Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / КУРСОВАЯ РАБОТА, ЯЗЫКОЗНАНИЕ И ФИЛОЛОГИЯ

Методические идеи А.М. Пешковского и их использование в обучении русскому языку.

one_butterfly 468 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 39 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 06.07.2021
Объект исследования: деятельность и инновационные идеи А.М. Пешковского. Предмет исследования: роль и значение А.М. Пешковского в процессе обучения русскому языку. Исходя из этого, целью курсовой работы является ознакомление с работами А.М. Пешковского по языкознанию и определение того, какой вклад ученый внес в развитие русской лингвистической школы. Для достижения цели в работе поставлены следующие задачи: ? исследовать жизнь и биографию А. М. Пешковского; ? изучить труды и вклад А.М. Пешковского в науку; ? рассмотреть труды А. М. Пешковского о методе лингвистического эксперимента ? стилистический эксперимент А.М. Пешковского на уроках развития речи ? раскрыть идеи А.М. Пешковского и его вклад в русский язык. Гипотеза: процесс повышения интереса к русскому языку будет более эффективным, если методические идеи А.М. Пешковского будут использованы на уроках русского языка в начальной школе. Для подтверждения выдвинутой гипотезы были использованы следующие методы исследования: изучение и анализ литературы по проблеме; беседа; педагогическое наблюдение.
Введение

С девятнадцатого века в лингвистике начали формироваться различные лингвистические школы, в рамках которых развивались определенные традиции изучения языка. Александр Матвеевич Пешковский –один из лингвистов, филологическое мировоззрение которого сформировалось на определенном этапе-в период появления новых научных идей, создания лингвистических обществ. Это его работа. А. М. Пешковский разработал учение о формах языка, его грамматических средствах, видах смыслов; исследовал характер и функции интонации, взаимодействие грамматических и неграмотных языковых средств и многое другое. Его вклад в развитие русской лингвистики неоспорим. Грамматическая система А.М. Пешковского стала теоретической основой его методических приемов, поэтому рассмотрение этих теоретических положений имеет не только научное, но и учебно–практическое значение, так как помогает учителю литературы и филологу извлечь из трудов ученого некоторые ценные грамматические приемы. А.М. Пешковский, в отличие от логики и психологии, правильно решил вопрос о предмете грамматики, ее специфике. Суть грамматики заключается в рассмотрении общих грамматических категорий и форм слов, словосочетаний и предложений. Эти грамматические формы сопровождаются четким значением слов и предложений, поскольку грамматика тесно связана с логикой и психологией. Ценный вклад в развитие проблемы целесообразности преподавания грамматики в школе внес А.М. Пешковский. Изучение данной темы актуально и в настоящее время, так как лингвистика и филология находятся в дальнейшем развитии. Чтобы это понять, необходимо знать предпосылки и историю лингвистической науки.
Содержание

ВВЕДЕНИЕ 3 1 Роль А.М. Пешковского в образовательном процессе 5 1.1 Жизнь и биография А. М. Пешковского 5 1.2 Труды и вклад А.М. Пешковского в науку 15 2 Методические концепции А.М. Пешковского в преподавании русского языка 20 2.1 А. М. Пешковский о методе лингвистического эксперимента 20 2.2 Стилистический эксперимент А.М. Пешковского на уроках развития речи 24 2.3 А.М. Пешковский – вклад в русский язык 31 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 39 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 40
Список литературы

1 Абакумов С.И. Современный русский литературный язык. М., 1942, с. 177. 2 Белов А.И. А.М. Пешковский как лингвист и методист. М., 1958. 3 Волошин, М.А. Собрание сочинений / М.А. Волошин. – Москва, 2009. – Т. 8. Письма 1893–1902. 4 Волошин, М.А. Собрание сочинений / М.А. Волошин. – Москва, 2008. – Т. 7, кн. 2. Дневники 1891–1932. Автобиографии. Анкеты. Воспоминания. 5 Апресян, Ю.Д. «Русский синтаксис в научном освещении» в контексте современной лингвистики / Ю.Д. Апресян // Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. – Москва, 2001. – С. III–XXXVIII. 6 Бернштейн С.И. Основные понятия грамматики в освещении А.М. Пешковского // Вводная статья к 6-ому изданию «Русского синтаксиса» А.М. Пешковского, 1938, с. 39. 7 Булаховский Л.А. Рецензия на книги А.М. Пешковского «Русский синтаксис» и «Школьная и научная грамматика» // Журнал «Наука и школа». 1915, №1, с. 4-5. 8 Ушаков Д.Н. Рецензия на книгу А.М. Пешковского «Русский синтаксис в научном освещении» // Газета «Русские ведомости», 1915, №91, с. 6. 9 Клобуков, Е.В. «Русский синтаксис в научном освещении» А.М. Пешковского (о непреходящей актуальности грамматической классики) / Е.В. Клобуков // Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. – Изд. 8-е. – Москва, 2001. – С. 3–18. 10 Никитин, О.В. А. М. Пешковский / О.В. Никитин // Московский журнал. История государства Российского. – 2006. – № 1. – С. 20–28. 11 Никитин, О.В. Жизнь и труды А. М. Пешковского в свете научной полемики его времени / О.В. Никитин // Лингвистика. Поэтика. Стилистика: избр. труды: учебное пособие. – Москва, 2007. – С. 14–58. 12 Пинаев, С.М. Максимилиан Волошин, или Себя забывший бог / С.М. Пинаев. – Москва, 2005. (Жизнь замечательных людей). 13 Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1956. 14 Шапиро А.Б. А.М Пешковский и его «Русский синтаксис в научном освещении» // Вводная статья к 7-ому изданию «Русского синтаксиса в научном освещении» А.М. Пешковского. М. 1956, с. 6. 15 Алпатов В. М. История лингвистических учений. Учебное пособие. 3-е изд., испр. и доп. М., 2001. С. 232. 16 Костомаров В. Г. Предисловие к четвертому изданию // Виноградов В. В. Русский язык (грамматическое учение о слове). 4-е изд. М., 2001. С. 3. 17 А. М. Пешковский. Лингвистика. Поэтика. Стилистика. Избранные труды / сост. и науч. ред. О. В. Никитин — М.: Высшая школа, 2007 18 Панина Т.С Современные способы активизации обучения: учебное пособие для студентов высшего учебного заведения. Изд. Цен Академия, 2012. 19 Пылаева В.С. Дидактические идеи К.Д. Ушинского в современной начальной школе // Начальная школа. –2014 – № 7. – С. 4–8. 20 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: учебник / С.Л. Рубинштейн. – СПб.: Питер, 2009. – 713с. 21 Рузская А.Г. Некоторые особенности воображения младшего школьника: в кн.: Возрастная и педагогическая психология: Хрестоматия: учеб. пособие – М.: «Академия», 2013. – С. 147. 22 Сабаткоев Р.Б. Теория и практика обучения русскому языку. – М. : Академия, 2007. 23 Смирнов С.А., Котова И.Б., Шиянов Е.И. и др. Педагогика: педагогические теории, системы, технологии: учебник для студентов высших и средних учебных заведений. – М. : Академия, 2009.
Отрывок из работы

1 РОЛЬ А.М. ПЕШКОВСКОГО В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ 1.1 Жизнь и биография А. М. Пешковского Александр Матвеевич Пешковский родился 23 августа 1878 года в Ленинграде и принадлежит к редкому поколению русских ученых, философия, мировоззрение которых сформировались на рубеже ВЕКОВ. время формирования новых идей, науки, литературы, языка и социального изменения приоритетов в культурной жизни страны в целом. Все это не могло не сказаться на его работе, он шел по пути трудного путешествия и поиска системы ценностей жизни. Дети и молодежь А.М. Пешковского прошли через Ленинград, затем через Ялту, где учились в прогимназии, а затем в Феодосии – в мужских гимназиях. В Ялте был дом матери Анны Николаевны Пешковской (недалеко от устья реки Учан–Су). В Феодосии произошло первое важное событие в его жизни: знакомство с будущим поэтом, художником, философом Максимилианом Волошиным в 1893 году, обретение им собственного пути, романтических чувств... [1] Мы мало что знаем об этом времени, и только благодаря сохранившимся записям А. М. Волошин подробно описал свое окружение и происходившее. В своем дневнике от 13 марта 1932 года он вспоминал, что познакомился с А.М. Пешковским: В первый год Феодосийских учений я понял, что из одноклассников моих однокурсников мне нужно выбирать, кого я люблю, а с кем живу. Мой выбор, конечно, пал на Пешковского. Это еврейский человек небольшого роста, с большим лбом, очень серьезный, совершенно лишенный чувства ответственности. В то время он терпел, потому что он христианин, а не еврей, как ребенок, сын и отец (сначала они ортодоксальные евреи, но потом они сошли с ума и бросили еврейский народ) вдруг, не посоветовавшись предварительно со своим или согласившись принять христианство (которое уже лютеранское). Мне очень нравится эта застенчивость и свежесть совести. Он тоже живет в провальной квартире, это определила его мать, которая поселила его из Ялты: год назад он окончил Ялтинский прогимназий, а теперь переехал в Феодосию. Семья Пешковского жила в Ленинграде, и Саша учился там на время учений. Потом отец купил дачу в Ялте и переехал с семьей, вскоре после этого он потерял сознание и умер, а его сынАлександр и Артур, сын–в школу в Ялте учатся. В один из таких лет спустя я приехал в Ялту и поехал к Пешковскому. Я узнал от него о положении евреев в России. Впервые один из моих коллег во время учений познакомился со многими евреями в Феодосии, потому что все они имели гораздо лучшее образование, чем школьники из «зимы» – караимы, Армения, Греция–очень глупые, они кажутся очень интересными и увлекательными. Я совершенно не имею представления о том, что юдофобия–это отвращение к делу и традиционной семье. Моя мать, как по внешности, так и по характеру поколение русских женщин 70–х гг. и до самой старости она придерживалась этого взгляда, грустная, красивая [...] [2, с. 365]. В письме к Е. 3 мая 1895 года из Феодосии А. М. Волошин писал: Я встретил его одного и быстро к феодосийским гимназистам. Он еврей, ужасно оригинальный, чрезвычайно рассеянный, очень умный, очень милый, а главное – у него чрезвычайно мягкий и добрый характер [3, с. 15]. Конечно, первым был Юрий Андреевич Галабуцкий, учитель русского языка в Феодосии, который и не подозревал, что А.М. Пешковский станет философом. Учитель русского языка Михаил Волошин, учившийся в одном классе с Александром Пешковским, вспоминал о нем очень тепло:Это единственный человек, единственное светлое пятно во всех учителях русского марочного болота, которого я встречал в России на конкурсе много лет. Я не думаю, что кто-то из его учеников обязан ему своим «спасением» от классического упражнения. Русский язык Пешковский единственный умный и интеллигентный учитель, которого я знаю и который интересуется русским языком и русской литературой из идеального правила сияния в Феодосии [4, с. 696]. Эта «глупость» в Феодосии-замечательное явление, и вскоре она известна многим в городе благодаря своему театральному таланту: А.М. Волошин и А. М. Пешковский играют в спортзале, играют «чек», который имеет большой успех. [5, с. 22]. Кроме того, они подумывают о создании «художественно–научно–популярного журнала «под названием»От». А. М. Волошин построил эти задачи, увы, еще не опубликованные, объявил: «поставить все упражнение на ум». Дополнив стихотворение Максом, планирующим опубликовать статью под названием «Дурное в голове человека», Пешковский интересуется темой: психология современных евреев [6]. Дружба с А.М. Волошиным еще на всю жизнь, и мужики из «пустынных ворот» на уровне, который был стандартным для А.М. Пешковского, самый последний разговор, человек для всех тайный… В тот год А.М. Волошин и А.М. Пешковский живут в Феодосии под Петровым. Александра Михайловна, учительница у девочки, гимнастка, хозяйка дома, очень тонкое и живое искусство, непосредственно становилась объектом их любви, а затем и наставницей, подругой, «на пересечении духовных исканий» (многочисленные письма к ней сохранились). По воспоминаниям А.М. Волошина, он очень любил музыку и играл Бетховена. Отсюда их бесконечный разговор с Пешковским. Он часто играл в соседней комнате-гостиной, чтобы просыпаться по утрам под звуки Бетховена. Иногда они играли в 4 руки [3, с. 373]. Из многих обломков жизни и карьеры А.М. Пешковского можно понять, что мы имеем творческую личность. В письме А.М. Петрову из Ялты 10 июня 1896 года А. М. Волошин писал:Мы здесь много гуляем. В остальное время Саша своими музыкальными упражнениями разрушает нервную систему людей летом. Его родственники удивляются, почему крыло, в котором они жили в последнее время, пустует. Это что-то невероятное! Говорят, даже неврологические заболевания в Ялте усилились. Очень интересно! Затем он приступил к тщательному изучению, и неделю назад ему так же не терпелось найти учебник ботаники. Для этого он еще три дня сидит в засаде в саду и ждет женщину, подозревая, что у него есть такой учебник. Во вторник он учил немецкий. Теперь он должен получить Гейн, и его зачитали [3, с. 31]. Молодой А.М. Пешковский в воспоминаниях А.М. Волошина говорит очень мягко, любезно, с некоторой долей иронии, обращая внимание на особенности той или иной личности и на формирующий аспект героя. В дневнике, написанном 25 февраля 1932 года, он так описывал своих школьных друзей: Пешковского тогда отличала тревога. Помню, что он подошел к самовару и налил себе чаю, по привычке Петра от Александры Михайловны диаметр всего сахара в чашке и налил себе, мы все следили за его действиями внимательно и с восхищением. Он всегда думал о трех трюках, когда узнавал о своих страхах: Ах! Ах! Аааа!!![7] Кроме того, будучи студентом, он удивил преподавателя редкой честностью и исполнительскими способностями, а также вниманием и образцовым пониманием предмета. Особенно это отражается в русской работе, которая всегда происходит с их энтузиазмом, великим и умелым [8, с. 37]. Кроме того, есть конкурсное шоу для молодой женщины, которая в те годы испытывала романтические чувства к А. М. Пешковскому (по словам А. М. Волошина):она казалась ему одним из героев Федора Гофмана-поэта, которого он любил. Пешковский думал, что у него нет привычки человека, и когда он обедал, то был потрясен: он ел![3, с. 375]. В один из дней 1897 года А. М. Волошин и А. М. Пешковский посетили знаменитого живописца-моряка И. К. Дега. Окончив гимназию в Феодосии с золотой медалью, в 1897 году он поступил в Императорский Московский университет на естественнонаучный, физико - математический факультет. В то же время, М. А. Волошин, но мне юридический факультет. А. М. Пешковский удивить своих одноклассников с большим «фарс»: «у меня меланхолия,» М. А. Волошин написал письмо М. А. Петров 11 сентября 1897 года, « продолжения пока Саша пришел и до сих пор не могу это терпеть. Да! Он приходил и уходил, чтобы ввести самого себя в первую очередь ; вместо того чтобы пройти через смотровые двери, он подошел к книжному шкафу, вскочил, снял шкаф и, наконец, шагнул в дверь справа. Я гулял по Москве. Порох! Перед каждой полосой он останавливается, и экран, как и планировалось, показывает, действительно ли такая полоса существует. И он разрезал свой план на мелкие кусочки»для удобств».–Представляешь, что будет, когда ты посмотришь на это посреди дороги, а ветер унесет все остальное. В дороге, сынок, это производит неотразимое впечатление. Мы приближаемся к новым рядам. «Макс»подожди: я подсчитаю, сколько шагов это долго». Что же делать? Ну что ж, я не буду тебя ждать. «Ну, я сам приду и посчитаю». В Историческом музее опять анекдот: расстались. Саша посмотрел на меня через прихожую и, наконец, подошел к большому камню, привезенному женщиной из Украинской губернии с вопросом: Макс, а где фрески Семирадского?Ну, я не могу вам всего рассказать [3, с. 69–70]. А. М. Волошин неоднократно удивлялся позиции А. М. Пешковского. Из письма матери Е. О. Кириенко– Волошина от 28 августа 1897 года: брат его жил в Москве. Через день он представил его своему приятелю– Саша очень вежливо снял шляпу, поклонился, повел и за руку к брату. Есть такой случай, что он зашел в квартиру студента, друга и убедился, что пришел к нему домой искать его (так в тексте. – О. Н.) в куртке, висящей на стене. Случалось, он встречал одного из студентов, выпускников, Феодосия, с которым был хорошо знаком, долго беседовал с ним, а потом спросил меня: о ком я говорил?[3, с. 83]. Из письма А. М. Волошина А. М. Петрова от 2 января 1897 года: однажды Саша пришел в Биркенхоф (живет рядом с нами) и вполне уверен, что он был у него дома, разыскивая весь свой платок в куртке. Ну, вот! Читали ли вы Джерома из многих штатов о «отсутствующем человеке» в «русских отчетах» – это портрет Саши в деталях. Это просто замечательно. И не только Саша такой же, но и люди вокруг него невероятно похожи... [9, С. 18]. В те годы стало модным заполнять" анкеты " между студентами и молодыми интеллектуалами, которые откровенно задавали вопросы о жизни, любви, человеческих качествах и душевном состоянии.Ответ А.М. Волошина был также зарегистрирован 20 октября 1898 года. Один из них: если вам не нужно быть, кем вы хотите быть? ответил: Пешковский [3, С. 281]. Из письма А. М. Волошина А. М. Петрова от 14 и 15 февраля 1898 года: «я пошел на химию, но Сашу не нашел, рабочие ремонтируют стены. Действительно... Я встретил его позже во дворе. Сбежаться. –Саша! –подождите минутку. Где же ты сейчас живешь?» – «Что? Где ты живёшь? О, да! В Палашевском Переулке Дом... дом престарелых. Я просто не помню квартиру, у нее есть мастерская... И вы знаете, какая странная вещь: я могу снять эту комнату в темноте, так что темно... Ну, я тоже двигался в темноте. А вчера проснулся–было темно. Конечно, еще рано. Я посмотрел на часы... нет! Пора в университет. Иду-на улице светло. И знаете: оказывается, в моей комнате было совсем темно, а окно выходило в коридор..–« »!!!!!??!!– –«Это сумасшествие? Наконец я смотрю на него вечером, и мне кажется, что окно выходило наружу». Сколько мест? «Стул? Ne–э–э–э–э–э–э–э–э. Когда я снимал квартиру, казалось, что там ничего нет. Да, да, это правда, они, вероятно, будут носить его. Только это тоже странно: нет кастрюли для мытья. ... И это всегда с собой в квартиру [3, стр. 200]. Удивительная связь А.М. Пешковского с его опасениями, принятыми для чтения, «выжжена мудростью». А. М. Волошин писал для А. М. Петрова 2 января 1897 года: он ел книги, глотал, массировал, умер, и я не удивлюсь, если он действительно душил кости и человеческие кости. Вся коллекция всегда на столе. Вдруг вместо хлеба у них есть кость. Для него все смешано. Ваш офис на самом деле является его комнатой. В последнее время он даже вступил в научный спор со своим временем![4, С. 91–92]. А. М. Пешковский учился в Университете полтора года, в октябре 1899 года студенческая забастовка и начало занятий было отменено. Последний... Московский университет был закрыт, и все было чисто. Я не притворяюсь, я считаю это грубостью с моей стороны [4, стр. 224], –писал А. М. Волошин 21 июля 1899 г., например, А. М. Пешковский его мать решила поступить в университет за границу. Но когда они возвращаются в Крым, много разговаривают, им очень интересно то, что происходит, можно сказать, что мы изменили всю нашу жизнь. – Что теперь будет? –Двоюродный Брат Феодосия Я. A. Glotova, A. M., Волошин 22 марта 1899 года. –я согласен с Сашей, что не следует начинать насилия в понедельник, но теперь, когда они начнут, и для результата, не следует их останавливать ни в коем случае, если бы я был только в Москве, я буду мешать в атаке и экзаменах-это единственный логический результат этой ситуации ... О, Боже! как глупо сначала летать, играть роль пушки, первой жертвы и т., а потом не уметь действовать, когда хочется и когда нужно силы. Очень глупо! [3, стр. 230]. А. М. Волошин сообщает из Феодосии своему другу В. Л. Гауфлеру о трагической ситуации 31 декабря 1899 года: меня схватили за голову и отправили в Феодосию на год. Теперь меня исключили без права допуска, и мне разрешили покинуть Феодосию. Саша (только одним чудом) выжил и покинул Московский университет, чтобы уехать из Москвы в Берлин [3, с. 240]. Таким образом, немецкий А. М. Волошин и А. М. Пешковский хороши. На первое впечатление они веселы и полны оптимизма: жизнь здесь очень дешевая и очень удобная[3, стр. 288]. Но Александр Матвеевич часто попадал в ситуации наугад: мы обижены Пешковским. Он сказал нашим людям на улице: «какое сегодня число?». Ему сказали, что он должен знать сам, а затем он прочитал очень длинное сообщение Марка, в котором он ничего не понял. Саша очень удивилась. Гауфлер сказал ему, что это произойдет, потому что в Берлине все знают, что такое число сегодня [3, стр. 288]. Тогда вы постепенно почувствуете холодность увиденного, и волнение свободы, которого так не хватает России, сменится новым опытом: О, это Германия! Все они светятся приятными для семьи качествами, то есть не светятся–это для них слишком энергичное слово, они светятся внутренним, мягким, влажным лунным светом, но О Боже! как им скучно. Я думаю, что даже в польской провинции общества я не встречал такого не знающего стыда, такого узкого, как болото, отвращения и такого яростного разрыва в мозгу. Они Ненавидят Хайну ... а немецкие девушки!! В Берлине Пешковский был впервые расформирован в семье, в которой было 10 разных девочек, рост. Однажды он пришел ко мне и сказал: «Макс, посмотри на них и скажи мне, естественны они или нет. Я смотрел на все из них, и я не могу решить».Так я его и встретила. Девушка тогда была разговорчивее, меня бомбили, спрашивали, не сходили с ума: «правда ли, что на Руси много страшных князей? Правда ли, что русский князь очень любил Германию «медхен»? Наш друг сказал нам: «они всегда влюбляются в молодую женщину», хотя я думаю, что ответил бы, если бы я был русским князем и видел вас в России... но я не знаю немецкого. «Правда ли, что русские женщины более огненные (feuerlicher), чем немки?»Тогда я открыто заявил, что совершенно некомпетентен в этих вопросах, и начал им переводить в Германии [ ... ] Ах! Я не могу добавить никаких подробностей о нем – когда он искал квартиру, хозяйка спросила его: «он китаец?». Сейчас он тщетно пытается мыслить по–немецки [3, с. 306]. Но, тем не менее, даже такая атмосфера кажется им более комфортной в России: как бы плохо ни было в Берлине, я не хочу возвращаться сюда из России, если мне предложат вернуться в спортзал... Сейчас, когда я нахожусь за границей, мне иногда начинает казаться, что вся Россия–типичный тренажерный зал. Я не понимаю, почему я получил такую страшную меру-чтобы ученики не мешали солдатам, участвовавшим в этом восстании. Если вы решите отдать учеников, старшеклассников, я гарантирую, что больше не будет беспорядков... Но я не хочу возвращаться в юридическую школу.; сейчас всех людей интересует идея перехода в историко-филологический кабинет, потому что, как я определил во время путешествия, мне нравится история, искусствоведение, а моя юридическая наука совершенно иная, например[3, С. 308]. Однако со временем европейская обстановка начинает оказывать давление на А. М. Пешковского, который пытался приспособиться к культуре Европы со своими особыми настроениями. А. М. Волошин написал письмо А. М. Петрову из Москвы 7 апреля 1900 года: Я ничего не слышал от Пешковского, и только недавно я получил сообщение, в котором я, пятясь, оскорбляю немецкий народ. Я очень счастлив, что провел его и в Берлине. Русские, Русские, русские сказки, знакомые, русские письма, он жалеет о своей прежней «изоляции», жалеет, что тогда мало меня видел. Даже если он видел, что все это время он не мог участвовать, но общаться с кем-то он просто не претендовал на признание его слабым характером ... [3, с. 344]. Думается, что истинной причиной спешки А. М. Пешковского из Берлина является изменение его точки зрения на жизнь, на профессиональную карьеру. Не насильно влекла его к себе культурная среда-философия, которая станет поводом для создания и развития духа, из всех опытов естествознания в сердцах путешественников соприкоснется! Увлекшись ботаникой и зоологией в ранние годы, он попал в иную эстетическую среду, которая в основном являлась для него творческой личностью. Александр Матвеевич доверил М.А. Волошину тайны, тайны души, раздираемой противоречивыми установками: как жить, так и идти... В мысли, впервые опубликованной ниже, мы имеем Пешковского: человек, скрываясь за завесой «методизма», отражается в философской рефлексии о жизни и бытии.Все хорошее положение России желает–и большое, и малое–на службу отечеству. Но трудный путь к учебе проходит по–особому, она всю жизнь провела в дороге, удивляя своих друзей великими приключениями и вечными тревогами. Перед приездом в Москву А.М. Пешковский убедил А.М. Волошина поехать с ним в Норвегию, но он был там один. Вот замечательная « миниатюра»А.М. Волошина в письме А.М. Петрова из Баку от 11 октября 1900 года:...Это была сцена в нашей комнате. –Сударыня, – смущенно говорил швейцар моей матери, – может ли мужчина спросить вас? «Какой человек?!» –«Маленький черный, с сумкой и ящиком»... Чего ты хочешь?» – «Я прошу, сэр, – сказал он, –это действительно не твое дело...» –«ну, позвони ему ... ах!!! Александра Матвеевича не ждали, я очень рад (и так далее). Откуда вы? «– » С вокзала... то есть без Санкт–Петербурга ... ах! то, что это означает, не делает ... На самом деле я из Норвегии.»– « !!??? ... Из Норвегии!?? Что ты там делал?» – «Я иду ...– «»а с кем?» – «Да, действительно ... а–а-телефон ... «–» Сэм??! Где твои вещи? «–»Ну–сумка, и фотографии». – «И больше ничего? Максимальная точность!! «–»А кстати, где Макс? « –» Он (и т. д.)... « –»Да! Что скажешь???!!![3, С. 456]. Итак, штрихи к биографии молодого А. М. Пешковского дополняют ее классический, почти статичный портрет подлинно новой личности, а главное, текущей нам вокруг и думающей, сомневающейся и путешествующей подлинно выглядящей, открытой, благородной личности. 1.2 Труды и вклад А.М. Пешковского в науку Александр Матвеевич Пешковский оставил богатое и уникальное языковое и методическое наследие. А.М. Пешковский владеет более чем двадцатью книгами (научная Педагогика) и более сорока статьями по языку и методике русского языка. Это не значит, что Александр Матвеевич Пешковский был лишен внимания русского языка. Его работы неоднократно публиковались в Советском Союзе, а исследования языка творческого наследия публиковались [3]. В 1959 году «избранные произведения» Ю. Р. Палея (1902–1968) и И. А. Василенко (1899-1970) А. М. Пешковского были изданы в четырех тысячах экземпляров [4]. В настоящее время эту книгу можно найти в Университетской и провинциальной библиотеках. [10] Книга «синтаксис по-русски», вышедшая недавно в десятом издании, является самой специальной [11] и, похоже, эта версия не является окончательной. Автор предисловий в атмосфере (Е. В. Клобуков, Ю. Д. Апресян) отметил, что данная работа ученых в настоящее время актуальна. Однако, согласно приказу нового сборника О. В. Никитина, остальные работы А. М. Пешковского, «разбросанные по труднодоступным журналам и коллекциям 1910–х и 1930–х годов», все еще существуют в папке редкостей [10, С. 6]. О.В. Никитин – самый авторитетный дом современности в Пешковске, опубликовавший ряд работ о жизни и творчестве этого русского ученого [10]. В 2007 году О. В. Никитин впервые опубликовал самую важную работу, собранную А.М. Пешковским по изучению языка, современной лингвидактики и стиля [10]. Мне не нравится издание этой книги–РАЗДЕЛ «а» мнения А. М. Пешковского и ответ на его работы, посвященные проблемам филологии и методологии преподавания русского языка и др. [10. С. 537]. Книга получила положительную реакцию в одном из главных языковых журналов России [11]. Новая версия издается тысячами экземпляров. Он раскрывается путем введения программы, рассказывающей о жизни ученых. Никитин О. В. использование редких архивных данных и ранее неизвестного материала. В предыдущие годы биографические книги А.М. Пешковского не были полными, авторы не знали и не умалчивали о каком-то языке трудного жизненного пути. Многие работы Пешковского посвящены грамматике русского языка. Основное произведение – «русский синтаксис в научном снабжении» (1914; 3-е издание 1928), которое выдержало семь изданий. Эта книга написана в доступной форме и в настоящее время является еще одной из подробностей и сведений об изучении русского языка и синтаксиса русской грамматики в целом. В 1914 году была опубликована научная работа А.М. Пешковского «русский синтаксис в научном свете». Эта книга, Как говорят слова, «проистекает из педагогической деятельности автора» [12, С.] Заметим, что в первом издании «русского синтаксиса в научном свете» А. М. Пешковского идеи Ф. Ф. Фортунатова четко отражались. Это связано с тем, что русский язык того времени очень прост. Таким образом, части речи просто различаются в зависимости от конкретного значения слов, предложение рассматривается как «мысль», выраженная словами, члены предложения определяются на основе вопросов, на которые они ответили. При этом живая речь говорящая и письменная не отличаются (звук отождествляется с буквой). Книга «Русский синтаксис в науке» с первой страницы вводит читателя в круг новых идей и понятий: грамматика уже разъяснена, истинная природа не является действующим законом, который учит правильной речи и письму, а является наукой о форме, строении языка [13, С. 5]. все это понятно, почему эта книга встретила в Академии большой интерес и симпатию. В 1920 году была обнародована версия «русского синтаксиса в науке», в которую авторы внесли ряд изменений и дополнений. Период с 1920 по 1928 год–наиболее эффективные научные методы и деятельность А. М. Пешковского. В это время во многих журнальных статьях и учебниках появляется нечто очень простое для понимания понятия грамматической формы, то есть уменьшение внешнего звучания слова, а грамматический смысл формы полностью игнорируется. Угроза нового кризиса в сфере раскрытия информации А. М. Пешковский начал борьбу с этим «направлением». Писал статьи в учебнике по русскому языку. За три года создал и издал большое произведение «наш язык» в виде трех книг для студентов и преподавателей. Это руководство слишком сложно по содержанию, не может использоваться в повседневной работе и не используется в школах. Тем не менее, это один из методов, представляющих интерес и заслуживающий серьезных исследований по этому вопросу. Версия польского синтаксиса в науке (1928) является вершиной этой деятельности ученого. В этой работе автор совершает действенную, стремящуюся дать физическое понимание языка истины, пытается рассмотреть грамматическую форму в неразрывной связи со смыслом (и грамматикой). Эта книга повлияла на развитие грамматической мысли Советского Союза и стала ценным достоянием советской науки на русском языке. Это пример живой, любознательной, постоянно пытливой, не эгоистично смотрящей в будущее научной мысли, часто отражающей нынешнее состояние, полную глубину и точно контролирующей язык нашего времени. [14, С. Шесть] Важное место в истории грамматики русского языка занимают книги А.М. Пешковского «школа науки и грамматики» (1914). Можно сказать, что это дополнение к основной работе автора – «русский синтаксис». В этой книге ученый затронул ряд вопросов, таких как грамматика и тон, интонация и пунктуация. В 1925 году–1930. Сборник статей А. М. Пешковского по методике родного языка, стилю и поэзии. Они не утратили сегодня своей актуальности и являются вкладом в науку России. А.М. Пешковский проделал хорошую работу не только в области методологии преподавания русского языка в школе, но и создал орфографический словарь для рынка. Он предложил объединить слова из этого словаря с политическим учебником, подготовленным к публикации его редактором. Но модификация большого магазина еще не завершена. После смерти А. М. Пешковского, Д. Н. Ушакова, появившегося в словаре в 1934 году, заканчиваются его слова и правописание. Не отказываясь от идеи языка как науки, истории, Пешковский очень интересовался изучением современных языков.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Курсовая работа, Языкознание и филология, 34 страницы
408 руб.
Курсовая работа, Языкознание и филология, 31 страница
550 руб.
Курсовая работа, Языкознание и филология, 34 страницы
408 руб.
Курсовая работа, Языкознание и филология, 35 страниц
420 руб.
Курсовая работа, Языкознание и филология, 28 страниц
350 руб.
Курсовая работа, Языкознание и филология, 34 страницы
350 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg