Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / РЕФЕРАТ, ФИЛОСОФИЯ

Основные идеи философии иррационализма (А. Шопенгауэр, Ф. Ницше)

one_butterfly 300 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 25 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 09.05.2021
Целью работы является изучение философии Артура Шопенгауэра и Фридриха Ницше, а также влияния данной философии на развитие общества. Задачи: 1.) Исследовать взгляды и идеи Артура Шопенгауэра и Фридриха Ницше в контексте развития европейского иррационализма; 2.) Исследовать главные труды философов, выявить основные идеи произведения. 3.) Исследовать пессимизм Шопенгауэра, его вклад в развитие пессимизма. 4.) Выявить причину непопулярности произведений Артура Шопенгауэра и Фридриха Ницше. Актуальность учения немецкого философа Шопенгауэра состоит в том, что большое количество его мыслей многие философы взяли за основу для дальнейшего развития философских понятий. Его высказывания о воле, жизни, смерти, истине стали формироваться как человеческая мудрость, которую необходимо познать, понять, донести до всего человечества. Артур Шопенгауэр в трудах западных ученых 20 века упоминается гораздо чаще, чем философы его современности. Объясняя свои понятия, философ пытался "посеить" в окружающем мире разумное, вечное, доброе и хотел, чтобы каждый человек был по-своему счастлив. Шопенгауэр - один из самых ярких представителей пессимистического постреализма своего времени. Его учение об истине и воле в некоторых аспектах применимы в нашей современной жизни. Безвольному человеку всегда трудно жить, а волю нужно развивать, растить, вскармливать, воспитывать. Философия Артура Шопенгауэра - это огромный вклад в развитие человечества. Его труды не исчезли бесследно. Несмотря на то, что популярность пришла в последние годы жизни, а всю жизнь он неустанно отстаивал свои взгляды, философия Шопенгауэра оказала огромное влияние на многих известнейших в дальнейшем философов. Огромное значение философии Шопенгауэра заключается также в ее влиянии на общий ход философской мысли, на образование новых систем и направлений. Шопенгауэра обычно называют одним из основоположников иррационализма, который под этим термином понимается как обозначение всех тех направлений, которые умаляют роль рационального, сознательного поведения в человеческом поведении. По мнению сторонников некоторых философских школ, иррационализм - негативное явление. Точнее было бы сказать, что Шопенгауэр просто лучше объяснил основы человеческого поведения, но не самым лестным образом для людей. Величайший и самый известный представитель философии жизни - Фридрих Ницше. Произведения Ницше долгое время были запрещены в нашей стране, так как Ницше считался одним из главных противников марксизма и социалистических идей. Но Ницше повезло гораздо больше, чем остальным его противникам, поскольку официальная советская философия почти объявила Ницше теоретиком национализма и даже фашизма. И хотя это утверждение не соответствует действительности, произведения Ницше были запрещены на десятилетия. Творческое развитие Ницше интересно. Он был дипломированным филологом и был настолько талантлив, что его рекомендовали профессором классической филологии в Базельском университете еще со студенчества. Тогда на Ницше сильно повлияли идеи Шопенгауэра, а также эстетические идеи и искусство немецкого композитора Р. Вагнера, большими поклонниками которого позже были Гитлер и Сталин, что, вероятно, рассматривалось как свидетельство близости Ницше к фашизму. Прежде всего, для полной ясности предмета моего реферата, необходимо разобраться, что же такое «иррационализм». Иррационализм (лат. irrationalis - неразумный) - философское учение, настаивающее на ограниченности познавательных возможностей разума, мышления и признающее родом познания интуицию, чувство, инстинкт и т. п. Иррационализм считает действительность хаотичной, лишенной закономерности, подчиняющейся игре случая, слепой воле. Иррационалистические учения, как правило, возникают в переломные эпохи развития общества и выдвигаются обычно не в форме логически стройных систем, а в виде разрозненных идей, настроений, сформулированных в афоризмах. В целом иррационализм как антинаучное направление явился питательной почвой для реакционных фашистских теорий, отвергавших научную мысль в угоду прорицаниям вождя, «фюрера», голоса «крови и расы». В той или иной форме иррационализм широко распространен в буржуазной философии, социологии и психологии. В общепринятом аспекте под иррациональным принято понимать все то, что выходит за пределы рассудка и разума; алогичное, неинтеллектуальное, противоположное и противоречащее разуму. Иррациональное - это такие явления реальности, которые принципиально недоступны рациональному познанию, несовместимые и несоизмеримые с возможностями разума. Иррационализм трактуется в двух смыслах: в широком смысле, как философское идеалистическое течение, ограничивающее возможности рационального познания. Разумному созерцанию мира иррационализм противопоставляет чувственное созерцание, интуицию, инстинкт, веру, т. е. другие познавательные способности, позволяющие получить знание недоступное разуму. В узком смысле, под иррационализм подводят различные философские концепции, школы, возникшие в результате развития буржуазной идеологии в конце XVIII века, которые представляли собой реакцию на рационалистическую веру в безграничные возможности человеческого разума и характеризовались стремлением либо опровергнуть рационализм вообще, либо ограничить его чрезмерные притязания на истину. Такова смысловая интерпретация понятий "иррациональное" и "иррационализм", имеющаяся в современной литературе. Некоторые философы склонны считать, что иррационализм является побочным продуктом рационализма. Это можно объяснить тем, что слишком твердая рационализация и организованность западного общества вызвало обратную реакцию, повлекшую за собой глубокий нравственный кризис. Наиболее убедительное объяснение этой реакции можно объяснить, используя труды Николая Александровича Бердяева (1874-1948) который пишет, что социальный утопизм есть вера в возможность окончательной и безостановочной рационализации общественности, независимо от того рационализирована ли вся природа и установлен ли космический лад. Это краткое объяснение раскрывает главную проблему запада, его безудержной тяги к социальной утопии. Следовательно, позитивное отношение к культу разума постепенно вымирает, а с приходом Шопенгауэра и Ницше разум окончательно повержен в критике. На мой взгляд, иррационализм все же не является единым и самостоятельным философским течением. Это, скорее, характеристика и элемент различных философских систем и школ. Более или менее явные элементы иррационализма свойственны всем тем философиям, которые объявляют недоступными для научного познания некоторые сферы действительности (Бог, бессмертие, религиозные проблемы, вещь-в-себе и т. д.). С одной стороны, рассудок осознаёт и ставит подобные вопросы, но, с другой стороны, к этим сферам неприложимы критерии научности. Иногда и вовсе, большей частью неосознанно рационалисты в своих философских рефлексиях истории и общества постулируют крайне иррациональные понятия. Философский иррационализм, как известно, ориентирован с эпистемологической точки зрения на такие сферы как интуиция, интеллектуальное созерцание, переживание и т. д. Но именно иррационализм убедил исследователей в необходимости тщательно анализировать такие виды и формы познания, которые были обделены вниманием со стороны не только рационалистов, но и остались нерассмотренными во многих философских системах эмпиризма. Исследователи впоследствии часто отвергали свои иррационалистические формулировки, но многие серьёзные теоретические проблемы переходили в новые формы исследований: такие как, например, исследование креативности и процесса творчества. Вопрос об иррационализме, в особенности о философском иррационализме, следует отграничить от теоретической проблемы иррационального. Далеко не всякий теоретик, признающий наличие некоторого иррационального содержания, может быть назван иррационалистом. Иначе к этой категории пришлось бы отнести всех математиков, допускающих существование иррациональных величин, для выражения которых они вводят иррациональные числа. Очевидно, для того чтобы мыслитель, осознающий реальность некоторого иррационального содержания (содержаний), мог быть причислен к иррационалистам, необходимы по крайней мере два условия, радикально отличающие его способ мыслительной деятельности от способа действия математика. Во-первых, он должен отдать все свои предпочтения иррациональному содержанию, принимая именно его за истинное в противоположность рациональному и рационализируемому содержанию. Во-вторых, ему надлежит отказаться от каких бы то ни было попыток выразить это предпочитаемое им содержание в более или менее строго и четко очерченных понятиях, не говоря уже о математически формализуемых. Иначе говоря, признание самого факта существования иррациональных содержаний может превратиться в философский "изм" (иррационал-"изм") лишь при условии гипертрофии, односторонней абсолютизации этого факта: трансформации его в основополагающий принцип миросозерцания и соответственно фундаментальное требование гносеологии. Необходимо различать также понятия "иррационализм" и "мистицизм", поскольку первое из них относится к философскому, а второе -- религиозному сознанию. Иррационалист становится мистиком, когда он доводит свои рассуждения до вывода о существовании некоторого абсолютно непостижимого и недоступного уму божества; мистик становится иррационалистом, когда пытается артикулировать свои переживания на языке философии. Мистицизм, как правило, рассматривается в качестве еретического уклонения от ортодоксальной христианской религиозности, которая неизменно полагает разум в качестве важнейшего атрибута бога, а "трезвение" в качестве непременного требования подлинного благочестия. По аналогии с мистицизмом иррационализм можно понимать как некий род "ереси" в рамках западноевропейской философии, которая, начиная с греческой античности и вплоть до начала нашего века, характеризовалась явным преобладанием рационалистического устремления -- убеждения в том, что бытие имеет разумную основу.
Введение

Современное демократическое общество стремительно шагает вперёд, достигая всё новых и новых результатов в своём развитии. Происходящие изменения так или иначе затрагивают все страны вне зависимости от культуры. В большинстве своём люди предают внимание материальным ценностям, а демократическая культура является обманным понятием о счастье и прогрессе. Результатом служат технические открытия, которые мешают общаться человеку с природой. Это приводит к расстройству сознания, которое не может смириться, чтобы жить в гармонии с душой, телом и природой. Уже сегодня многие люди перестали стремиться общаться с Богом. Они уже верят в технические разработки. Люди в своём развитии пришли к тому, что демократическая культура общества дала сбой и стала деградировать. Первыми критиками, выступившими против культуры демократического общества, были такие, как Ницше, Шопенгауэр. В то время общество отклонило метод рационального познания. Он стал неактуален, к тому же возникло новое учение Гегеля. Он рассматривал все процессы как закономерность правильного использования. Гегель придавал огромное значение разуму, полагая, что тот отличает человека от всего животного мира, что душу человека познать невозможно. Идеи Гегеля заключались в том, что человек живёт, не используя логику жизни в материальном мире. Многие философы делали неоднократные попытки познать душу разной культуры, однако их старания были тщетны, ведь они не могли объединить воедино душу, тело, культуру и мир. Это направление в философии получило название пессимистическое, а самыми яркими представителями этого направления были Фридрих Ницше и Артур Шопенгауэр.
Содержание

Введение 3 1. Взгляды и идеи Артура Шопенгауэра 10 2. Взгляды и идеи Фридриха Ницше 18 3. Шопенгауэр и Ф. Ницше — основатели нравственной философии 20 Заключение 25 Список используемой литературы 26
Список литературы

1. Введение в философию: Учебное пособие для вузов. М., 2012. 2. Виндельбанд В. Философия в немецкой духовной жизни в XIX столетии. М., 2013. 3. Гайденко П.П. История новоевропейской философии. М., 2014. 4. Гриненко Г.В. История философии. Учебник. М., 2014. 5. Гулыга А.В. Немецкая классическая философия. М., 2016. 6. Кузнецов В.Н. Немецкая классическая философия второй половины XVIII - начала XIX века. М., 2019. 7. Кузнецов В.Н., Мееровский Б.В. Западноевропейская философия 18 века. М., 2016. 8. Спиркин А.Г. Философия: учебник / А.Г. Спиркин. - 2-изд. М.: Гардарики, 2008. 9. Философия: Учебник / Под ред. проф. В.Н. Лавриненко. - 2-е изд., исправ. и доп. - М.: Юристъ, 2016. 10. Философский энциклопедический словарь. - М., 2007. 11. Шопенгауэр А. Афоризмы житейской мудрости // Свобода воли и нравственность М., 2.
Отрывок из работы

1. А. Шопенгауэр: мир как воля и представление «Мир как воля и представление» (опубликовано в 1818 г., дополнено в редакциях 1844 и 1859 гг.) - работа Шопенгауэра. В предисловии автор поясняет, что материал произведения представлен систематически для облегчения его усвоения, но должен функционировать как единый организм, т.е. Х. как единая мысль. Шопенгауэр: «В зависимости от того, с какой стороны рассматривать эту индивидуальную мысль, оказывается, что это метафизика, этика и эстетика. И это действительно должно быть все, если это действительно то, что я, как уже упоминал, считаю. «В отличие от архитектурной системы, которая предполагает порядок, книга должна быть« единой мыслью ». Как уверяет Шопенгауэр, он должен «сохранять полное единство». Однако, если его можно разделить на части для ясности усвоения, соединение этих частей должно быть органическим, т.е. тот, где каждая часть поддерживает целое, как целое поддерживает его, где ни одна из частей не является первой или последней, где мысль в целом приобретает большую ясность через каждую часть, и даже самая маленькая часть не полностью понятна может быть, если не понять целого ». Ко второму изданию книги Шопенгауэр добавил приложение «Критика кантовской философии» как новое введение, которое состояло из 49 глав, то есть не уступало основному тексту по объему. Как объяснил Шопенгауэр, чтобы понять его книгу, нужно сначала изучить три источника: сочинения Платона, Канта и индуистскую философию, изложенную в Упанишадах, труд, который, по его мнению, немцы «только открывают». По словам Шопенгауэра, это представляет собой «самое реальное преимущество этого века перед предыдущим, поскольку влияние санскритской литературы на наше время, на мой взгляд, будет не менее глубоким, чем возрождение греческой литературы 15 века». Первая книга, «Мир как представление», начинается с утверждения: «Мир - это моя идея». Шопенгауэр считает, что эта истина применима ко всем живым существам, но только человек может донести ее до сознания. Согласно тезису автора, это мировоззрение как сознательное представление мира является отправной точкой философского духа. Шопенгауэр считает, что я могу быть уверен только в том, что «я не знаю ни солнца, ни земли, но я знаю только глаз, который видит это солнце, руку, которая воспринимает землю ...». Другими словами, человек знает, что «мир вокруг него существует только как репрезентация, то есть по отношению к другому, представителю, которым он сам является». Этот взгляд на мир выражает все виды всевозможных и мыслимых переживаний в мире. Это более общее понятие, чем понятие времени, пространства и причинности. С точки зрения Шопенгауэра: «... если каждая из этих форм, которые мы поняли как отдельные типы Основного Закона, важна только для отдельного класса представлений, то, наоборот, разделение на объект и субъект служит общей формой для все эти классы, эта форма, в которой вообще возможно и постижимо каждое представление, каким бы оно ни было - абстрактным или интуитивным, чистым или эмпирическим ». Согласно Шопенгауэру, «... все, что существует для знания, то есть весь этот мир, есть только объект по отношению к субъекту, созерцание созерцающего человека, одним словом, представление». Этот закон распространяется не только на настоящее, но также на прошлое и будущее. Знание проходит через взгляд, которым субъект смотрит на мир. Шопенгауэр формулирует вопрос: что это за тема? По его версии, «то, что все признает и никем не признает, - это проблема. Следовательно, он является носителем мира, общего, всегда присутствующего состояния всего, что появляется, каждого объекта; потому что только по теме есть все, что есть. Каждый оказывается таким субъектом, но только постольку, поскольку он знает, а не постольку, поскольку он является объектом познания. Объект - это уже его тело, которое мы поэтому называем представлением с этой точки зрения. Ибо тело является объектом среди объектов и подчиняется законам объектов, хотя это непосредственный объект. «Как любой объект созерцания, тело действительно подчиняется формальным условиям мысли, времени и пространства. Это приводит к множеству представлений: Шопенгауэр различает интуитивные представления, условиями которых являются время, пространство и причинность (интуитивный разум), и абстрактные представления или концепции (разум). Их объединяет то, что репрезентация - это встреча субъекта и объекта. Для Шопенгауэра материя, как и закон опыта, есть причинность. В этом смысле всякая интуиция интеллектуальна, и «абсолютная истина прямо или косвенно связана с ней». Шопенгауэр связывает свою философию с трансцендентальным идеализмом Канта и полагает, что он доведет свою критику до логического завершения. Вторая книга, «Мир как воля», начинается с мысли о том, что когда я признаю, что мир - это моя идея, я должен признать, что «мир - это моя воля». Воля раскрывается через внутренний опыт моего тела, которое отличается от самого тела, которое является лишь одним из многих объектов представления. Мое тело, в котором я существую в мире, проявляет себя как идентичный мне объект познания. Такое расширенное толкование концепции воли предполагает, что речь идет не только о психологическом качестве человека. Шопенгауэр пишет: «Каждый истинный акт его воли немедленно и неизбежно является движением его тела; он не может в действительности желать этого акта, не замечая в то же время, что этот акт проявляется как движение тела ... Действие тела есть не что иное, как объективированный, то есть акт воли, вошедший в созерцание ... Тело не что иное, как объективированное, то есть станет представлением; Воля - это априорное знание тела, а тело - апостериорное знание воли. «По схеме «М. асВ.иП.» является «познающим субъектом именно из-за этого особого отношения к своему собственному телу, которое вне этих отношений для него является только представлением, как и все другие, индивидуума». Шопенгауэр настаивает на приоритете бессознательной воли над сознательным интеллектом: «Воля - это сущность человека, а интеллект - его проявление». Рационально определенная воля есть не что иное, как высшая степень, цветок воли, который является сущностью всех живых тел на лестнице тел животных. Кроме того, его следует признать самой сутью сырья. Эта объединенная воля объективирована в природе, начиная с элементарной физической силы и кончая жизненной силой. Но не следует видеть в этом план, который свидетельствовал бы о божественном разуме: воля утверждается абсурдно, без причины или цели. Для Шопенгауэра вещь сама по себе остается неузнаваемой: термин «воля», который описывает наиболее известный нам феномен, позволяет нам думать о нем только в его «объективности». Но «воля как вещь сама по себе полностью отличается от своего внешнего вида и полностью свободна от всех своих форм, которые она принимает только в своем проявлении». Или: «Воля там, где знание освещает ее, всегда знает, чего хочет сейчас, чего хочет здесь, но никогда не знает, чего хочет в целом; У каждого действия есть цель, а у генерала - нет. Единственное самопознание воли в целом - это идея в целом, весь рассматриваемый мир. Он их объективность, их откровение, их зеркало. «В третьей книге« О мире как представлении »Шопенгауэр утверждает, что различные проявления индивидуальной воли, степень ее объективации, природные силы, виды животных и людей должны быть отождествлены с« идеями »Платона или« вещью в себе »Канта. рассматриваются как формы вне пространства и времени, что означает, что они не зависят от принципов разума. Автор пишет: «Время, пространство и причинность - это такие свойства нашего интеллекта, что одно реально существующее существо любого рода представляется нам множеством однородных, постоянно появляющихся и умирающих существ в бесконечной последовательности. Восприятие вещей такими средствами нашего интеллекта и, соответственно, восприятие имманентно; напротив, то, что известно о том, как происходит это восприятие, трансцендентно. Это достигается абстрактным путем с помощью Критики чистого разума, но в исключительных случаях может возникнуть и интуитивно. «Согласно Шопенгауэру, это происходит в эстетическом опыте. В этом типе опыта каждый может подняться до бескорыстного созерцания идей. Созерцание, по крайней мере, временно отменяет приоритет воли к жизни. Эстетическое удовольствие возникает через проявление способности распознавать, освобождает из служения воле и стал рассмотрением чистого объекта как чистого субъекта: «Возможный переход от обычного знания отдельных вещей к знанию идеи происходит внезапно, когда знание вырывается из службы воли и субъект перестает действовать именно по этой причине только для того, чтобы быть индивидуальным, и теперь есть чистый, безвольный субъект знания, который, согласно закону разума, больше не следует отношениям, а покоится в устойчивом созерцании объекта впереди и растворяется вне связи с другими объектами ». Позднее Шопенгауэр отмечает. "Яйцо индивид как таковой знает только отдельные вещи; чистая тема знаний - только идеи ». Знание в созерцании дает доступ к идеям, в то время как дискурсивное или абстрактное знание руководствуется принципом разума. Эти два вида знания диаметрально противоположны. У художника необычайная способность созерцать; Его гений - это своего рода избыток этой способности, как безумие. Шопенгауэр убежден, что «… сочетание настоящего гения с преобладающим интеллектом редко; Напротив, изобретательные личности часто подвергаются сильным эмоциям и действию необоснованных страстей. Очень энергетический эффект созерцания настолько превосходит бесцветные концепции, что не они, а этот эффект вызывает действия, которые по этой причине становятся необоснованными. Во время разговора они думают не столько о человеке, с которым разговаривают, сколько о теме разговора, которая им ярко представлена. Гений и безумие имеют точку соприкосновения, где они находятся близко друг к другу и даже сливаются друг с другом. «Гений свободен от силы принципа разума. Он признает идеи и становится самим собой,« зная их, коррелятом идей, поэтому уже не индивидуум, а чистый субъект знания ». Шопенгауэр добавляет, что все Люди могут испытать этот опыт хотя бы до определенной степени, «иначе они не смогли бы наслаждаться произведениями искусства». Чувство красоты и возвышенности предполагает эту способность. Гений идет дальше в познании такого рода, поскольку он способен воспринял идею, трансформировал ее и сделал видимым в своей работе: «Произведение искусства - это только средство, облегчающее признание идеи». Художник больше не признает реальность, а только идею. В своей работе он лишь пытается воспроизвести чистую идею. Он отличает ее от реальности: «Художник, который только распознал идею вне реальности, воспроизводит чистую идею в своем творении, отделяет ее от реальности и устраняет все препятствующие ей случайности. Художник позволяет увидеть мир его глазами. Тот факт, что его глаза таковы, что он знает суть вещей вне любых отношений, - это дар гения, врожденная способность. «В эстетическом созерцании, с одной стороны, знание об объекте объединяется как идея, а с другой - сознание человека, который распознает, то есть признает, чисто познающий предмет. Когда человеком в жизни руководит только воля, он испытывает потребности и желания, которые никогда не удовлетворяются. Но признание идеи «похоже на чистое созерцание, как способность раствориться в созерцании, потерять себя в объекте, забыть индивидуальность, как отказ от метода познания, который следует основному закону и только фиксирует отношения ... Субъект а объект уже находится вне течения времени и всех других отношений ». Затем Шопенгауэр разработал эту концепцию и проиллюстрировал ее на примерах из различных жанров искусства. Он показывает природу чувства возвышенного, а затем и чувства прекрасного: «Называя объект красивым, мы тем самым выражаем, что он является объектом нашего эстетического созерцания; он имеет двоякое значение; С одной стороны, видение этого объекта делает нас объективными, т.е. Если мы подумаем об этом, мы больше не узнаем себя как личность, а как чистый, свободный субъект знания. с другой стороны, мы воспринимаем в объекте не отдельную вещь, а идею ». Шопенгауэр исследует различные виды изящных искусств и показывает их специфические связи с эстетическим удовольствием: архитектура, скульптура, живопись. С его точки зрения, «арт-объект, изображение которого является целью художника и знание которого должно предшествовать его созданию в качестве зародыша и источника, является идеей». И далее: «Идея довольно созерцательная, и хотя это бесконечное множество отдельных вещей, она вполне ясна». Хотя в поэзии Шопенгауэра слова «прямо передают только абстрактные концепции, очевидна цель заставить слушателя думать этими словами, концепциями, которые представляют идеи жизни». Шопенгауэр ставит автобиографию над грандиозными историческими эпосами, в которых нет места описаниям психологии. Эту идею легче отразить в биографическом произведении. Высшая форма поэзии — трагедия как выражение человеческой судьбы. Музыка, по убеждению автора, имеет еще большее значение, поскольку она выражает не идеи, а непосредственно саму волю к жизни: “Музыка, обходя идеи и будучи независима также от явленного мира, полностью этот мир игнорирует… Музыка — такая же непосредственная объективация и отражение всей воли, как и сам мир, как идеи, явление которых во множественности составляет мир отдельных вещей. Следовательно, музыка в отличие от других искусств — отнюдь не отражение идей, а отражение самой воли, объектностъю которой служат и идеи…”. В книге четвертой “О мире как воле” излагается философия “практической жизни”. Но Шопенгауэр не выдвигает никакого нравственного императива: “Философия всегда носит теоретический характер, так как, каким бы ни был непосредственный предмет ее исследования, ей свойственно только рассматривать и изучать, а не предписывать… Добродетели не учат так же, как не учат гениальности. Для добродетели понятие столь же бесплодно, как для искусства, и может служить лишь орудием”. Шопенгауэр отличается определенным пессимизмом. В свете метафизики воли человеческий опыт открывает нам, что основу всякой жизни составляет страдание: “…Постоянное страдание есть существенное свойство жизни” или “Жизнь — это море, полное рифов и водоворотов; человек в силу осторожности и благоразумия их избегает и все же знает, что, даже если ему благодаря своим энергии и умению удастся проскользнуть меж ними, он все равно будет постепенно продвигаться к великому, полному, неизбежному и непоправимому кораблекрушению; что он идет курсом по направлению к собственной гибели, к смерти”. Шопенгауэр приводит множество примеров страдания: тщетность желаний, без конца появляющихся вновь и вновь, скука как основное человеческое чувство. По мнению философа, на уровне индивида утверждение воли к жизни выражается, прежде всего, в эгоизме и несправедливости. Эгоизм, просвещенный разумом, может подняться над несправедливостью и создать государство и право.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg