Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИССЕРТАЦИЯ, ГОСУДАРСТВЕННОЕ И МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Муниципальная служба в Российской Федерации: принципы организации и функционирования

one_butterfly 2250 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 75 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 10.05.2021
Объектом исследования является комплекс общественных отношений, связанный с реализацией принципов организации и функционирования муници-пальной службы. Предметом исследования выступают международные, национальные нормативные правовые акты регулирующие закрепление и реализацию принципов организации и функционирования муниципальной службы, а также акты судебной практики по избранной проблематике. Целью исследования является разработка и обоснование положений, со-ставляющих теоретическую основу системы принципов организации и функцио-нирования муниципальной службы в Российской Федерации, а также формиро-вание практических предложений по совершенствованию нормативных правовых актов и правоприменительной практики, регулирующих указанную сферу общественных отношений. Для достижения цели исследования было необходимо решить следующие задачи: - определить сущность и структуру принципов муниципальной службы; - выявить и систематизировать принципы организации и функционирова-ния муниципальной службы как комплексного правового института; - рассмотреть особенности реализации общеправовых принципов на уровне муниципально-служебных отношений; - изучить различные отраслевые принципы института муниципальной службы, исходя из его межотраслевого характера; - выявить специальные принципы муниципальной службы. Методология исследования. При написании работы для достижения ее целей и решения поставленных задач использовались диалектический, системно-структурный, исторический, социологический, функциональный, сравнительно-правовой и иные методы познания, выработанные и апробированные юридической наукой. Комплексное применение этих и ряда других методов позволило осмыслить и раскрыть предмет исследования. В работе применялся также расширенный междисциплинарный подход, выраженный в анализе трудов не только по конституционному (государственному) праву, но и по другим важным правовым (теория государства и права) и неюридическим (философия, политология, социология) наукам. Теоретическую основу исследования составляют труды ученых в области муниципального права, конституционного права, теории государства и права, административного права, трудового права, имеющие отношение к исследуемой проблематике. Правовую основу исследования составили Конституция РФ, международные правовые акты, федеральные законы, Указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, законы субъектов Российской Федерации, муниципальные правовые акты, закрепляющие принципы муниципальной службы либо регулирующие их реализацию. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что представленные в нем выводы о системе принципов организации и функционирования муниципальной службы и их реализации на практике имеют общетеоретическое значение для науки муниципального права. Работа может быть использована при продолжении научных исследований по заявленной проблематике. Практическая значимость исследования состоит в том, что выявление всех принципов организации и функционирования муниципальной службы, а также их систематизация позволили сформулировать практические рекомендации по совершенствованию законодательства о местном самоуправлении и муниципальной службе, а также некоторых смежных отраслей с учетом существующих проблем. Содержащиеся в работе материалы могут быть полезны в учебном процессе при разработке программ для преподавания дисциплин: «Муниципальное право», «Конституционное право», «Служебное право», «Трудовое право», а также при разработке учебных и учебно-методических пособий по указанным дисциплинам. Апробация результатов выпускной квалификационной работы осуществ-лена в процессе обсуждения на заседаниях кафедры конституционного и муни-ципального права юридического факультета Ростовского государственного эко-номического университета (РИНХ). Результаты научного исследования докладывались автором на научных конференциях организованных юридическим факультетом. Структура работы. Выпускная квалификационная работа состоит из вве-дения, двух глав, содержащих четыре параграфа, заключения и списка использованных источников.
Введение

Актуальность темы. Институт муниципальной службы, наряду с институтом государственной службы, за последние десятилетия неоднократно подвергался различным реформированиям. Однако, в отличие от государственной службы, трансформация которой в XXI веке имела достаточно серьезные теоретические обоснования, законодательство муниципальной службе менялось зачастую достаточно бессистемно. В отличие от государственной службы, деятельность муниципальных служащих до сих пор рассматривается законодателем как деятельность трудовая, а не специальная служебная, что вряд ли можно признать обоснованным с учетом ее публичного характера. Тем более это вызывает удивление в связи с неоднократно провозглашаемой в законодательстве взаимосвязью государственной гражданской и муниципальной службы. По этой причине исследование проблем правового регулирования муниципальной службы является весьма актуальным. Все это требует доктринальной проработки организации и функционирования муниципальной службы в Российской Федерации, что неизбежно ведет к необходимости изучения, прежде всего, ее базовых принципов. В настоящее время Федеральный закон «О муниципальной службе в Российской Федерации» закрепляет основные принципы муниципальной службы, однако приведенный в ст. 4 данного федерального закона перечень сложно считать исчерпывающим и вполне корректным. В нем, в частности, не отражены многие базовые принципы, объективно лежащие в основе института муниципальной службы, такие, например, как принципы законности и открытости, в то время как некоторые другие названные в ст. 4 принципы сложно считать таковыми. Однако главная проблема видится в том, что законодательно закрепленные принципы далеко не всегда надлежащим образом учитываются при разработке нормативной базы муниципальной службы на различных уровнях правового регулирования и, в результате, носят, во многом, декларативный характер. В частности, в настоящее время на муниципальной службе не в полной мере реализованы механизмы обеспечения профессионализма и компетентности служащих; в отличие от государственной гражданской службы принцип стабильности муниципальной службы не обеспечен необходимыми гарантиями; отсутствует система публичной ответственности муниципальных служащих за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей; принцип открытости муниципальной службы наталкивается на не всегда надлежащим образом сформулированные требования и запреты и т.п. Указанные обстоятельства обусловливают необходимость проведения системных научных исследований, направленных на выявление и систематизацию всех принципов организации и функционирования муниципальной службы, поиск и выработку мер по созданию организационных механизмов и правовых основ их реализации в позитивном законодательстве и в практике деятельности органов местного самоуправления. Это, в свою очередь, вызывает необходимость проведения теоретического анализа накопленного опыта в сфере муниципального управления и выработки научно обоснованной концепции совершенствования системы принципов муниципальной службы, ориентированной на решение практических задач формирования и развития эффективной системы местного самоуправления, методологического обоснования содержания и сущности института муниципальной службы в современных условиях реформирования публичного управления. Все вышеизложенное и обуславливает актуальность выбранной темы исследования. Степень разработанности темы. Проведение исследования потребовало обращения к трудам ученых-представителей наук конституционного права и теории права, в частности, посвященным системе правовых принципов, а также их месту в правовой системе Российской Федерации. В первую очередь можно назвать таких специалистов как: С.А. Авакьян, И.А. Алебастрова, С.С. Алексеев, М.И. Байтин, П.А. Астафичев, М.В. Баглай, О.И. Баженова, Н.А. Богданова, Т.М. Бялкина, В.М. Ведяхин, Д.С. Велиева, Н.В. Витрук, Г.А. Гаджиев, А.А. Демичев, В.В. Ершов, В.Н. Карташов, Е.А. Киримова, Е.Г. Комиссарова, Г.Н. Комкова, М.А. Липчанская, Е.А. Лукашева, А.В. Малько, В.Э. Мамедова, Т.В. Милушева, М.М. Мокеев, В.В. Невинский, С.В. Поленина, В.В. Полянский, М.В. Пресняков, И.А. Умнова (Конюхова), С.Е. Фролов, Т.Я. Хабриева, О.И. Цыбулевская, А.Ф. Черданцев и др. Вопросы организации местного самоуправления и муниципальной службы с позиций конституционно-правового и муниципально-правового регулирования изучались рядом специалистов, в частности: О.А. Борзуновой, Н.П. Варфоломеевой, В.И. Васильевым, А.М. Володиным, В.Э. Волковым, А.В. Ворониным, Е.К. Глушко, В.В. Еремяном, С.Ю. Зюзиным, А.В. Колесниковым, Ю.К. Красновым, Л.В. Куликовой, А.А. Немчиновым, Н.В. Постовым, В.А. Санеевым, Р.М. Усмановой, В.И. Фадеевым, В.А. Холоповым, Н.Н. Черногором, Е.С. Шугриной и др. Из них некоторые работы были посвящены рассмотрению именно принципов муниципальной службы.
Содержание

ВВЕДЕНИЕ …………………………………..……………....................... 3 Глава 1. СВОЙСТВА И ВИДЫ ПРИНЦИПОВ ОРГАНИЗАЦИИ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МУНИЦИПАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ …....…...… 8 1.1. Понятие и структура правовых принципов ………………… 8 1.2. Классификация принципов организации и функциониро-вания муниципальной службы как комплексного межотраслевого института ……………………………………………………………………...…... 24 Глава 2. СОДЕРЖАНИЕ И РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПОВ ОР-ГАНИЗАЦИИ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МУНИЦИПАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ……………………………………………………………………… 38 2.1. Общеправовые и отраслевые принципы организации и функционирования муниципальной службы ………….………………………… 38 2.2. Специальные принципы организации и функционирования муниципальной службы ……………………………………….…………..… 53 ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………...……………... 71 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ………………. 77
Список литературы

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосо-ванием 12 декабря 1993г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ)// Собрание законодательства РФ. 2014. № 31. Ст. 4398. 2. Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» от 28 апреля 1995 г.// Собрание законодательства РФ. 1995. № 18. Ст. 1589. 3. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 дек. 2001 г. (ред. от 29 июля 2017 г.)// Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 3. 4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 (ред. от 01.04.2019) // Собрание законодательства РФ 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1. 5. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации// Собрание законодательства РФ. 1997. № 2. Ст. 198. 6. Уголовный кодекс Российской Федерации// Собрание законодатель-ства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954. 7. Федеральный закон «О внесении изменений в статью 21 Федерально-го закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» от 01 мая 2017 г.// Собр. законодательства РФ. 2017. № 18. Ст. 2667. 8. Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законода-тельные акты Российской Федерации в части увеличения пенсионного возраста отдельным категориям граждан» от 23 мая 2016 г.// Собр. законодательства РФ. 2016. № 22. Ст. 3091. 9. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного са-моуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г. (в актуальной ре-дакции)// Собрание законодательства РФ. 2003. № 40. Ст. 3822. 10. Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. (в актуальной редакции)// Собрание законодательства РФ. 1996. №3. Ст.140. 11. Федеральный закон «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» от 22 июля 2005 г. (в актуальной редакции)// Собрание законодательства РФ. 2005. № 30. 12. Федеральный закон «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» от 4 декабря 2007 (в актуальной редакции)// Собрание законодательства РФ. 2007. № 50. Ст. 6242. 13. Федеральный закон «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27 мая 2003 г. (в актуальной редакции)// Собрание законодатель-ства РФ. 2003. №22. Ст. 2063. 14. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30 ноября 1994 г. (в актуальной редакции)// Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301. 15. Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27.07.2004 № 79-ФЗ (в актуальной редакции) // Собрание законодательства РФ. 2004. №31. Ст. 3215. 16. Федеральный закон «О муниципальной службе в Российской Федерации» от 02.03.2007 № 25-ФЗ (в актуальной редакции)// Собрание законодательства РФ. 2007. №10. Ст.1152. 17. Указ Президента Российской Федерации «О государственных долж-ностях Российской Федерации» от 11 января 1995 г. (в актуальной редакции)// Собрание законодательства РФ. 1995. № 3. Ст. 173. 18. Приказ Роскомнадзора от 23.12.2014 № 191 «Об утверждении положе-ния об осуществлении внутреннего финансового контроля и внутреннего финан-сового аудита в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций» // Документ опубликован не был. 19. Приказ Роскомнадзора от 31.12.2015 № 191 «Об осуществлении внут-реннего финансового контроля в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций» // Документ опубликован не был. 20. Приказ Росфинмониторинга от 17.11.2015 № 366 «Об осуществлении внутреннего финансового аудита в Федеральной службе по финансовому мониторингу» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2016. № 12. Научная литература 1. Административное право: учеб. для бакалавров / под ред. Липатова Э.Г., Чаннова С.Е. М., 2013. С. 6. 2. Алексеев С.С. Общая теория права: в 2 т Т. II. М., 1982. С. 73–74. 3. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Основные вопросы общей тео-рии социалистического права: курс лекций: в 2 т. Т. 1. Свердловск, 1972. С. 108. 4. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. Свердловск, 1972. С. 102. 5. Антонов Ю.И. Об игнорировании принципов равенства и справедливо-сти в статье 337 УК РФ (сквозь призму исторического и социально-психологического аспектов) // Военноюридический журнал. 2013. № 11. С. 9–14. 6. Астафичев П.А. Местное самоуправление в современной России: про-блемы соотношения самостоятельности и конституционно-правовых ограничений // Журнал конституционного правосудия. 2018. № 5. С. 26–33. 7. Байтин М.И. Метод регулирования в системе права: виды и структура // Журнал российского права. 2006. № 2. 8. Балдина А.С. Административно-правовое регулирование кадрового обеспечения федеральных контрольно-надзорных органов исполнительной власти в России: дис. … канд. юрид. Наук: 12.00.14. Нижний Новгород, 2018. С. 67. 9. Бахрах Д.Н. Административное право : учеб. для вузов. 2-е изд., изм. и доп. М., 2005. С. 266– 267. 10. Бахрах Д.Н. Административное право России: учебник. М., 2010. С. 226–227. 11. Бобылев А.Л. Теоретические проблемы правового регулирования // Право и политика. 2002. № 8. C. 11. 12. Богданова Н.А. Система науки конституционного права: дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.02. М., 2001. С. 189. 13. Боннер А.Т. Проблемы установления истины в гражданском процессе: монография. СПб., 2009. С. 112. 14. Борзило Е.Ю. К вопросу о влиянии антимонопольных правил и критериев оценки на принцип равенства участников предпринимательской деятельности // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. № 1. С. 92–96. 15. Борзунова О.А. Комментарий к ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» (постатейный). М., 2007. С. 124. 16. Братановский С.Н., Епифанов А.Е., Санеев В.А. Проблемы совершен-ствования муниципальной службы в России // СПС КонсультантПлюс. 17. Бялкина Т.М. Конституционный принцип самостоятельности местного самоуправления в решении вопросов местного значения на современном этапе муниципальной реформы // Конституционное и муниципальное право. 2016. № 5. С. 69–73. 18. Володин А.М. Муниципальная служба: справ. пособие. М., 2002. С. 112. 19. Воронин М.В. Принципы права и системность права // Юридический мир. 2012. № 11. С. 63– 20. Воронов А.Ф. Гражданский процесс: эволюция диспозитивности. М., 2007. С. 49. 21. Глушко Е.К. Правовое регулирование муниципальной службы в Российской Федерации // Публично-правовые исследования: ежегодник Центра публично-правовых исследований. Т. 2. М., 2007. С. 380. 22. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. 2-е изд., стереотип. М., 2001. 23. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 216. 24. Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950. С. 25. 25. Гурьева Л.А. Профессиональная подготовка государственных служа-щих: организационноправовые аспекты: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.02. Сыктывкар, 1999. С. 12. 26. Дубиненкова Е.Н. Техники подбора персонала: искусство находить лучших. СПб., 2007. С. 54. 27. Еремян В.В. Взаимосвязь государственной гражданской и муниципаль-ной службы как двух видов публичной службы и профессиональной деятельности (к постановке проблемы) // Право и политика. 2006. № 5. С. 63. 28. Еремян В.В. Взаимосвязь государственной гражданской и муниципаль-ной службы как двух видов публичной службы и профессиональной деятельности (к постановке проблемы) // Право и политика. 2006. № 5. С. 64. 29. Еремян В.В. Взаимосвязь государственной гражданской и муниципаль-ной службы как двух видов публичной службы и профессиональной деятельности (к постановке проблемы) // Право и политика. 2006. № 5. С. 68. 30. Жуков А.П. К вопросу о реализации конституционного принципа равенства всех перед законом в уголовном законодательстве // Ленинградский юридический журнал. 2013. № 2. С. 152 – 155. 31. Карев Д.А. Конституционный принцип равенства в служебных правоотношениях // Вестн. 32. Карташов В.Н. Теория правовой системы общества: в 2 т. Т. 1. Яро-славль, 2005. С. 102. 33. Киримова Е.А. Правовой институт: понятие и виды. Саратов, 2000. С. 14. 34. Козбаненко В.А. Публично-правовая природа статуса гражданских и муниципальных служащих: общее и особенное // Конституционное и муници-пальное право. 2003. № 3. С. 31. 35. Комкова Г.Н. Конституционный принцип равенства прав и свобод человека. Саратов, 2002. С. 61.
Отрывок из работы

Глава 1. СВОЙСТВА И ВИДЫ ПРИНЦИПОВ ОРГАНИЗАЦИИ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МУНИЦИПАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ 1.1. Понятие и структура правовых принципов Говоря о принципах муниципальной службы, прежде всего, нужно отме-тить, что современное законодательство, регулирующее служебные отношения, в большинстве своем содержит специальные нормы, закрепляющие систему принципов, лежащих в основе формирования и функционирования того или иного вида службы. Например, статья 3 Федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации» содержит общий перечень принципов построения и функционирования системы государственной службы в целом. В статье 4 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» («Принципы гражданской службы») данная система принципов конкретизируется применительно к гражданской службе – одному из видов государственной службы. В этой связи, не является исключением и муниципальная служба: Феде-ральный закон «О муниципальной службе в Российской Федерации» также со-держит статью 4, которая закрепляет основные принципы муниципальной служ-бы. Данный подход, безусловно, имеет свои «плюсы» и «минусы»: в частности, позитивным эффектом является системный характер формирования правовой основы служебных отношений, основанный на единых принципах. Здесь еще следует отметить, что институт муниципальной службы обладает значительной спецификой по сравнению с государственной службой того или иного вида. В частности, данный институт является комплексным и – с одной стороны входит в систему служебного права, а с другой – в нем проявляется специфика отрасли муниципального права. В этой связи и специфика правового регулирования муниципальной службы даже по самому первому впечатлению значительно отличается от регулирования государственно-служебных отношений. Например, – здесь значительный массив служебных отношений регулируется нормами трудового законодательства, которое в отличие от служебного, обладает существенно большей степенью «частноправовых» начал. В связи с изложенными аргументами, нам представляется неверным удо-влетвориться лишь содержательным анализом заявленных в статье 4 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» принципов, оставив в стороне их сущность, структуру и формы проявления. Иными словами, логика подобного исследования, на наш взгляд, должна, прежде всего, охватывать вопрос – что есть принцип права – и, уже исходя из этого, мы можем переходить к вопросу о выделении конкретных принципов муниципальной службы. В юридической науке, несмотря на разнообразие взглядов и точек зрения относительно правовой природы и функционального значения принципов права, формальные определения данного феномена, как правило, весьма сходны. Так, например, С.С. Алексеев полагал, что данный термин обозначает «выраженные в праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни» . По мнению В.Н. Карташова принципы права представляют собой «исходные нормативно-руководящие начала (императивные требования и т.п.), определяющие общую направленность, качество и эффективность правового регулирования общественных отношений» . А.Л. Бобылев полагает, что принципы права следует понимать как ведущие начала, определяющие идеи правового воздействия на общественные отношения . Другие авторы рассматривают принципы права как «руководящие идеи, характеризующие содержание права, его сущность и назначение в обществе. С одной стороны, они выражают закономерности права, а с другой – представляют собой наиболее общие нормы, которые действуют во всей сфере правового регулирования и распространяются на всех субъектов» . О.И. Цыбулевская понимает под принципами права основополагающие начала, ключевые идеи права, определяющие и выражающие его сущность . М.Н. Марченко отмечает, что принципы права представляют собой основные идеи, исходные положения или ведущие начала процесса его формирования, развития и функционирования . Таким образом, в отечественной правовой науке термин «принцип права» традиционно раскрывается через понятия «идеи» или «начала». Причем зачастую авторы, использующие данные обозначения рассматривают их как синонимы. Так, например, А.Ф. Черданцев характеризует правовые принципы как основные руководящие идеи (начала), которые пронизывают право, характеризуют его содержание . В этом смысле вызывает интерес анализ соотношения научных понятий «принцип» и «идея». Идея с позиции гносеологии рассматривается как исходная мысль и центральное положение научной теории, которое объединяет, входящие в данную теорию понятия и суждения. В этом смысле О.М. Сичивица отмечает, что «принцип, будучи обобщением фактов, может в то же самое время использоваться при построении теории как основная ее мысль, т.е. играть роль идеи» . Очевидно, что понятия «принцип» и «идея» соединяет их когнитивная составляющая – способность выступать особой формой теоретического знания. По нашему мнению, все эти характерные черты «принципа-знания», кото-рые отмечаются в методологической литературе, вполне применимы и в отношении принципов права. Во-первых, принципы права так же выполняют интегративную функцию по отношению к той или иной системе правового регулирования. Например, в статье 4 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» в качестве одного из ее принципов закрепляется стабильность муниципальной службы. Данный принцип можно рассматривать с одной стороны, как стабильность организации муниципальной службы, а с другой в качестве стабильности кадрового состава. В первом случае речь идет о механизмах, обеспечивающих устойчивость нормативно-правовой основы служебных отношений, преемственность используемых моделей (конкурсный отбор, аттестация и т.п.), а во втором, – о закреплении законодательных гарантий от произвольных перестановок на службе и необоснованных увольнений (установление исчерпывающего перечня случаев заключения срочного трудового договора, закрепление ограничений переводов муниципальных служащих и изменений по инициативе представителя нанимателя и др.). Во-вторых, правовые принципы также обладают содержательными харак-теристиками, т.е. имеют «идеальную» составляющую (принцип-идея). В юриди-ческой литературе неоднократно подчеркивалось, что принципы права представляют собой особый вид юридического знания. Принцип-идея представляет собой «основное, исходное изложение учения, мировоззрения, программы, первооснова процесса, научного подхода и т.д.» . Рассматривая принципы конституционного права, Н.А. Богданова характеризует их как идеи, имеющие фундаментальное значение для развертывания конституционно-правового знания, в основе которых лежит та или иная мировоззренческая позиция, закономерность, выявленная практикой, или сформулированное умозрительно положение, являющееся плодом научной мысли . Принцип права как основополагающая идея выступает в качестве ядра, во-круг которого формируется юридическая доктрина. При этом в нормативно-правовых актах принцип права лишь обозначается или определяется в самом общем виде, а его действительное содержание находит свое проявление в юридической доктрине. Например, в пункте 2 статьи 4 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» в качестве принципа муниципальной службы закрепляется равный доступ граждан, владеющих государственным языком Российской Федерации, к муниципальной службе и равные условия ее прохождения. Между тем, реализация данного принципа предполагает использование различных механизмов, разработанных в современной юридической доктрине. Так, например, в настоящий момент в основе его практической реализации основное место занимает конкурсная модель замещения должностей муниципальной службы. Однако эта модель первоначально разрабатывалась в рамках юридической доктрины и лишь потом оформилась законодательно. Другой принцип – приоритет прав и свобод человека и гражданина является основополагающей конституционной максимой, которая лежит в основе концепции верховенства права и правового государства и представляет собой, своего рода, «ядро» соответствующих научных теорий. Заметим, что смысл этого принципа во многом зависит от доктринальных представлений о способах и механизмах его реализации. Спецификой именно правовых принципов, в отличие от иных научных принципов, является то, что они представляют собой не только концентрированную совокупность знаний об объекте – правовой системе, но и обладают особой инструментальной (директивной) составляющей. Иными словами, правовой принцип представляет собой не только идею, вокруг которой формируется правовая доктрина, но и норму, которая может и должна непосредственно применяться. Еще в советской юридической литературе широко обсуждалась проблема объективации правовых принципов в нормативно-правовых источниках. При этом ряд ученых высказывали мнение, что сама по себе идея не может рассмат-риваться в качестве принципа права (правового принципа), если она не получила нормативного закрепления. Другие ученые отмечают, что отождествление правового принципа с нормой права практически равнозначно отрицанию правовых принципов вообще, признанию того, что принципов этих как таковых не существует, а есть только правовые нормы, различающиеся между собой более общим или более конкретным содержанием . Таким образом, если понимать под принципом права правовую идею вне зависимости от ее нормативного закрепления, то стирается грань между соб-ственно правом и правосознанием, правовой идеологией. Если же, напротив, рассматривать правовой принцип как нормативно закрепленную руководящую идею, тогда он фактически отождествляется с правовой нормой более общего содержания. Как нам представляется, невозможно отрицать, что основополагающие принципы права имеют нормативно-правовую форму их выражения (хотя способ их объективации в праве может быть различным) . «Если право в объективном смысле определяют как систему норм, то принципы как регуляторы и элементы внутренней организации права, безусловно, относятся к этой системе; они не могут быть ничем иным, как нормой, своеобразным видом норм среди других известных видов» . Другое дело, что, как мы говорили выше, содержательная характеристика принципа гораздо шире его нормативной формулы. В этой связи возникает вопрос о специфике принципа-нормы, которая позволяет выделять его из ряда иных норм. Так, например, М.А. Гурвич отмечал, что «по своей юридической сущности основные принципы представляют собой нормы права, но лишь с более общим и принципиальным содержанием» . Нужно сказать, что в правовой доктрине весьма распространено мнение, что принцип-норма отличается от норм-правил поведения «общим характером», «высокой степенью нормативной обобщенности», «высоким уровнем обобщения и абстрагирования нормативных предписаний» и т.п. Безусловно, следует согласиться с данной характеристикой большинства законодательных формул принципов права, однако, нельзя не отметить, что она носит атрибутивный, а не сущностный характер. Существует немало иных норм, обладающих «высоким уровнем обобщения», которые, тем не менее, нельзя отнести к принципам права. Существует, например, масса дефинитивных норм, норм-деклараций и др., которые сформулированы максимально абстрактно. Чем же норма-принцип отличается от иных норм, обладающих таким же высоким характером нормативной обобщенности? Г.В. Мальцев обращает вни-мание на, как представляется, сущностное отличие правовых принципов от ординарных норм права, определяя их как «своего рода нормо-производящие, нормосохраняющие структуры в системе права». «Когда законодатель создает норму – правило поведения, он адресует ее субъектам правоприменения, руководит действиями лиц, вовлеченных непосредственно в юридическую практику, но нормупринцип он формулирует, прежде всего, в целях лучшей организации правотворчества, укрепления внутренних связей между сферами создания и осуществления норм и, в конечном счете, для руководства административной, судебной и иной правоприменительной практикой» . На эту же принципиальную характеристику принципов права в отличие от норм-правил поведения в свое время обращал внимание В.П. Грибанов, который рассматривал их, соответственно, как «дух» и «букву» закона. «…Регулирующее значение норм права состоит в предписании определенного поведения участникам регулируемого отношения, тогда как регулирующая роль правовых принципов состоит в том, что они определяют основное содержание, характер толкования и применения норм данной системы, отрасли или института права»25. Таким образом, принцип выступает в роли определенной «управляющей структуры» по отношению к системе правовых норм. Например, предусмотренный в пункте 7 статьи 4 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» принцип единства основных требований к муниципальной службе, а также учет исторических и иных местных традиций при прохождении муниципальной службы оказывает регулирующее воздействие не на поведение субъекта правоприменительной деятельности, а, прежде всего, на формирование и функционирование системы правовых норм, регулирующих муниципально-служебные отношения. При этом очевидно, что принцип-норма как краткая или сжатая формула правового принципа справиться с этой ролью управляющей структуры, по отно-шению к нормам – правилам поведения, не в состоянии. В приведенном нами примере нужно, по крайней мере, представлять какие требования по организации и функционированию муниципальной службы должны носить универсальный характер, а какие могут устанавливаться с учетом исторических и иных местных традиций. В этом смысле норму-принцип можно охарактеризовать как норму с отно-сительно-определенным содержанием. В теории государства и права принято выделять абсолютно-определенные нормы и относительно-определенные нормы. Последние представляют собой «нормы, которые не содержат достаточно пол-ных, исчерпывающих указаний об условиях действия, правах и обязанностях сторон или содержании юридических санкций и предоставляют право государственным и иным правоприменительным органам решить дело с учетом конкретных обстоятельств» . Безусловно, норму-принцип также можно охарактеризовать как относи-тельно-определенную норму или норму с открытой структурой, поскольку она также характеризуется неочевидностью правоприменения. Однако такая неоче-видность не связана с недостаточностью данных для принятия однозначного решения, а имеет несколько иное происхождение. Правовой принцип, как мы говорили выше, не исчерпывается законодательно закрепленной формулой (принципнорма), но предполагает доктринальную или когнитивную составляющую (принцип-идея). Конкретное смысловое содержание принципа имеет доктринальное происхождение и определяется с учетом здесь и сейчас существующих социальных, культурных и конкретно-исторических условий. Вне этих содержательных характеристик сказать что-либо по существу применения или реализации нормыпринципа весьма затруднительно. Поэтому законодательная формула правового принципа, как нам представляется, является нормой с относительноопределенным содержанием. Г.В. Мальцев отмечает: «Когда мы говорим о принципе законности, прин-ципе диспозитивности, принципе состязательности, принципе равного доступа к государственной службе и т. п., мы понимаем, конечно, что это всего лишь названия принципов, а сами принципы требуют более или менее развернутой формулировки. От того, насколько удачно она выражает свой предмет, зависят регулятивные качества нормы-принципа» . А.Ф. Черданцев также разграничивает название или наименование принципа и его содержание. По его мнению, «название принципа, конечно, уже отражает его содержание, но сжато, не развернуто. Содержание принципа может быть выражено в кратком утвердительном предложении или раскрыто в совокупности таких предложений» . На практике найти ту грань, которая отделяет название принципа права от его законодательной формулы, бывает совсем не просто. Так, например, в статье 4 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» перечисляются основные принципы муниципальной службы. В отношении ряда принципов можно со всей определенностью сказать, что законодатель указывает лишь наименования или названия правового принципа. Например, – «приоритет прав и свобод человека и гражданина». Наверное, полная законодательная формула данного принципа содержится в статье 18 Конституции Российской Федерации: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». В других же случаях не всегда однозначно можно разделить наименование и формулу принципа. Например, «единство основных требований к муниципальной службе, а также учет исторических и иных местных традиций при прохождении муниципальной службы». Данное утверждение уже позволяет сделать вывод о содержании данного принципа (разумеется, в его максимально обобщенной формулировке). Все это свидетельствует о том, что законодательная формула принципа или принцип-норма является не определяющим, обязательным, а всего лишь факультативным элементом правового принципа. В большей степени это, конечно, касается наиболее фундаментальных, давно устоявшихся принципов: справедливости, равенства, законности и др. Те же принципы, которые носят частный характер и не имеют длительной истории доктринального осмысления, по нашему мнению, объективно нуждаются в легальной формулировке в законе. Например, названный в Федеральном законе «О муниципальной службе в Российской Федерации» принцип профессионализма и компетентности муниципальных служащих отнюдь не является самоочевидным. То же можно сказать и о принципе стабильности муниципальной службы и многих других принципах, сформулированных в законе. Как отмечает А.Т. Боннер: «В юридической литературе уже давно обращено внимание на то обстоятельство, что одни принципы закреплены в законе текстуально, т.е. сформулированы в конкретной норме или нормах. Другие же принципы «выводятся» из смысла соответствующих норм. В связи с этим принципы, сформулированные в конкретных принципах-нормах права, именуют принципами «непосредственного закрепления». Принципы же, выводимые из норм, являются принципами «косвенного закрепления» . В свое время на это различие правовых принципов обратил внимание Р.З. Лифшиц: «Одни правовые принципы получают прямое закрепление в нормах. После подобного закрепления они становятся принципами-нормами, Другие принципы не получают прямого закрепления в конкретных нормах. Формулировка правового принципа не переходит в формулировку одной конкретной нормы. Но она переходит во множество норм, как бы растворяется в них. Принцип в таких случаях играет как бы роль режиссера-постановщика за сценой. Принцип обретает жизнь не в одной норме, а во множестве из них. В этих случаях мы имеем дело с принципами, выводимыми из норм. Принципы-нормы и принципы, выводимые из норм, составляют две разновидности принципов права» . На наш взгляд, можно выделить эксплицитные и имплицитные принципы права. Первые, т.е. «явные» принципы имеют легальную формулу, текстуально закрепленную в законе, вторые, «скрытые» такой формулой не обладают. Однако и те и другие, являясь особой формой теоретического знания, имеют свое бытие как «идеи», т.е. существуют в сфере интерсубъективного – в доктрине, в правосознании и т.п. А вот их редукции, т.е. следствия, проявления (в общем виде результат их воздействия на право) уже получают законодательное оформление. Например, Федеральный закон «О муниципальной службе в Российской Федерации» не называет принцип самостоятельности органов местного само-управления при регулировании муниципальной службы, который, по нашему мнению, прямо вытекает из конституционных положений о независимости орга-нов местного самоуправления, самостоятельности при решении вопросов местного значения и обособленности от системы органов государственной власти. Между тем, согласно части 2 статьи 6 Федерального закона «О муници-пальной службе в Российской Федерации» должности муниципальной службы устанавливаются муниципальными правовыми актами. В соответствии с частью 2 статьи 9 того же закона квалификационные требования к уровню профессионального образования, стажу муниципальной службы или стажу работы по специальности, направлению подготовки, необходимым для замещения должностей муниципальной службы, устанавливаются муниципальными правовыми актами. Статья 17 закрепляет, что при замещении должности муниципальной службы в муниципальном образовании заключению трудового договора может предшествовать конкурс, порядок проведения которого устанавливается муниципальным правовым актом, принимаемым представительным органом муниципального образования. Согласно статье 18 муниципальным правовым актом утверждается и положение о проведении аттестации муниципальных служащих. Таким образом, хотя закон не содержит наименования и законодательной формулы принципа самостоятельности органов местного самоуправления при регулировании муниципальной службы, действующая система законодательного регулирования в данной сфере позволяет сделать вывод об актуальном наличии данного принципа и его регулятивном воздействии посредством системы конкретных норм – правил поведения. Благодаря своему качеству «нормопроизводящей» и «нормосохраняющей» структуры (Г.В. Мальцев), способности «определять основное содержание, характер толкования и применения норм» (В.П. Грибанов) правовые принципы находят выражение в системе права, редуцируясь к нормам-правилам поведения. Такие нормы не тождественны самому принципу, но в совокупности представляют собой определенные нормативные модели его реализации. Например, Конституция Российской Федерации закрепляет принцип равного доступа к государственной службе. Очевидно, что существуют различные способы реализации данного принципа в системе позитивного права. На сегодняшний день, основными из них являются: механизмы конкурсного отбора на замещение должностей государственной службы (на государственной гражданской службе – это основной способ поступления на службу), закрепление единых квалификационных требований по должностям (это снижает усмотрение при отборе кандидатов), установление обстоятельств, препятствующих поступлению на службу (как ограничение данного принципа) и т.п. Все это, своего рода, следствия принципа равного доступа к государственной службе, образующие нормативную систему его реализации. Причем такая система не является исключительной или единственно возможной. В частности, исходя из доктринального содержания данного принципа возможен найм государственных служащих через внешние кадровые агентства и др. Подводя некоторый промежуточный итог, заметим, что наш анализ сущности правового принципа приводит к выводу о его полиэлементном характере. В частности нами было отмечено актуальное существование принципа в виде нормативно закрепленной формулы (принцип-норма), особой разновидности теоретического знания (принцип-идея), закономерности развития системы права или ее отдельных подсистем (принцип-начало), нормативных моделей реализации принципа, выражающихся в системе норм-правил поведения. Все это делает актуальной задачу выделения структуры принципа права и описания взаимодействия его компонентов. Нужно сказать, что в юридической науке предпринимались попытки опи-сать структуру правовых принципов. Так, например, С.Е. Фролов в своей кандидатской диссертации определяет структуру принципа права как его строение, взаиморасположение элементов состава, которое обеспечивает его целостность. Однако далее данный автор пишет: «Каждый принцип права имеет довольно сложную структуру. Он состоит из разнообразных юридических императивов, которые тесно взаимосвязаны и взаимодействуют между собой» . По всей видимости, аналогичной позиции придерживается и М.В. Воронин: «Под структурой принципа права мы понимаем совокупность вытекающих из него требований, предъявляемых к субъектам правотворческой и правореализационной практики» . Так, например, отдельными авторами в структуре принципа законности, применительно к государственной службе, выделяются «принцип верности государству» и «принцип доверия государственным служащим» . В структуре принципа баланса интересов в гражданском праве выделяют такие «субпринципы» как соразмерность прав и обязанностей и наличие фактических возможностей для реализации законных интересов каждой из сторон . Очевидно, что во всех этих случаях имеют место попытки разложения на отдельные элементы содержательной составляющей правового принципа и его структура каждый раз определяется индивидуально для конкретного принципа. Вместе с тем, как нам представляется, возможно выделить и морфологическую структуру принципа права, безотносительно к его смысловому выражению.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Диссертация, Государственное и муниципальное управление, 67 страниц
2010 руб.
Диссертация, Государственное и муниципальное управление, 61 страница
1525 руб.
Диссертация, Государственное и муниципальное управление, 92 страницы
2760 руб.
Диссертация, Государственное и муниципальное управление, 94 страницы
2820 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg