтожению следов преступления или уклонению подозреваемых от следствия и суда» (ст. 106 УПК РСФСР 1923 г.), именуются «дознанием по делам, по которым производство предварительного следствия является обязательным» (ст. 98 УПК РСФСР 1923 г.) и выступают в качестве «первоначальной стадии» расследования преступлений. Дознанием, кроме того, отныне именуется производимое органами дознания расследование преступлений в полном объеме. Как известно, обозначение деятельности органов дознания по производству расследования в полном объеме термином «дознание» привело впоследствии к порицаемой терминологической двойственности понятия «дознание». Данное обстоятельство не может быть не принято во внимание при дальнейшем рассмотрении вопроса о развитии института неотложных следственных действий. С 1924 г. отмечается направление на стирание разницы между дознанием и следствием. Началом этому направлению послужило выступление в марте 1924 г. на пятом Всероссийском съезде деятелей советской юстиции А. Я. Вышинского, который в своем докладе предложил отказаться от старого взгляда на предварительное следствие как на судебную деятельность и рассматривать ее как одно порядковую с дознанием, а следователя преобразовать в помощника прокурора . Согласно ч. 3 ст. 29 Основ при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания должен был возбудить уголовное дело и произвести неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления. Основы, таким образом, впервые ввели понятие «неотложные следственные действия». Вместе с тем определение названного понятия они не содержали. Задачи производства неотложных следственных действий сводились к «установлению и закреплению следов преступления». Основами же был установлен исчерпывающий перечень неотложны
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 62 страницы
1550 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 66 страниц
1650 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 58 страниц
1450 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg