Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Договор в пользу третьего лица и его правовое регулирование/

kisssaaa0721 1875 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 75 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 13.07.2021
Целью настоящей работы является анализ договора в пользу третьего лица. Исходя из поставленной цели, в задачи выпускной квалификационной работы входит: 1) раскрыть основные учения о правовой природе договоров в пользу третьего лица; 2) изучить понятие и признаки договоров в пользу третьего лица; 3) рассмотреть договор в пользу третьего лица в зарубежных странах; 4) определить содержание договора в пользу третьего лица; 5) охарактеризовать отдельные виды договоров в пользу третьего лица; 6) раскрыть проблемы заключения и исполнения договора в пользу третьего лица. Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе заключения и исполнения договора в пользу третьего лица. Предметом исследования настоящей работы составили действующие нормативные акты Российской Федерации, направленные на регулирование договора в пользу третьего лица, а также практика их применения. В ходе написания выпускной квалификационной работы использовались современные методы познания. Общеметодологическую основу настоящего исследования составляет диалектический метод, позволяющий рассматривать процесс заключения договора в неразрывном единстве с другими правовыми явлениями. В ходе настоящего исследования использовались такие частно-научные методы (формально-юридический, историко-правовой, структурно-функциональный и другие методы познания). Нормативную базу выпускной квалификационной работы образуют Конституция РФ, ГК РФ, принятые в соответствии с ним иные нормативно-правовые акты, содержащие отдельные нормы гражданского права. Структура выпускной квалификационной работы состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.
Введение

Как правило, по договору права и обязанности возникают у лиц, заключивших договор, т. е. у сторон договора. Лицо не может быть обременено обязанностями по договору, в заключении которого оно не участвовало. Вместе с тем в соответствии с принципом свободы установления субъектами гражданских прав и обязанностей, в соответствии с п. 3 ст. 308 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства. В таком случае принято говорить, что договор заключен в пользу третьего лица. Договор в пользу третьего лица существовал не всегда и часто не признавался учеными, законодателями и правоприменителями. В римском праве стипуляция как устный договор не допускала ни возложения обязанностей на третье лицо, ни предоставления ему прав в обязательстве. Как отмечал К. П. Победоносцев, римское право объявляло условие договора в пользу третьего лица недействительным как относительно стороны, обязавшейся в пользу третьего лица, так и относительно этого третьего лица. Договоры в пользу третьего лица существовали в советском гражданском праве. Согласно ст. 140 ГК РСФСР 1922 г., по договору, заключенному в пользу третьего лица, исполнения обязательства могут требовать, если иное не установлено договором, как сторона, возложившая обязательство на должника, так и третье лицо, в пользу коего договор заключен. Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. также допускал возможность заключения договора в пользу третьего лица. В настоящее время такие договоры регулируются нормами ГК РФ (ст. 430). Договором в пользу третьего лица признается тот, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. Заключение договоров в пользу третьего лица не является уникальным явлением нашего правопорядка. Они известны и зарубежному праву. Так, английским Законом о правах третьих лиц в договоре прямо предусмотрена возможность заключения его в пользу третьего лица. При этом договор должен иметь цель в непосредственном предоставлении выгоды третьему лицу, поэтому недостаточно одной лишь видимости того, что третьи лица получат выгоду от исполнения договора. Согласно § 328 Германского гражданского уложения, договором может быть установлено исполнение обязательства в пользу третьего лица, которое непосредственно приобретает право требовать исполнения. Принципы Европейского контрактного права (ст. 6:110) допускают возможность приобретения третьим лицом права требования исполнения контрактного обязательства в свою пользу. Следует отметить, что положения ст. 430 ГК РФ содержат не описание договора в пользу третьего лица как самостоятельного поименованного договора, а закрепляют совокупность признаков, которым должен удовлетворять поименованный или непоименованный договор, чтобы признаваться договором в пользу третьего лица. Основным критерием признания договора заключенным в пользу третьего лица является предоставление права требования его исполнения этому лицу. Так, суды справедливо отмечают, что договор, которым третье лицо не наделено самостоятельным правом требования исполнения обязательства в отношении должника в договорном обязательстве, не является договором в пользу третьего лица. Также из документа должно недвусмысленно следовать, что он заключен в пользу третьего лица, в противном случае суд может отказаться квалифицировать такой договор как заключенный в пользу третьего лица. Правовой институт договора в пользу третьего лица в современном понимании формировался на протяжении многих столетий. При этом до настоящего времени его нормативно-правовое регулирование в различных правовых системах не единообразно, что приводит к неоднозначности его правовой оценки как универсальной правовой конструкции. Судебно-арбитражная практика по спорам, возникающим из договоров в пользу третьего лица, немногочисленна. Однако уже на сегодняшний день из ее конкретных примеров видно, что в позиции судов нет единого подхода к пониманию указанной конструкции, а судебные акты по таким спорам нередко противоречивы. Основными вопросами, которые так и остаются до конца неразрешенными являются вопрос о структуре обязательства, возникающего из договора в пользу третьего лица, правах кредитора и правах третьего лица по такому договору, ответственности должника за неисполнение договора в пользу третьего лица. В то же время указанные вопросы являются принципиальными, и от их решения зависит стабильность хозяйственного оборота в сферах, где находит свое применение конструкция договора в пользу третьего лица. Таким образом, проблема заключения и исполнения договора в пользу третьего лица в настоящее время весьма актуальна и должна занимать особое место в отечественном гражданском праве.
Содержание

ВВЕДЕНИЕ 3 1. ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ДОГОВОРОВ В ПОЛЬЗУ ТРЕТЬЕГО ЛИЦА 7 1.1. Основные учения о правовой природе договоров в пользу третьего лица 7 1.2. Понятие и признаки договоров в пользу третьего лица 18 1.3. Договор в пользу третьего лица в зарубежных странах 27 2. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ДОГОВОРАХ В ПОЛЬЗУ ТРЕТЬЕГО ЛИЦА 38 2.1. Содержание договора в пользу третьего лица 38 2.2. Отдельные виды договоров в пользу третьего лица 45 2.3. Проблемы заключения и исполнения договора в пользу третьего лица 56 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 66 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 69 ПРИЛОЖЕНИЯ 76
Список литературы

I. Нормативно-правовые акты: 1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (в ред. от 21.07.2014 №11-ФКЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2014. - №31. - Ст.4398. 2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: Федеральный закон РФ от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (в ред. от 18.07.2019) // СЗ РФ. - 1994. - № 32. - Ст. 3301. 3. Гражданский кодекс РФ Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: Федеральный закон от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ (в ред. 18.03.2019) // СЗ РФ. - 1996. - № 5. - Ст. 410. 4. Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст]: федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. от 27.12.2018 г. ) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954. 5. Воздушный кодекс Российской Федерации [Текст]: федеральный закон от 19 марта 1997 г. № 60-ФЗ (в ред. от 27.12.2019 г. ) // СЗ РФ. - 1997. - № 12. - Ст. 1383. 6. Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации [Текст]: федеральный закон от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ (в ред. от 26.11.2019 г. ) // СЗ РФ. - 1999. - № 18. - Ст. 2207. 7. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях [Текст]: федеральный закон от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (в ред. от 02.08.2019 г.) // СЗ РФ. - 2002. - № 1 (часть I). - Ст. 1. 8. Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации [Текст]: федеральный закон от 7 марта 2001 г. № 24-ФЗ (в ред. от 16.12.2019 г.) // СЗ РФ. - 2001. - № 11. - Ст. 1001. 9. О защите прав потребителей [Текст]: Закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I (в ред. от 02.12.2019 г.) // Российской газета. - 1992. - 7 апреля. 10. Об организации страхового дела в Российской Федерации [Текст]: Закон РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015-I (в ред. от 02.12.2019 г.) // Российской газета. - 1993. - № 6. 11. Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств [Текст]: Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ (в ред. от 02.12.2019 г.) // СЗ РФ. - 2002. - № 18. - Ст. 1720. 12. Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации [Текст]: Федеральный закон от 10 января 2003 г. № 18-ФЗ (в ред. от 02.08.2019 г.) // СЗ РФ. - 2003. - № 2. - Ст. 170. 13. Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта [Текст]: Федеральный закон от 8 ноября 2007 г. № 259-ФЗ (в ред. от 30.10.2018 г.) // СЗ РФ. - 2007. - № 46. - Ст. 5555. 14. О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ // СЗ РФ. - 2013. - № 19. - Ст. 2327. 15. Гражданский кодекс РСФСР от 31 октября 1922 г. // СУ РСФСР. - 1992. № 71. - Ст. 904 (утратил силу) II. Научная и учебная литература 16. Белов, В.А. Гражданское право [Текст]. Т. II. Общая часть. Книга 2. Факты. - 2-е изд., перераб. и доп. / В.А. Белов. - М.: Юрайт, 2016. - 497 с. 17. Беспалов, Ю.Ф. Договорное право [Текст]: учебное пособие / Ю.Ф. Беспалов. - М.: Юнити-Дана, 2016. - 551 с. 18. Бибикова, Е.В. Договор в пользу третьего лица в российском и европейском частном праве: сравнительно-правовой обзор [Текст] / Е.В. Бибикова // Вестник экономического правосудия РФ. - 2017. - № 12. - С. 142-154. 19. Брагинский, М.И. Договорное право. Общие положения [Текст] / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. - М.: Статут, 2015. - 848 с. 20. Бунич, Г.А. Гражданское право. Особенная часть [Текст] / Г.А. Бунич. - М.: Дашков и Ко,2014. - 376 c. 21. Бычков, А. Договор в пользу третьего лица [Текст] / А. Бычков // ЭЖ-Юрист. - 2013. - № 26. - С. 1-6. 22. Вронская, М.В. Гражданское право [Текст]: учебник / М.В. Вронская. - М.: ЮСТИЦИЯ, 2018. - 408 с. 23. Гончарова, В.А. Нарушение прав и охраняемых законом интересов как условие возникновения права на защиту участников оспоримой сделки [Текст] / В.А. Гончарова // Вестник Томского государственного университета. Право. - 2018. - № 28. - С. 117-124. 24. Гречуха, В.Н. Транспортное право России [Текст]: учеб. для магистров / В.Н. Гречуха. - М.: Юрайт, 2015. - 583 с. 25. Гражданское право [Текст]: Учебник / Отв. ред. В.П. Мозолин. - М.: Проспект, 2016. - 815 с. 26. Гражданское право. Часть вторая [Текст]: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2017. - 536 с. 27. Гражданский кодекс Российской Федерации. Общие положения о договоре. Постатейный комментарий к главам 27-29 [Текст] / В.В. Витрянский, Б.М Гонгало, А.В. Демкина и др.; (автор комментария - Б. М. Гонгало); под ред. П.В. Крашенинникова. - М.: Статут, 2016. - 223 с. 28. Дювернуа, Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 2 [Текст]: Учение о вещах. Учение о юридической сделке / Н.Л. Дювернуа. – М.: Зерцало-М, 2014. - 320 с. 29. Егиазаров, В.А. Транспортное право [Текст]: учебник / В.А. Егиазаров. - 9-е изд., перераб. и доп. - М.: Юстицинформ, 2018. - 404 с. 30. Егоров, А.В. Платеж третьего лица кредитору помимо его воли [Текст] / А.В. Егоров // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. - 2016. - № 8. - С. 150-160. 31. Зардов, Р.С. Договор в пользу третьего лица: отдельные теоретические и практические аспекты [Текст] / Р.С. Зардов // Вестник арбитражной практики. - 2018. - № 5 (78). - С. 15-24. 32. Зенин, И.А. Гражданское право [Текст]: учебник для академического бакалавриата. - 17-е изд. / И.А. Зенин. - М.: Издательство Юрайт, 2015. - 655 с. 33. Зенин, И.А. Гражданское и торговое право зарубежных стран [Текст]: учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры / И.А. Зенин. - 15-е изд., перераб. и доп. - М.: Издательство Юрайт, 2019. - 227 с. 34. Ильясов, М.С.З. Характеристика договоров в пользу третьих лиц [Текст] / М.С.З. Ильясов // Современное право. - 2019. - № 1. - С. 57-59. 35. Илюшина, М.Н. Конструкция договора в пользу третьего лица в новеллах ГК РФ [Текст] / М.Н. Илюшина // Юстиция. - 2017. - № 4. - С. 5-10. 36. Карапетов, А.Г. Экономический анализ права [Текст] / А.Г. Карапетов. – М.: Статут, 2016. – 528 с. 37. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации к части 2: Учебно-практический. - 4 ид. [Текст] / Под. ред. С.А. Степанова. - М.: Проспект, 2016. - 512 с. 38. Крашенинников, Е.А. Содержание субъективного гражданского прав [Текст] / Е.А. Крашенинников // Очерки по торговому праву. Ярославль . - 2016. - Вып. 13. - С. 5-21. 39. Кулаков, В.В. Прекращение обязательств по гражданскому законодательству России [Текст] / В.В. Кулаков. - М.: РГУП, 2015. - 144 с. 40. Кухарев, А.М. Некоторые вопросы договора в пользу третьего лица [Текст] / А.М. Кухарев // Гражданское право. - 2016. - № 2. - С. 31-34. 41. Лончакова, Ю.А. Договор автомобильной перевозки грузов в системе транспортных договоров Российской Федерации. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук [Текст] / Ю.А. Лончакова. - М.: 2019. - 29 c. 42. Мильков, М.А. Исполнение обязательства третьему лицу [Текст] / М.А. Мильков // Закон. - 2016. - № 7. - С. 132-137. 43. Ненашев, М.М. Ответственность за ненадлежащее исполнение обязательства третьим лицом [Текст] / М.М. Ненашев // Юрист. - 2016. - № 11. - С. 42-46. 44. Нерсесов, Н.О. Представительство и ценные бумаги в гражданском праве [Текст] / Н.О. Нерсесов. – М.: Статут, 2015. – 286 с. 45. Новицкий, И.Б.Римское право [Текст]: учебник для академического бакалавриата / И.Б. Новицкий. - М.: Издательство Юрайт, 2019. - 298 с. 46. Нолькен, А.М. Договоры в пользу третьих лиц. Опыт теоретического исследования по гражданскому праву [Текст] / А.М. Нолькен // Вестник гражданского права. - 2018. - Т. 18. - № 2. - С. 121-201. 47. Осокина, Г.Л. Некоторые особенности развития обязательственных правоотношений с участием третьих лиц [Текст] / Г.Л. Осокина, А.Ю. Чурилов // Вестник Томского государственного университета. Право. - 2018. - № 30. - С. 181-192. 48. Пугинский, Б.И. Теория и практика договорного регулирования [Текст]: учебное пособие / Б.И. Пугинский. - М.: ИКД «Зерцало-М», 2015. - 222 с. 49. Рамберг, Я. Международные коммерческие транзакции: публикация ICC № 711 [Текст]/ пер. с англ. под ред. Н.Г. Вилковой. 4-е изд. - М.: Инфотропик Медиа, 2017. - 896 с. 50. Саватье, Р. Теория обязательств [Текст] / Р. Саватье. - М.: Прогресс, 2014. - 440 с. 51. Стригунова, Д.П. Основные черты договора перевозки груза в Российском законодательстве [Текст] / Д.П. Стригунова // Современное право. - 2016. - № 1. - С. 39-42. 52. Тарасенко, Ю.А. Договор в пользу третьих лиц: особенности правовой конструкции [Текст] / Ю.А. Тарасенко // Сделки: проблемы теории и практики: сборник статей / рук. авт. кол. и отв. ред. М. А. Рожкова. М.: Статут, 2018. - С. 298-309. 53. Флейшиц, Е.А. Комментарий к гл. 15 [Текст]. Комментарий к ГК РСФСР / под ред. Е.А. Флейшиц и О. С. Иоффе. - 2-е изд. - М.: 2014. - 863 с. 54. Фогельсон, Ю.Б. Правовое регулирование ОСАГО. Решенные и нерешенные проблемы [Текст] / Ю.Б. Фогельсон // Законы России: опыт, анализ, практика. - 2017. - № 9. - С. 13-27. 55. Чернобель, Я.А. Развитие учения о третьих лицах в источниках российского гражданского права [Текст] / Я.А. Чернобель // Актуальные проблемы российского права. - 2018. - № 8 (93). - С. 109-118. 56. Чуваков, В.Б. Договор в пользу третьего лица и гражданская дееспособность[Текст] / В.Б. Чуваков // Вестник Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Серия Гуманитарные науки. - 2014. - № 1 (27). - С. 42-44. 57. Чуваков, В.Б. Структура обязательства из договора в пользу третьего лица [Текст] // В.Б. Чуваков // Вестник Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Серия Гуманитарные науки. - 2014. - № 3 (29). - С. 37-39. 58. Чурилов, А.Ю. К вопросу о классификации договоров в пользу третьего лица [Текст] / А.Ю. Чурилов // Российская юстиция. - 2017. - № 11. - С. 12-15. 59. Чурилов, А.Ю. Договор в пользу третьего лица: вопросы доктрины [Текст] / А.Ю. Чурилов // Актуальные проблемы экономики и права. - 2016. - Т. 10. - № 4 (40). - С. 96-106. 60. Чурилов, А.Ю. Сравнительный анализ правового положения третьих лиц в договорных отношениях по праву России и Англии [Текст] / А.Ю. Чурилов // Закон. - 2017. - №1. - С. 50-59. 61. Чурилов, А.Ю. Особенности правового положения третьих лиц в английском праве [Текст] / А.Ю. Чурилов // Вестник Омского университета. Серия: Право. - 2015. - № 4 (45). - С. 107-116. 62. Чурилов, А.Ю. Правовые проблемы исполнения обязательства третьим лицом при возложении исполнения [Текст] / А.Ю. Чурилов // Юридические исследования. - 2016. - № 6. - С. 12-22. 63. Швырев, Г.С. Договор в пользу третьего лица и договор об исполнении третьему лицу [Текст] / Г.С. Швырев // Новая наука: Проблемы и перспективы. - 2016. - № 3-1 (67). - С. 258-259. 64. Швырев, Г.С. Договоры в пользу третьего лица [Текст]: Монография / Г.С. Швырев, Е.А. Шергунова. – Новосибирск: Изд. АНС «СибАК», 2017. – 80 с. 65. Шматов, М.А. Понимание конструкции договора в пользу третьего лица [Текст] / М.А. Шматов // Гуманитарные научные исследования. - 2018. - № 12 (88). - С. 14-16. III. Судебная практика: 66. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Михайленко Андрея Ивановича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 1 статьи 13 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»: Определение Конституционного Суда РФ от 21 февраля 2008 г. № 91-О-О // СПС КонсультантПлюс (дата обращения: 20.01.2021) 67. Постановление Президиума ВАС РФ от 30 июня 1998 г. № 2620/98 // СПС КонсультантПлюс (дата обращения: 20.01.2021) 68. О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2012. - № 9. 69. О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54 // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2017. - № 1. 70. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2009 года // СПС КонсультантПлюс (дата обращения: 20.01.2021) 71. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2007 г. // СПС КонсультантПлюс (дата обращения: 20.01.2021)
Отрывок из работы

1. ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ДОГОВОРОВ В ПОЛЬЗУ ТРЕТЬЕГО ЛИЦА 1.1. Основные учения о правовой природе договоров в пользу третьего лица С момента зарождения договорных отношений до современного этапа развития права понимание договорного обязательства и роли в нем третьего лица претерпело значительные изменения. Сегодня российскому правопорядку известны обязательные формы участия третьего лица в договорном отношении (например, путем удостоверения третьим лицом договора), факультативные (например, привлечение третьего лица для исполнения договора), а также иные формы участия третьего лица (в частности, неправомерное вмешательство третьего лица в исполнение договорного отношения). Проследить какую-то жесткую хронологическую последовательность развития учения о третьих лицах в российском праве, с нашей точки зрения, не представляется возможным. Вместе с тем закон и право позволяют выделить отдельные направления такого развития, которые отражают значение каждой из форм участия третьего лица в определенные периоды развития общества. На первых этапах становления договорных отношений история русского права X в. характеризуется господством обычного права. Договор не распространял своего действия в отношении кого-либо кроме самих сторон, которые вступили в договорное отношение. Процесс вступления в договор и порядок его исполнения отличались строгостью. При этом сам процесс заключения договора представлял определенный правовой обряд, в результате которого кредитор получал права на должника. Для рассматриваемого периода обязательство не было привычным для нас правом лица на действия другого лица, а представляло собой право кредитора на самого должника. Однако даже в указанный период, когда было немыслимо вторжение в договор кого-то, кроме его сторон, закон предусматривал отдельные формы обязательного участия третьего лица в договорном отношении, в частности путем удостоверения третьим лицом воли сторон на заключение договора. Поскольку договоры были лишь словесные, но с употреблением символических форм, требовалось дополнительное подтверждение действительной воли сторон третьими лицами. Первым актом кодификации древнерусского права, изучение которого дает нам представление о порядке заключения договора, является Русская Правда. В Пространной редакции Русской Правды упоминаются послухи, которых в литературе принято считать свидетелями заключения договора6 (например, ст. 47, 52 Пространной редакции Русской Правды). Н.Л. Дювернуа особо отмечал, что по Русской Правде «сделка заемная поставлена в строгие условия относительно ее совершения. Есть послухи – есть сделка, нет послухов – нет сделки». Ученые отмечают, что с развитием общественного сознания простейшие способы обрядного свидетельства уступили место более надежным и общим способам закрепления воли сторон. В отличие от Русской Правды, которая не содержала каких-либо сведений о письменном оформлении договоров, Псковской судной грамоте известны две основные формы сделки: запись и доска (например, ст. 30 Псковской судной грамоты). Доска и запись, по справедливому замечанию А.М. Нолькен, представляют собой прообразы простой письменной формы и квалифицированной письменной формы сделки соответственно. Доска – письменный акт, примитивный юридический документ. Запись представляла собой письменные договоры, заключенные между сторонами, копии которых сдавались на хранение в архив Троицкого собора. Такая запись являлась официальным документом, не подлежащим оспариванию в суде. Первые сведения об участии публичных органов при совершении имущественных сделок упоминаются уже в XII в. Согласно ст. 46 Судебника 1497 г. и ст. 94, 95 Судебника 1550 г. сделки с лошадью как с основной тягловой силой требовали особого оформления: пятенщик клеймил лошадь, за что взималась пятенная пошлина, при этом сделка регистрировалась земским дьяком в присутствии целовальников. Вместе с тем устоявшийся порядок публичного удостоверения сделок, совершенных с участием сведущих людей, сложился окончательно только ко времени принятия Соборного уложения 1649 г. В статьях 246, 247 гл. X Соборного уложения 1649 г. были закреплены такие формы сделок, как сделки, совершенные крепостным порядком, при котором документ составлялся площадным подьячим. Для оформления сделки обязательно было наличие не менее двух свидетелей. Крепость подписывалась сторонами. При домашнем оформлении сделку подписывали и оформляли сами контрагенты. Интересным представляется тот факт, что закрепление воли лиц и предостережение от составления недействительных актов было не единственной целью установления формальностей при составлении договоров. В XVIII столетии отмечается преобладание фискального интереса, а именно уплата казенного сбора для удостоверения сделки. Еще одна форма необходимого участия третьего лица в договорных отношениях – это дача согласия на совершение сделки. Исследователи полагают, что согласие упоминается уже в актах конца XVI в. Так, должник мог передать свое обязательство только с согласия кредитора. Отдельные нормы о согласии третьих лиц на совершение сделок содержались в более поздних законодательных актах. Например, ст. 2202 Свода законов гражданских (т. X ч. 1 Свода законов Российской империи) гласила: «не могут наниматься дети несовершеннолетние без позволения родителей или опекунов (а), жены без позволения мужей (б)». Ряд норм о согласии в отношении сделок по распоряжению имуществом несовершеннолетнего, сделок по переводу долга содержался в ГК РСФСР 1964 г. Законодательное закрепление унифицированной нормы о согласии произошло позже. Только в п. 4.1.2 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации было отмечено, что действующему российскому законодательству известны многочисленные случаи, в которых действительность сделки поставлена в зависимость от того, согласно ли с ней какое-либо лицо, не являющееся стороной в данной сделке. Положения концепции были реализованы и общая норма о согласии третьего лица на совершение сделки была закреплена в ст. 157.1 ГК РФ , введенной в действие Федеральным законом от 07.05.2013 № 100ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации». Другим направлением развития участия третьих лиц в договорных отношениях является отход от представления об обязательстве как исключительной связи должника и кредитора. Новое понимание обязательства как права на действия должника позволило третьим лицам участвовать в договорном отношении не только в случаях, предусмотренных законом, но и по воле сторон договора. Третьи лица на факультативной основе привлекались для осуществления функций, характерных для одной из сторон обязательства, в частности: для заключения договора (третье лицо – добровольный представитель); для получения прав и/или обязанностей по уже заключенному договору (третье лицо – правопреемник); для исполнения обязательств по договору третьим лицом или получения исполнения по обязательству в пользу третьего лица (третье лицо – исполнитель или получатель). Уже на ранних стадиях развития договорных отношений кредитор хотел от должника определенных «гарантий» исполнения обязательства. Первоначально гарантией исполнения был сам «должник». «Древнейший залог – залог самого себя», – писал Д. И. Мейер. Статья 56 Пространной редакции Русской Правды знакомит нас с прародителем современного залога – закупничеством. Впервые законодательное регулирование залога вещей как способа обеспечения установлено в ст. 31 Псковской судной грамоты. В дальнейшем нормы о залоге последовательно были закреплены в Судебнике 1497, 1550 гг., в Соборном уложении 1649 г. Однако законодательная возможность предоставления залога не должником, а третьим лицом была впервые закреплена только в ст. 86 ГК РСФСР 1922 г. До принятия указанной нормы вопрос о залогодателе – третьем лице не имел однозначного ответа. Согласно ст. 1629 Свода законов гражданских следовало, что отдавать в залог можно только то имущество, которое принадлежит отдающему по праву собственности. Далее было указано, что недействителен залог чужого имущества без надлежащего к тому законного уполномочивания. Казалось бы, названные нормы косвенно свидетельствуют о том, что залогодателем может быть как должник, так и любое третье лицо, единственное требование – наличие права собственности. Однако в комментарии Редакционной комиссии по составлению проекта Гражданского уложения к ст. 297 отмечено, что возможность установления залогов в обеспечение чужого обязательства допускается только при установлении залога в пользу казны (ст. 69-73 Положения о казенных подрядах и поставках). При этом Редакционная комиссия указала, что такая форма залога вполне применима и полезна также при обеспечении требований частных лиц: «Установление залога в обеспечение чужого обязательства имеет характер вотчинного поручительства по этому обязательству, т.е. такого поручительства, которое ограничивается исключительно ответственностью заложенного имения и не соединено с личностью собственника этого имения за уплату чужого долга. Поэтому сей вид залога носит в литературе название залога поручительного (Burgschafts Hypothek)». Не было единства в вопросе предоставления залога третьим лицом в науке гражданского прав. Отсутствие в законе возможности выступать залогодателем по чужому обязательству отмечал входивший в Редакционную комиссию сенатор Гражданского кассационного департамента Правительствующего сената К.П. Змирлов. В то же время не менее авторитетный цивилист К. Анненков «на вопрос: допустимо ли предоставление в залог по договорам между лицами частными имущества, принадлежавшего другому лицу, в обеспечение исполнения обязательства должника, с согласия его», отвечал положительно. Другая форма обеспечения исполнения обязательства с участием третьего лица – поручительство – впервые упоминается в ст. 32, 33 Псковской судной грамоты. В последующих законодательных актах статус поручителя не претерпел серьезных изменений, однако получил подробное регулирование в отношении ответственности поручителя, в том числе основания наступления ответственности поручителя и пределы такой ответственности. Так, например, согласно ст. 1557-1560 Свода законов гражданских был дифференцирован неограниченный выбор кредитора между главным должником и поручителем: право выделяло простое поручительство и поручительство на срок. При простом поручительстве поручитель отвечал по долгам должника только тогда, когда все имущество последнего будет подвергнуто продаже в рамках процедуры несостоятельности и всей суммы денежных средств, вырученных от продажи, не будет достаточно для полного погашения долга, в обеспечение которого выдавалось поручительство. Если имело место поручительство на срок, то поручитель отвечал, как и непосредственный должник, при наступлении срока обязательства, если сам должник в установленный срок его не исполнит. Последней из всех способов обеспечения исполнения обязательства с участием третьего лица появилась независимая гарантия (в ранее действовавшей редакции ГК РФ 1994 г. – банковская гарантия). Этот способ обеспечения получил свое закрепление только при принятии ГК РФ 1994 г. До этого «гарантия» упоминалась в ГК РФ 1964 г., но в качестве специального вида поручительства «вышестоящих социалистических организаций» за нижестоящие. В пункте 6 ст. 68 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. гарантия используется в качестве синонима поручительства. Таким образом, непрочность обещания должника требовала для кредитора дополнительных гарантий получить надлежащее исполнение, что привело к зарождению и развитию института обеспечения обязательств, в том числе путем привлечения к такому обеспечению третьих лиц. Сегодня способы обеспечения с участием третьих лиц выделяются современными учеными из всех остальных обеспечительных механизмов. Развитие имущественных отношений и нивелирование личности должника и кредитора поставили вопрос о возможности перехода прав и обязанностей по договору в порядке универсального и сингулярного правопреемства к третьим лицам. Уже в ст. 105 Пространной редакции Русской Правды, затем в ст. 94 Псковской судной грамоты появляется упоминание не только о переходе вещей в порядке наследования, но и переходе обязательств наследодателя к его наследникам. Ученые обоснованно отмечают, что именно изменение сторон обязательственного правоотношения в результате наследования и стало образцом для подражания при создании более общего института перемены лиц в обязательстве. Поэтому расширяя юридические возможности правоотношения, законодатель не мог оставить без внимания и иные случаи перехода прав кредитора или обязанности (долга) должника к другим лицам, не являющимся первоначально участниками обязательства. Из анализа актов конца XVI в. исследователи приходят к выводу, что кредитор мог, независимо от воли должника, передать свои права по обязательству всякому стороннему (третьему) лицу, лишь бы только это лицо было правоспособно вообще и к данному обязательству в частности. Речь идет о «выданных кабалах», когда кредитор передает свое право (кабалу) третьему лицу или в дар, или вместо своего долга этому третьему лицу. Сингулярный переход прав и обязанностей в дальнейшем сохранился в нормах гражданского законодательства, в частности в ст. 1547 и 2329 Свода законов гражданских, а также был включен в проект Гражданского уложения (ст. 139). Нормы содержались в положениях советского законодательства: в ГК РСФСР 1922 г. (ст. 124, 126), в ГК РСФСР 1964 г. (гл. 18) – и, конечно, сохранились в действующей редакции ГК РФ 1994 г. (гл. 24). Усложнение имущественных отношений привело к формированию института не только законного, но и добровольного представительства. Законное представительство, полагаем, позволило сформировать в правовом сознании возможность лица своими действиями приобретать права и обязанности непосредственно для представляемого. При этом изначально добровольное представительство зарождается в сфере процессуальных отношений (например, ст. 5 Новгородской судной грамоты). В свою очередь, добровольное представительство в материальных отношениях, несмотря на то что не было запрещено, прямо урегулировано законом долгое время не было. Так, Н.О. Нерсесов на основании юридических актов, изданных археологической комиссией в Санкт-Петербурге в 1838 г., делает вывод, что представительские отношения в России были известны уже в XIV-XV вв. Они проявлялись главным образом в сделках, совершаемых от имени юридического лица. В последующем представители в рамках договорных отношений начинают упоминаться в нормативных актах, например в Сенатском указе от 28.04.1749, в Таможенном уставе (гл. 14, п. 12) от 01.12.175531, где говорится, что приказчикам и комиссионерам, которым поручается покупка и продажа, должны быть даны кредитные письма. Кредитное письмо утвержденной формы оканчивается следующими словами: «и то все я хозяин совершенно за действительность признавать буду, властно, якобы я сам то чинил и подлинно есть онные дела сам же производил». Наиболее системное закрепление норм о представительстве содержится только в Своде законов гражданских, в частности в ст. 2326. Нормы о представительстве нашли свое отражение во всех принимавшихся позднее законодательных актах: в ГК РСФСР 1922 г. (ст. 28, 251, 264), в ГК РСФСР 1964 г. (ст. 62), в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (ст. 28). Также гражданский оборот стал допускать возможность участия третьего лица в качестве получателя либо исполнителя по сделке. Так, хотя в дореволюционном праве России не содержалось самостоятельных положений о договоре в пользу третьего лица, Гражданский кассационный департамент Правительствующего сената неоднократно признавал возможность заключения договора в пользу третьего лица. Как было разъяснено в решении № 257 от 1878 г., из закона нельзя «вывести, чтобы лицо, в договорах не участвующее, не могло получить известных прав на основании такого договора; стороны договорившиеся вправе установить договором некоторые права в пользу третьих лиц, законом не возбраняется, … и конечно, оно [третье лицо] получает право защищать приобретенное подобным договором от всякого нарушения и может, в силу 693 ст. X Т. 1 ч., искать от своего лица удовлетворения по такому договору». В упомянутой ст. 693 Свода законов гражданских идет речь о праве каждого в случае неисполнения по договорам и обязательствам обращаться за судебной защитой. Иными словами, правопорядок, не находя ничего противозаконного в договоре в пользу третьего лица, предоставлял добросовестному третьему лицу судебную защиту. Впервые положения о договоре в пользу третьего лица были закреплены в проекте Гражданского уложения (ст. 45-48), принятие которого, к сожалению, так и не состоялось. Это было реализовано только в ст. 140 ГК РСФСР 1922 г. Позднее конструкция договора в пользу третьего лица была закреплена в ст. 167 ГК РСФСР 1964 г., в ст. 61 Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., а также содержится в действующем ГК РФ 1994 г. (ст. 430). Кроме возможности заключить договор в пользу третьего лица, существенным для права является вопрос о возможности исполнения принятого должником обязательства третьим лицом. С развитием имущественных отношений, когда кредитору чаще всего безразлично, кто будет реальным субъектом, исполняющим обязательство: должник или какое-либо третье лицо, – получил свое развитие механизм исполнения обязательства за должника третьим лицом. В ранних источниках отсутствовали нормы позитивного права, которые могли подтвердить возможность исполнения обязательства третьим лицом. При этом уже в п. 16 гл. 1 Вексельного устава 1729 г. содержалось положение, когда по векселю могло платить постороннее лицо, в векселе в качестве плательщика не указанное. В Своде законов гражданских положения об исполнении обязательств третьим лицом отсутствовали, в связи с чем при принятии проекта Гражданского уложения были внесены самостоятельные нормы о том, что веритель вправе требовать исполнения обязательства лично самим должником лишь в том случае, если должник обязался к такому действию, которое по своему свойству или в силу прямого указания договора должно быть совершено лично самим должником (ст. 74). Впрочем, как отмечено Редакционной комиссией, случаи уплаты долга за другого неоднократно доходили до суда и признавались законными (например, кассационные решения 1870 г. № 1607, 1873 г. № 1110. Только в ГК РСФСР 1964 г. была закреплена ст. 171 «Возложение исполнения обязательства на третье лицо». Отдельно следует указать такое направление развития учения о третьем лице, как обеспечение защиты кредитора договора от неправомерных действий третьего лица. М. М. Агарков призывал различать два разных правоотношения: а) отношение между кредитором и должником и б) отношение между кредитором и всяким и каждым. В первом случае имеет место обязательственное правоотношение, во втором – особое абсолютное право. При этом ученый считал, что советское гражданское право такого абсолютного права не знает. Вместе с тем в настоящее время юридическое сообщество все больше обращает внимание на проблему защиты участников договорных отношений от недобросовестного вмешательства третьих лиц. В частности, российские цивилисты указывают на возможность подачи деликтных исков к недобросовестным лицам, которые вмешались в договорные отношения. Действующее законодательство допускает возможность оспаривания сделки, совершенной одной из сторон договора с третьим лицом в нарушение ранее согласованного обязательства. Например, в п. 2 ст. 382 ГК РФ прямо предусмотрено право должника оспаривать сделку цессии, в случае если цессионарий знал или должен был знать о наличии договорного запрета на уступку в договоре между цедентом и должником. В целом проведенное историческое исследование развития учения о третьих лицах позволяет отметить, что в связи с развитием и усложнением имущественных отношений третьи лица, наряду с должником и кредитором, принимают активное участие в договорном отношении как на стадии заключения договора – путем удостоверения воли сторон, в качестве представителей стороны договора, так и на стадии его исполнения – путем привлечения третьего лица в качестве исполнителя по договору. При этом право не относится безучастно не только к статусу третьего лица, привлекаемого к договорному отношению в силу закона (необходимое/обязательное участие) или по воле сторон (факультативное участие), но затрагивает вопросы незаконного вмешательства третьего лица в исполнение договорного отношения и формирует для пострадавшей стороны договора эффективные способы защиты 1.2. Понятие и признаки договоров в пользу третьего лица Договор в пользу третьего лица, возникнув в процессе эволюции хозяйственного оборота, прошел путь развития с периода господства Римского права до настоящего времени. Суть договора в пользу третьего лица заключается в том, что при заключении договора между кредитором и должником, оговаривается обязанность должника произвести исполнение по конкретному обязательству не кредитору, а третьему лицу (бенефициару), которое, в свою очередь, наделяется правом требовать исполнения обязательства в свою пользу. Как отмечал М.И. Брагинский, договор в пользу третьего лица составляет особую договорную конструкцию, принципиально отличную от всех остальных договоров, для которых характерно то, что они всегда заключаются в интересах самих сторон. Кроме того, ученый указывает, что основной смысл соответствующей конструкции лежит в предоставлении третьему лицу права самостоятельного требования к стороне по договору, в заключении которого третье лицо участия не принимало. Право третьего лица получить от должника по договору исполнение не может предполагаться, оно должно быть в нем четко и недвусмысленно сформулировано (например, право третьего лица получить исполнение в виде передачи товара по договору купли - продажи от должника - продавца и обязанность последнего такое исполнение произвести в пользу третьего лица). При отсутствии такого условия в договоре он не может быть квалифицирован как договор в пользу третьего лица и соответственно не порождает у третьего лица права требовать исполнения по договору в его пользу. Следует отметить одну важную особенность, заключая договор в пользу третьего лица, кредитору следует иметь ввиду, что с момента выражения третьим лицом намерения воспользоваться своим правом на получение предоставления исполнения именно третье лицо вправе его получить, а кредитор таким правом может воспользоваться только в случае, когда третье лицо отказалось от осуществления своего права. Именно право требования третьего лица исполнения обязательства в свою пользу кардинально отличает данную договорную конструкцию от схожей по названию договорной конструкции: исполнение обязательства третьему. В данном случае третье лицо не наделяется самостоятельным правом требования исполнения обязательства в свою пользу от должника, за ним остается лишь принять данное исполнение, которое ему переадресовал кредитор и именно последний вправе требовать исполнения данного обязательства. При этом кредитор перестает быть надлежащим адресатом исполнения – им становится третье лицо, названное кредитором. Суть переадресовки исполнения состоит именно в том, что исполнение обязательства производится не кредитору, а указанному им лицу, который не становится кредитором со всеми вытекающими из этого статуса правами и обязанностями. Следует согласиться с высказанным в литературе мнением, согласно которому альтернатива (исполнение обязательства либо кредитору, либо другому лицу) может иметь место лишь в случае, когда возможность должника определять адресата исполнения прямо предусмотрена соглашением сторон. При этом граница между переадресацией и договором в пользу третьего лица может быть и достаточно зыбкой: так, например лицо, заключившее договор банковского вклада в пользу третьего лица, до выражения последним намерения на вклад остается вкладчиком. Можно выделить еще одну отличительную особенность договора, заключенного в пользу третьего лица, от договора с исполнением третьему лицу, это направленность предмета договора, то есть, в случае исполнения сторонами, заключившими договор, обязательств по нему выгодоприобретателем является третье лицо. К примеру, по договору перевозки груза грузоотправитель заключает договор с грузоперевозчиком на перевозку груза. В этом случае договор заключен в пользу третьего лица (грузополучателя), так как он получает выгоду от договора. Или договор страхования имущества, в котором должник страхует имущество в пользу третьего лица (при залоге собственник имущества страхует его в пользу залогодержателя). По договору с исполнением третьему лицу стороны, заключившие договор, обуславливают, что исполнение обязательств, возникающих у сторон по договору, должно быть произведено третьему лицу. Например, оплата за товар производится не продавцу, а залогодержателю, в счет погашения обязательств продавца перед ним.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 67 страниц
990 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 53 страницы
850 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg