Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИССЕРТАЦИЯ, ПЕДАГОГИКА

Особенности волевой регуляции студентов в процессе адаптации к инокультурной среде

kisssaaa0721 3150 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 105 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 16.09.2021
Актуальность данного исследования обусловлена наличием ряда противоречий: – научно-теоретического характера – между значительным количеством исследований, посвящённых проблеме воли и волевой регуляции и отсутствием представлений об особенностях волевой регуляции в процессе адаптации к инокультурной среде; – научно-методического характера – между потенциальными возможностями развития волевой регуляции иностранных студентов в процессе адаптации в вузе недостаточным методическим обеспечением их реализации. Цель исследования: выявление особенностей волевой регуляции у студентов в процессе адаптации к инокультурной среде. Объект исследования: волевая регуляция студентов. Предмет исследования: особенности волевой регуляции у студентов различных этнических групп в процессе адаптации к инокультурной среде. Гипотеза исследования: волевая регуляция студентов в процессе адаптации к инокультурной среде претерпевает изменения, связанные с успешностью протекания данного процесса и имеет некоторую специфику. В соответствии с основной целью исследования поставлены следующие задачи: 1. Провести теоретический анализ концепций и подходов к пониманию природы воли и волевой регуляции личности в отечественной и зарубежной психолого-педагогической науке. 2. Рассмотреть основные закономерности развития волевой регуляции в студенческом возрасте. 3. Описать психологические особенности адаптации студентов к инокультурной среде. 4. Провести диагностику и выявить особенности волевой регуляции у представителей различных этнических групп, что соответствует представлениям о воле как о высшей психической функции, имеющей социальную природу и определяющейся, в первую очередь, характером социальных отношений, связывающих личность с окружающим миром. 5. Разработать программу тренинга развития волевой регуляции студентов в процессе адаптации к инокультурной среде. Теоретико-методологическую основу исследования составили основные положения и принципы таких известных психологических подходов, как культурно-исторический подход Л.С. Выготского, историко-эволюционный подход А.Г. Асмолова и личностно-деятельностный подход А.Н. Леонтьева и С.Л. Рубинштейна. При описании теоретических оснований исследования мы полагались на результаты трудов известных отечественных психологов: С.Л. Рубинштейна и Е.П. Ильина, предложивших подходы к классификации волевых качеств личности; Л.И. Божович – автора теории становления волевой регуляции в онтогенезе; В.А. Иванникова – основоположника деятельностно-смысловой концепции волевой регуляции; Э. Эриксона, Г. Крайга и Д.Б. Эльконина – теории возрастной периодизации развития личности. Характеристика выборки. Проводилось сравнение волевой регуляции иностранных студентов 1 курса. Всего в исследовании приняли участие 200 иностранных студентов Института международного сотрудничества: • этническая общность – арабы; возрастная структура респондентов: от 17 до 24 лет, средний возраст – 21; гендерный состав респондентов: мужчины – n = 50, женщины – n = 50; • этническая общность – индийцы; возрастная структура респондентов: от 17 до 24 лет, средний возраст – 21; гендерный состав респондентов: мужчины – n = 50, женщины – n = 50; • этническая общность – таджики; возрастная структура респондентов: от 17 до 24 лет, средний возраст – 21; гендерный состав респондентов: мужчины – n = 50, женщины – n = 50; • 100 русских студентов (возрастная структура респондентов: от 17 до 24 лет, средний возраст – 21; гендерный состав респондентов: мужчины – n = 50, женщины – n = 50). Методы исследования. В соответствии с поставленной целью и задачами в работе применялись теоретические и эмпирические методы исследования: 1. Обзорно-аналитический, включающий теоретический анализ психологической литературы по проблеме исследования; 2. Тестирование; 3. Беседа; 4. Наблюдение; 5. Количественно-качественные методы обработки полученных данных; 6. Статистическая обработка результатов проводилась при помощи программы SPSS Statistics v. 22. Применялся непараметрический тест Крускала-Уоллиса. Основные этапы и опытно-экспериментальная база иссследования. Опытно-экспериментальная работа выполнялась в 2019/21 уч.гг. на базе Института международного сотрудничества Пензенского государственного университета (отдел социальной адаптации и культурно-массовой работы). На подготовительном этапе изучалось состояние разработанности проблемы исследования, были определены теоретико-методологические основания исследования; сформулирован понятийно-категориальный аппарат: объект, предмет, цель, задачи и гипотеза исследования; составлен пакет диагностических методик. На основном этапе было проведено исследование волевой регуляции студентов в процессе адаптации к инокультурной среде, получены экспериментальные данные, проведён анализ и обобщены результаты исследования, подтверждена гипотеза. На заключительном этапе осуществлялся анализ и систематизация полученных в ходе исследования эмпирических данных с последующей их интерпретацией, формулировались научные выводы, разрабатывалась программа тренинга; оформлялась диссертация. Научная новизна: ? кросс-культурное исследование природы индивидуальных различий волевой регуляции (на примере студентов – представителей различных этнических групп); ? расширение географии пилотного исследования; ? уточнение контекстных переменных для дальнейших психолого-педагогических исследований волевой регуляции. Теоретическая значимость исследования: ? обобщение и систематизация существующих взглядов и научных точек зрения по вопросу изучения волевой регуляции в процессе адаптации к инокультурной среде; ? расширение теоретических представлений о специфики волевой регуляции у иностранных студентов (на примере представителей арабских стран, стран Индии и Ближнего зарубежья). Практическая значимость исследования определяется материалами, выводами проведённого исследования, программой тренинга, которые могут быть использованы в практической деятельности сотрудников университетов, работающих с иностранными студентами. Апробация и внедрение результатов исследования. Достоверность и обоснованность проведенного исследования, его результатов и выводов обусловлены глубоким анализом проблемы; опорой на общенаучные методологические подходы; выбором методов исследования, соответствующих его цели, предмету и задачам. Отдельные результаты исследования представлены в докладах на научных конференциях и конкурсах: «Всероссийская научная конференция, посвященная 80-летию Педагогического института им. В. Г. Белинского Пензенского государственного университета «Педагогический институт им. В. Г. Белинского: традиции и инновации», VI Всероссийская научно-практическая конференция «Философия образования в отечественной культурно-исторической традиции: история и современность», III Всероссийская научно-практическая конференция «Образование в России и актуальные вопросы современной науки», конференция «Наука и инновации в современном мире», IX Международная научно-практическая конференция иностранных студентов «Межкультурная коммуникация в современном мире», конкурс «Ректорские гранты – 2020», V международный конкурс научных статей «Инновационные технологии XXI века», Молодежный форум Приволжского федерального округа «iВолга». Всего по теме исследования опубликовано 5 статей в изданиях, индексируемых в РИНЦ, и 2 статьи в российских научных журналах, включенных в перечень ВАК. Структура диссертации соответствует общей логике исследования и состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, включающего 65 источников, приложения.
Введение

Актуальность темы исследования. В настоящее время в психолого-педагогических исследованиях наблюдается повышенный интерес к проблеме волевой регуляции личности, что обусловлено, пересмотром феномена воли в целом, и разделением основных понятий в частности. Волевая регуляция личности обеспечивает достижение поставленных целей в профессиональной, спортивной, учебной и других видах деятельности, состояние контролируемого поведения и эмоционального равновесия, и актуализируется в ситуациях принятия значимых решений. Основная часть исследований отечественной психологии базируется на представлении воли как высшей психической функции (ВПФ), регулирующей поведение и психические процессы индивида. К изучению феномена воли в различные периоды времени обращались многие отечественные психологи: В.А. Иванников, Е.П. Ильин, В.И. Селиванов, Д.Н. Узнадзе и др. Изучению динамики волевой регуляции и волевых качеств в онтогенезе была посвящена серия эмпирических исследований: Б.Г. Ананьев, Л.И. Божович, Л.С. Славина, Т.И. Шульга и др. Интересным является тот факт, что основная часть исследований была направлена на изучение специфики волевой регуляции в детском возрасте. Но следует отметить, что с началом взрослой, осознанной и самостоятельной жизни воля приобретает особое значение, так как перед человеком встаёт множество задач, требующих принятия ответственных решений: обучение в университете, профессиональное самоопределение, поиск спутника жизни, создание семьи, рождение детей и т.д. (R. Baumeister, H. Bembenutty, J. Kuhl, В.А. Иванников, В.Н. Шляпников, Т.И. Шульга и др.). Источником развития волевой регуляции как высшей психической функции служит культура, в том числе национальная, как определенный общественно-исторический образ жизни, предлагающий человеку набор традиционных видов деятельности, ценностей, средств и способов для их реализации, которые субъект присваивает и преобразует в процессе своего жизненного пути в соответствии со своим уникальным смысловым опытом (Асмолов, 2001; Иванников, Шляпников, 2012). В связи с этим исследование кросскультурных особенностей воли может раскрыть роль социокультурных, в том числе этнокультурных факторов (в первую очередь, средств регуляции поведения социальной общности и отдельных его членов) в формировании волевой регуляции субъекта. В контексте педагогического исследования особый интерес представляет студенческий возраст, который согласно возрастной периодизации Г. Крайга и Э. Эриксона, находится на границе ранней зрелости и поздней юности. Отметим, что обучение в высшей школе предъявляет высокие требования к волевым качествам студентов, так как существенно возрастает уровень учебной нагрузки, требования к дисциплинированности, самостоятельности и персональной ответственности, происходит изменение привычного круга общения, смена ценностных ориентаций, также может измениться и социокультурная среда как в планируемом исследовании. Процесс адаптации студентов к инокультурной среде связан с кардинальной перестройкой системы социальных и культурных норм и ценностей, что предъявляет высокие требования к волевой регуляции личности. Проблема выявления особенностей волевой регуляции студентов в процессе адаптации к инокультурной среде не получила должного теоретического освещения в психолого-педагогической науке и остается открытой для научного поиска, что подтверждает ее актуальность. Степень разработанности темы исследования. В психолого-педагогической литературе нашли отражение ряд исследований зарубежных авторов, отражающих создание многочисленных теорий и моделей воли: модель «Рубикон» (Х. Хекхаузен), теория контроля за действием (Ю. Куль), ресурсная модель (Р. Баумейстер), имплицитные теории воли и самоконтроля (К. Двек) и др., проблему воли (психологи В. Вундт, У. Джемс, Т. Рибо и психотерапевты Мэй, Р. Ассаджиоли и др.). Авторские концепции и теории воли изложены в трудах отечественных психологов (К. Н. Корнилов, С. Л. Рубинштейн, Д. Н. Узнадзе, В. И. Селиванов, В. К. Калин, Е. П. Ильин и др.), также интерес для данного исследования представляют работы и других отечественных исследователей (Л. С. Выготский, Л. И. Божович, Е. О. Смирнова, В. А. Иванников, М. В. Чумаков, Е. В. Эйдман, Г. С. Никифоров, О. А. Конопкин, В. И. Моросанова и др.). Данные исследования вносят значительный вклад в теорию и практику изучаемой проблемы, но не позволяют сделать какие-либо конкретные выводы относительно целостной картины в области исследования.
Содержание

Введение Глава 1. Теоретические предпосылки исследования волевой регуляции студентов в процессе адаптации к инокультурной среде 1.1. Волевая регуляция как предмет психолого-педагогических исследований 1.2. Специфика волевой регуляции в студенческом возрасте 1.3. Психологические особенности адаптации студентов к инокультурной среде Выводы по теоретическому исследованию Глава 2. Эмпирическое исследование особенностей волевой регуляции студентов в процессе адаптации к инокультурной среде 2.1. Организация исследования, анализ и интерпретация полученных результатов 2.2. Программа тренинга развития волевой регуляции студентов в процессе адаптации к инокультурной среде Выводы по эмпирическому исследованию Заключение Список использованных источников Приложение А
Список литературы

Отрывок из работы

Глава 1. Теоретические предпосылки исследования волевой регуляции студентов в процессе адаптации к инокультурной среде 1.1. Волевая регуляция как предмет психолого-педагогических исследований Понятие «воля» пришло в психологию из философии с момента ее появления как науки, и долгое время играло роль ключевого конструкта. В рамках эмоциональной теории воли, созданной В. Вундтом, утверждалось, что волевые процессы являются особым классом аффектов [Вундт, с. 283]. Особо подчеркивалась и связь воли с апперцепцией. Важно, что апперцепция носит активный характер в отличие от ассоциации. Но этот факт не привнес ясности в понимание сути волевых актов, так как В. Вундт предпочитал объяснять их за счет других процессов: аффектов и внимания. Возник вопрос о целесообразности употребления самого понятия «воля». У. Джемса также исследовал проблему воли в своих работах. Он подразделял мотивы поведения на две категории: инстинктивные и неинстинктивные (культурные). Джемс считал, что нормальная работа воли заключалась в создании культурных мотивов и ослаблении инстинктивных [Джемс, 1911, с. 382]. Таким образом, воля необходима в ситуациях, когда мотивы идеального характера должны одержать верх над мотивами импульсного характера, а усилие – механизм этого процесса. Именно благодаря усилию становится возможным придание большей силы одной группе мотивов в противоположность другой [Джемс, 1911, с. 389]. Проблемы воли касался в своем научном творчестве и Т. Рибо. Он сформулировал ряд положений, касающихся природы воли, изучив явления ослабления и болезни воли, влияние травм головного мозга, отравлений и обсессий на волю. Он говорит о воле как о способности, связанной с побуждением к действиям и их торможением. В ее основе лежит страсть в качестве некоторой мотивирующей силы. В структуре каждого волевого акта есть элемент сознательного и психофизиологический механизм. Т. Рибо считает, что волевое усилие – это механизм волевой регуляции. Волевое усилие необходимо в случае конфликта между сознательным стремлением и неким естественным желанием человека [Рибо, 1894]. Необходимо подчеркнуть, что впоследствии представление об усилии в качестве механизма воли прочно закрепилось в психологической науке, однако такое объяснение не является удовлетворительным. Усилие — феномен, сопутствующий работе волевой регуляции, но мало проливающий свет на действительную работу субъекта волевой регуляции [Иванников, 2006]. Большое влияние на положение психологии воли в XX столетии оказали исследования немецкого и американского психолога К. Левина. В своей теории поля К. Левин изучал мотивационные и волевые процессы. Чтобы объяснить поведение человека, К. Левин вводил понятия «потребность», «намерение» и «квазипотребность», тогда как действия он подразделял на волевые, импульсивные и преднамеренные. Волевое действие понималось как действие контролируемое, импульсивное — как действие, в котором непосредственно проявляются истинные потребности [Левин, 2001, с. 158]. Преднамеренное же действие имеет в своей основе намерение, причем некоторые волевые действия могут быть преднамеренными, а некоторые — нет. К. Левин в своей теории отождествляет понятия воли и мотивации, так как побуждение, обычно рассматриваемое как функция воли, объясняется действием квазипотребности. К. Левин пишет о том, что воля становится лишним понятием: «…было бы целесообразно в интересах чистоты понятий и во избежание недоразумений вовсе отказаться от терминов «воля» и «импульсивный» [Левин, 2001, с. 158]. Таким образом, поведение человека объясняется мотивацией, в терминах «намерения», «потребности» и «квазипотребности». Понятие «воля» обычно использовалось в психологической науке для объяснения порождения действий и побуждений к ним. Введение таких понятий, как «мотив», «потребность», «аттитюд» и т. п., привело к практически полному отказу от использования понятия воли. В результате проблема воли почти не изучалась в западной психологии в период с конца 1930-х вплоть до начала 1980-х годов [Иванников, 2006]. Но это понятие не ушло из психологии полностью. Понятие «воля» сохранилось в нескольких психотерапевтических работах, но не всегда оно использовалось в них прямо [Макарушкина, Эйдман, Иванников, 1988]. Понятие «воля» фигурировало и в теории американского психолога и психотерапевта Р. Мэя. Он утверждал, что воля – это категория, определяющая способность организовывать личность (Self) так, чтобы происходило движение в заданном направлении к заданной цели. Воля отличается от категории желания большей осознанностью, возможностью выбора и отличается большей зрелостью. Кроме того, воля отличается также и от понятия интенциональности. Интенциональность лежит в основе намерений человека; она служит некоторым мостом между субъектом и объектом; влияет на то, как мы воспринимаем окружающий нас мир [Мэй, 1997]. В своей теории Р. Мэй использовал понятие воли в достаточно широком контексте. Изначально он подчеркивает наличие у человека свободы воли и собственной активности как фундаментальных характеристик, но само понятие воли не определено достаточно четко, психологические механизмы функционирования воли остались неосвещенными. Более подробно понятие «воля» в своей работе о психосинтезе рассматривает итальянский психолог и психотерапевт Р. Ассаджиоли. Изучая волю, Р. Ассаджиоли уделял важное внимание прикладным аспектам — развитию воли у своих клиентов в процессе психотерапевтической работы. Позднее он подчеркнул, что нет необходимости иметь законченную теорию воли для того, чтобы развивать и тренировать ее [Assagioli, 1976]. Однако, воля в психосинтезе изучалась в двух аспектах, а именно, с одной стороны, воля как акт, имеющий несколько отдельных фаз, а с другой стороны, Р. Ассаджиоли в своей типологии личности (из 7 типов) выделяет особый тип — «волевой», другими словами, воля рассматривается и как качество личности, диспозиция. При описании личностных качеств волевого типа личности Р. Ассаджиоли подчеркнул, что в «физическом плане воля выражается в четких и решительных действиях, мужестве, способности властвовать над материальным миром и другими людьми, в склонности к соперничеству, а также тяготении к насилию и разрушению» [Ассаджиоли, 2008, с. 28]. Люди, относящиеся к этому типу, строго контролируют эмоции, они также «выделяются ясным умом, не замутненным эмоциональными переживаниями» [Ассаджиоли, 2008, с. 29]. Также они обладают способностью к сосредоточению на одной цели и концентрации, кроме того, в себе и своих силах такие люди преимущественно не сомневаются. Для них присуще острое чувство справедливости. Основные особенности этого типа – воля к власти и обособленность, далекая дистанция в общении с другими людьми. Трансперсональные качества данного типа разительно отличаются от личностных. Трансперсональная воля представляет собой «моральное мужество, это готовность принять на себя ответственность, встретить опасности, пожертвовать своим благополучием ради достойного дела» [Ассаджиоли, 2008, с. 32]. Эти качества - подлинная уверенность в себе, внутренняя независимость, верность, прямота, выдержка и великодушие. В результате Р. Ассаджиоли ограничился описательными характеристиками типов личности, а в частности волевого типа. Эта классификация не имеет строгих оснований, эти 7 типов Р. Ассаджиоли выделил со значительной степенью произвольности. В большинстве своем это связано с тем, что он ставил перед собой психотерапевтические задачи, а их решение не требовало создания законченной непротиворечивой теории. Также работы Р. Ассаджиоли, которые он посвятил теме воли и волевых качеств, были созданы в годы сильного упадка интереса к этому вопросу в зарубежной психологии. В 80-х годах 20 века возник интерес к проблеме воли, выросло количество публикаций. Позднее после долгого спада интереса к этой теме выделился круг проблем, для решения которых оказывалось недостаточным привлечение понятий «аттитюд», «мотивация», «намерение». Эти проблемы можно разделить на три основные области: 1) процесс принятия решения; 2) инициация намерения в действии; 3) реализация намерения в действии с течением времени в изменяющихся условиях. В ходе исследования проблемных областей постепенно становилась очевидной необходимость возвращения таких понятий, как воля и волевые процессы [Шляпников, 2009]. Благодаря этому появился ряд теорий воли. Одним из исследователей, обратившихся к данной проблематике, был бельгийский психолог Ж. Нюттен, автор теории мотивации в целостной структуре поведения человека и теории временной перспективы личности. Он причислил волевые действия к личностным, таким образом, понятия воли и личности рассматривались как взаимосвязанные. Формирование воли оказалось связано с формированием образа потребностей и осознаваемой схемы своих мотивов. В результате человек, который развил представление о собственных динамических силах, вышел на новый уровень регуляции своего поведения, то есть, он перестает быть реактивным. Само действие становится волевым именно в тот момент, когда признает его исходящим от него самого. Именно личность принимает решение о действии. Но при этом, необходимыми условиями для совершения такого рода действия становятся также осознание ситуации в целом, изменение значений для себя различных факторов и способность действовать в соответствии с этими значениями [Нюттен, 2004]. В результате, волевые процессы находятся на стыке когнитивных и мотивационных процессов и имеют отношение к саморегуляции поведения. Другим ученым, впоследствии использовавшим понятие «воля», стал немецкий психолог Х. Хекхаузен. Он предложил модель «Рубикона», которая предназначена для разграничения понятий «мотивация» и «воля» и объяснения поведения человека. Х. Хекхаузен выделил два состояния: мотивационное и волевое. Они характеризуются, «во-первых, содержанием, во-вторых, селективностью и, в-третьих, способом переработки» [Хекхаузен, 2003, с. 327]. Мотивационное состояние ориентировано на реальность, а волевое — на реализацию. Выраженность мотивационного состояния тем сильнее, чем более неопределенными и значимыми кажутся результаты действий. Выраженность же волевого состояния тем сильнее, чем сильнее готовая к реализации целевая интенция нуждается в предварительном планировании. Другими словами, мотивационное состояние сознания сильно тогда, когда человек мыслит о неопределенной и значимой цели своих действий, а волевое сильно тогда, когда намерение и цель сформированы, но нужно предварительно спланировать свои действия. На основании разделения этих двух типов состояний и строится модель «Рубикона», которая проводит границы между ними. Х. Хекхаузен также выделил 4 стадии волевого акта, две из которых являются мотивационными, а две — волевыми [Хекхаузен, 2003]. Таким образом, понятие воли вводится для объяснения реализации действия. По словам Х. Хекхаузена, волевое усилие, сопровождающее целевую интенцию, определяет интенсивность и длительность действия. Волевое усилие «является переменной, верхняя граница которой, по словам исследователей, определяется результирующей мотивационной тенденцией. Величина актуального волевого усилия или готовности субъекта приложить усилия зависит от тех трудностей, которые необходимо преодолеть» [Хекхаузен, 2003, с. 345]. Х. Хекхаузен в модели «Рубикона» подчеркнул важность повторного введения понятия «воля» в психологическую науку. Это связано в большей степени с недостаточностью объяснительной силы смежных понятий «мотивации», «намерения», «потребности» и др. Он также выделил феноменологические области которые должна исследовать новая психология воли: упорство (поддержание устойчивости тенденции действия в процессе достижения цели); инициирование действия; преодоление препятствий в ходе реализации действия. Иной концепцией, появившейся в 80-е годы 20 века и объясняющей инициацию и реализацию действия, была теория мотивированного поведения (Theory of Reasoned Behavior). Понятие «воля» не участвовало в этой теории, так как основными детерминантами целенаправленного поведения признавались аттитюды, социальные нормы в отношения поведения и намерения. Намерение выступало опосредствующим звеном между аттитюдом и поведением и понимается как особое состояние сознания, обладающее следующей характеристикой. Таким образом, намерение отражало планы субъекта относительно совершения какого-либо действия в определенных условиях, например, место и время совершения действия [Ajzen, Fishben, 1980]. После эта кенцепция была преобразована в теорию запланированного поведения (Theory of Planned Behavior). Самым главным отличием этой теории от теории мотивированного поведения является пересмотр роли намерения. Намерение принимает участие не только в инициации действия, но также и в контроле за его реализацией [Ajzen, 1985, 1991]. Фактически это значило, что содержание понятия «воля» вернулось в психологию, но с использованием другой терминологии. Немецкий психолог Ю. Куль в своих научных работах сместил акцент изучения волевых процессов с проблемы инициации действия на изучение саморегуляции поведения. Впоследствии он создал теорию контроля за действием (Action Control Theory), которая доказывает, что существует два типа волевой регуляции процесса реализации намерения в действии: самоконтроль и саморегуляция. Саморегуляцию характеризует большая погруженность субъекта в процесс деятельности и меньшая подверженность интерферирующего влияния конкурирующих намерений, а кроме того, непроизвольность и большая эффективность функционирования стратегий волевого контроля. В конечном итоге, ориентация на действие способствует реализации намерения в действии. Самоконтроль характеризует преобладание в создании субъекта персеверирующих мыслительных процессов, которые относятся к прошлому, настоящему или будущему субъекта, и как следствие, большая подверженность интерферирующего влияния конкурирующих намерений и меньшая эффективность функционирования стратегий волевого контроля. В результате ориентация на состояние препятствует реализации намерения в действии [Kuhl, 1985, 1987]. Склонность человека к самоконтролю определяется ориентацией на состояние (ОС-диспозиция), а к саморегуляции — ориентацией на действие (ОД-диспозиция) [Kuhl, 1996]. Люди с ОС-диспозицией в большинстве своем менее успешно реализуют свои намерения в действии. Это объясняется тем, что они в большей степени подвержены интерферирующему влиянию со стороны конкурирующих намерений и негативного опыта. Они более предрасположены к к формированию таких негативных психологических состояний, как выученная беспомощность и алиенация. Люди с ОД-диспозицией успешнее реализуют свои намерения в действии. Это объяснятся тем, что они могут дольше удерживать их в активном состоянии и защищать от конкурирующих тенденций. Они лучше усваивают новую информацию и быстрее трансформируют ее в навыки. Кроме того, люди с ОД-диспозицией являются более успешными в различных видах деятельности, например, учебной, профессиональной, спортивной и т. д. [Diefendorff et al., 2000]. Также было представлено, что реализация намерения в действии имеет сильное влияние на память [Goschke, Kuhl, 1993], а люди с ОС-диспозицией склонны ложно приписывать себе поставленные цели [Kuhl, Kazen, 1994]. Из вышесказанного можно сделать вывод, что особо подчеркивается связь воли и других психических процессов: мотивации, эмоций, памяти. Также в теории контроля за действием недостаточно четко разграничиваются понятия волевой регуляции, самоконтроля и саморегуляции, они во многом являются синонимичными и номинальными названиями. Тем не менее осталась неясна мысль о том, с чем связана предрасположенность людей к ориентации на действие и ориентации на состояние: в результате чего одни люди лучше реализуют намерения в действии, а другие их реализуют хуже. Однако теория контроля за действием продолжил динамично развиваться, а разработанный в ее рамках методический инструментарий также продолжил проверяться в ходе новых исследований. В 90-х годах 20 века в США появился новый подход к исследованию волевых процессов. Р. Баумейстер вместе с коллегами разработал оригинальную концепцию, которая была названа ресурсным подходом. В этой концепции выделяется практическая значимость исследования волевых процессов, так как многие люди испытывают трудности и проблемы в области контроля своего поведения в еде, страдают от игромании, алкогольной и наркотической зависимостей, не могут контролировать свои финансы и т. п. [Baumeister et al., 1994]. В рамках ресурсного подхода воля приравнивалась к самоконтролю и саморегуляции. Воля рассматривалась в качестве особой способности контролировать и регулировать собственное поведение. Особенно выделялась адаптивная значимость самоконтроля, которая позволяла человеку выполнять сложные социальные задачи. Так как контроль и регуляция – это сложные процессы, их осуществление обусловлено тратами внутренних энергетических ресурсов. Субъектом волевого контроля выступает Я (Ego), именно оно обладает источником энергии. Тем не менее, количество энергии является ограниченным и после определенного времени использования самоконтроля и саморегуляции возникает истощение (ego depletion). После возникновения состояния истощения необходим некоторый период отдыха и восстановления [Muraven et al., 1998; Baumeister et al., 1998]. Было осуществлено большое количество исследований в рамках этого подхода, которые были направлены на изучение различных сторон самоконтроля и саморегуляции, а также особенностей энергетических ресурсов и специфики истощения. Таким образом, было исследовано влияние тренировки самоконтроля на скорость истощения ресурсов Эго. В ходе цикла исследований было представлено, что самоконтроль можно тренировать подобно мышце [Baumeister et al., 2000; Baumeister, 2002; Baumeister et al., 2006], тем самым улучшая его качество и увеличивая продолжительность. В последующих исследованиях Р. Баумейстер и его коллего предложили разграничивать понятия самоконтроля и саморегуляции по некоторому принципу. Он состоял в том, что самоконтроль предполагал способность к изменению собственного поведения в соответствии со стандартами, идеалами и правилами, а саморегуляция представляла собой гомеостатический процесс, например, поддержание температуры тела [Baumeister at al., 2007]. Подход Р. Баумейстера сильно осложняет понимание воли, а некоторые работы вызвали критику других ученых, что, в свою очередь, привело к созданию цикла работ, направленных на проверку результатов их исследований. Критика ресурсного подхода Р. Баумейстера и его коллег также фигурирует в работах психолога К. Двек. Самые известные работы К. Двек – это исследования имплицитных теорий личности. Такая теория означает совокупность стихийно сложившихся представлений человека о сущности и природе его личности (или способностей: например, интеллекта) [Dweck, 1999]. К. Двек с коллегами предположили, что продуктивность самоконтроля может зависеть от представлений человека об ограниченности собственных ресурсов. Подобные рассуждения уже косвенно встречались в литературе, было доказано, что представления человека о собственных ресурсах и возможностях самоконтроля значительно влияют на его продуктивность [Molden, Dweck, 2006; Job et al., 2010]. В результате работы К. Двек и ее коллег открыли новые факторы, которые оказали влияние на самоконтроль, сам же самоконтроль остался неизученным. Понятия силы воли (willpower), самоконтроля и саморегуляции четко не разграничиваются, а их психологические механизмы не раскрываются. Несколько своих работ другие авторы посвятили уточнению влияния социальных факторов на самоконтроль и его продуктивность, так как эта тема была практически не изучена в ресурсной модели. В одном исследовании было доказано, что продуктивность самоконтроля может быть снижена вследствие социальных факторов, в частности требований межличностного взаимодействия [Finkel et al., 2006]. Эта работа вызвала некоторый резонанс, и тема влияния социальных факторов на продуктивность самоконтроля продолжили изучать дальше. В другом исследовании респонденты занимались мысленным моделированием, проживая некоторую историю за другого персонажа. Группа респондентов, которая представляла историю, где герою приходилось совершать множество усилий для самоконтроля своего поведения, хуже справлялась с задачей на самоконтроль. Существует предположение, что психологическая координация собственного состояния с состоянием других людей может вызывать ухудшение самоконтроля, а также его улучшение [Ackerman et al., 2009]. Другим, сходным фактором, влияющим на самоконтроль, оказалось вспоминание знакомых людей, которые обладают хорошим или плохим самоконтролем [VanDellen, Hoyle, 2010]. Подобный феномен был получен в ряде областей: мысли о человеке с развитыми аналитическими способностями повышают продуктивность собственных аналитических способностей [Shah, 2003]; мысли о людях, склонных помогать другим, стимулируют альтруистические действия [Fitzsimons, Bargh, 2003]; мысли о людях, стремящихся к богатству, увеличивают собственные стремления к обогащению [Aarts et al., 2004]; мысли о людях с наркотической зависимостью делают для человека более допустимыми наркотические вещества и препараты [Leander, 2009]. Стоит также упомянуть ряд исследований У. Мишель и его коллег в области контроля импульсивного поведения группы, которые привели к открытию феномена отложенного вознаграждения [Mischel et al., 1972, 1989]. В последующих работах было подробно изучено столкновение импульсивного побуждения с рационально сформированным мнением личности [Mischel et al., 2004]. Было представлено, что конфликты между уровнями социального и природного индивидов решаются либо непроизвольно, иными словами, на основе большей привлекательности социальных или природных потребностей, а именно, соподчинение мотивов, либо через осознанный произвольный выбор и произвольное поведение, учитывающее социальные последствия выбора для человека, или через жребий. Эти вопросы находятся в центре современных исследований самоконтроля и саморегуляции [Mischel et al., 2011]. Иное развитие получило понятие воли, остававшееся актуальным в отечественной психологии. Оно развивалось в трудах многих психологов: М. Я. Басова, Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна, А. Н. Леонтьева, Л. И. Божович, В. И. Селиванова, А. И. Высоцкого, В. А. Иванникова, В. К. Калина, Е. П. Ильина и др. В числе первых отечественных исследователей, занимавшихся изучением волевых процессов, был А. Ф. Лазурский. Элементарной формой волевого акта А. Ф. Лазурский считал движение, но при этом подчеркивал, что выраженный волевой процесс проявляется только в сознательных произвольных движениях. Сложные формы волевого акта – это процессы, в которых принятию решения предшествует борьба мотивов. Кроме этого, А. Ф. Лазурский предложил выделить внешние и внутренние волевые акты. Стоит отметить, что во внешних волевых актах волевое усилие направлено на возбуждение и усиление двигательной иннервации, а во внутренних – на задержку различных процессов. Механизмом воли является волевое усилие, являющееся самостоятельным психофизиологическим процессом [Лазурский, 2001]. Одним из учеников и последователей А. Ф. Лазурского стал М. Я. Басов, который также изучал проблему воли. Он разделил все психические функции на четыре основные группы: перцептивные, репродуктивные, ассоциативные и регулятивные, а особое внимание уделил последней группе. Ученый считал, что воля – это регулятивный фактор. М. Я. Басов отождествлял волю и внимание: «когда регулятивная волево-функция находится в действии, в этом действии ее мы имеем акт внимания» [Басов, 2007, с. 35]. В сознании волевое внимание представлено как волевое усилие, изменяющееся в своей интенсивности. Он выделил главные направления такой регуляции, говоря о тех областях, в которых воля проявляла свою регулятивную функцию: вызов процесса — его задержка; ускорение — замедление; усиление — ослабление; управление течением сложных процессов или координация в широком смысле слова [Басов, 2007]. Отдельно затрагивал в своих исследованиях М. Я. Басов соотношения понятий «воля» и «личность». Он провел четкое разграничение этих понятий, при этом подчеркнув их тесную связь. Воля — одна из психических функций, является частью личности, которая представляет собой целостность. Однако воля является той психической функцией, которая активно развивается в онтогенезе, проходит путь своего становления, и активную роль в этом становлении играет личность. [Басов, 2007, с. 110– 114]. Один из создателей деятельностного подхода, С. Л. Рубинштейн, внес значительный вклад в разработку проблемы воли, выделял волевой процесс (акт) и волевые качества личности. С. Л. Рубинштейн отметил, что волевое действие присуще исключительно человеку, оно определяется как «сознательное, целенаправленное действие, посредством которого человек планово осуществляет стоящую перед ним цель, подчиняя свои импульсы сознательному контролю и изменяя окружающую действительность в соответствии со своим замыслом».
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg