Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Право на неприкосновенность личности и жилища в уголовном судопроизводстве как важнейший элемент правового статуса личности: история и современность

one_butterfly 1900 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 76 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 08.05.2021
Объектом исследования являются общественные отношения в сфере правового регулирования реализации принципов неприкосновенности личности и жилища в уголовном процессе. Предметом исследования выступают международные нормы, нормы Конституции РФ, уголовно-процессуального законодательства, регулирующие реализацию принципов неприкосновенности личности и жилища. Цель исследования – проанализировать историю и содержание принципов неприкосновенности личности и жилища в уголовном судопроизводстве, а также выявить проблемы их реализации на практике. Задачи исследования: – рассмотреть историю развития принципов неприкосновенности личности и жилища в уголовном судопроизводстве; – проанализировать содержание принципов неприкосновенности личности и жилища в уголовном судопроизводстве; – выявить проблемы правового регулирования реализации принципов неприкосновенности личности и жилища.
Введение

Сегодня мировое сообщество рассматривает права и свободы личности как универсальный идеал, общечеловеческую ценность и нравственный фундамент общества. Права человека внетерриториальны и вненациональны, их признание, соблюдение и защита не являются только внутренним делом отдельного государства. Они являются объектом международно-правового регулирования. В правовом механизме подлинно правового государства должны занимать приоритетное место нормы, провозглашающие верховенство основных прав и свобод человека, обеспечивающие их охрану, надежность и гарантированность. Уважение прав и свобод человека представляет собой неотъемлемый элемент в повседневной общественной жизни. В качестве одних из основополагающих принципов свободы гражданина по праву можно назвать его право на неприкосновенность личности и жилища. Так, например, в статьях 3 и 9 Всеобщей декларации прав человека , ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах закреплено, что каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию. Данные основополагающие положения были воплощены в Конституцию Российской Федерации (далее – Конституция РФ) и в качестве основополагающих принципов закреплены в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее – УПК РФ). Если проанализировать нормы УПК РФ, посвященные правовому регулированию вопросов, связанных с лишением или ограничением свободы (задержание, избрание меры пресечения в виде ареста либо домашнего ареста, помещение в лечебно-психиатрическое учреждение для проведения судебной экспертизы), с ограничением прав на жилище то можно констатировать, что законодатель внес существенные коррективы в процедуру лишения гражданина свободы и привел ее в соответствие с требованиями Конституции РФ и международного права в этом вопросе. В Уголовно-процессуальном кодексе РФ принципам уголовного судопроизводства отведена отдельная глава 2. Однако отнесение к числу принципов ряда закрепленных в ней предписаний вызывает многочисленные возражения со стороны ученых-процессуалистов и практических работников, а законодательная конструкция некоторых «принципиальных» положений позволяет усомниться в возможности их постановки в один ряд с наиболее важными (базовыми) нормами УПК РФ. Один из наиболее спорных принципов – это принцип неприкосновенности личности в уголовном процессе. С его реализацией в теории и практике постоянно возникают споры и проблемы. Например, определённые категории должностных и иных лиц обладают специальным статусом и им предоставлены повышенные правовые гарантии (в первую очередь – неприкосновенность личности), призванные оградить их от неправомерного вмешательства в профессиональную деятельность, оказания давления, в том числе и путём привлечения к уголовной ответственности. Также существенное значение имеет уровень законодательного закрепления и особенности осуществления права на уважение жилища, провозглашенного в ч. 1 ст. 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод . Право личности на неприкосновенность жилища закреплено в большинстве международно-правовых актов, ратифицированных Российской Федерацией. Такой подход обеспечивает право на неприкосновенность частной жизни, уважение личной и семейной тайны, уважение чести и достоинства личности в уголовном судопроизводстве, поскольку именно эти правомочия ущемляются в наибольшей степени в случае производства следственных действий, ограничивающих право на неприкосновенность жилища. В настоящее время возникла необходимость в более четком и полном правовом регулировании отношений, связанных с производством следственных действий в жилище. Представляется, что приоритетной тенденцией дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства и практики его применения будет являться моделирование норм, обеспечивающих воплощение в жизнь права личности на неприкосновенность жилища, закрепленного в ст. 25 Конституции РФ и международных договорах. Таким образом, закрепляя неприкосновенность личности и жилища в качестве принципов уголовного процесса, законодатель подчеркнул тем самым, что данные постулаты есть основные, исходные положения.
Содержание

Введение 2 Глава 1. Право на неприкосновенность личности и жилища в уголовном судопроизводстве как важнейший элемент правового статуса личности: история и современность 6 1.1. История возникновения и становления права на неприкосновенность личности и жилища в уголовном судопроизводстве 6 1.2. Правовая природа неприкосновенности личности и жилища в уголовном судопроизводстве 14 Глава 2. Реализация права на неприкосновенность личности и жилища в современном российском уголовном судопроизводстве 27 2.1. Основания, порядок производства следственных действий, связанных с ограничением неприкосновенности личности и жилища 27 2.2. Значение судебного контроля за проведением следственных действий, ограничивающих право личности на неприкосновенность жилища 32 2.3. Проблемы правового регулирования реализации принципа неприкосновенности личности и жилища 42 2.4. Международные стандарты в реализации права личности на неприкосновенность жилища. Правоприменительная практика Европейского суда по правам человека 52 Заключение 65 Библиографический список 69
Список литературы

I. Нормативно–правовые акты: 1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // Российская газета. – 1993. – 25 декабря. - №237. 2. Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) // Российская газета. – 1995. – 05 апреля. - № 67. 3. Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 (с изм. от 13.05.2004) // Собрание законодательства РФ. – 2001. – 8 января. - № 2. – ст. 163. 4. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 20. – Ст. 2143. 5. Международный пакт о гражданских и политических правах (принят 16.12.1966 Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. - № 12. 6. Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г. // Российская газета. – 23.06.1995. - № 120. 7. Венская декларация о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века (принята на Десятом Конгрессе Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Вена, 10-17 апреля 2000 года // http://www.un.org/russian/documen/declarat/vendec.htm. 8. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 15.10.2020) // Российская газета. – 2001. – 22 декабря. - № 249. 9. Федеральный закон от 15.07.1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (в ред. от 15.04.2006 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 29. – Ст. 2759. 10. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в ред. от 2.12.2005 г.) // Российская газета. – 18.08.1995. – № 160. 11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 № 23 (ред. от 23.06.2015) «О судебном решении» // Российская газета, 2003. – 26 декабря. – № 260. 12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.06.2017 № 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)» // Российская газета, 2017. – 9 июня. – № 125. 13. Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик, утв. Постановлением Чрезвычайного VIII Съезда Советов СССР от 5 декабря 1936 г. // Известия ЦИК СССР и ВЦИК. – 1936. – 6 декабря – № 283. (утратил силу). 14. Конституция СССР (принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва 7.10.1977 г.) // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. – 12.10.1977. – № 41. – Ст. 617. (утратил силу). 15. Конституция (Основной Закон) РСФСР (принята ВС РСФСР 12.04.1978) (ред. от 10.12.1992) // Ведомости ВС РСФСР. – 1978. – № 15. – ст. 407. (утратил силу). 16. Постановление Чрезвычайного XVII Всероссийского Съезда Советов от 21 января 1937 г. «Об утверждении Конституции (Основного Закона) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» // Собрание узаконений РСФСР. – 1937. – № 2. – Ст. 11. (утратил силу). 17. Постановление ВЦИК от 15 февраля 1923 г. «Об утверждении Уголовно-процессуального кодекса РСФСР» // Собрание узаконений РСФСР. – 1923. – № 7. – Ст. 106. (утратил силу). 18. Уголовный кодекс РСФСР от 26.05.1922 // Собрание узаконений РСФСР. – 1922. – 01 июня. – №15. – с. 153. (утратил силу). 19. Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 30.07.1996) // Свод законов РСФСР. – 1996. – Т. 8. – с. 497. (утратил силу). 20. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960 г.) // Свод законов РСФСР. – 1960. – Т. 8. – с. 613. (утратил силу). II. Материалы судебной практики: 21. Обзор судебной практики Верховного суда РФ по уголовным делам за первый квартал 2005 г. // СПС Гарант. 22. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2005 год // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. - № 7. 23. Дурга (Doerga) против Нидерландов (жалоба № 50210/99) Постановление Европейского Суда по правам человека. Страсбург, 27 апреля 2004 года // СПС «Гарант-Максимум». 24. Крюслен (Kruslin) против Франции. Судебное решение от 24 апреля 1990 г. Краткое неофициальное изложение обстоятельств дела // СПС «Гарант-Максимум». 25. Макгинли (Mcginley) и Иган (Egan) против Соединенного Королевства. Судебное решение от 9 июня 1998 г. Краткое неофициальное изложение обстоятельств дела // СПС «Гарант-Максимум». 26. Мюррей (Murray) против Соединенного Королевства. Судебное решение от 28 октября 1994 г. Краткое неофициальное изложение обстоятельств дела // СПС «Гарант-Максимум». 27. Нимитц (Niemietz) против Германии. Решение Европейского Суда по правам человека от 16 декабря 1992 г. // СПС «Гарант – СтройМаксимум». 28. Функе (Funke) против Франции: судебное решение от 25 февраля 1993 г. // СПС «Гарант-Максимум». 29. Чепмен (Chepman) против Соединенного Королевства (жалоба № 27238/95) Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 января 2001 г. // СПС «Гарант – СтройМаксимум». III. Научная и учебная литература: 30. Абдрашитова, В.З. Прецедентный характер решений Европейского Суда по правам человека/ В.З. Абдрашитова // Российская юстиция. – 2006. – № 11. – 276 с. 31. Баев О.Я. Тактика уголовного преследования и профессиональной защиты от него. Следственная тактика: Научно-практическое пособие – М.: Издательство «Экзамен», 2013. – 432 с. 32. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс: Учебник. – М., 2004. – 522 с. 33. Бессарабов, В.Г., Быкова Е.В., Курочкина, Л.А. Европейские стандарты прав и свобод человека и гражданина в российском уголовном процессе. – М., 2005. – 287 с. 34. Бородинов В.В. Судебный контроль как способ предупреждения беспредметного обыска // Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории, законодательства и практики применения (к 5-летию УПК РФ): материалы междунар. науч. практ. конф. М.: МГЮА, 2007. – 543 с. 35. Быков В.М. Актуальные проблемы уголовного судопроизводства. Казань: Познание, 2008. – 382 с. 36. Васильев А. Защита права на неприкосновенность жилища лицом, у которого производится обыск // Законность. – 2005. - № 3. – 149 с. 37. Галдин М. В. О допустимости протокола осмотра в качестве доказательства при ограничении прав проживающих в жилище лиц // Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики России и стран СНГ: материалы международной научно-практической конференции, посвященной 85-летию со дня рождения проф., д.ю.н. Ю.Д. Лившица. Часть II. – Челябинск: Цицеро, 2014. – 248 с. 38. Герасимова Л.И. Реализация принципа неприкосновенности жилища при производстве следственных действий // Адвокат. – 2005. - № 1. – 124 с. 39. Головко, Л.В. Заключение на проект Закона РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам оперативно-розыскной деятельности» / Л.В. Головко // http://zonakz.net/articles/21935 40. Гуськова, А.П. Значение конституционных начал для обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина в Российском уголовном судопроизводстве / А.П. Гуськова // Реализация положений Конституции Российской Федерации в законодательстве: материалы международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию Конституции Российской Федерации. – 4.2. – Челябинск, 2003. – 467 с. 41. Еникеев З.Д. Проблемы мер пресечения в уголовном процессе. – Уфа, 1991. – 212 с. 42. Жеребятьев, И.В. Судебный порядок выдачи разрешения на производство отдельных процессуальных действий / И.В. Жеребятьев // Уголовное право. – 2005. – № 2. – 424 с. 43. Зинец Р. А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: процессуальные и организационные аспекты: дис. канд. юрид. наук. Волгоград: ВА МВД России, 2005. – 357 с. 44. Ивлиев Г.П. Основания применения мер процессуального принуждения. Автореф. дисс. канд. юр. наук. – М., 1986. – 59 с. 45. Кальницкий В.В. Следственные действия: Учебное пособие. – Омск: Омская академия МВД России, 2013. – 322 с. 46. Капинус Н.И. Процессуальные гарантии прав личности при применении мер пресечения в уголовном процессе: Автореф. диссер. д.ю.н. – М., 2011. – 29 с. 47. Квашис В. Преступность и правосудие: Ответы на вызовы XXI века // Российская юстиция. – 2000. – № 9. – 197 с. 48. Ковтун Н. Н. Судебное «санкционирование» следственных действий // Уголовное судопроизводство. – 2017. – № 3. – 132 с. 49. Колоколов Н.Н. Меры пресечения имущественного характера // Российская юстиция. – 1998. – № 12. – 284 с. 50. Колоколов Н.А. Оперативный судебный контроль в уголовном процессе. М.: Юрист, 2008. – 297 с. 51. Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / под общ. ред. В.А. Туманова и Л.М. Энтина. – М.: Издательство НОРМА, 2002. – 345 с. 52. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под ред. А.Я. Сухарева. – М.: Издательство НОРМА, 2002. – 644 с. 53. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. В.И. Радченко. – М., 2016. – 569 с. 54. Корнуков В.М., Куликов В.А., Манова Н.С. Принцип личной неприкосновенности и его реализация в российском досудебном производстве. Саратов: СГАП, 2006. – 372 с. 55. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. – М., – 2002. – 351 с. 56. Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. – М., 1964. – 232 с. 57. Лопаткина, Н. Реализация принципа неприкосновенности жилища в уголовном судопроизводстве / Н. Лопаткина // Российская юстиция. – 2002. – №11. – 184 с. 58. Мепаришвили Г.Д. Неприкосновенность жилища: уголовно-процессуальные аспекты // Государство и право. – 2005. – №5. – 140 с. 59. Насонов С.А. Право на неприкосновенность жилища // http://sergeinasonov.narod.ru/Home.doc 60. Наумов А.М. Развитие принципа состязательности в УПК РФ // Право и политика. – 2005. – № 8. – 173 с. 61. Орлов А.В. Конституционные нормы, обеспечивающие обвиняемому право на защиту в российском уголовном процессе: автореф. дис. канд. юрид. наук. Саратов: СЮИ МВД России, 2004. – 78 с. 62. Писарев А. В. Актуальные проблемы правового регулирования производства осмотра жилища // Уголовное досудебное производство: проблемы теории и практики: Материалы межвузовской научн. практ. конференции. – Омск: Омский юридический институт, 2004. – 185 с. 63. Рудинский Ф.М. Неприкосновенность жилища как правовой институт // Советское государство и право. – 2006. – № 8. – 165 с. 64. Рябцева Е.В. Судебное санкционирование в уголовном процессе России. М.: Юрлитинформ, 2010. – 249 с. 65. Свиридов М.К. Соотношение функций разрешения уголовных дел и судебного контроля в деятельности суда // Правовые проблемы укрепления российской государственности: сб. ст. / под ред. Ю.К. Якимовича. Томск: Том. гос. ун-т, 2001. – Вып. 7. – 86 с. 66. Серебров Д.О. Судебный контроль за законностью и обоснованностью производства следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы личности: дис. канд. юрид. наук. Н. Новгород: НА МВД России, 2004. – 97 с. 67. Соловьев А. Б. Обеспечение обоснованности проведения осмотра в жилище, обыска и выемки в жилище в исключительных случаях, не терпящих отлагательства // Уголовное право. – 2004. – № 2. – 258 с. 68. Смешкова Л. В. Реализация принципа неприкосновенности жилища при производстве следственного осмотра // Современное право. – 2015. – №12. – 197 с. 69. Сутягин К.И. Основания и процессуальный порядок исключения недопустимых доказательств в ходе досудебного производства по уголовному делу. М.: Юрлитинформ, 2008. – 234 с. 70. Трашкова С. М. Гарантии прав личности на стадии возбуждения уголовного дела // Защита прав человека в формирующемся гражданском обществе: выполнение Россией обязательств по обеспечению прав человека, принятых в связи с ее вступлением в Совет Европы: сборник трудов конференции. – Красноярск, Филиал СПб ин-та вн. экон. связей, экономики и права в г. Красноярске, 2014. – 272 с. 71. Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности. М.: Экзамен, 2003. – 456 с. 72. Фомин М. А. Обыск в современном уголовном процессе России : учеб. практ. пособие. М.: Юрлитинформ, 2006. – 487 с. 73. Ягофаров, СМ. Международные стандарты по правам человека и российская правоприменительная деятельность / СМ. Ягофаров // Ученые записки: сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета / под ред. А.П. Гуськовой. – Выпуск 5. – Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2007. – 489 с.
Отрывок из работы

Глава 1. Право на неприкосновенность личности и жилища в уголовном судопроизводстве как важнейший элемент правового статуса личности: история и современность 1.1. История возникновения и становления права на неприкосновенность личности и жилища в уголовном судопроизводстве В разные исторические периоды понятие прав человека, их содержание и объем не были одинаковыми. Современные права личности, зафиксированные в международных документах и конституциях государств, представляют собой результат длительного становления и развития стандартов современного правового, демократического общества. Декларативность конституционных положений, связанных с неприкосновенностью жилища и неприкосновенностью личности, наглядно проявлялась в отсутствии реальных и фактических гарантий, как в отраслевом законодательстве, так и в усиленном нормотворчестве исполнительных органов власти. Например, в действовавших в то время Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. (далее – УК РСФСР 1922 г.), а затем и Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. (далее – УК РСФСР 1960 г.) отсутствовала какая-либо ответственность за нарушение неприкосновенности жилища и неприкосновенности личности. В то же время в них была предусмотрена ответственность за преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. Действующий после принятия российской Конституции 1937 г. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923 г. (с последующими изменениями и дополнениями) при производстве обысков и выемок не предусматривал их проведения с санкции прокурора или на основании постановления суда. В Уголовно–процессуальном Кодексе РСФСР 1960 г. (далее УПК РСФСР 1960 г.) впервые появляются статьи, касающиеся неприкосновенности жилища и тайны переписки (ст. 12), и защиты неприкосновенности личности (ст. II). В советский период в литературе существовало мнение о том, что неприкосновенность жилища – это лишь одно из правомочий неприкосновенности личности, а не самостоятельное право. Конечно, не подвергается сомнению тот факт, что неприкосновенность жилища и неприкосновенность личности – взаимосвязаны. Но в то же время они, по сути, самостоятельные права, регулирующие различные сферы взаимоотношений государства и человека. Право на неприкосновенность жилища – это, прежде всего, защита частной жизни от посягательств на нее третьих лиц, некая территориальная сфера автономии личности, уединение человека от внешнего мира. Исходя из вышеизложенного материала, необходимо отметить, что Основные Законы 70-х гг. претерпели свое качественное изменение в сторону дальнейшего развития основных прав и свобод человека и гражданина. Это видно из различного содержания самих понятий «обеспечения» и «гарантирования». Изучаемые принципы не являются новыми для уголовно-процессуального законодательства РФ. В Конституции Союза ССР 1977 г. статья, регулирующая право граждан на неприкосновенность личности (ст. 54), фактически ничем не отличается от подобной статьи Конституции СССР 1936 г. (ст. 127). Единственным существенным признаком отличия можно назвать то, что Основной Закон развитого социализма (в отличие от предшествующего) призван не обеспечивать данное право, а гарантировать его. Сказанное относится и к Конституции РСФСР 1978 г. Содержание принципа неприкосновенности личности существенно изменилось в УПК РФ по сравнению с УПК РСФСР 1960 г. А.М. Наумов по этому поводу пишет: «Подвергся значительной редакции в сравнении со ст. 11 УПК РСФСР 1960 г. изложенный в ст. 10 УПК РФ принцип неприкосновенности личности» . При сравнении изложения данных принципов в новом и старом УПК РФ можно выделить следующие основные отличия: 1) если УПК РСФСР говорил только об аресте, то есть о заключении под стражу, то ч. 1 ст. 10 УПК РФ говорит также и о задержании лица по подозрению в совершении преступления; 2) если ч. 1 ст. 11 УПК РСФСР дословно повторяла содержание ст. 54 Конституции (Основного закона) СССР от 07.10.1977 и о том, что никто не может быть подвергнут аресту иначе как на основании судебного решения или с санкции прокурора, то ч. 1 ст. 10 УПК РФ базируется на положениях ч. 2 ст. 22 Конституции РФ, которые гласят, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов; 3) если ч. 2 ст. 11 УПК РСФСР 1960 года давала лицу, подвергшемуся аресту, право на обжалование и судебную проверку законности и обоснованности содержания под стражей (ст. ст. 220.1 - 220.2 УПК РСФСР 1960 года), то новый УПК РФ по вполне понятным причинам данный институт упразднил; 4) если ч. 5 ст. 11 УПК РСФСР 1960 года обязывала только прокурора немедленно освободить всякого незаконно лишенного свободы или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного законом или судебным приговором, то ч. 2 ст. 10 УПК РФ расширила перечень должностных лиц, в чью обязанность это входит, и расширила перечень оснований для освобождения. Теперь уже суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель (а не только прокурор) обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного уголовно-процессуальным законом; 5) в соответствии с положениями ч. 1 ст. 10 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года о том, что «все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности», закон формулирует требование о том, что «лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью» (ч. 3 ст. 10 УПК РФ). Непосредственно порядок содержания подозреваемых и обвиняемых под стражей регламентируется Федеральным законом № 103-ФЗ от 15 июля 1995 года «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» . Помимо простого, не конкретизированного закрепления охраны неприкосновенности личности в указанном УПК РСФСР наблюдалась даже некоторая жесткость законодательства. Так утверждалось, что никто не мог быть подвергнут аресту иначе, как на основании судебного решения или санкции прокурора. Но, с другой стороны, это был обыкновенный перенос действующей конституционной нормы на отраслевое законодательство без дальнейшей ее детализации. Аналогичным являлось дальнейшее закрепление конституционного права на неприкосновенность жилища в УПК РСФСР. На наш взгляд, с позиций сегодняшнего дня, с учетом передового зарубежного опыта только суд или судья может беспристрастно принять решение о допустимости правомерного проведения обыска и вхождения в жилище по следующим причинам: – обыска, как правило, нарушает не одно конституционное право гражданина, а несколько: право на неприкосновенность личности, чести, достоинства; право на неприкосновенность жилища, неприкосновенность личной, частной жизни (что, правда, не было закреплено в действовавших в то время Конституциях); тайну переписки и др.; и здесь только суд правомерен решать о выдаче необходимой санкции. – санкционирование проведения обыска органом, непосредственно осуществляющим дознание и следствие, может привести и приводит к произволу данных органов. Передача указанной функции (выдача санкций на проведение обысков и иное проникновение в жилище) юрисдикционному органу (суду) позволит избежать ошибок и произвола и, самое главное, – предвзятого отношения со стороны государственных институтов к гражданам, повысит уровень их защищенности. Сказанное полностью подтверждается передовыми стандартами, утвердившимися в странах западной демократии . Исходя из вышеизложенного материала, вызывает возражение позиция, основывающаяся на том, что порядок, основания, процедура обысков, предусмотренные, например, в ранее действовавших ст. 168-172 УПК РСФСР, есть реальные уголовно-процессуальные гарантии конституционного права на неприкосновенность жилища: действительная государственная охрана жилья от незаконных вторжений, обысков и других посягательств со стороны должностных лиц. Дальнейшее совершенствование конституционных прав на неприкосновенность личности и неприкосновенность жилища происходило, благодаря наметившейся тенденции демократизации советского общества во второй половине 80-х годов – начале 90-х годов . Закрепление на конституционной основе права на неприкосновенность частной жизни (ст. 40 Конституции РСФСР 1978 г., в редакции от 21 апреля 1992 г.) существенно усилило роль права на неприкосновенность жилища. Это связано с тем, что общая политика демократизации заставила государство отойти от существовавшей ранее политики тотального вмешательства в индивидуальную сферу взаимоотношений человека с человеком. Начал меняться характер взаимоотношений личности и государства. В условиях демократии и гражданского общества государство стремится сохранить сферу частной жизни, оно провозглашает и гарантирует разнообразные конституционные права. Особое значение имеют: право собственности, возможность использования имущества в гражданском обороте, право на жилище с повышением роли самого человека решать, где и как жить, то есть включение жилища в сферу товарно-денежных отношений. Отличительной чертой Основного закона РСФСР в редакции 1992 г. является закрепление в соответствующей норме права на свободу и личную неприкосновенность в ст. 39, в отличие от прежних Конституций, где закреплялось только право на неприкосновенность личности. Включение ст. 39 в Основной Закон РСФСР 1978 г. (в ред. 1992 г.) о свободе и личной неприкосновенности, скорее всего, стало следствием новой политики государства в сфере демократии, прав и свобод человека и гражданина. Эти базовые положения, закрепляющие право на свободу и личную неприкосновенность, создают препятствия при нарушении прав и свобод, как со стороны самого государства, так и со стороны третьих лиц. Право на жилище является самостоятельным правовым институтом, который имеет свою конституционную основу. Нет никаких оснований препятствовать закреплению права на жилище в конституционных нормах; подобный подход, в свою очередь, способствует более полной реализации многих других прав граждан и расширяет правовую базу таких прав, как право на неприкосновенность жилища и право на неприкосновенность частной жизни. В Основном Законе (Конституции РСФСР) 1978 г. неприкосновенность жилища просто гарантировалось государством. Теперь же, ст. 41 Конституции РСФСР (в ред. 1992 г.) утверждалось, что уже само по себе «жилище неприкосновенно». При этом прямо не сказано о наличии или отсутствии каких-либо гарантий со стороны государства, хотя последние, разумеется, не просто весьма желательны, а необходимы по существу. Начиная с 90-х гг. новой конституционной доктриной в центр внимания ставятся не воля и интересы государства, а интересы человека и гражданина, их частная жизнь. Эти интересы не зависят от политической конъюнктуры государства, когда оно могло по своему усмотрению либо в зависимости от каких-либо условий «гарантировать» право на неприкосновенность жилища. Исходя из вышеизложенного, можно констатировать развитие конституционного права на неприкосновенность жилища в период 90-х годов, усиление начал естественного права над позитивным, государственным правом. Исследуя конституционные права и свободы человека и гражданина, в частности, право на неприкосновенность жилища, нельзя не упомянуть о следующем немаловажном факте . Впервые, начиная с зарождения советского конституционализма, произошло закрепление основных прав и свобод не по принципу наличия гражданства, когда право, в частности, на неприкосновенность жилища, закреплялось лишь за советским гражданином, а абсолютно за каждым человеком, независимо от пола, расы, гражданства и других факторов. Есть все основания назвать это переломным моментом в развитии отечественного конституционного законодательства, связанного с тенденцией открытости и стремлением интеграции России в международное сообщество. Все серьезные изменения, связанные с усилением роли основных прав и свобод человека и гражданина, в том числе и права на неприкосновенность жилища, отразились в Конституции РФ 1993 г. Согласно ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения. Теперь осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения (ч. 1 ст. 12 УПК РФ). Если проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве осмотра в соответствии со ст. 165 УПК РФ (ч. 5 ст. 177 УПК РФ). Обыск и выемка в жилище теперь могут производиться только на основании судебного решения, принимаемого в порядке ст. 165 УПК РФ (ч. 2 ст. 12, ч. 3 ст. 182, ч. 2 ст. 183 УПК РФ). Таким образом, законодатель и здесь пошел по пути передачи властных полномочий по санкционированию следственных действий от прокурора – суду. Подытожив, можно сделать вывод, что длительное время закрепление конституционных прав на неприкосновенность личности и жилища, так же их осуществление было неполным и ограниченным. Нарушение права на неприкосновенность жилища, отсутствие должной ответственности за вмешательство в частную жизнь были распространенными явлениями, что делало его во многом неполноценным и фиктивным. Потребность в реализации анализируемого права достаточно велика и, одновременно, не лишена проблем в современных условиях. Указанный аспект связан с тем, что нет еще отлаженного механизма реализации многих конституционных норм. Идет медленное становление независимой судебной власти, нет административной юстиции, не создана оптимальная структура правоохранительных органов. 1.2. Правовая природа неприкосновенности личности и жилища в уголовном судопроизводстве Право на свободу и личную неприкосновенность, закрепленное в ст. 22 Конституции РФ, гарантируется многими международно-правовыми актами, являющимися в силу ст. 15 Конституции РФ, составной частью российской правовой системы. В ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод говорится: «1. Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом: а) законное содержание лица под стражей на основании признания его виновным компетентным судом; б) законный арест или задержание лица за невыполнение законного решения суда или с целью обеспечения исполнения любого обязательства, предписанного законом; в) законный арест или задержание лица, произведенные с тем, чтобы оно предстало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения; г) задержание несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное задержание, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом; д) законное задержание лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг; е) законный арест или задержание лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого предпринимаются меры по его высылке или выдаче. 2. Каждому арестованному сообщаются незамедлительно на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение. 3. Каждое арестованное в соответствии с положениями пункта 1 (с) данной статьи лицо незамедлительно доставляется к судье или к другому должностному лицу, уполномоченному законом осуществлять судебные функции, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может ставиться в зависимость от предоставления гарантии явки в суд. 4. Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство, в ходе которого суд безотлагательно решает вопрос о законности его задержания и выносит постановление о его освобождении, если задержание незаконно. 5. Каждый, кто был жертвой ареста или содержания под стражей, произведенных в нарушение положений данной статьи, имеет право на компенсацию, обладающую исковой силой». Принцип неприкосновенности личности определяет основания и условия ограничения свободы человека в уголовном судопроизводстве, а также круг процессуальных гарантий от произвольного нарушения права на личную неприкосновенность. Указанные нормативные акты исчерпывающе определяют круг лиц, в отношении которых может допускаться ограничение свободы и личной неприкосновенности при производстве по уголовному делу. Из смысла ст. 10 УПК РФ следует, что такими лицами, прежде всего, могут быть подозреваемый и обвиняемый в совершении преступления. Кроме того, такими лицами могут быть потерпевший и свидетель (например, в случае помещения в медицинский или психиатрический стационар). Рассматриваемый принцип определяет и основания ограничения свободы лиц в уголовном судопроизводстве. К таким основаниям, согласно ч. 2 ст. 10 УПК РФ, следует отнести: задержание, лишение свободы, помещение в медицинский или психиатрический стационар. Применение каждой из названных мер уголовно-процессуального принуждения возможно только при наличии надлежаще доказанного фактического основания и соблюдения условий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом. Принцип неприкосновенности личности также устанавливает, что ограничение свободы в уголовном судопроизводстве допускается только на строго определенный срок, по истечении которого лицо должно быть немедленно освобождено. Так, согласно ч. 1 ст. 10 УПК до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. УПК РФ устанавливает максимальный срок содержания под стражей (ст. 109 УПК РФ), в медицинском или психиатрическом стационаре (ст. 203 УПК РФ) . Важнейшей гарантией неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве является предоставление права ограничения свободы гражданина только суду. Лишь для кратковременного задержания подозреваемого (на срок не более 48 часов) судебное решение не требуется. В соответствии с ч. 2 ст. 10 УПК РФ, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного УПК РФ. УПК РФ закрепил неприкосновенность жилища (ст. 12) в качестве самостоятельного принципа уголовного судопроизводства, в связи с чем существенно изменил основания, порядок и условия производства следственных действий, ограничивающих соответствующее конституционное право граждан. Право на неприкосновенность жилища является одним из важнейших в международном праве и закреплено во многих международных правовых актах. Так, согласно ст. 12 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. «никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища». Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г. предусматривает, что не должно быть никакого вмешательства со стороны государственных органов в пользование этим правом, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах государственной и общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц. Согласно ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах никто не может подвергаться произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность жилища. Законодательством предусмотрены основания и порядок ограничения принципа неприкосновенности жилища. Согласно ст. 5 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» органы (должностные лица), осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при проведении оперативно-розыскных мероприятий должны обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции. В соответствии с ч. 1 ст. 12 УПК РФ осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных частью пятой статьи 165 УПК РФ. В исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя без получения судебного решения. В действующем УПК РФ в качестве следственного действия, в ходе которого происходит непосредственное обнаружение доказательств, назван осмотр. Порядок его производства установлен в ст. 177 УПК РФ. С точки зрения соблюдения требований неприкосновенности жилища необходимо выделить и рассмотреть следующие проблемы. Общепризнанно, что место происшествия – это место, на котором было совершено преступление, или иное место, обследование которого имеет значение для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Таким образом, понятия «место происшествия» и «место совершения преступления» совпадают далеко не во всех случаях . Представляется, что законодатель намеренно избегает применять термин «место преступления», поскольку деяние в любом случае нельзя считать преступлением до того момента, пока не вступил в законную силу обвинительный приговор суда. Как показывает изучение практики, основная проблема возникает при разграничении двух видов осмотра – осмотра места происшествия и осмотра жилища – в тех случаях, когда жилище подпадает под признаки места происшествия. При разработке УПК РФ была взята на вооружение концепция, согласно которой конституционное право на неприкосновенность жилища должно обеспечиваться равным образом. Данная концепция весьма последовательно реализована в ст. 29 УПК РФ, в ч. 2 которой установлено, что и осмотр жилища при согласии проживающих в нем лиц (п. 4), и обыск либо выемка в жилище (п. 5) производятся только на основании судебного решения. Поэтому в настоящее время подразделение осмотра на такие две разновидности, как осмотр места происшествия и осмотр жилища, утратило свою актуальность. Если местом происшествия является жилище, то производство осмотра без оформления согласия проживающих в нем лиц незаконно. Ссылка на то, что для осмотра места происшествия согласия не требуется, вряд ли может убедить прокурора, осуществляющего надзор за предварительным следствием, и тем более суд. Однако подобное объяснение может быть воспринято как правдоподобное самим лицом, жилище которого подвергается осмотру.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 62 страницы
1550 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 66 страниц
1650 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg