Онлайн поддержка
Все операторы заняты. Пожалуйста, оставьте свои контакты и ваш вопрос, мы с вами свяжемся!
ВАШЕ ИМЯ
ВАШ EMAIL
СООБЩЕНИЕ
* Пожалуйста, указывайте в сообщении номер вашего заказа (если есть)

Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Конституционная свобода мысли и слова: правовой аспект

one_butterfly 1925 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 77 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 09.07.2021
Объект исследования составляют общественные отношения, возникающие в процессе конституционного закрепления, реализации, охраны, обеспечения и защиты конституционного права на свободу мысли и слова. Предмет исследования- конституционная система реализации и защиты свободы мысли и слова; выбор и обоснование подходов в систематизации правовой работы в данной сфере. Целью данной работыявляется исследование проблем практической защиты и реализации права на свободу мысли и слова в современной России; выявление существующих пробелов в правовой регламентации права на свободу мысли и слова; научное осмысление и анализ проблем, связанных с обеспечением и защитой конституционного права на свободу мысли и слова, на основе изучения общепризнанных принципов и норм международного права, законодательства Российской Федерации, положений конституционной науки и юридической практики. Из данной цели вытекают следующие задачи: - изучить понятие и правовое регулирование права на свободу мысли и слова; - проанализироватьместо и роль права на свободу мысли и слова в системе конституционных прав и свобод; - исследовать систему защиты права на свободу мысли и слова в Российской Федерации; - изучить систему гарантий реализации права на свободу мысли и слова в Российской Федерации; - проанализировать основные направления совершенствования гарантий защиты права на свободу мысли и слова. Нормативной основой исследования является нормативные правовые акты Российской Федерации, международные нормативные правовые акты, доклады о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию РФ, а также результаты социологических опросов. Теоретической основой исследования составляют научные труды таких учёных, как В.В. Полянский, М.В. Рыбкина, Ю.В. Самович, О.А. Снежко, В.Н. Снетков, К.Б. Толкачев, Ю.В. Трошин, В.Е. Чиркин, Х.Б. Шейнин, В.В. Шуткина, Б.С. Эбзеев, К.А. Экштайн, Л.М. Энтин. Методологическую основу исследования составляет: диалектический метод как основополагающий общенаучный метод познания процессов и явлений объективного мира и основанные на нем частнонаучные методы: историко-правовой, сравнительно-правовой, формально-юридический, функциональный, юридико-технический, социологический и др. Структура работы состоит из ведения, двух глав, анализа правоприменительной практики, заключения, списка использованных источников и приложений.
Введение

Актуальность данной темы коррелируется непосредственно с динамикой в социальной и управленческой жизнедеятельности российского государства, начиная с того, что метаморфоза из авторитарного политического режима к демократическому политическому режиму, закрепляющая приоритет прав и свобод человека и гражданина. Начиная с 2005 года, в российском государстве поднимался вопрос протекционизма фундаментальных полномочий свободы мысли и слова. В нынешних реалиях глубинные преобразования политико-правового поля в демократическом направлении России достаточно тяжелы, так как действующему аппарату власти тяжело отказаться полного надзора за социальной и государственной жизнедеятельностью страны. «Старое» понимание таких категорий как свобода мысли и свобода слова показали собственную нереализованность, а сегодняшняя политико-правовая модель не получили готового состояния. Важно понимать, что невозможно внести коррективы в конституционное законодательство, без предварительного внесения коррективов в правовое сознание граждан и действующих властей. Проблематика конституционно-правового поля в данный момент состоит в следующем: отсутствие чёткого юридического закрепления полномочия на свободу мысли и слова и инструмента их осуществления и протекции. Искажённое понимание правопользования свободы мысли и слова у сегодняшнего быстроразвивающегося общества требует чёткой правовой демаркации. Получается, что главный вопрос необходимо поставить так: Каким образом провести правовую демаркацию права на свободу мысли и слова, чтобы это не привело большому спору и конфликту в отношениях между аппаратом власти и обществом. Сегодняшнее присутствие права на свободу мысли и слова в нашем основополагающем нормативно-правовом акте является неповторившимся правовым событием в исторической линии России. Существующая формулировка права на свободу мысли и слова в Конституции РФ законодателю необходимо конкретизировать и произвести её содержательное изменение. При осуществлении таких изменений законодатель должен взять во внимание, что на полное выполнение всех требований при реализации права на свободу мысли и слова невозможно, так как сегодняшняя Россия не готова, будучи находясь в начале укрепления правового фундамента конституционно-правового поля, к таким изменениям, так как в странах, в которых демократические принципы и прилегающие к ней правовые волюнтаристкие традиции являются историко-правовым «костяком» не способным в полной мере обеспечить отсутствие нарушений права на свободу мысли и слова. Из всего вышесказанного вытекает то, что важно произвести аккамулирование судебного конституционно-правового опыта согласно признанными в мире правовыми шаблонами в сфере защиты человеческих прав и свобод. Для того, чтобы её начать, необходимо произвести стандартизацию правового поля России опираясь на опыт европейской комплекса правовых систем. В практике Европейского суда присутствует весь необходимый судебный опыт разрешения вопросов, связанных со сферой прав человека.
Содержание

ВВЕДЕНИЕ 3 1. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВА НА СВОБОДУ МЫСЛИ И СЛОВА 7 1.1Понятие и правовое регулирование права на свободу мысли и слова 7 1.2 Место и роль права на свободу мысли и слова в системе конституционных прав и свобод 15 1.3 Система защиты права на свободу мысли и слова в Российской Федерации 23 2.СИСТЕМЫ ГАРАНТИЙ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА НА СВОБОДУ МЫСЛИ И СЛОВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 31 2.1 Система гарантий реализации права на свободу мысли и слова в Российской Федерации 31 2.2 Основные направления совершенствования гарантий защиты права на свободу мысли и слова 40 АНАЛИЗ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ ПО ТЕМЕ ДИПЛОМНОЙ РАБОТЫ «КОНСТИТУЦИОННАЯ СВОБОДА МЫСЛИ И СЛОВА: ПРАВОВОЙ АСПЕКТ» 50 МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА ПО ТЕМЕ ДИПЛОМНОЙ РАБОТЕ: «КОНСТИТУЦИОННАЯ СВОБОДА МЫСЛИ И СЛОВА: ПРАВОВОЙ АСПЕКТ» 60 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 65 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 69 ПРИЛОЖЕНИЕ А 77
Список литературы

Нормативные правовые акты Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (в ред. от 01.03.2021) // Российская газета. 1993. 25 дек. Декларация прав и свобод человека и гражданина. Принята Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного совета РСФСР. 1991. № 52. Ст. 2107. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // Собрание законодательства РФ. 2000. №2. Ст. 163. Закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации» (в ред. от 06.06.2019) // Российская газета. 1992. №32. Ст. 1631 Закон Российской Федерации от 27 дек. 1997 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (в ред. от 29.12.2020) // Российская газета. 1992. № 32. Ст. 4115 Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (в ред. от 29.12.2020) // Собрание законодательства РФ. 2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3448. Федеральный конституционный закон от 26.02.1997 № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» (в ред. 01.01.2020 г.) //Собрание законодательства РФ. 1997. № 9. Ст. 1011 Указ Президента РФ от 03.12.2018 N 691 «Об утверждении состава Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека» // Российская газета. 2018. №50. Ст.7737. Федеральный закон от 12.06.2002 N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (в ред. от 29.01. 2021) // Российская газета. 2002. №24. Ст. 2253. Федеральный конституционный закон от 17.12.1997 N 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» (в ред. от 28.12. 2020) // Российская газета. 1997. № 52. Ст. 5712. Научная и учебная литература Больц, Н. Азбука медиа / Н. Больц; пер. с нем. Л. Ионин, А. Черных. Москва: Европа, 2020. 650 с. Текст: непосредственный. Большаков, Л.М. Пределы ограничения свободы слова в целях защиты конституционного строя// Вестник ЮУрГУ. Екатеринбург: Право. 2020, № 1. 641 с. Текст: непосредственный. Братановский, С.Н. Конституционное право России. Москва: Инфра-М. 2020. 400 с. Текст: непосредственный. Бусленко, Н.И. Конституционные основы профессиональной деятельности журналиста в Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2020. 256 с. Текст: непосредственный. Глотов, С.А., Фомиченко, М.П. Конституционное право: Учебное пособие. Москва: Международный юридический институт. 2020.754 с. Текст: непосредственный. Гриб, Н.Н. Информационно-психологическая сфера как ведущее звено системы противодействия терроризму / Н.Н. Гриб // Правовые вопросы связи. Москва: Статут. 2020.,№ 1. 204 с. Текст: непосредственный. Единство с Европой продемонстрировали конституционные судьи // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. Оренбург: Судья. 2020, № 5 (49), ч. 2. 352 с. Текст: непосредственный. Жилкин, В.А. Международная безопасность и роль России в борьбе с международным терроризмом и информационной безопасностью / В.А. Жилкин // Международное публичное и частное право.Москва: Юрайт. 2020, № 4. 267 с. Текст: непосредственный. Жукова, О.С. Правовые меры противодействия информационному экстремизму: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Жукова О. С. Воронеж: Муринь, 2020. 223 с. Текст: непосредственный. Заикина, И.В., Козлитин, Г.А. Некоторые аспекты реализации конституционных прав в современной действительности России в свете пенсионной реформы// Либерально-демократические ценности. Москва: Юрайт. 2020, № 2,321 с. Текст: непосредственный. Зорькин, В.Д. Конституционно-правовое развитие России/ В.Д. Зорькин. Москва: ИНФРА-М. 2020.241 с. Текст: непосредственный. Зорькин, В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда РФ. Москва: Статут. № 12. 2020. 376 с. Текст: непосредственный. Кант, И. Метафизика нравов. Сочинения в 6 томах. Москва: Юрайт. 2020. 456 с. Текст: непосредственный. Карнаушенко, Л.В. Источник конституционного права (современные подходы к определению понятия) / Вестник Краснодарского университета МВД России.Москва: Юрайт. 2020, № 1 (23). 420 с. Текст: непосредственный. Касьяненко, М.А. Правовые проблемы при использовании Интернета в транснациональном терроризме / М.А. Касьяненко // Информационное право. 2020, № 1. 452 с. Текст: непосредственный. Кин, Д. Средства массовой информации и демократия. Москва: Наука, 2020. 491 с. Текст: непосредственный. Коваленко, А.И. Конституционное право России. Москва: Юрист. 2020. 451 с. Текст: непосредственный. Костюков, А.Н. Реализация прав человека и гражданина в конституционном праве: год 2020-й // Конституционное и муниципальное право. Москва: Городец. 2020, №2. 211 с. Текст: непосредственный Кочев, В.А. Право частной жизни в структуре основных прав и свобод человека и гражданина. Пермь: Пермский государственный университет, 2020. 291 с. Текст: непосредственный. Крусс, В.Н., Смирнова А.А., Краснов М.А., Кряжков В.А. Толковый словарь конституционных терминов и понятий. Москва: Городец, 2020. 291 654 с. Текст: непосредственный. Манкевич, И.С. Конституционная ответственность судей в Российской Федерации: ее субъекты, основания и санкции // Молодой ученый. 2020, №13. 500 с. Текст: непосредственный. Монтескье, Ш.Л. О духе законов. Избранные произведения Москва: Статут. 2020. 452 с. Текст: непосредственный Мусаелян, М.Ф. О причинах современного российского молодежного экстремизма / М. Ф. Мусаелян. Москва: Юрайт. 2020, № 4. 343 с. Текст: непосредственный. Пальцева, Е.С. Допустимые ограничения свободы слова во время избирательных кампаний с целью защиты чести, достоинства кандидата // Конституционное и муниципальное право. 2020. № 12. 541 с.Текст: непосредственный. Паненков, А.А. Система преступлений в сфере компьютерной информации, входящих в структуру террористической деятельности (кибертерроризм) как реальная угроза внешнему и внутреннему контурам национальной безопасности России / А.А. Паненков // Военно-юридический журнал. Москва: Юрайт. 2020, № 4. 304 с.Текст: непосредственный. Петренко, Е.С. Конституционно-правовые основы реализации свободы слова в сети интернет // Теоретические и прикладные аспекты современной науки. 2020. № 8-6,175 с. Текст: непосредственный. Петренко, О.А. СМИ и журналисты в условиях терактов. Ставрополь: Умник. 2020. 591 с. Текст: непосредственный. Поздникин, П.Ю.Право на частную жизнь и свобода слова: разумный баланс / // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Волгоград: Общественные науки.2020,№ 3(15).С. 541 с. Текст: непосредственный. Поляков, А.В. Общая теория права: Проблемы интерпретации в контексте коммуникативного подхода. Санкт-Петербург: Адвокат. 2020. 291 с. Текст: непосредственный. Попова, А.В. Конституционное право: краткий курс лекций / А. В. Попова. Москва: Юрайт. 2020. 404 с. Текст: непосредственный. Ромашов, Р.А. Право — язык и масштаб свободы. Санкт-Петербург: Адвокат. 2020. 458 с. Текст: непосредственный. Синцов, Г. В. К вопросу о понимании экстремизма в российской юридической науке / Г. В. Синцов, А. В. Агутин // Известия высших учебных заведений. Волгоград: Общественные науки. 2020, № 1 (37). 456 с. Текст: непосредственный. Синцов, Г.В. К вопросу о понимании экстремизма в российской юридической науке / Г. В. Синцов, А. В. Агутин // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. Москва: Статут. 2020, № 1 (37), 356 с. Текст: непосредственный. Эктумаев, А.Б. Пределы и границы права на свободу слова// Общество: политика, экономика, право. Москва: Статут. 2020, № 1. 241 с. Текст: непосредственный. Эктумаев, А.Б. Свобода слова в Российской Федерации. Москва: Юрист. 2020. 591 с. Текст: непосредственный. Эктумаев, А.Б. Соотношение свободы слова и свободы информации// Вестник Пермского университета. Пермь: Юридические науки. 2020, № 4. 541 с. Текст: непосредственный. Материалы судебной практики Решение по делу 2-17/2016. // Росправосудие. – URL: http://rospravosudie.com/court-permskij-kraevoj-sud-permskij-kraj-s/act-525598285/ (Дата обращения: 12.12.2020 г.)
Отрывок из работы

1. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВА НА СВОБОДУ МЫСЛИ И СЛОВА 1.1Понятие и правовое регулирование права на свободу мысли и слова Конституция РФ в ст. 29 закрепляет принцип свободы мысли и слова. Он проявляется в следующих составляющих (см. схему 1): Cхема 1 – Проявление принципов свободы мысли и слова Понятие «свобода слова» до этого времени законодательно не урегулировано не раскрывается в каких-то как бы легальных источниках. Всем известно о том, что но в большинстве комментариев к Конституции под ним понимается право объективировать свои мысли устно, письменно, в художественных видах. Некими учеными, в конце концов, предлагается выделение раздельно права на свободу информации. Необходимо подчеркнуть то, что к примеру, Н.И. Само-собой разумеется, Бусленко считает, что принцип свободы информации обхватывает такие личные права, как свобода слова, свобода печати, право на получение общественно важной информации и возможность ее распространения хоть каким методом. Тем более, права, перечисленные в п. 3, 4 ст. 29 Конституции РФ, не, стало быть, делают новейшего права, а конкретизируют проявление свободы слова в СМИ, также вероятные формы выражения мысли и слова. Очень хочется подчеркнуть то, что не считая того, в современном мире информационные технологии, вообщем то, развиваются стремительно, и более оптимальным методом является также объединить правомочия по их использованию в обобщенном принципе свободы слова и мысли. Кроме Конституции РФ принцип свободы мысли и слова закреплен в, как всем известно, интернациональных актах и является важной составляющей, как все говорят, демократического общества. Так, данный принцип закреплен во Всеобщей декларации прав человека, которая, мягко говоря, устанавливает право как бы хоть какого индивида на свободу слова. Несомненно, стоит упомянуть то, что европейская конвенция о защите прав человека и как бы главных свобод как раз устанавливает гарантию на свободу слова и информации без вмешательства государственной власти. Вячеслав В. Маклаков выделил три точки зрения, из которых можно исходить о свободе печати и СМИ. Она может быть, во - первых, с точки зрения деятельности и создания предприятий, типографий или распространителей прессы. В этом случае она предполагает свободное основание этих структур без предварительного согласия государственных органов, связанных с соответствующими учреждениями. Во-вторых, мнение журналистов объединяет всех желающих публиковать. Она представляет собой право писать, распространять свои мнения. Точки вид населения, эта свобода дает, наконец, возможность читать, « потреблять » информация, чтобы ознакомиться с идеями, которые высказываются. В данном конкретном случае свобода печати является составной частью более общего права: право на информацию. Российская Федерация ратифицировала ряд международных актов, закрепляющих свободу печати. Среди наиболее важных можно назвать Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, 1950, в статье 10, в которой говорится о свободе слова. Что касается статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, то в ней также провозглашается свобода выражения мнений, которая включает свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любого рода, независимо от границ, в устной, письменной, печатной или художественной форме или любыми средствами по своему выбору. В этой связи он повторяет слова статьи 19 Всеобщей Декларации прав человека 1948 года, в которой провозглашается « право не беспокоиться за свои права". Поэтому Россия неоднократно обязывалась на международной арене обеспечивать на своей территории свободу печати. Это относится, конечно, не только к российским журналистам, но и к журналистам, работающим на зарубежные информационные агентства. Эта свобода является признаком доверия, которое проявляют друг к другу различные субъекты. Она, прежде всего, условие демократии и ее признание, как и ее защита, свидетельствуют о том, насколько устойчивы могут быть демократические ценности, позволяющие организовывать общество. Эти международные обязательства являются продолжением вплоть до Конституции Российской Федерации, поскольку в статье 29 подчеркивается, что свобода мысли и слова гарантируется каждому человеку, что никто не может быть принужден выражать свои взгляды и убеждения или отказываться от них, и, прежде всего, каждый человек имеет право свободно искать, получать и передавать, производить и распространять информацию любыми законными средствами. Некоторые данные, относящиеся к государственной тайне, перечислены Федеральным законом. В этом отношении российское конституционное право, по-видимому, соответствует тому, что может произойти в Европе. Чтобы привести несколько примеров, статья 5§1 Основного закона Германии закрепляет право каждого свободно выражать и распространять свое мнение в письменной форме, а статья 21 Конституции Италии 1947 года провозглашает, что « каждый имеет право выражать свое мнение". Как и в обоих примерах, термин « свобода печати » в российской Конституции также не упоминается. его используют другие конституционные акты, используя возможности, предоставляемые конституционным текстом. Так, в Федеральном конституционном законе О чрезвычайном положении речь идет о « свободе печати » , когда речь идет о возможности, для властей 10. Статья 12 этого конституционного закона дает возможность прибегать к "ограничениям свободы печати и других средств массовой информации посредством введения временной цензуры » условия и порядок ее применения оговорены". Эти положения также допускают " временную конфискацию или приостановление печатного производства, средств радиовещания, оборудования для усиления звука, репрографического материала «, а также »введение особой процедуры аккредитации журналистов". Тем не менее в последние годы российское законодательство о свободе печати выглядит двусмысленным. В то время как некоторые принятые правила идут в направлении, которое кажется благоприятным для свободы печати, другие, более поздние, как представляется, знаменуют собой рискованный поворот. В статье 2 Федерального закона « Об информации, информационных технологиях и защите информации » от 27 июля 2006 г., информация может стать объектом общественных или гражданских отношений. Она может свободно использоваться любым лицом и передаваться от одного лица другому при условии ограничений на доступ к информации, установленных федеральными законами, или иных ограничений в отношении методов ее предоставления или распространения. Свобода мысли и свобода слова не могут наконец-то существовать раздельно друг от друга. Очень хочется подчеркнуть то, что мысль является результатом интеллектуальной деятельности человека, а слово - метод закрепления и выражения, как мы с вами постоянно говорим, такового результата. Люди употребляют слова для общения, потому в данном случае можно выделить два нюанса свободы мысли и слова: внутренний и наружный. Очень хочется подчеркнуть то, что свобода мысли - это выражение внутреннего нюанса, т.е. свобода внутренней интеллектуальной деятельности человека. Надо сказать то, что ее нереально, в конце концов, регулировать при помощи права. Надо сказать то, что свобода слова - выражение наружного нюанса, потому быть может урегулирована государством. Одним из противоречий в проявлениях свободы мысли и слова будет то, что она обхватывает не только лишь положительные выражения, да и отрицательные (оскорбления, клевету и т.д.). Само-собой разумеется, более нередко сиим злоупотребляют СМИ. Необходимо подчеркнуть то, что в критериях завышенной конкуренции посреди СМИ употребляются, как многие думают, любые приемы для вербования внимания зрителей, в том числе распространение лживых сведений, преувеличенных либо несуществующих фактов и т.д. Схожая трансформация, как все знают, рассматриваемого принципа как раз представляет собой нарушение права на уважение, как люди привыкли выражаться, личной жизни. Само-собой разумеется, потому право каждого человека на неприкосновенность его, как все знают, личной жизни и право на свободу слова должны быть в балансе. Большое внимание данному вопросу было уделено Европейским Судом. Согласно его решениям и разъяснениям выделяется ряд принципов (см. схему 2): Схема 2 – Принципы, выведенные Европейским судом Подобное отношение к публичным людям сложилось, потому что в лице публичного человека формируется отношение к его официальной деятельности . Развитие сети Интернет сделало возможным распространять информацию не только через СМИ, но и через общедоступные Интернет-ресурсы. В такой ситуации государство вынуждено принимать меры по конкретизации пределов принципа свободы мысли и слова. В 2014 году были приняты изменения в федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Согласно данным поправкам Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по требованию Генеральной прокуратуры РФ разрешается производить незамедлительную блокировку сайтов, распространяющих призывы к массовым беспорядкам и с другой экстремистской информацией. При этом сделать это можно без решения суда. Данные поправки вместе с тем фактом, что в последнее время увеличилось количество осужденных по ст. 282 УК РФ (Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства), был принят общественностью как введение цензуры . По мнению В.Д. Зорькина, подобные методы борьбы с экстремизмом не всегда являются допустимыми и эффективными. Проведение блокировки сайтов, в том числе относящихся к формату СМИ, без получения разрешения суда может стать не только борьбой с экстремизмом, но и борьбой со свободой слова. Закон должен устанавливать границы осуществления прав, а не их умаление. При этом ограничения должны быть основаны на Конституции РФ и соотносится с принципом верховенства права . В связи с этим, необходимо разграничить выражение отрицательного мнения и призывы к экстремистской деятельности. К последним необходимо отнести только призывы к прямым насильственным действиям, угрожающим безопасности граждан . В Конституции РФ также предусмотрен ряд конституционных ограничений, связанный с данным принципом. Они необходимы для защиты других конституционных принципов и недопущения злоупотребления правом. (см. схему 3) Схема 3 – Конституционные ограничения Таким образом, принцип свободы мысли и слова — это международный и конституционный принцип, который заключается в предоставлении возможности гражданам развивать и проявлять результаты внутренней интеллектуальной деятельности без каких-либо дискриминационных ограничений. Тем не менее, законодательство РФ показывает, что государство считает необходимым защитить себя, общество и частную жизнь граждан от злоупотреблений правами, данными этим принципом. Такие ограничения касаются запретом СМИ распространять сведения о частной жизни лица, запретом распространять призывы к экстремистской деятельности в сети Интернет, запрет на разглашение сведений, составляющих государственную тайну и т.д. ? 1.2 Место и роль права на свободу мысли и слова в системе конституционных прав и свобод Конституция Российской Федерации в части 1 статьи 29 гарантирует каждому свободу слова. Данная конституционная норма рассматривается в качестве основания конституционного права на свободу слова. Статья 29 Конституции РФ является одной из наиболее сложных для анализа. Помимо свободы слова, данная статья содержит целый ряд нормативных положений, которые теснейшим образом связаны со свободой слова, а именно (см. схему 4): Схема 4 – Ряд нормативных положений, связанные со свободой слова Далее следует выделить и иные критерии права поиска информации (см. схему 4): Схема 5 – Критерии права поиска информации Допустимые способы защиты в гражданско-правовом смысле закреплены в статье двенадцатой Гражданского кодекса Российской Федерации. В их число входят возможность признания права, восстановления положения, которое существовало до нарушения права, а также пресечение действий, создающих угрозу нарушения либо непосредственно нарушающих права, свободы и законные интересы, оспаривание действий должностных лиц, взыскание причиненного вреда, в том числе морального, возмещения убытков, а также иные способы. Приведенный перечень не является исчерпывающим, на что прямо указано в данной норме, потому что иные нормативные акты, в том числе специальные, могут содержать данные о других способах защиты прав. Например, Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации» содержит указание на возможность и необходимость осуществления опровержения сведений, если они признаны не соответствующими действительности, умаляющими права и законные интересы как граждан, так и юридических лиц, а также государственных органов, должных лиц и иных участников правоотношений . В некоторых отношениях и в более конкретном плане законодатель может вмешаться, чтобы ограничить свободу печати. Статья 4 Закона «О средствах массовой информации» от 5 апреля 2013 года запрещает, например, распространение через средства массовой информации, а также через компьютерные телекоммуникационные сети информации о несовершеннолетнем, ставшем жертвой противоправных деяний, включая фамилию, имя, отчество, фото-и видеозаписи несовершеннолетнего, его родителей и других законных представителей, дату рождения несовершеннолетнего, звукозапись его голоса, адрес его дома или временного места жительства, место учебы или работы, или любую информацию, позволяющую прямо или косвенно установить личность несовершеннолетнего. На этот счет нет никаких возражений, поскольку все национальные права устанавливают ряд ограничений на свободу печати, в том числе в целях защиты несовершеннолетних. Не все вопросы согласования свободы средств массовой информации с другими правами и свободами решаются во всех государствах, подписавших Европейскую конвенцию. Например, Франция сама сталкивается с некоторыми проблемами в этой области, что должно привести к предстоящим выступлениям Европейского суда. Как правило, уважение частной жизни часто используется для ограничения свободы печати. Примеры повторяются во всех странах, о чем свидетельствует полемика, которая, возможно, произошла во Франции после разоблачений журналом Closer гомосексуализма одного из руководителей Национального фронта. Вопросы морали и религии также могут рассматриваться по-разному в разных культурах. Во Франции судебный судья не смог санкционировать публикацию карикатур на Магомета в споре, который касался еженедельника CharlieHebdo. Что касается примирения между тайной расследования текущих судебных дел и правом на информацию, то, как представляется, трудно найти 12. в более общем плане средства массовой информации регулярно подвергаются критике при обработке новостей, о чем свидетельствуют приговоры Высшего совета аудиовизуальных средств массовой информации после обработки французских нападений 7, 8 и 9 января 2015 года. Зарождение национальных прав в этой области представляется нормальным, поскольку свобода печати и средств массовой информации, как и другие свободы, должна быть адаптирована к изменениям в средствах массовой информации и других ожиданиях общества. Таким образом, осуждения различных государств в некоторых отношениях являются признаком хорошего демократического здоровья, поскольку они отражают их добрую волю к укреплению верховенства права в интересах основных прав человека. Другие законодательные изменения, касающиеся свободы печати, скорее демонстрируют стремление властей изолировать Россию от мирового информационного рынка. Новый закон О СМИ от 26 сентября 2014 года устанавливает новые ограничения в отношении основателей СМИ. Если раньше иностранное юридическое лицо или российское юридическое лицо, обладающее 50% и более долей в средствах массовой информации, не могли основать телевизионные или радиостанции, то сегодня порог был снижен до 20 %. Кроме того, в дополнение к телевизионным и радио-каналам вышеупомянутые ограничительные меры распространяются и на печатные и электронные периодические издания. Крупнейшие зарубежные издательства, работающие на российском рынке, должны либо прекратить свое существование, либо изменить структуру своей собственности. Новая редакция закона предоставляет учредителям иностранных СМИ два года на приведение их учредительных актов в соответствие. Закон вступит в силу в 2017 году. В результате сильные СМИ иностранного участия должны либо сократить свою долю иностранного участия, либо прекратить свою деятельность в России до февраля 2017 года. Несколько СМИ, в том числе американский канал CNN, уже заявили, что больше не хотят выходить в эфир в этих условиях. Это объявленное ограничение иностранного участия в российских средствах массовой информации напоминает, однако, то, что действует во многих государствах, таких как Соединенные Штаты и Франция 13. Так, во Франции статья 40 Закона о свободе коммуникации от 30 сентября 1986 года гласи: Кроме того, российское ограничение будет распространяться и на россиян, имеющих двойное гражданство. Беспокойство, вызванное этим новым законодательством, объясняется прежде всего сложившейся обстановкой и неопределенностью в отношении свободы печати в более или менее ближайшем будущем. Тем не менее опасения, высказанные экспертом Центра научно-политической мысли и идеологии Александром Гагановым, кажутся вполне обоснованными в отношении России : « не влечет ли этот закон скрытую цензуру, запрещенную разделом 5 статьи 29 Конституции ? Не нарушает ли она свободу средств массовой информации, гарантированную Конституцией? "Эти вопросы остаются открытыми. Ответы во многом зависят от практики осуществления упомянутого закона в атмосфере, которая внушает недоверие. Сигналы, посылаемые российскими властями, не идут в пользу свободы слова, и нынешняя напряженность в международных отношениях также не успокаивает опасения. Европейский суд сам является объектом критики. Его, со стороны Москвы, можно было упрекнуть в слишком политизированной роли. С юридической точки зрения его деятельность представляется наиболее ценной для того, чтобы заставить государства выполнять свои обязательства и не поддаваться искушению ограничить свободу печати, которая не всегда предоставляется в интересах правительства. Решения, вынесенные судом, хотя они являются обязательными только для государств-участников спора, как представляется, пользуются определенным авторитетом истолкованной вещи, что все чаще приводит государства к приведению своего национального законодательства в соответствие с его прецедентным правом, даже несмотря на то, что они не осуждаются непосредственно судьей Страсбурга. Российское право, как и другие, находится под влиянием всей европейской юриспруденции. В то же время Европейский суд также имеет прямое отношение к свободе печати в России, поскольку она занимается рядом дел, которые суд рассматривал в последние годы, которые сами по себе подчеркивают важность Страсбургского суда в этой области. В гражданско-правовом порядке защита может быть осуществлена как самостоятельно, если при этом лицо не выходит за рамки допустимого поведения, так и в судебном порядке. Второй способ более популярен, потому что судебная процедура связана с вынесением решения, где фиксируется факт нарушения и определяются последствия нарушения, например, обязанность возместить причиненный вред. При этом, нужно отметить, что любой спор в случае достижения сторонами соглашения может быть решен и во внесудебном порядке. Однако это присутствует, как правило, только в том случае, когда виновник признает факт нарушения, а лицо, которому причинен вред, готово идти на определенные уступки. Данный способ также используется и является лучшим, по сравнению с судебным способом возмещения вреда и защиты прав в силу следующего. Во-первых, судебная процедура рассмотрения спора практически всегда длительна по времени, особенно с учетом возможности оспаривания постановленного решения, а также многочисленных уловок, которые используются для затягивания рассмотрения дела по существу. Во-вторых, достижение согласия самостоятельно – это пресечение конфликта как такого, его можно обозначить как мирное. Как отдельный способ защиты права можно определить осуществление уголовного преследования лица, совершившего преступление. Цель уголовного преследования – это восстановление социальной справедливости, наказание виновного и возмещение вреда, причиненного в результате совершения преступления. Однако, уголовное преследование по своей сути крайняя мера. Выше уже было отмечено, что в России создана и действует система различных государственных органов, в задачи которых входит контроль над соблюдением действующего законодательства. Данные органы наделены соответствующими полномочиями, позволяющими реагировать на нарушения, принуждая к прекращению незаконной деятельности и восстановлению права во внесудебном порядке. Наиболее значимая роль принадлежит прокуратуре. Помимо этого, различные учреждение создаются и при руководстве страны, например, при Президенте Российской Федерации, существует также такой институт как Уполномоченный по правам человека, деятельность которого оценивается как достаточно эффективная. Итак, можно сделать следующие выводы. Ограничение права на свободу мысли и слова, так же, как и иных прав человека допускается исключительно в прямо закрепленных законом случаях с целью исключения возможности причинения вреда иным лицам. Кроме того, экстраординарные ситуации, такие как введение военного и чрезвычайного положения также могут быть основанием ограничения прав и свобод. Однако, и в этих случаях лицу должно быть мотивированно объявлено со ссылкой на закон, какая именно информация не может быть ему представлена для ознакомления. В частности, Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2000 г. № 3-П был признан не соответствующим Конституции Российской Федерации п. 2 ст. 5 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», в той части, в которой он позволял органам прокуратуры отказывать в предоставлении гражданам для ознакомления материалов (результатов прокурорских проверок), непосредственно затрагивающих их права и свободы, без предусмотренных законом надлежащих оснований . На неукоснительное соблюдение данного правового положения неоднократно обращал внимание Конституционный Суд Российской Федерации (например, Постановление Конституционного Суда РФ от 30.06.2011 № 14-П), который отмечал, что конституционное требование о недопустимости принуждения лица к отказу от своих мнений и убеждений адресовано государственным органам, органам местного самоуправления, политическим партиям, другим общественным объединениям, их должностным лицам и всем членам общества . В соответствии с ч. 4 ст. 29 Конституции Российской Федерации, каждый человек на ее территории имеет право свободно искать, получать, производить и распространять информацию любым законным способом. Важность данного конституционного тезиса заключается в том, что он предполагает возможность человека не только высказываться самому по какому-либо поводу, но и закрепляет правоспособность беспрепятственно знакомиться с мнением других лиц, как и иной информацией по интересующим его вопросам, а также в дальнейшем распространять полученную информацию. Защита права на свободу мысли и слова может осуществляться как самостоятельно, так и с помощью государственных органов, в том числе путем обращения в суд. 1.3 Система защиты права на свободу мысли и слова в Российской Федерации Согласно ст. 2 Конституции РФ признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Статья 45 Основного закона закрепляет положение о том, что реализация этих норм требует государственной гарантии, с одной стороны, и предоставления каждому возможности самостоятельно защищать свои права и свободы всеми не запрещенными законом способами - с другой. Защита права на свободу мысли и слова - деятельность компетентных органов, осуществляемая на основании и в установленном законом порядке в связи с посягательством, которое может повлечь либо уже повлекло нарушение данного права. Защита должна быть направлена на восстановление права на свободу мысли и слова, устранение негативных последствий и их дальнейшее предотвращение и предупреждение. Деятельность по защите конституционного права на свободу мысли и слова включена в единую конституционную систему защиты прав и свобод человека, которая занимает особое место среди иных видов юридической защиты прав. Конституция РФ распространяет свое действие на всю территорию России и на всех субъектов права, поэтому конституционная система защиты прав человека является универсальной. Отраслевые же нормы права направлены на конкретных субъектов и объекты правоотношений. Конституция РФ, по убеждению А.А. Макушина, мобилизует правозащитный потенциал всех отраслей права, активизируя весь процесс защиты прав и свобод человека и вовлекая в него все институты общества и субъекты права, в том числе международные .
Условия покупки ?
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 60 страниц
2000 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 78 страниц
5000 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 98 страниц
1500 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 62 страницы
2500 руб.
Служба поддержки сервиса
+7 (499) 346-70-XX
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg