Онлайн поддержка
Все операторы заняты. Пожалуйста, оставьте свои контакты и ваш вопрос, мы с вами свяжемся!
ВАШЕ ИМЯ
ВАШ EMAIL
СООБЩЕНИЕ
* Пожалуйста, указывайте в сообщении номер вашего заказа (если есть)

Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Мониторинг правоприменения в Российской Федерации.

one_butterfly 2250 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 90 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 25.06.2021
Объектом исследования выступают общественныеотношения в сфере правоприменительной деятельности с акцентированиемвнимания на концептуальных и методологических аспектах мониторинга правоприменения в Российской Федерации. Предмет исследования – совокупность законов, иных нормативно-правовых актов в области регулирования общественных отношений, составляющих содержание мониторинга правоприменения в Российской Федерации, а также научные публикации (монографии, материалы периодической печати), касающиеся мониторинга правоприменения в Российской Федерации и связанных с ними вопросов. Целью исследования является изучение и анализ мониторинга правоприменения в Российской Федерации. В соответствии с поставленной целью необходимо решить следующие задачи: - рассмотреть понятие мониторинга правоприменения; - изучить историю развития системы мониторинга правоприменения в Российской Федерации; - проанализировать мониторинг правоприменения в сфере действия УК РФ, УИК РФ; - изучить мониторинг правоприменения в сфере профилактики правонарушений; - выявить значение мониторинга для совершенствования правоприменительной деятельности; - выявить проблемы в сфере мониторинга правоприменения в Российской Федерации; - рассмотреть перспективы развития мониторинга правоприменения в Российской Федерации. Методологическую основу исследования составил всеобщий метод материалистической диалектики. Были использованы общенаучные методы, в том числе: индукция и дедукция, анализ, синтез, системно-структурный, функциональный; и частнонаучные методы познания, а именно: исторический, сравнительно­правовой, логический и др. Теоретической основой исследования стали трудызарубежных и российских ученых,монографии, статьи, тексты авторефератов диссертаций, комментарии к действующему законодательству и иные источники, касающиеся института мониторинга правоприменения в Российской Федерации. Научная новизна исследования заключается в том, что оно является одним из первых исследованием, посвященным комплексному и системному изучению противоречий, имеющихся в теории права по вопросам мониторинга правоприменения в Российской Федерации, и направлено на восполнение пробелов в законодательном регулировании данного института. Теоретическое и практическое значение исследования. Теоретические положения исследования направлены на снятие противоречий, имеющихся в сфере мониторинга правоприменения в Российской Федерации, а также на восполнение пробелов в законодательном регулировании данного института, что может способствовать укреплению правопорядка, законности, повышению уровня правовой культуры и правосознания в российском обществе, повышению эффективности деятельности правоприменительных органов. Содержащиеся в работе выводы и рекомендации могут быть использованы при совершенствовании законодательства, а также для дальнейшего изучения института мониторинга правоприменения в Российской Федерации, в том числе в учебном процессе. Структура исследования. Структура работы обусловлена целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, содержащих семь параграфов, заключения и библиографического списка. Положения, выносимые на защиту: - необходимость внесения изменения в Указ Президента РФ от 20.05.2011 № 657 «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации», а именно включение в качестве субъекта мониторинга правоприменения судов общей юрисдикции и арбитражных судов; - необходимость возвращения прокурорского надзора за ведением следственных действий по уголовному делу в полном объеме, для более точной оценки и составления обвинительных материалов; - требуется определить мониторинг в сфере профилактики правонарушений, как деятельность субъектов профилактики правонарушений в пределах своей компетенции; - закрепить критерии оценки эффективности деятельности субъектов профилактики правонарушений, в форме: - наблюдения за состоянием профилактики правонарушений; - анализа и прогнозирования причин и условий, способствующих совершению правонарушений; - оценки эффективности деятельности субъектов профилактики правонарушений; - информирования органов государственной власти о состоянии профилактической работы в целях снижения уровня совершаемых противоправных деяний; - установить периодичность проведения мониторинга в течение календарного года для наилучшей оценки нормативных актов.
Введение

Актуальность темы исследования. Современное законодательство Российской Федерации содержит множество нормативных правовых актов, регулирующих различные сферы общественной жизни. Законодательные акты интенсивно меняются, становятся более сложными по своему содержанию и конструкциям, что объясняет возникновение разного рода противоречий, появление конфликтов при применении той или иной нормы права. В связи с чем возникает актуальный вопрос о проведении мероприятий, входящих в комплекс правового мониторинга. Проведение мониторингового исследования с использованием наблюдательных и контрольных средств позволяет дать оценку состоянию развитости определенных сфер жизни общества и внести поправки в уже существующий курс реализуемых государственных мер, а также спрогнозировать их развитие в будущем. Это обусловлено необходимостью реализации главных направлений политики государства. Мониторинговые исследования являются одними из наиболее эффективных методов, которые применяются государственными структурами для создания возможностей по обеспечению государственных и общественных задач как в частном порядке, так и в их совокупности. Указ Президента Российской Федерации № 657 от 20.05.2011 «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации» позволяет с использованием современных информационных технологий по-новому организовать систему совершенствования законодательства Согласно п. 2 данного Указа, комплексная и плановая деятельность по правовому мониторингу всеми субъектами, его осуществляющими, направлена на сбор, обобщение, анализ, а также оценку правовой информации. Мониторинг правоприменения направлен на развитие законодательства Российской Федерации, исправление устаревших положений, разработку новейших инициативных или плановых предложений. Особенно остро встают вопросы с новыми общественными взаимоотношениями, по которым ранее не существовало правового регулирования. Большой интерес в плане доработки законодательства вызывают электрические самокаты, из-за которых в последнее время все чаще случаются дорожно-транспортные происшествия. Судебная повседневная практика по толкованию нормативно-правовых актов и их соответствия Конституции – Основному закону страны также не лишена элементов правового исследования. Она позволяет отслеживать наиболее «неработающие» или «невостребованные» статьи законодательства, проявлять необходимую инициативу должностным лицам, закрепленным для работы по правовому мониторингу, по исправлению неточностей или ошибок, которые были допущены в законодательстве. Очень часто такие неточности или ошибки отслеживаются при совмещении нескольких правовых актов одной направленности в узкой сфере регулирования. Реализация правового мониторинга, закрепленная в качестве функциональных обязанностей за органами исполнительной власти, продолжает оставаться актуальной и требует не только научного обоснования проблем практической направленности, но и своевременной корректировки соответствующего нормативного правового акта. Таким образом, изучение и анализ особенностей мониторинга правоприменения в Российской Федерации является весьма актуальным. Степень изученности темы исследования. Вопросам мониторинга правоприменения в Российской Федерации посвящены работы таких исследователей как А.М. Баринов, А.В. Габов, Н.А. Глебова, С.В.Евстратчик, М.М. Какителашвили, А.А. Максимов, Г.А. Меньшикова, С.Б. Поляков, С.В. Сабаева, М.Г. Смирнова и др.
Содержание

ВВЕДЕНИЕ 3 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МОНИТОРИНГА ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 7 1.1. Понятие мониторинга правоприменения 7 1.2. История развития системы мониторинга правоприменения в Российской Федерации 17 ГЛАВА 2. АНАЛИЗ МОНИТОРИНГА ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 23 2.1. Мониторинг правоприменения в сфере действия УК РФ, УИК РФ 23 2.2. Мониторинг правоприменения в сфере профилактики правонарушений 36 2.3. Значение мониторинга для совершенствования правоприменительной деятельности 45 ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ МОНИТОРИНГА ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 50 3.1. Проблемы в сфере мониторинга правоприменения в Российской Федерации 50 3.2. Перспективы развития мониторинга правоприменения в Российской Федерации 59 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 73 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 80
Список литературы

Нормативные правовые акты: 1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ)[Электронный документ] // Режим доступа: СПС Консультант плюс 2. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ [Электронный документ] // Режим доступа: СПС Консультант плюс 3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ [Электронный документ] // Режим доступа: СПС Консультант плюс 4. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 08.06.2020) // СПС «КонсультантПлюс». 5. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ// СПС КонсультантПлюс 6. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 31.07.2020) // СПС «КонсультантПлюс». 7. О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации :федер. закон от 02.01.2000 N 37-ФЗ [Электронный документ] // Режим доступа: СПС Консультант плюс 8. Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации :федер. закон от 23.06.2016 N 182-ФЗ [Электронный документ] // Режим доступа: СПС КонсультантПлюс http://www.consultant.ru/ 9. О прокуратуре Российской Федерации :федер. закон от 17.01.1992 № 2202-1//Режим доступа: СПС КонсультантПлюс 10. Об образовании в Российской Федерации :федер. закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ// СПС КонсультантПлюс 11. Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания :федер. закон от 10.06.2008 № 76- ФЗ [Электронный документ] // Режим доступа: СПС Консультант плюс 12. Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации :федер. закон от 23.06.2016 № 182-ФЗ//СПС КонсультантПлюс 13. Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации :федер. закон от 24.07.1998 № 124-ФЗ [Электронный документ] // Режим доступа: СПС Консультант плюс 14. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: федер. закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ//СПС КонсультантПлюс 15. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с организацией и ведением регистра муниципальных нормативных правовых актов: федер. закон от 08.11.2007 № 260-ФЗ . // Официальный интернет-портал правовой информации, Режим доступа: http://pravo.gov.ru 16. Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации: федер. закон от 23.06.2016 № 182-ФЗ [Электронный документ] // Режим доступа: СПС Консультант плюс 17. Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних :федер. закон от 24.06.1999 № 120-ФЗ [Электронный документ] // Режим доступа: СПС Консультант плюс 18. Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации : Федеральный закон от 06.10.1999 № 184-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 42. Ст. 5005 19. О безопасности критической информационной инфраструктуры Российской Федерации :федер. закон от 26.07.2017 № 187 . Официальный интернет-портал правовой информации, Режим доступа: http://pravo.gov.ru 20. О дополнительных мерах по обеспечению единства правового пространства Российской Федерации : Указ Президента Российской Федерации от 10.08.2000 № 1486 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 33. Ст. 3356. 21. О дополнительных мерах по обеспечению единства правового пространства Российской Федерации : Указ Президента Российской Федерации от 10.08.2000 № 1486 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 33. Ст. 3356 22. О дополнительных мерах по обеспечению единства правового пространства Российской Федерации : Указ Президента Российской Федерации от 10.08.2000 № 1486 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 33. Ст. 3356 23. О мониторинге правоприменения в Российской Федерации (с Положением о мониторинге правоприменения в Российской Федерации) : Указ Президента РФ от 20.05.2011 № 657 // Собрание законодательства Российской Федерации. 23.05.2011. № 21. Ст. 2930 24. О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017—2030 годы : Указ Президента Российской Федерации от 09.05.2017 № 203 // Собрание законодательства Российской Федерации. 15.05.2017. № 20. Ст. 2901 25. Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации : Указ Президента РФ от 05.12.2016 г. № 646 // Официальный интернет-портал правовой информации, Режим доступа: http://pravo.gov.ru 26. О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации : Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 // Официальный интернет-портал правовой информации, Режим доступа: http://pravo.gov.ru 27. О базовых государственных информационных ресурсах (вместе с «Требованиями к порядку формирования, актуализации и использования базовых государственных информационных ресурсов», «Правилами формирования, актуализации и использования реестра базовых государственных информационных ресурсов») : Постановление Правительства РФ от 14.09.2012 № 928 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. № 39. Ст. 5269 28. Об утверждении Примерного положения о комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав : Постановление Правительства РФ от 06.11.2013 № 995 [Электронный документ] // Режим доступа: СПС Консультант плюс 29. Об утверждении методики осуществления мониторинга правоприменения в Российской Федерации : Постановление правительства РФ от 19 августа 2011 г. № 694 [Электронный документ] // Режим доступа: СПС Консультант плюс 30. О проведении субъектами профилактики правонарушений мониторинга в сфере профилактики правонарушений в Российской Федерации : Постановление Правительства РФ от 30.12.2016 №1564 [Электронный документ] // Режим доступа: СПС Консультант плюс 31. Об утверждении Инструкции по организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел Российской Федерации : Приказ МВД России от 15.10.2013 № 845 //СПС КонсультантПлюс 32. О ведении федерального регистра муниципальных нормативных правовых актов : Постановление Правительства РФ от 10.09.2008 № 657 // Российская газета. 19.09.2008. № 198 33. О дополнительных функциях Министерства юстиции Российской Федерации : Постановление Правительства РФ от 03.06.1995 № 550 // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 24. Ст. 2281 34. Об утверждении Положения о порядке ведения федерального регистра нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации : Постановление Правительства Российской Федерации от 29.11.2000 г. № 904 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 49. Ст. 4826 35. Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации: Постановление Правительства Российской Федерации от 13.09.1997 № 1009 // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 33. Ст. 3895. 36. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 15.01.2020 // Российская газета. 16.01.2020. № 7 37. Об организации работы по инкорпорации правовых актов СССР и РСФСР или их отдельных положений в законодательство Российской Федерации и (или) по признанию указанных актов недействующими на территории Российской Федерации : Распоряжение Президента РФ от 18.03.2011 № 158-рп // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 12. Ст. 1627. 38. О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе :Постановление Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 № 23 // СПС «КонсультантПлюс». 39. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989) (вступила в силу для СССР 15.09.1990) [Электронный документ] // Режим доступа: СПС Консультант плюс Учебная и научная литература: 40. 11 февраля 2020 года состоялось традиционное ежегодное совещание судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов Российской Федерации. Журнал «Судья», 16/02/2020. [Электронный документ] // Режим доступа: http://zhurnalsudya.ru 41. Алексеева М.В. К вопросу об актуальности института правового мониторинга для конституционного права Российской Федерации // Российская юстиция. – 2017. – №11. – С. 47-49. 42. Анохин М.Г., Воротников В.П. Теневизация российского общества как системное явление // Социология власти. 2003. № 4. С. 65—82. 43. Арзамасов Ю.Г. Роль мониторинга нормативных актов для систематизации российского законодательства / Ю.Г. Арзамасов, Я.Е. Наконечный // Юридическая техника. – 2008. – №2. – С. 31-35. 44. Бабенкова Э.В., Силина А.И. К вопросу о теоретико-правовых основах мониторинга законодательства и правоприменения в Российской Федерации // Государство и право в современном мире. 2020. № 1. С. 19-24. 45. Балдин А.К. Антикоррупционная экспертиза и мониторинг правоприменения как два институциональных элемента системы профилактики коррупции: соотношение и взаимное влияние // Право и государство: теория и практика. – 2012. – №5. – С. 41-45. 46. Баранов В. М., МушинскийМ. А. Мониторинг дефектности нормативных правовых актов // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской акад. МВД России. — 2011. — № 1. — С. 79-88. 47. Батюк В.И. Допустим ли мониторинг по отношению к законодательству и правоприменению в Российской Федерации? / В.И. Батюк, В.Н. Галузо // Право и государство: теория и практика. – 2014. – №3. – С. 146-152. 48. Бачило И.Л. Теоретические проблемы мониторинга правовой системы // Вестник мониторинга права РФ. 2006. № 1 49. Берг Л. Н. Мониторинг правоприменительной практики // Бизнес, менеджмент и право. — 2009. — № 1 (18). — С. 78-82. 50. Блещик А.В. Юридическая экспертиза проектов правовых актов: коммуникативный подход // Государство и право. 2020. № 4. С. 162-167. 51. Быков В.И. Права прокурора на стадии возбуждения уголовного дела // Законность. 2013. № 4. С. 49—53. 52. Варкова С.А. Мониторинг законодательства и правоприменительной практики (теоретико-правовое исследование): авторф. дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2013 53. Владимирова Е.Д., Жигалова Ж.А., Кузнецов К.С., Махамбетов Е.К., Чиняева А.Е. Мониторинг правоприменения по вопросу отмены решения третейского суда или отказа в его признании и приведении в исполнение: выявление тенденций судебной практики после реформирования третейского разбирательства в Российской Федерации // Третейский суд. 2019. № 1/2 (117/118). С. 127-149. 54. Вышинский А. Я. Теория судебных доказательств в советском праве. Издание третье, дополненное. М., 1950. С. 251—258. 55. Горбачев С.А., Зудов Ю.В. Совершенствование системы оценки нормативных правовых актов Российской Федерации // Мониторинг правоприменения. 2019. № 1 (30). С. 30-38. 56. Горохов Д. Б., Спектор Е. И., Глазкова М. Е. Правовой мониторинг: концепция и организация // Журнал российского права. — 2007. — № 5. — С. 7-11 57. Гусев А. Ю. Значение мониторинга правоприменения для совершенствования законодательства о социальном обеспечении //Российский судья. — 2016. — № 2. — С. 47. 58. Дациева Х.Г., Расулгаджиев Г.Г. Проблема обоснованности, справедливости и законности приговора, выносимого в порядке главы 40 УПК РФ // Евразийский юридический журнал. 2019. № 5 (132). С. 276-278. 59. Елена Мизулина готова взяться за реформу уголовного процесса [Электронный документ] // Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2016/12/21/670560-mizulina-reformu-ugolovnogo-protsessa 60. Елена Мизулина: "Чиновник может припеваючи жить без УПК" [Электронный документ] // Режим доступа: https://polit.ru/article/2001/06/15/473642/ 61. Жужгов И. В. Мониторинг правового пространства Российской Федерации: автореф. дис. <.. .> канд. юр. наук. — Ставрополь, 2006. — 22 с., С.10. 62. Илюшин Р. Р. О некоторых рисках и их мониторинге в сфере судебной деятельности // Вопросы российского и международного права. 2020. Т. 10. № 7-1. С. 200-206 63. Илюшин Р.Р. Мониторинг ошибок судебного правоприменения и меры по их предупреждению // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2018. № 4(44). С. 403-407. 64. Информационное право и информационная безопасность : учебник для магистров и аспирантов : в 2 ч. / Морозов А.В., Полякова Т.А., Филатова Л.В. [Электрон. изд.]. ВГУЮ (РПА Минюста России). М. : ВГУЮ (РПА Минюста России), 2017. Ч. 1. 365 с. Ч. 2. 412 с. 65. Калач А.В., Кулакова Н.Г., Романова Н.В. Современное состояние противодействия коррупции и борьбы с коррупционными проявлениями в Российской Федерации и их недостатки в сравнении с законодательством Финляндии // Вестник Самарского юридического института. 2020. № 1 (37). С. 53-58. 66. Капинус О.С. К вопросу о процессуальном положении прокурора в уголовном судопроизводстве // Прокурор. 2013. № 2. (Текст статьи в некоммерческой интернет-версии СПС «КонсультантПлюс»). 67. Лапаева В.В. Анализ качества судебной деятельности в процессе правового мониторинга (вопросы теории и методологии) // Законодательство и экономика. 2009. № 10. С. 7—16 68. Ловцов Д.А. Информационно-правовые основы правоприменения в цифровой сфере // Мониторинг правоприменения. 2020. № 2 (35). С. 44-52 69. Насонов С.А. Европейские модели производства в суде присяжных: суд присяжных в Австрии (сравнительно-правовое исследование) // Юридические исследования. 2016. № 9. С. 41—52 70. Невеселов А. А. Правовой мониторинг и государственная политика: Теоретико-правовые основы взаимодействия: автореф. дис. <.> канд. юр. наук. — Ростов н/Д., 2009. — 24 с., С.8 71. Путина в Генпрокуратуре слушали в гробовой тишине: чем недоволен Президент// «Московский комсомолец», 16 февраля 2018 г. 72. Рябинина Т.К. Особый порядок судебного разбирательства как одна из сокращенных форм уголовного судопроизводства // Российский судья. 2004. № 9. С. 20—23 73. Световцова Ю.А. Проблемы мониторинга правоприменения как основы судебного нормотворчества // В сборнике: Российская наука в современном мире. Сборник статей XXI международной научно-практической конференции. 2019. С. 169-170. 74. Смирнова М.Г. Мониторинг правоприменения как средство выявления и снижения рисков // Юридическая техника. 2019. № 13. С. 343-347 75. Стародубцева И. А. Коллизионный мониторинг в механизме выявления юридических коллизий // Государственная власть и местное самоуправление. — 2013. — № 11. — С. 41-44 76. Толкаченко А.А. Уголовно-правовые аспекты особого порядка судебного разбирательства по уголовным делам // Уголовное судопроизводство. 2006. № 3. С. 26—32 77. Фадеева А.С. Аналитическая функция правового мониторинга: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2011. – С. 14. 6 https://interactive-plus.ru 78. Федотова Д.В. Особый порядок судебного разбирательства как одна из форм упрощенного судопроизводства: сравнительная характеристика российского и зарубежного законодательства // Вестник Краснодарского университета МВД. 2013. № 3 (21). С. 32—37 79. Хакимов Р.А. Состязательность по УПК РФ: проблемы реализации конституционного принципа судопроизводства // В сборнике: Эволюция российского права. Материалы XVII Международной научной конференции молодых ученых и студентов. Уральский государственный юридический университет. 2019. С. 469-470. 80. Царёва С.И., Судоргина Е.В. К вопросу о сущности мониторинга правоприменения в Российской Федерации // В сборнике: Развитие юридической науки и проблема преодоления пробелов в праве. Сборник научных статей по итогам работы пятого международного круглого стола. 2019. С. 33-34 81. Чайка заявил о деградации в России следственных органов// [Электронный документ] // Режим доступа: Interfax.ru, 21 февраля 2018 г. 82. Черепанова Е. В. Формирование модели отраслевого правового мониторинга // Ж-л российского права. — 2011. — № 3 (71). — С. 124-129 83. Черепанова Е.В. Осуществление правового мониторинга в субъектах Российской Федерации // Режим доступа:.http://www.center-bereg.ru/1507.html
Отрывок из работы

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МОНИТОРИНГА ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 1.1. Понятие мониторинга правоприменения Принятие в 1993 г. Конституции РФ определило направление на формирование правового государства. В правовом государстве, в котором основным положением является верховенство закона, такой проблеме как эффективность правового регулирования должно уделяться самое пристальное внимание. В связи с этим в список основных целей внутриполитической активности государства входят улучшение и модернизация законотворческого и иного нормотворческого процесса на всех уровнях и обеспечение единства правового пространства. Институт мониторинга правоприменения представляет собой эффективный инструмент для достижения указанных целей и в дальнейшей перспективе способен в значительной роли обеспечить необходимое качество принимаемых в будущем нормативных правовых актов. Мониторинг правоприменения – это направление деятельности государства, которое преследует, прежде всего, публичные интересы, интересы всего общества. Все население российского государства заинтересовано в единстве правового пространства, в понятном и максимально эффективном законодательном и подзаконном нормативно-правовом регулировании. При этом пределы правового мониторинга весьма велики: его следует осуществлять перманентно и во всех областях правового регулирования, а на его результаты реагировать системно и комплексно. В настоящее время правовой основой реализации мониторинга правоприменения в Российской Федерации является указ Президента РФ от 20 мая 2011 г. № 657 «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации» , а также постановление правительства РФ от 19 августа 2011 г. № 694 «Об утверждении методики осуществления мониторинга правоприменения в Российской Федерации» . На уровне законодательства Российской Федерации мониторингу правоприменения должного внимание не уделялось, а в указанных выше нормативных правовых актах отсутствует дефиниция, которая раскрывает содержание такой категории, как мониторинг правоприменения. Первые значительные шаги на пути институализации анализируемой категории на федеральном уровне были сделаны Советом Федерации, который в рамках своей ежедневной работы вместе с понятием «мониторинг правового пространства» стал активно применять такой термин как «мониторинг законодательства». И всё же, поскольку категории «мониторинг законодательства» и «мониторинг правовых актов», используемые по отдельности, не включают в себя и этап нормотворчества, и этап правоприменения, позиция Совета Федерации шла вразрез с позицией большей части ученых, которые считали, что, «учитывая значимость легализации термина «мониторинг правоприменения» на законодательном уровне, она должна включать в себя такие виды правовой деятельности, как правотворческий процесс, оценка качества действующих нормативных правовых актов, процесс правоприменения» . Несмотря на данный факт, законодательный акт, определяющий основные положения и положения по организации и реализации правоприменительного мониторинга, на сегодняшний день по-прежнему не принят. Более того, в проектах федеральных законов, которые посвященыправовому регулированию правового мониторинга, данноепонятие также не раскрывается. Например, проект федерального закона «О нормативных правовых актах Российской Федерации» (разработка проекта прекращена), который разработан Министерством юстиции РФ в 2014 г., содержит в себе гл. 12 «Мониторинг нормативных правовых актов (правовой мониторинг)», однако понятие самого мониторинга авторами данного законопроекта предложено не было. Даже беглого ознакомления с содержанием публикаций и статей, которые посвящены анализу и изучению правового мониторинга достаточно, чтобы констатировать отсутствие какого-либо единства мнений среди исследователей, сделавших данную антикоррупционную технологию, по праву занимающую важное место в механизме реального осуществления законов и иных нормативных правовых актов, предметом своего научного интереса. Налицо наличие проблемы – неопределенность теоретико-практического знания относительно того или иного правового процесса, явления. Вообще говоря, термин «правовой мониторинг» не одинок в своей неопределенности и недосказанности. Как отмечают В.И. Батюк и В.Н. Галузо, «компанию ему составляют даже такие, казалось бы, устоявшиеся и бесспорные юридические термины, как «законодательство» и «правоприменение»» . На данный момент в современной юридической литературе сложились и оформились различные подходы к толкованию правового мониторинга. Авторами посвященных данной проблематике работ используются такие понятия, как: «правовой мониторинг» , «мониторинг нормативных правовых актов» , «мониторинг правового пространства» , «мониторинг правоприменительной практики» . Несмотря на большое множество подходов и мнений, большое количество авторов согласны с тем, что терминологический разнобой плохо сказывается на продуктивности научной разработки данной темы, поскольку или слишком сильно расширяет, или чрезмерно сужает понятие правового мониторинга и границы практической деятельности по его осуществлению. Так, например, С.А. Варкова оперирует термином «мониторинг законодательства и правоприменительное практики» и относит его к числу «юридических научных категорий и понятий, практическое воплощение которой чрезвычайно многогранно: это и первоначальная стадия правотворческого процесса, которая позволяетнаходить потребность в правовом регулировании той или иной области и общественных отношений; и средство оценки юридической эффективности норм права; и средство по выявлению нарушений законности» . В данном случае налицо одна из упомянутых выше проблем: неоправданное расширение поля практического применения правового мониторинга. По мнению А.К. Балдина, термин «правовой мониторинг» вполне может объединить дефиниции, предлагаемые другими авторами, такие как «мониторинг законодательства», «мониторинг правоприменительной практики», «мониторинг правоприменения», «мониторинг нормативных правовых актов», «мониторинг правоохранительной деятельности» . По своему содержанию правовой мониторинг трактуется А.К. Балдинымкакмежотраслевой комплексный институт как публичных, так и частных отраслей права. В связи с этим отмечается интересный парадокс: порядок проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов регулируется специализированным федеральным законом, в то время как регулированию правового мониторинга со всей его комплексностью, трансграничным межотраслевым характером и значительно более обширным правовым содержанием посвящен всего лишь подзаконный акт – Указ Президента России. В своей работе А.К. Балдин отмечает, что «в современной юридической научной литературе многократно формулировались обоснования необходимости принятия закона, закрепляющего основы организации и проведения мониторинга правоприменения». По мысли данного ученого, «указанный закон смог бы разработать, нормативно установить и упорядочить единую позицию по вопросу определения данного понятия, четко дифференцировать виды мониторинга правоприменения, установить связь со смежными правовыми институтами, в первую очередь – с институтом антикоррупционной экспертизы» . М.В. Алексеева определяет правовой мониторинг как «деятельность по мониторингу законодательства и правоприменительной практики, и с учетом статусной значимости правовой системы эта деятельность должна иметь институционное оформление на уровне закона». Однако, в силу существующей методологической проблемы, связанной с отсутствием определенности в конкретном смысловом наполнении понятия «правовой мониторинг», федеральный закон, устанавливающий основы организации и порядок проведения правового мониторинга, до настоящего момента еще не принят, а в нормативных правовых актах (как действующих, так и разрабатываемых) по-прежнему наблюдается отсутствие терминологического единства. Так, предложенный Минюстом России проект федерального закона «О нормативных правовых актах Российской Федерации», включает в себя состоящую из двух статей главу 12 «Мониторинг нормативных правовых актов (правовой мониторинг)», однако речь в ней идет лишь об осуществлении мониторинга. В то же время Указ Президента РФ от 20.05.2011 №657 «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации» оперирует дефиницией «мониторинг правоприменения», оставляя таким образом в фокусе внимания исключительно стадию правоприменительного процесса и выводя за пределы мониторинга стадии разработки и принятия нормативных правовых актов . Радикальный подход к решению данной проблемы демонстрируют В.И. Батюк и В.Н. Галузо, предлагая, ввиду многозначности термина «мониторинг», отказаться от его использования относительно законодательства и правоприменения Российской Федерации. «Правовой мониторинг в том виде, в каком он существует на сегодняшний день, квалифицируется авторами как «бесплодная попытка формирования новой формы обеспечения единообразного исполнения законодательства», в чем нет никакой надобности, так как в качестве единственно возможной формой обеспечения единообразного исполнения законодательства в Российской Федерации является прокурорский надзор» . Объединяя все вышесказанные факты и утверждения, следует отметить, что вопрос понимания сущности правового мониторинга в российской правовой науке остается спорным; в работах, посвященных исследованию данной темы имеются большие и различимые отличия по объему и содержанию термина правового мониторинга. В то же время, подавляющее большинство теоретиков едины во мнении, что правовой мониторинг является многогранным явлением, который представляет собой, с одной стороны, институт права, с другой стороны – комплексную систематическую деятельность, которая направлена на постоянный анализ эффективности законодательства и правоприменения. Итак, в доктринальной юридической литературе можно обнаружить разнообразные подходы к характеристике такой дефиниции, как «мониторинг». Одни специалисты предпочитают использовать понятие «мониторинг правового пространства» . Другим ученым ближе категория «мониторинг правоприменительной практики» . Встречаются также следующие категории: «мониторинг нормативных правовых актов» ; «правовой мониторинг» ; «коллизионный мониторинг» и др. При этом большинство авторов, позиции которых были рассмотрены, указывают на то, что использование различных понятий, определяющих смысл мониторинга, либо раскрывает в очень узком смысле, либо, напротив, существенно расширяет объем данной категории юридической деятельности. В связи с вышеизложенным с целью единого подхода к терминологии целесообразно применять понятие «мониторинг правоприменения». «Данное понятие охватывает оценку качества и эффективности правотворческой деятельности, актуальных нормативных правовых актов и практики их применения» . Как представляется, последнее понятие в противовес другим, приведенным выше, более всеобъемлюще чем остальные и способствует не только единообразию при объяснении мониторинговой деятельности различными субъектами, но и использованию единых понятий в нормативно-правовых актах, устанавливающих правовую базу и порядок организации и реализации правоприменительного мониторинга. Таким образом, «категория «мониторинг правоприменения» объединяет различные действия, направленные на сбор и систематизацию юридической информации, наблюдение, анализ и оценку состояния правовой реальности, и включает в себя всю совокупность ключевых видов правовых процессов: правотворческого, правоинтерпретационного, правоприменительного, контрольно-надзорного, а равно деятельность по обеспечению и защите прав и свобод человека и гражданина, правосудия, обучения» . Подводя итог, можно отметь, что в российской юридической науке наблюдаются существенные отличия в определении различными учеными объема и содержания категории «мониторинг правоприменения». С целью единого подхода к терминологии предлагаем применять термин «мониторинг правоприменения», под которым стоит понимать деятельность уполномоченных субъектов, которая направлена на оценку качества и эффективности правотворческой деятельности, актуальных нормативных правовых актов и практики их применения с помощью наблюдения и анализа состояния правовой реальности, а также систематизации юридической информации. Представляется, что данное понятие должно обрести легальную форму и ее следует закрепить на законодательном уровне. Мониторинг как одна из наиболее значимых юридических технологий представляет собой существенную аналитическую работу по оценке качества действующего законодательства. Проводится мониторинг государственными органами, уполномоченными должностными лицами и иными субъектами, не относящимся к органам публичной власти. Например, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации осуществляет мониторинг действующего законодательства и правоприменительной практики. Главной задачей мониторинга является исправление и корректировка правовой системы Российской Федерации в том случае, если были выявлены в ней «недостатки» и «неточности». По результатам проведения мониторинга могут быть сделаны определенные выводы о совершенствования правоприменительной практики или необходимости внесения изменений в законодательство. Указом № 657 вопросы корректировки правоприменительной практики возложены на «высшие» органы судебной власти, а именно: Верховный Суд РФ и Конституционный Суд РФ. Данные суды выполняют мониторинг правоприменения в сфере процессуального законодательства (например, устанавливают степень фактического обеспечения гарантий реализации права на судебную защиту) . При выявлении недостатков в правоприменительной практике «высшие» органы судебной власти могут самостоятельно подготовить разъяснения законодательства или судебной практики по определённому вопросу или в определенной сфере. Кроме того, Верховный Суд РФ и Конституционный Суд РФ могут оказывать прямое влияние на формирование проектов плана мониторинга правоприменения путем направления своих предложений в Министерство Юстиций России. Кроме этого, «высшие» органы судебной власти имеют право представлять в Министерство Юстиций России материалы, которые отражают результаты самостоятельно проведенных мониторинговых исследований. Эти материалы в обязательном порядке направляются в итоговый доклад Президента РФ по вопросам мониторинга правоприменения. Следовательно, Верховный Суд РФ и Конституционный Суд РФ играют важную роль в мониторинге правоприменения, как основы судебного нормотворчества, путем выявления актуальных проблем действующего законодательства. Вместе с тем, осуществление мониторинговой деятельности «высшими» органами судебной власти не является вполне четким и полным. Очевидно, что функционирование данного механизма требует учета всех участников судебной власти, не только «высших» органов судебной власти. В настоящее время «низшие» суды (суды общей юрисдикции и арбитражные суды) лишены такой возможности, хотя и входят в единую судебную систему. Как известно, эффективность мониторинга правоприменения зависит от круга его участников и качества их работы. «Низшие» суды ежедневно при выполнении своих профессиональных обязанностей: -выявляют пробелы и коллизии в правовом регулировании; -определяют качества норм действующего законодательства. В итоге, данные суды могут предлагать собственные меры по совершенствованию нормативной базы и правоприменительной практики. Однако, в Указе № 657 «низшие» суды не закреплены в качестве субъектов, осуществляющих мониторинга правоприменения. Поэтому, в механизм мониторинга должен быть органично вписаны «низшие» суды (суды общей юрисдикции и арбитражные суды). Таким образом, правоприменительный мониторинг направлен на корректировку действующего законодательства и правоприменительной практики. Субъектами мониторинга правоприменения являются «высшие» органы судебной власти (Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ). При этом, осуществление мониторинговой деятельности «высшими» органами судебной власти не является вполне достаточным. Очевидно, что функционирование данного механизма требует учета мнения и «низших» органов судебной власти (судов общей юрисдикции и арбитражных судов), которые ежедневно при выполнении своих профессиональных обязанностей сталкиваются с коллизиями и пробелами в правовом регулировании. Поэтому, для того, чтобы они могли предлагать собственные меры по совершенствованию нормативной базы и правоприменительной практики нужно внести изменения в Указ Президента РФ от 20.05.2011 № 657 «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации». 1.2. История развития системы мониторинга правоприменения в Российской Федерации Насущная необходимость создания Свода законов в электронной форме для реализации конституционного права граждан на получение достоверной информации о нормативных правовых актах подтверждается историческими аналогиями. В начале 70-х годов двадцатого столетия были приняты государственные решения о создании Свода законов СССР. В соответствии с постановлениями Совета Министров СССР, ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР от 02.09.1976 «О подготовке и издании Свода законов СССР» и от 23.03.1976 «О вопросах Свода законов СССР» были приняты правовые акты, которые связаны с формированием и содержанием основных принципов объединения материала, схемой, формой и сроками издания Свода законов СССР. Для этих целей была образована особая кодификационная комиссия. Свод законов должен был стать сборником консолидированного законодательства, который включал бы нормативный материал подлежащих только объединению законодательных актов, без изменения их содержания. В 80-х годах прошлого века под непосредственным руководством Министра юстиции СССР В.И. Теребилова было издано систематическое Собрание законодательства СССР, а также аналогичные собрания в союзных республиках. На их основе были подготовлены и изданы в 1986-1990 гг. свод законов СССР, состоящий из 11 томов, и своды законов союзных республик, в частности, Свод законов РСФСР в 9 томах (издан в 1986—1988 гг. и включал законодательные акты, а также основные и важнейшие постановления Правительства РСФСР нормативного характера). Распоряжение Президента Российской Федерации № 158-рп от 18.03.2011 «Об организации работы по инкорпорации правовых актов СССР и РСФСР или их отдельных положений в законодательство Российской Федерации и (или) по признанию указанных актов недействующими на территории Российской Федерации» подразумевает проведение анализа уникальных информационных ресурсов, содержащих нормативные правовые акты, действие которых оказывает существенное влияние на жизнь нашей страны и ее граждан. Например, принятый 28 октября (10 ноября) 1917 года в один день вместе с первыми декретами Советской власти («О земле», «О мире», «Об отмене смертной казни») декрет № 14 «О рабоче-крестьянской милиции», постановление от 31 марта 1918 года «О переводе стрелки часов», декрет от 17 октября 1918 года «О введении новой орфографии» и многие другие. Указ Президента РФ от 10.08.2000 № 1486 предусматривает, в целях обеспечения верховенства Конституции РФ и федеральных законов, реализации конституционного права граждан на получение достоверной информации о нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации, создание федерального банка нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации – федерального регистра нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации (далее – федеральный регистр). В настоящее время разрабатываются меры по закреплению ответственности федеральных органов исполнительной власти за формирование отдельных видов информационных ресурсов, в том числе правовой информации. Особое внимание обращается на формирование и использование государственных информационных ресурсов в целях предоставления государственных услуг в электронном виде. Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 14.09.2012 года № 928 , базовые государственные информационные ресурсы формируются федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами государственных внебюджетных фондов путем размещения в созданных или создаваемых государственных информационных ресурсах уникальных сведений об объекте либо субъекте (физическом или юридическом лице), которые предназначены для использования при осуществлении межведомственного информационного взаимодействия в целях предоставления государственных и муниципальных услуг и на создание которых указанные органы уполномочены в соответствии с федеральными законами. Главной составляющей проведения государственной политики по формированию системы мониторинга правоприменения во исполнение Указа Президента Российской Федерации 20.05.2011 № 657 «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации» является создание или определение координирующего центра мониторинговой деятельности, а также определение субъектов государственного мониторинга на федеральном и региональном уровнях. Как отмечала И.Л. Бачило в своей работе, «мониторинг органически и операционально связан с деятельностью Научного центра правовой информации при Минюсте России – «национального» центра правовой информации, который по концепции правовой информатизации стран – участников СНГ не является чисто ведомственной структурой. Правовая информация и все источники ее образования, а также отслеживания ее состояния и обработки исходных данных для целей государственной правовой и управленческой политики – предмет внимания и ведения более высокого уровня» . Выработка концептуальных подходов к созданию системы мониторинга правоприменения в Российской Федерации связана с необходимостью определить принципы, цели и задачи субъектов этой системы, орган, который будет координировать мониторинговую деятельность, основные направления государственной политики и проблемы создания системы правового мониторинга, а также, помимо всего прочего, разработку плана первоочередных мероприятий, которые будут направленны на реализацию указанных концептуальных положений. Важное место при этом должно занять определение понятийного аппарата: «мониторинг», «система мониторинга», «правоприменение», «субъекты и объекты мониторинга» и других, поскольку создание системы правового мониторинга должно основываться на единообразном понимании этих ключевых терминов и понятий. Доктор юридических наук, профессор Ю.А. Тихомиров в своей работе «Правовой мониторинг в механизме правового регулирования и управления» отмечает, что «не только один закон должен быть объектом мониторинга, но и все акты, связанные общим или смешанным предметом регулирования, общим объектом анализа и оценки. Институт правового мониторинга выступает важным инструментом повышения эффективности правотворчества и правоприменения, а также государственного управления. И тут необходимы дополнительные усилия по совершенствованию процедур реализации итогов мониторинга. Они могут быть оперативными и периодическими в виде докладов, отчетов, контрольной и аналитической информации. Реагирование на итоги мониторинга должно быть обязанностью органов, организаций и должностных лиц. Дополнения, изменения текстов законов и иных актов, улучшение работы субъектов права, ресурсное обеспечение придадут правовому мониторингу роль социально-аналитической службы в механизме управления государственными делами и значение «старта» для новых решений и действий» . Итак, правовой мониторинг и его критерии начали активно разрабатываться и применяться на практике в начале двухтысячных годов. Нормативные основы на федеральном уровне правового мониторинга заложены в Указе Президента РФ от 20 мая 2011 г. № 657 «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации», а также в постановлении Правительства РФ от 19 августа 2011 г. № 694 «Об утверждении методики осуществления мониторинга правоприменения в Российской Федерации». Несмотря на комплексность и плановость, которые закреплены данными нормативными правовыми актами, возможные формы взаимодействия субъектов, осуществляющих правовой мониторинг, до сих пор четко не установлены. Необходимо констатировать, что информационное обеспечение в информационном пространстве не предусмотрено в той мере, которая была бы способна отвечать современным реалиям жизни общества и государственного функционирования. При этом общие правовые рекомендации по этим вопросам отсутствуют. К тому же следует учитывать, что в настоящее время на уровне субъектов Российской Федерации качество нормативных правовых актов продолжает оставаться на достаточно низком уровне, что вызывает определенную дестабилизацию экономической и политической обстановки. ГЛАВА 2. АНАЛИЗ МОНИТОРИНГА ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 2.1. Мониторинг правоприменения в сфере действия УК РФ, УИК РФ Современное законодательство в Российской Федерации содержит большое множество нормативных правовых актов, которые регулируют различные сферы общественной жизни. Законодательные акты очень быстро изменяются, становятся более сложными по своему содержанию и конструкциям, что объясняет возникновение разного рода противоречий, появление конфликтов при применении той или иной нормы права.
Условия покупки ?
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 53 страницы
1000 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 87 страниц
1400 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 52 страницы
1500 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 84 страницы
1400 руб.
Служба поддержки сервиса
+7 (499) 346-70-XX
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg