Онлайн поддержка
Все операторы заняты. Пожалуйста, оставьте свои контакты и ваш вопрос, мы с вами свяжемся!
ВАШЕ ИМЯ
ВАШ EMAIL
СООБЩЕНИЕ
* Пожалуйста, указывайте в сообщении номер вашего заказа (если есть)

Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / КУРСОВАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Право и справедливость

one_butterfly 348 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 29 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 25.06.2021
Объект исследования: общественные отношения в области понимания и взаимодействия права и справедливости. Предмет исследования: общественные отношения в сфере регламентации взаимодействия права и справедливости. Цель и задачи курсовой работы. Цель курсовой работы: проанализировать теоретические аспекты понимания и взаимодействия права и справедливости, выявить проблемные аспекты в этой области, предложить пути их разрешения. В соответствии с целью в работе поставлены следующие задачи: 1) раскрыть философское и этическое понимание справедливости; 2) рассмотреть справедливость как правовой принцип и определить его отражение в законодательстве; 3) исследовать основные проблемные вопросы взаимодействия права и справедливости и предложить пути их решения. Методология курсовой работы. Курсовая работа основана на принципах социологического анализа с использованием культурологического подхода, принципах и категориях материалистической диалектики как общенаучного, фундаментального метода познания. Кроме того, в работе были использованы общелогические и частнонаучные методы. Нормативно-эмпирическая база курсовой работы. Нормативная правовая база исследования основывается на нормах, закрепленных в Конституции РФ; Гражданском кодексе РФ, Уголовном кодексе РФ, а также памятниках русского права, законопроектах, нормах законодательства ряда зарубежных стран, международные правовые акты. Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость результатов в том, что в процессе исследования определены теоретические аспекты понимания и взаимодействия права и справедливости с позиции современной правовой мысли, приоритета права и закона во взаимоотношениях с государством и властью, верховенства естественных прав человека и гражданина. Практическая значимость курсовой работы заключается в том, что результаты исследовательской части могут быть использованы при разработке нормативных правовых актов с целью определения их соответствия принципу справедливости. Структура работы. Структурно работа состоит из введения, 2 глав, объединяющих 4 параграфа, заключения и списка используемых источников и научной литературы.
Введение

Актуальность темы курсовой работы. Категории право и справедливость тесно и неразрывно связаны между собой на всех этапах развития общества и правовой мысли. Принцип справедливости – один из центральных принципов теории права, а параллельно одна из важнейших проблем человечества в современности. Именно благодаря принципам права соблюдается единообразие, развитие и функционирование правовой системы. Судебные органы в своей практике не раз обращаются к принципу справедливости в своих решениях, а в случае пробелов в праве справедливость может служить источником права. Рассматривая исторический аспект справедливость на протяжении становления теории права имеет различное толкование. Она по-разному понимается философами и учеными-юристами в античное время, средние века и в современности, так как со сменой интересов общества и под влиянием конкретно-исторических факторов меняется понятие справедливости. Право наряду со справедливостью является феноменом социальной реальности, продуцированным обществом. Тем не менее понимание права как системы норм или общественный институт на этом не ограничивается, аналогично справедливости право необходимо рассматривать как присущее человеку чувство осознанности себя. Степень разработанности темы курсовой работы. Проблема соотношения категорий права и справедливости актуальна и на сегодняшний день в трудах современных правоведов, философов, социологов и политологов. Данная проблема рассматривается в трудах Аристотеля, Л.Г. Гринберга, Р. Иеринга, B.C. Нерсесянца, Г.В. Плеханова, Д.А. Керимова, Л.Д. Коноваловой, Р.З. Лившица, Е.А. Лукашовой, Г.В. Мальцева, B.C. Соловьева, В.А. Туманова, А.И. Экимова и др. Несмотря на значительную степень научной разработанности темы курсовой работы она окончательно не раскрыта в работах ученых, в связи с постоянной сменой интересов общества и понимания категорий права и справедливости, необходимо решать проблему с учетом новых вводных, в частности, с использованием актуальной нормативной правовой базы.
Содержание

Введение 3 Глава 1. Теоретические аспекты понимания права и справедливости 5 1.1 Содержательное определение права и его проблемы 6 1.2 Историческое развитие представлений о справедливости 11 Глава 2. Справедливость в системе правовых ценностей 15 2.1 Соотношение права и справедливости 15 2.2 Справедливость как правовой принцип и его отражение в законодательстве 19 Заключение 24 Список используемых источников и научной литературы 27
Список литературы

1. Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 №51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. - №32. - Ст. 3301. 2. Уголовный Кодекс Российской Федерации. - Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2008. – 190 с. 3. Агафонов Ю.А. Социальный порядок в России. - Ростов н/Д.: Феникс, 2017. – 292 с. 4. Аргунова В.Н. Ментальные основания российских представлений о социальной справедливости// Современные проблемы российской ментальности: Материалы Всероссийской научно-практической конференции 24 – 25 ноября 2009 года. - СПб., 2009. - С. 60-64. 5. К проблеме справедливости в праве: очерк философии права / под ред. А.П. Дербина. – Мн., 2011. – 58 с. 6. Керимов Д.А. Философские проблемы права. - М.: Мысль, 2016. – 224 с. 7. Курбатов А. Я. «Конституционный Суд РФ: проблемы с компетенцией требуют решения». «Закон», 2011, № 8. 8. Лапаева В.В. Интегральное правопонимание в российской теории права: история и современность // Законодательство и экономика. - 2008. - №5. - С. 13-15. 9. Нерсесянц В.С. «Философия права». М., 2017. 10. Понятие права / под общ. ред. Е.В.Афонасина, С.В.Моисеева; пер. с англ. – СПб., 2007. – 301 с. 11. Пресняков М.В. «Конституционная концепция принципа справедливости». Под ред. Г.Н. Комковой. М., 2009. 12. Ралько В.В. «Соотношение понятий права и справедливости с позиции концепции интуитивного права Л.И. Петражицкого». «История государства и права». 2011. N 23. 13. Четвернин В.А. Введение в курс общей теории права и государства. - М.: Институт государства и права РАН, 2013. – 334 с.
Отрывок из работы

Глава 1. Теоретические аспекты понимания права и справедливости 1.1 Содержательное определение права и его проблемы В научном познании понятия могут конструироваться двояко. С одной стороны, мы можем определять некое явление через его сущность, т.е. через характерные признаки. С другой — мы можем дать определение явлению путем его противопоставления другим явлениям. В этом случае мы определим общее для всей общей категории явлений через анализ сходств и различий и отделим интересующее нас явление от других путем перечисления его особенностей. Если идти первым путем, то сущность права, как и любого другого социального явления, будет заключаться в специфике социальных фактов, которые охватываются данным понятием (организованное принуждение, обоснование, установленная форма фиксации и изменения и т.п.). Нередко идеалистически настроенные правоведы утверждают, что особенность права заключается в том, что право суть мера свободы, реализация справедливости или осуществление какой-либо другой ценности в общественной жизни. Если рассматривать право в идеальном аспекте (чем право должно быть), то тогда право по своей сути — это система норм, реализующих и защищающих свободу, справедливость и прочие ценности. Этот естественно-правовой способ рассуждения делает акцент на содержании права, т.е. на соответствии определенных норм и практики их применения ценностным стандартам, с которыми связываются свобода, справедливость и иные основополагающие для права ценности. Эти нормы лишь постольку будут признаваться правовыми, поскольку имеет место такое соответствие. Соответственно, те нормы, которые кому-то кажутся несовместимыми с ценностями справедливости, равенства, свободы и прочими идеалами, с этой точки зрения правовыми не являются, а будут рассматриваться как произвол и исключительно силовое принуждение. Проблема подобного идеалистического понимания права заключается в том, что, с одной стороны, практически невозможно определить универсальные критерии таких ценностей. Ведь мнения отдельных людей о том, что есть справедливость, или о том, в чем заключается свобода, нередко радикально расходятся. Чаще всего эти мнения связаны с интересами человека: нетрудно понять, почему проигравшая судебный процесс сторона будет считать решение несправедливым, а выигравшая — справедливым. То же самое можно сказать на более высоком уровне абстракции и о законах. Например, закон о налоге на роскошь или о введении подоходного налога с прогрессивной шкалой (чем больше доход, тем выше ставка налога) может восприниматься как несправедливый зажиточными людьми и как справедливый — людьми с низкими доходами, которым из бюджета за счет дополнительных налогов с богатых будут предоставлены дополнительные льготы. Более того, эти мнения варьируются в зависимости от исторических эпох, цивилизационных особенностей и иных обстоятельств, которые оказывают влияние на развитие обществ. Поэтому выше мы не случайно употребили глагол «казаться» — некоторые предписания (например, запрет рабства, неприкосновенность собственности или свобода договора) могут казаться разумными, справедливыми, обеспечивающими свободу одним людям, народам, цивилизациям (например, Аристотель считал рабство следствием необходимого закона природы), но не будут представляться таковыми для других людей, народов и цивилизаций. Вопрос заключается в том, включать ли проблематику ценностей права в пределы юридической науки, либо же исключать из этих пределов и рассматривать данную проблематику в рамках этики, т.е. науки о том, как ценностные представления людей определяют их поведение. Первая позиция характерна для естественно-правового подхода, а вторая разделяется юридическими позитивистами. Стоит упомянуть, что в современном позитивизме есть две тенденции, а именно: включающий (инклюзивный) и исключающий (эксклюзивный) позитивизм: сторонники первого соглашаются с определением и исследованием права через отсылку к ценностям (например, Герберт Харт), сторонники второго исключают вопрос о ценностной природе права из пределов науки о праве, хотя и не отрицают связи между правом и ценностями (например, Ганс Кельзен). Вместе с тем, если даже найти некие универсальные ценности, то реальные правовые явления и установления зачастую будут им противоречить. Редко, когда нормы реально существующего правопорядка полностью отвечают критериям справедливости, равенства, свободы и прочим идеальным требованиям — тот факт, что правители ссылаются на эти ценности для того чтобы легитимировать свою власть и обосновать обязанность подданных соблюдать установленные нормы, еще не свидетельствует о том, что данные идеалы и ценности на самом деле реализованы в том или ином правопорядке. Еще более осложняет вопрос то, что нормы не имеют содержания (смысла), четко определенного заранее: точный смысл применительно к отдельно взятой жизненной ситуации вкладывается в норму в процессе толкования. Как мы увидим ниже, результаты толкования и его направленность часто зависят от личности интерпретатора, от его субъективных особенностей и ценностных предпочтений. В большинстве случаев нормативное регулирование поведения людей под угрозой организованного принуждения (такова суть позитивного права) в немалой степени расходится с высокими идеалами добра и справедливости, либо же транслирует те ценности и их интерпретации, что отвечают интересам и потребностям элит, представители которых создают и применяют право. Нередко право подвергается критике за такую предвзятость: эта критика была общим местом марксизма и критических правовых исследований, к ней нередко апеллировали и позитивисты. Именно в акцентировании этого расхождения и заключается суть естественного права, которое в качестве идеального права противопоставляется праву позитивному. Последовательным сторонникам естественно-правового подхода приходится признавать, что то, что они называют правом, с одной стороны, и то, что образует принудительный порядок в конкретном обществе, с другой, — это разные вещи. Одно дело — идеальное, правильное право, другое дело — это то, как в обществе устанавливается и осуществляется принудительное регулирование при помощи общеобязательных норм. Первое является критерием оценки второго. Так, в Средневековье истинным правом считалось естественное право, которое преподавали в университетах («профессорское право», «разумное право», римское право), а обычное или законодательно установленное право считалось (по сравнению с естественным правом) варварским, неразумным, поскольку оно сложилось спонтанно или зависело от произвольного выбора правителя, а не вытекало из требований разума. В наши дни — это противопоставление несколько сместилось, и теперь роль «идеального права» играют правовые принципы, позволяющие исправить «неправильное», несправедливое право, либо выявить «истинную» сущность права и применять закон в соответствии с его «духом» в рамках конституционной или наднациональной юстиции. Хотя суть рассуждений в этом смысле не претерпела значительных изменений. Право есть порядок в социальной среде — в этом заключается общий смысл большинства определений, которые давались различными социологически настроенными мыслителями на протяжении веков. Что конкретно относить к области права, и как право отличать от морали и других регуляторов — это вопрос соглашения, т.е. прямой или подразумеваемой договоренности между правоведами, восприятия права обычными людьми на бытовом уровне. Проблемность этого видения права в том, что, по сути, тут нет единого определения, а существует столько же определений права, сколько существует правовых порядков, причем в одном обществе может быть несколько таких порядков, характерные признаки которых будут разниться. Однако с этим подходом стоит согласиться в том, что касается изменчивости понятия «право» в зависимости от условий времени и места. Нельзя не признать, что разные люди под правом понимают разные вещи — это в немалой степени зависит от мировоззрения: позитивизм, идеализм, прагматизм и прочие направления по-разному определяют круг явлений, относящихся к понятию «право», от особенностей языка (например, слово «право» появилось в русском языке только в позднее Средневековье, а до этого использовалось только слово «закон», что в английском языке слова «право» и «закон» передаются одним термином, и т.п.). Поэтому следует отказаться от попытки установить истинный и универсальный смысл слово «право», как от нереалистичной. Значений слово «право» может быть сколь угодно много, и «истинного» значения отыскать не удастся. В современной правовой культуре стран, относящихся к романогерманской правовой семье, в профессиональной и в обывательской среде принято обозначать в качестве права, обязывающие людей установления общего характера, обеспеченные мерами принуждения. Эти установления мы можем называть нормами. Конечно, более широкий взгляд на право позволяет предположить, что правом мы называем не только нормы, но и другие формы фиксации запретов, правомочий и предписаний (правила, принципы и проч.), и поэтому предложенное определение не отражает всех тех измерений, применительно к которым мы говорим о «праве». В традиционном понимании права как обеспеченного организованным принуждением социального регулятора поведения людей. Это регулирование осуществляется с помощью норм, понимаемых как высказывания (суждения) о том, что нечто запрещено, разрешено или предписано. Но есть другие нормативные высказывания, что также обязывают людей к некоему поведению (моральные, религиозные, эстетические и проч.); эти нормы могут иметь санкции (осуждение, психологическое или экономическое принуждение и т.п.), хотя наличие санкции не является для них обязательным. Очевидно, что далеко не каждое такое нормативное высказывание можно определить, как право. Поэтому сказать, что право есть система норм (высказываний о нормах) — это не решение вопроса об определении права, но лишь первое приближение к ответу на этот вопрос. ? 1.2 Историческое развитие представлений о справедливости Первое в истории общественного сознания понимание справедливости было связано с непререкаемостью норм первобытного строя. Здесь справедливость понималась как простое следование общепринятому порядку. В этом смысле характерно, что, например, древнегреческое слово, соответствующее нашему слову “справедливость”, означало лишь “обычай”, “уклад жизни”. В социальной практике такое понимание справедливости имело негативный смысл - требование наказания за нарушение общей нормы. Одним из воплощений такого понимания справедливости, которое в науке определяется как ретрибутивная, воздающая справедливость, можно считать принцип “око за око, зуб за зуб”, реализовавшийся в институте родовой мести. Более сложное, позитивное понимание справедливости, включающее наделение людей благами, возникает в период выделения индивидов из рода. Первоначально оно обозначает главным образом равенство всех людей в пользовании средствами жизни и правами. Однако, с возникновением частной собственности и неравенства справедливость начинают отличать от простого равенства, включая в нее и различия в положении людей сообразно их достоинствам. Так, например, знаменитый древнегреческий философ Демокрит писал: “Наиболее содействует делу справедливости и добродетели тот, кто отдает наибольшие почести самым достойным”. То же понимание справедливости выражает и имевший широкое хождение античный афоризм “Справедливость есть постоянная и неизменная воля воздавать каждому по заслугам”. В социальной утопии Платона понятие справедливости характеризует такое общественное устройство, где каждое из трех сословий добросовестно исполняет свои обязанности и не вмешивается в дела других. Справедливость, которую Платон считает “добродетелью великих душ”, заключается, по его мнению, в том, чтобы “...производить свое и не хвататься за многое”. Другой великий греческий философ, Аристотель считал, справедливость может означает, с одной стороны, равенство для равных, а, с другой стороны, неравенство для неравных. Именно Аристотель впервые разделил справедливость уравнительную и распределительную. “Что касается специальной справедливости..., то один вид ее проявляется в распределении почестей, или денег, или вообще всего того, что может быть разделено между людьми, участвующими в известном обществе (здесь может быть равное и неравное наделение одного перед другим). Другой вид ее проявляется в уравнивании того, что составляет предмет обмена”. При этом особенно важным для справедливости Аристотель считает воздаяние, которое должно исходить из принципа пропорциональности. Это обосновано тем, что, с его точки зрения, общество держится тем, что каждому воздается пропорционально его деятельности. Таким образом, Аристотелю удалось сформулировать основополагающее для современного понимания справедливости противоречие между идеей равенства и идеей заслуг и достоинства, предполагающей признание социального неравенства и пропорциональность воздаяния. Это разграничение равенства и пропорциональности получило свое развитие в социально-правовой мысли Средних веков и Нового времени. Формирование новоевропейского понимания справедливости было связано с формированием нового представление о человеке. Человек здесь стал рассматриваться как самостоятельный индивид, обладающий неотъемлемыми правами и способный самостоятельно контролировать и регулировать свое поведение в обществе на основе некоторых общезначимых норм. (В этом смысле характерно признание вины как индивидуальной ответственности каждого за свои собственные осознанные действия обязательным элементом состава правонарушения в отличие от права древности и средних веков, где признавалось так называемое объективное вменение, когда наказание применялось за осуждаемые государством церковью социальной группой последствия каких-либо действий, совершенных без вины.) Таким образом, идея справедливости предполагает (хотя бы в качестве идеала, к которому следует стремится) обеспечение, с одной стороны, равенства всех индивидов в реализации их неотъемлемых прав, а, с другой стороны, возможностей социальной самореализации каждого без ущерба для других членов общества и пропорциональности общественных оценки и воздаяния для этой самореализации. Признание неотъемлемых прав человека позволяло значительно расширить сферу действия справедливости и успешно развивать механизмы ее реализации. Другим важным вкладом новоевропейской мысли в понимание справедливости было изменение представлений о ее происхождении. Для античности было характерно представление о том, что справедливость является характеристикой естественного порядка вещей. Это представление находит свое выражение уже у Анаксимандра, учившего о том, что из чего все вещи возникают, в то же они и возвращаются согласно справедливости, поскольку они за свою нечестивость несут наказание и получают свое возмездие друг от друга в установленное время. Аналогичное мнение высказывали также Демокрит и Эпикур. Демокрит, считавший, что ничто в мире не происходит без естественной причины, подчеркивал в своем учении объективную природу справедливости. Несправедливым он считал то, что противно природе. По мнению Эпикура, справедливость как соответствие людей космическому порядку проявляется в договоре о том, что полезно всем его участникам. Для средневековой мысли характерно представление о том, что источником справедливости является божественная воля. В философии Нового времени была отчетливо выявлена определенная взаимосвязь идеи справедливости с идеей свободы. Как писал И. Зейме: “Где нет справедливости, нет и свободы, а где нет свободы, нет и справедливости”. Наиболее яркое свое выражение эта мысль нашла в учение Г.В.Ф.Гегеля. По его мнению, конституция, в которой “разумная воля доходит до сознания и понимания самой себя”, и есть “...существующая справедливость как действительность свободы и развития ее разумных определений». В Новое время утверждается общественно-конвециональное понимание справедливости, прежде всего выразившееся в теориях общественного договора. Теории общественного договора отделяют государство как политико-правовой институт от общества, объявляют его созданием воли людей. По мнению, представителей теорий общественного договора (в частности, Гельвеция), понятие справедливости не могло существовать до выхода людей из естественного состояния и создания ими законов. “Справедливость предполагает установленные законы”. Такое понимание означало, что, в отличие от античной и средневековой интерпретации справедливости, где она обосновывалась авторитетом естественного закона и божественной воли, здесь справедливость оказывается зависящей от воли человека. Соответственно утверждение справедливости того или иного общественного порядка, учреждения, закона и т.д. в силу его “естественного” или “божественного” происхождения становилось невозможным. Идея относительности представлений людей о справедливости была высказана еще Гераклитом (“У бога прекрасно все, и хорошо, и справедливо, люди же одно считают справедливым, другое - несправедливым”), однако именно в философии Нового времени эта идея получает свое адекватное воплощение. Именно в философии Нового времени осознаны, с одной стороны, относительность всякого представления о справедливости, ведущая к признанию многообразия возможных представлений о ней, а, с другой стороны, - необходимость справедливости как некоторой идеи, с точки зрения которой оценивается то или иное общественное установлении. Справедливость имеет автономную, ни от чего не зависящую ценность. Ж.-Ж.Руссо писал: “Первая награда справедливости - это сознание того, что мы поступили справедливо”. Идея справедливости таким образом превращается в некоторую регулятивную идею, необходимую для моральной оценки тех или иных законов и учреждений. По мнению Э.Ю. Соловьева, такое понимание справедливости связано с противопоставлением права и закона (или иначе нормативно-теоретическим определением закона), которое позволяет ввести этическую оценку в законодательство. Такое его определение он связывает с тем, что право понимается не как совокупность принудительных норм, регулирующих поведение каждого члена общества, но как мораль, регламентирующая правителя. Глава 2 Справедливость в системе правовых ценностей 2.1 Соотношение права и справедливости Существует две противоположные точки зрения относительно соотношения права и справедливости. Одна утверждает, что справедливость — это неправовая категория, более того, она не имеют отношения к праву и правовой теории, а, наоборот, “ведет к смешению категорий права и морали”. Справедливость — категория оценочная. То, что справедливо для одних, часто оборачивается несправедливостью для других. Причем, каждая сторона искренне убеждена в истинности, самоочевидности и справедливости только своей позиции. Когда дело идет о справедливости, было бы неверно опираться на чувства при оценке происходящего. Наиболее верный подход заключается в том, чтобы вообще оценивать явления, не являясь вовлеченным в них. Посторонний наблюдатель наиболее объективен в этом вопросе, поскольку его собственные интересы не затрагиваются. Необходимо осознавать, что уже изначально справедливость содержит в себе элементы несправедливости, доля которых зависит от уровня развития общества. Принципы всеобщей справедливости, которые были бы универсальными и устраивали абсолютно всех, сформулировать не то что сложно, а просто невозможно. Потому понятие справедливости всегда связано с определенным историческим и культурным контекстом. Эта позиция абсолютно не новая. Она, в частности, всегда была характерна для юридического позитивизма. Эта теория не игнорирует справедливость, а лишь считает, что она находится за пределами закона. Справедливость — это требование морали, а не права. Категории справедливости, должного, хорошего и плохого именно в связи с тем, что они достаточно произвольны, субъективны и изменчивы, конечно же, имеют право на существование, но никак не в рамках теории права. Ганс Кельзен, создатель “чистого учения о праве”, по этому поводу не уставал повторять, что моральные ценности, в том числе справедливость, относительны и при всей своей необходимости представляют собой недостижимый идеал. Это некий идеал жизни общества, а, следовательно, государства и права как ее составных частей. Чем больше принцип справедливости отражается в праве, тем более «здоровым» можно назвать общество и государство. Но достичь полного же согласия по вопросу справедливости, как и абсолютной справедливости в праве невозможно. Поэтому, задачу государства нужно свести минимум к тому, чтобы законы не только не являлись явно несправедливыми, но и их принятие устраняло бы максимальное число несправедливостей. Другая теория утверждает: право должно быть справедливым. По смыслу, оно в любом случае восходит к справедливости, обозначает наличие в социальном мире правового начала и выражает его правильность, императивность и необходимость. Богиня справедливости Фемида является явным подтверждением этого факта. Символические средства, используемые для данного образа: завязанные глаза, означающие равный правовой подход ко всем, весы, меч, прямо указывают на такую категорию, как справедливость. Может быть только 2 варианта: либо право рассматривается как воплощение справедливости, либо люди стремятся привести его в соответствие с ней. Раньше в отечественной юридической литературе право определялось как “нормативно закрепленная справедливость”. Справедливость — это высшая ценность в праве. Например, В.С. Нерсесянец в “Философии права” пишет: “...справедливость — категория и характеристика правовая, а не внеправовая (не моральная, нравственная, религиозная и т.д.). Более того, только право и справедливо.” Хоть право и должно быть справедливым, но то, что помимо него нет справедливости, согласиться нельзя. Такое утверждение подходит только для древних систем, где право еще не выделилось в особую отдельную форму регулирования поведения людей. Со справедливостью можно отождествить и ведийскую концепцию “рита”, толкуемую как универсальный мировой закон, которому подвластны и боги, и природа, и человек, и аналогичную древнекитайскую идею “дао” (пути), и даже более узкое, распространяемое только на человека, индийское понятие “дхарма”, т.к. они охватывают все существующие формы поведения человека. Но когда происходит выделение различных социальных регуляторов: религии, морали, права, обычая и т.д., то полностью отождествлять право со справедливостью нельзя (хотя совпадение этих двух понятий достаточно часто встречающееся явление в жизни). Если право формально и бездушно, то справедливость, наоборот, всегда одухотворена и человечна. Поэтому следующее определение закона, предложенное английским юристом Блэкстоуном: "Закон есть норма гражданского поведения, предписанная верховной властью в государстве, указывающая на то, что верно и справедливо, и запрещающая то, что неверно и несправедливо", нельзя не подвергнуть критике. Право нельзя определять лишь содержанием справедливости. Именно поэтому правовой поступок не всегда можно назвать моральным и вполне возможно, не нарушая права, не считаться со справедливостью. Ведь право не всегда опирается на мораль.
Условия покупки ?
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 28 страниц
400 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 27 страниц
400 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 29 страниц
1500 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 28 страниц
1200 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 27 страниц
1200 руб.
Служба поддержки сервиса
+7 (499) 346-70-XX
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg