Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / КУРСОВАЯ РАБОТА, МИКРО-, МАКРОЭКОНОМИКА

Глобальная медиаэкология: микро и макро информационные войны

cool_lady 636 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 53 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 10.04.2021
Целью работы является изучение явления глобальной медиаэкологии в контексте макро и микро информационных войн. Задачи исследования: 1 Реконструировать явление медиаэкологии; 2 Исследовать проявление глобальной и локальной медиаэкологии; 3 Рассмотреть явление информационной войны как предмет борьбы микроуровня медиаэкологии; 4 Провести анализ и определить, какие из явлений иллюстрируют информационные войны в макро и микро формате. Объект исследования – процессы глобальной медиаэкологии. Предмет исследования – микро и макро информационные войны. Осмысление категорийного аппарата микро и макро информационных войн является одним из редких и новых направлений научной деятельности. Этим обуславливается новизна исследования. Следует отметить, что сегодня как в отечественной, так и в зарубежной научной литературе изложено значительное количество идей и обоснованных предложений теоретического и практического характера, касающихся проблем деструктивного влияния медиа на человека, эффективного потребления медиаконтента, целенаправленного использования информации, и технологий в ходе достижения целей в любой сфере. Особенно важными авторами-теоретиками по теме медиаэкологии для меня стали идеи М.Маклюэна, [Степанов, 2011], [Дзялошинский, 2012], [Федотов, 1999], [Шапцев, 2003], [Бондаренко, 2017]. В вопросе, касающемся информационных войн – [Дементьева, 2014], [В.В. Кихтан, З.Н. Качмазова, 2018], [В.Лисичкин, Л.Шелепин, 1999] с их книгой 1999 года «Третья мировая информационно-психологическая война», [Кунакова, 2012], [Самохвалова, 2011], [Вирен, 2013] и другие. В эмпирической части методологической базой моего исследования являются такие теоретические методы как нарративный анализ, кейс-метод и классификация. Детально рассмотрены примеры макро и микро информационных войн. Курсовая работа состоит из двух глав: теоретической части и эмпирического исследования. Первая глава включает в себя 4 параграфа, в содержании которых раскрывается тема исследования, а именно: понятие медиаэкологии, история данной научной дисциплины, её уровни и разновидности по масштабу. Также в теоретической части в последнем параграфе исследуется такое явление как информационная война и то, как она регулируется медиаэкологией. Эмпирическая часть исследования посвящена выявлению макро информационных войн по определённым критериям. Изучение и анализ произошедших событий как актов информационной войны в глобальном (макро) и локальном (микро) масштабе. Промежуточные результаты исследования апробированы на Международной научно-практической конференции «Язык, дискурс, интеркультура в коммуникативном пространстве»-2019.
Введение

Современный этап развития отличается ускоренной информатизацией и высоким темпом жизни, чем то было 5-10 лет назад. Новые коммуникационные технологии и средства коммуникации способствуют переоценке ценностей и потребностей на современном рынке. Главным товаром сегодня становятся знания и информация, именно они востребованы в большем проценте относительно всего остального [Тихомиров, 2011]. В день человек получает объем информации, соизмеримый примерно по содержанию со 174 газетами. Такие данные появились в СМИ от группы исследователей из Южнокалифорнийского университета под руководством доктора М. Гилберта. Учёные утверждают, что человечество за всю историю накопило около 295 эксабайт информации. Эксабайт = 1000 петабайт, петабайт = 1000 терабайт, а терабайт = 1000 гигабайт. Исследование показало, что за последние 30 лет потребление информации выросло в 5 раз. Знание стало главным ресурсом в постиндустриальном обществе, социуме «третьей волны». Человек обрел новую среду обитания – информационную. Д. Рашкофф определяет её как «инфосферу», Н. Кириллова как «медиакультуру», Е. Цуканов как «символическую инфоноосферу», где огромные возможности имеют СМИ и некоторые сферы (политическая, экономическая и другие), которые действуют через такие инструменты как журналистские издания/редакции [Степанов, 2011]. Информационный взрыв не может пройти бесследно. Количество информации продолжит увеличиваться, понижая эффективное потребление человеком медиаконтента. Именно медиаэкология – научная дисциплина, регулирующая процессы коммуникации, распространения и потребления информации, занимается вопросами удачной адаптации человека в медиасреде. Определения «микро информационных войн», «макро информационных войн» и понятия «информационной войны» в целом относятся к числу дискуссионных в современном мире. Информационное воздействие типично для конфликтов нашего времени. Всё чаще физические вооруженные столкновения заменяются информационной борьбой, что объясняет актуальность заявленной темы.
Содержание

Введение 3 1 Медиаэкология как явление информационного общества 6 1.1 К вопросу об изучении медиаэкологии 6 1.2 Глобальная и локальная медиаэкология 11 1.3 Информационные войны как предмет борьбы микроуровня медиаэкологии 14 1.4 Инструментарий информационных войн 21 1.4.1 Структура и составляющие макро информационных войн 21 1.4.2 Структура и составляющие микро информационных войн 23 2 Микро и макро информационные войны как реалии сегодняшнего дня и прошедших десятилетий 24 2.1 Макро информационные войны на примере крупнейших актов противоборств глобального масштаба 24 2.1.1 Холодная война как самый яркий пример макро информационной войны 27 2.1.2 Грузино-осетинский конфликт как пример глобальной информационной войны 36 2.2 Микро информационные войны как ежедневное явление в современной России 42 2.2.1 Конфликт ФАС России и компании Google как пример микро информационной войны 42 2.2.2 Спор «Транснефти» и «Сбербанка» 46 2.3 Сравнительный анализ инструментария макро и микро информационных войн 49 Заключение 51 Список использованных источников 53
Список литературы

1 Semali, L.M. Literacy in Multimedia America. New York – London: Falmer Press, 2000. P. 13. 2 Бондаренко, Е.А. «Медиаэкология: выбор пути», 2017. – URL: http://mic.org.ru/2017g/23-nomer-2017/665-mediaekologiya-vybor-puti 3 Борхсениаус, А.В. «Информационная война: проблема теоретической интерпретации», 2016. – URL: https://cyberleninka.ru/article/v/informatsionnaya-voyna-problema-teoreticheskoy-interpretatsii 4 Бредшоу, П. СМИ 21-го века, 2009. – URL: http://habrahabr.ru/post/54808/ 5 Вирен, Г. Современные медиа: Приемы информационных войн. М.: Аспект Пресс, 2013. 126 с. 6 Ворошилова, М.Б. Политический креолизованный текст: ключи к прочтению. Екатеринбург, 2013. 194 с. 7 Грузино-Осетинская война. М., - 2011,- 56 С. 8 Гузев, С.А., Комиссарова, М.Н. Информационные войны: типы и особенности // Современные наукоемкие технологии. – 2013. – № 10-2. – С. 232-233. 9 Данилов, А. Информационные войны против России: от Ивана Грозного до Владимира Путина // Служу Отечеству. 2013. № 10. С. 68. 10 Дементьева, К.В. «Информационная война и социальная ответственность журналистов», 2014. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/informatsionnaya-voyna-i-sotsialnaya-otvetstvennost-zhurnalistov 11 Дзялошинский, И.М. «Медиапространство россии: экологический аспект», 2013. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mediaprostranstvo-rossii-ekologicheskiy-aspekt 12 Дискуссия «У истоков «холодной войны» // Международная жизнь. 1990. № 10. С. 129–146. 13 Доценко, А. В., Иванов, А. Ю. Антимонопольное регулирование, цифровые платформы и инновации: дело Google и выработка подходов к защите конкуренции в цифровой среде // Закон. 2016. №2. С. 31–45. 14 Замятин, Д.Н. Власть пространства: от образов географического пространства к географическим образам // Вопросы философии. 2001. № 9; Юнгблюд В.Т. «Образы российской империи» и внешнеполитическое планирование в США в 1944–1945 гг. // США: Экономика. Политика. Идеология. 1998. № 6. 15 Зиновьев, А. На пути к сверхобществу. – M., 2000. – С. 445. 16 Кабисов, В.А. «Фазы Грузино–югоосетинского Конфликта», 2016. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/fazy-gruzino-yugoosetinskogo-konflikta 17 Кихтан, В.В., Качмазова, З.Н. «Информационная война: понятие, содержание и основные формы проявления», 2018 – URL: https://cyberleninka.ru/article/v/informatsionnaya-voyna-ponyatie-soderzhanie-i-osnovnye-formy-proyavleniya 18 Котеленец, Е.А. «Пропаганда без правил, или информационное противостояние в условиях «холодной войны», 2015. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/propaganda-bez-pravil-ili-informatsionnoe-protivostoyanie-v-usloviyah-holodnoy-voyny 19 Кунакова, Л.Н. «Информационная война как объект научного анализа (понятие и основные характеристики информационной войны)», 2012. – URL: http://www.gramota.net/materials/1/2012/6/30.html 20 Лисичкин, В., Шелепин, Л. «Третья мировая информационно-психологическая война». М., 1999. – С. 448 21 Пичугина, О.А. «Новый урбанизм в современных политических коммуникациях», 2015. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/novyy-urbanizm-v-sovremennyh-politicheskih-kommunikatsiyah-1 22 План мероприятия по усилению антиамериканской пропаганды на ближайшее время. Документ агитпропа ЦК от 01.03.1949. – URL: http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/69577 23 Решение ФАС России от 18.09.2015 по делу № 1-14-21/00-11-15. URL: http://solutions.fas.gov.ru/ca/upravlenie-regulirovaniya-svyazi-i-informatsionnyh-tehnologiy/ad-54066-15 (дата обращения: 29.02.2016). 24 Самохвалова, В.И. «Глобальный мир как пространство современных информационных войн», 2011. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/globalnyy-mir-kak-prostranstvo-sovremennyh-informatsionnyh-voyn 25 Самохвалова, В.И. «Специфика современной информационной войны: средства и цели поражения», 2011. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/spetsifika-sovremennoy-informatsionnoy-voyny-sredstva-i-tseli-porazheniya 26 Степанов, В.А. «Медиаэкология: опыт демаркации научного направления», 2011. Сборник работ 68-й научной конференции студентов и аспирантов Белорусского государственного университета: в 3-х ч.: ч. 3. – Минск: БГУ, 2011. – С. 107-109. 27 Степанов, В.А. «Наука медиаэкология: понятие, предмет, объект, уровни», 2011. – URL: http://media-ecology.blogspot.com/2011/02/blog-post_19.html 28 Тагильцева, Ю.Р. «Локальные информационно-психологические войны: особенности развития в современной России», 2009. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/lokalnye-informatsionno-psihologicheskie-voyny-osobennosti-razvitiya-v-sovremennoy-rossii 29 Тихомиров, В.П. Мир на пути smart education. Новые возможности для развития // Московский государственный институт экономики, статистики и информатики, 2011. 30 Тоффлер, Э. Третья волна. М. : АСТ, 2010. 784 с. 31 Фатеев, А.В. Образ врага в советской пропаганде, 1945–1954. М., 1999. URL: http://psyfactor.org/lib/fateev0.htm 32 Федотов, М.А. Экология информации. // Российская юстиция. -1999. - № 12. - С. 29 – 30. 33 Чудинов, А.П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры (1991—2000). – URL: http://www.philology.ru/linguistics2/chudinov-01.htm 34 Чумакова, В.П. «Роль Герберта Маршалла Маклюэна в социологии медиа и формировании научного направления «медиаэкологии», 2015. – URL: http://www.mediascope.ru/1695 35 Шапцев, В.А. Информационная экология информационного общества // Информационная экология. Сборник статей. Материалы семинара «Информационная кампания по пропаганде экологических знаний в информационном обществе». – М.: Высший химический колледж РАН, 2003. – С.33-44.
Отрывок из работы

1 Медиаэкология как явление информационного общества 1.1 К вопросу об изучении медиаэкологии Экологические вопросы начали регулярно появляться на глобальной повестке дня в 1960-х и начале 1970-х годов. В 1972 году в Стокгольме прошла Конференция ООН по проблемам окружающей человека среды, где было сформировано исследовательское сообщество по международной политике в сфере экологических изменений. Примерно в этот же временной отрезок формируется экология человека – социальная экология, изучающая закономерности взаимодействия общества и окружающей среды, а также практические проблемы ее охраны и безопасности. Экологические проблемы, причиной которых стало общественное развитие, спровоцировали возникновение ряда общественно-политических движений («Зелёные», «Кедр» и др.), выступающих против загрязнения окружающей среды и других негативных последствий научно-технического прогресса. Всё вышеперечисленное послужило поводом возникновения процесса, который обозначается как экологизация всех сфер человеческой жизни и изучающих эти сферы научных направлений. В частности, всё более отчетливо осознается необходимость использовать экологический подход для осмысления процессов, происходящих в сфере информации и коммуникации [И.Дзялошинский, 2012]. Это объясняется тремя важнейшими событиями, что произошли в прошлом веке и изменили мир: 1 Человечество из мира информационной недостаточности шагнуло в эру информационного перегруза; 2 Ранее правительство испытывало необходимость в информационной поддержке всех видов медиа, сейчас чиновники, кандидаты и прочие могут сами распространять информацию о себе, например, через социальные сети; 3 Из мира, где люди нуждались в СМИ, чтобы удовлетворить потребность в информации, мы оказались в эпохе, где каждый из нас может самостоятельно производить информацию и генерировать инфоповоды. Данные события повлекли за собой следующие, одни из ключевых последствий: 1 Возникновение «новых медиа» (интернет-СМИ, цифровая речь, персонифицированный контент); 2 Интерактивность – люди становятся участниками процесса создания контента, а статистика посещаемости тех или иных «новых медиа» даёт понять, чего хочет аудитория и что ей интересно; Сегодня среднестатистический человек, проживающий в развитой стране, контактирует с медиа около одиннадцати часов в день [Semali, 2000]. В мире действует в районе 13 млрд устройств, с помощью которых люди становятся активными участниками медиапространства и процессов медиакоммуникации. Стоит отметить, что количество присоединяющихся удваивается каждые 5–6 лет. Сегодня на нашей планете ежедневно передается около 183 млрд сообщений электронной почты (более 2 млн сообщений в секунду). Каждый день пользователи делают примерно 1,6 млн записей в блоги. Ежеминутно на видеохостинг «YouTube» выгружаются видеоматериалы общей продолжительностью в 20 часов [Эванс, 2010]. Число пользователей сети удвоилось менее чем за 5 лет и превысило 2 млрд человек, 50 млн которых граждане России. Сегодняшнюю обстановку в медиасфере можно назвать информационным взрывом – процессом постоянного увеличения скорости и объёмов информации в масштабах планеты [Урсул, 1975]. Период 1960?1970-е гг. стал крайне значимым в социологических исследованиях, в том числе и в тех, что так или иначе связаны с изучением коммуникации. В это время сформировалось и было развито большое число новых теорий, концепций и исследований. Среди прочего начало своё формирование такое направление, как медиаэкология. Данная научная дисциплина интегрировала в себя идеи Маклюэна и социологов этого значимого периода [Чумакова, 2015]. Появилось понятие «медиаэкология», с помощью которого обозначается междисциплинарная область знаний на стыке социальной экологии и медийных наук. Данная дисциплина изучает проблемы взаимодействия человека и информационной среды обитания, которую полностью формируют медиа. Хотя по официальным данным концепт «медиаэкологии» предложил Нейл Постман в свой речи на Национальном съезде преподавателей английского языка в 1968 году, ученый признавал, что термин ввел никто иной, как Маршал МакЛюэн, чьи книги «Галактика Гуттенберга» и «Понимание медиа» вышли в 1962 и 1964 гг. соответственно [Дзялошинский, 2012]. В тот момент Н.Постман придерживался теории о том, что «медиаэкология – это учение о медиа как о среде». Школа медиаэкологии стала результатом ярого стремления реформировать образование [Чумакова, 2015]. Автором термина является Маршалл Маклюэн. Понятие «медиаэкология» появилось сравнительно недавно, меньше века назад в 1968 году в США и Канаде. Медиаэкология не фокусируется на каком-то одном типе медиа – это теория, которая охватывает все аспекты существования медиа в принципе. Стоит отметить, что медиаэкология как дисциплина в целом не столь подвержена изучению и научному рассмотрению, сколько её самые острые составляющие – информационные войны, пропаганда и прочее. Расширение проблематики социологии коммуникаций, произошедшее в 1960?1970-х гг. за счет структурализма, семиотики, драматургического подхода, теории практик и т.д., имеет много общего с концепцией медиа Маклюэна. Несмотря на это, данные теории не устанавливают категорию медиа в центр своего исследования, тогда как медиаэкология, выросшая из идей Маклюэна и соединившаяся с вышеназванными подходами, позволяет сделать именно это – поставить медиа в центр программы изучения. Таким образом, концепция Маклюэна выступает в роли связующего звена между медиа и социологией конца XX в. и начала XXI в. Неслучайно в XXI в., в эре информации, отчетливо виден ренессанс идей М.Маклюэна по причине импликации его теории на так называемые новые медиа (Интернет, мобильную телефонию и т.д.). Важно и то, что концепция медиа Маклюэна позволяет социологии уйти от категории «массмедиа» и перейти к категории «медиа» в полном её понимании, так как персональные средства коммуникации сегодня уже не могут быть названы средствами массовой коммуникации (СМК) [Чумакова, 2015]. Медиаэкология – это раздел духовной экологии, рассматривающий основные принципы медиарепертуара, культуры медиавосприятия; создание крепкого иммунитета против низкокачественных медиатекстов, приобщение к медиакультуре, овладение духовно-нравственными и эстетическими критериями оценки медийных образов [Хилько, 2000]. В данном исследовании медиаэкология рассматривается с ракурса её влияния на социум, поэтому я считаю уместным привести более узкое и точное определение понятие, которое гласит, что медиаэкология изучает роль медиа в социальном развитии [Степанов; цит. по: Маклюэн, 1976]. Сегодня информационное пространство больше обычного подвержено инфоллюции, поскольку информация из ценности превращается в товар, досуг, отдых и в некоторых случаях в мусор в особенности в digital-пространстве. Медиаэкология на микроуровне, взаимодействие человека (индивида) и медиа, в первую очередь помогает человеку адаптироваться в медиасреде, что предполагает защиту от деструктивного влияния медиа: патогенных потоков рекламы, пропаганды агрессии, информационной перегрузки, информационного шума и загрязнения – инфоллюции. Как? Формирует у человека навыки эффективного использования медиаинструментов и поглощения медиапродуктовх. Например, эффективный поиск, обработка и хранение необходимой информации [Степанов, 2011]. Медиаэкология на мезоуровне, где социальные институты взаимодействуют с медиа, стремится сохранить информационный баланс в обществе, вступившем в фазу "третьей волны" [В.Степанов; цит. по: А.Тоффлер]. Именно на этом уровне существует проблема ликвидации «цифрового разрыва» между разными социальными группами, обеспечение открытого доступа к информации [Степанов, 2011]. Современное состояние данного научного знания распространённо представлено в работах В.А.Степанова. Медиаэкология делится на три уровня своего масштаба функционирования: 1 Микроуровень – взаимодействие человека и информационной среды, существование в символьной реальности, которая формируется при помощи и полном участии массмедиа. Цель медиаэкологии на этом уровне – адаптация человека в медиасреде и формирование навыков максимально эффективного использования медиатехнологий, рационального пользования информационными ресурсами, оптимизация отношений "человек-медиа". Также этот уровень отвечает за выработку механизмов защиты от деструктивного влияния медиа (своего рода "гигиена медиа" или "привитие иммунитета"), такого как: 1 пропаганда; 2 манипуляции сознанием; 3 воздействие на психику; 4 высокопатогенные потоки рекламы; 5 "культивация" агрессии и распространение порнографии; 6 информационные войны; 7 наноконструирование реальности; 8 информационная перегрузка; 9 "инфоллюция" (информационное загрязнение среды обитания). 2 Мезоуровень – ступень групп и сообществ. На этом уровне медиаэкология изучает взаимодействие медиа и социальных институтов, влияние медиатехнологий на жизнь общества. Медиа рассматривается в контексте создания и развития культуры. 3 Макроуровень – рассматривает глобальную информационную среду, инфосферу и медиапространство в целом. Здесь речь идет о глобальных и наиболее общих принципах и тенденциях развития медиатехнологий, эволюции медиа, появлении новых видов и последствий трансформаций и развития для будущего. В России впервые медиаэкологические идеи появлись в Указе Президента РФ от 20 марта 1993 г. "О гарантиях информационной стабильности и требованиях к телерадиовещанию". Данный Указ утвердил Минимальный стандарт требований к телерадиовещанию, в котором упоминается об "электронной экологии", и говорится о желательном снижении информационной "загрязненности" телерадиопрограмм, а также о повышении требований к культурному уровню [Федотов, 1999]. Процесс информатизации несёт в себе негативные аспекты, которые противоречат положительным явлениям и позитивной динамике теперь уже информационного общества. Возрастающий по объему информационный шум, с одной стороны, и отсутствие правовых основ и в целом возможностей его ограничения, с другой, не дают уверенность в эффективности, релевантности и позитивном влиянии медиатехнологий на человека и окружающую его среду. Это и есть медиаэкология, дисциплина, изучающая проблему информационной нравственности граждан, эколого–информационной гармонии общества [Шапцев, 2003]. Таким образом, медиаэкология является важнейшим научным явлением в эпоху информационного общества. Для формирования здорового и открытого медиапространства вокруг человека и общества в целом, а также для эффективного потребления медиаконтента в эру информационного шума нам необходима данная научная сфера. 1.2 Глобальная и локальная медиаэкология Медиаэкология возникла в период «экологизации наук»: экология, определяемая как учение о взаимодействии человека и окружающей среды, становится междисциплинарной областью знаний, оформившись в «новую интегрированную дисциплину» [Степанов, 2011]. Дифференцированная на 3 уровня функционирования, медиаэкология представляет собой явление глобального и локального масштаба. Обсуждая вопросы глобальной медиаэкологии, мы понимаем под ней макроуровень, а именно устройство глобальной медиасреды, ноосферогенез, обеспечение коэволюции человека и медиатехнологий. На данном уровне медиаэкология философски и максимально масштабно осмысливает и оценивает социокультурные эффекты медиа, изучает медиакультуру и феномены информатизированного общества, топологию медиареальности, пытается создать комплексную картину медиапроцессов, спрогнозировать дальнейшее развитие технологий коммуникации и сформировать «экоцентрическое мышление» в отношении информационных процессов [Степанов, 2011]. Медиа таким образом в состоянии усиливать или ослаблять социальные процессы не только через придание определенным событиям статуса, трансляцию установленных норм и ценностей, поддержание конформизма, поддержание необходимого политического строя и т.д. и т.п., но и через организацию восприятия человеком реальности, своего жизненного мира, повседневности и т.д. Так, понимание медиа Маклюэном сближается с социологией повседневности и теорией практик [Чумакова, 2015]. Глобальное в медиаэкологии отражается, в первую очередь, в идеях М.Маклюэна. Согласно идеям теоретика, медиасреда обладает свойством перманентной изменчивости, то есть, с точки зрения Маклюэна, любая медиасреда непрерывно трансформируется и вместе с тем трансформирует социум. Изменения медиасреды, по теории Маклюэна, происходят через перемены «фигуры» и «фона». Каждое новое появившееся медиа меняет взаимосвязи между существовавшими ранее [Чумакова, 2015]. Локальная медиаэкология неразрывно связана с понятием медиаобразования. Серьёзные формы приобрела в России проблема вредного влияния медиа на детей и подростков. Исследователи и внимающая им общественность выделили несколько поведенческих и эмоциональных сдвигов, которые происходят в детской и подростковой среде под воздействием интернет-технологий [Дзялошинский, 2012]. Практическое освоение медиапространства (умения соблюдать этику общения в медиапространстве, понимать направленность медиатизированного диалога; степень участие в создании и функционировании медиапространства) будет протекать безболезненно исключительно под влиянием локальной медиаэкологии. На локальном уровне, например, школьном, вузовском, городском мы обозначаем медиаэкологию как базовую стратегию формирования медиакультуры – культуры общества на новом этапе развития [Бондаренко, 2017]. При большом разнообразии традиционных и новых медиа в мегаполисе, как общегородских, так и гиперлокальных, возникает проблема качественного медийного городского дискурса. Одна из задач местной власти в современном информационном обществе – реализация возможностей для такого дискурса и прозрачное управление им. При этом важно, чтобы в дискурс было вовлечено как можно больше участников – горожан, поскольку они являются теперь не только получателями городской информации, но и ее создателями благодаря развитию интернет-технологий и становлению информационного общества [Пичугина, 2015]. И.М.Дзялошинский называет медиапространство территорией угроз. В связи с этим возникают вопросы о разработке более или менее внятной глобальной программы действий по преобразованию отношений между человечеством и медиасредой. Создание новых социальных движений, целью которых было бы продвижение идей экологии медиапространства в гражданском обществе – является мерой локальной медиаэкологии, поскольку социальные движения для внедрения должны быть создана согласно всем внешним факторам конкретного общества [Дзялошинский, 2013]. Итогом вышесказанного может стать цитата и конкретные прогнозы. Как писал И.М,Дзялошинский в статье «Медиапространство России: экологический аспект» от 2013 года: «Люди не господа, а часть природы, в том числе и информационно-коммуникационного универсума». Эта цитата как нельзя хорошо иллюстрирует эру информационного мира, в которой сейчас живет человек. Несмотря на очевидные плюсы мировой информационной эволюции (большая доступность информации человеку вне зависимости от его происхождения, возрастание образовательного контента и прочее), над нами угроза информационного потопа (неконтролируемого увеличения информации), нарастание информационного и коммуникационного неравенства как в глобальном, так и в локальном порядке, повышающаяся зависимость социальных институтов и общества от СМИ. 1.3 Информационные войны как предмет борьбы микроуровня медиаэкологии Как пишет Л.Н.Кунакова, «существует множество аргументированных концепций информационной войны и отсутствует общепринятое определение обозначенного понятия». В условиях становления информационного общества, развития и господства информационных технологий, термин «информационная война» не только стал знаково-символическим в публицистической и политической лексике, но и начал активно использоваться в качестве самостоятельной категории в научном дискурсе. По определению Г.В. Вирена «информационная война – это комплекс мероприятий по информационному воздействию на массовое сознание для изменения поведения людей и навязывания им целей, которые не входят в число их интересов, а также защита от подобных воздействий». Мир в двадцать первом столетии усеян информационными войнами. СМИ перестали следовать своим главным принципам – объективности, безоценочности и правдивой передачи информации, т.е. не приукрашенной личными суждениями. Всё чаще в журналистских материалах мелькает авторское «я считаю», «это правда» и прочее. Аудитории часто не оставляют выбора. Ей подают решение вместе с проблемой, что является в определенной степени манипуляцией сознания и навязыванием тех или иных идей, мыслей, ценностей. Также журналистика перестала быть беспристрастной и непредвзятой. Всё большее количество изданий обслуживает интересы политических и экономических верхушек, что априори исключает возможность СМИ быть объективными. Информирование общества, как функция СМИ, ушло на второй план. Журналистика стала инструментом не только межгосударственной, но и локально-политической борьбы. Не редко СМИ борются за влияние на общество и за власть. Информационная война, как правило, является составной частью вооруженного конфликта, хотя всё чаще случается так называемая чистая информационная война, когда никакое другое оружие, кроме информационного, не применяется [Рахинский, 2016]. Информационная война – это противостояние нового типа, объектом которой является сознание людей. Она основана на возможности управления и манипулирования общественным сознанием, подчинения воли человека. И это чаще всего происходит неосознанно для тех, кто подвергается информационно-психологическому воздействию [Лисичкин, Шелепин, 1999]. В ходе информационной войны важно достичь информационного превосходства. Главной целью сторон является возможность находить, обрабатывать и выдавать аудитории лишь ту информацию, которую обществу можно и нужно знать в контексте события и идеологии, принципов и преследуемых целей данного СМИ. Информационная война понимается как латентное воздействие информации на индивидуальное, групповое и массовое сознание при помощи методов пропаганды, дезинформации, манипулирования с целью формирования новых взглядов на социально-политическую организацию общества через изменение ценностных ориентаций и базовых установок личности. Информационная война является многоплановым и сложным феноменом, ведется в разных измерениях, предполагает использование обилия техник [Кунакова, 2012]. Информационно-смысловой удар дезориентирует человека; информационно-эмоциональный – разрушает его способность к адекватному восприятию, делает нечувствительным либо раздражительным; информационно-нравственный – разрушает в человеке прежние нормативные представления о добре и зле, и, наконец, информационно-исторический удар приводит к тому, что человек перестает понимать, кто он, и начинает забывать свои корни. Обсуждаемое явление является очень древним, а вот термин значительно моложе, причем происхождение термина вызывает разногласия. Большинство версий говорит нам о том, что «информационная война» стала так называться по окончании Холодной войны, когда перед США встали новые задачи [Вирен, 2013]. Официальным днем рождения информационных войн на Западе по версии В.И.Самохваловой является 18 августа 1948 г., когда Совет национальной безопасности США утвердил директиву 20/1 «Цели США в отношении России». Сама холодная война была названа «первой в истории человечества глобальной и всеобъемлющей войны нового типа», где главными средствами ведения этой мирной войны были средства идеологии, пропаганды, психологического воздействия [Зиновьев, 2000]. Также термин «информационная война» приписывают М.Маклюэну, поскольку он часто говорил, что «истинно тотальная война – это война с помощью информации». Что касается форм информационной войны – их широкое множество. Большинство отечественных исследователей говорит об информационно-психологической войне, некоторые же считают правильным называть подобную войну психологополитической, а также просто информационной. При этом сама информация становится действительно информацией, а не информационным шумом, только если она воспринята и осознана (понята, проинтерпретирована). Следовательно, информация должна быть подана так, чтобы привлечь внимание, зацепить эмоции, заинтересовать. При этом всякая информационная война остается войной программ, которые понимаются не только в узкоспециальном смысле (локально, в рамках микро информационной войны), но и в широком, общекультурном (глобально, как макро информационная война) [Самохвалова, 2011]. Выделяются три основных цели ведения информационной войны [Дементьева, 2014]: 1 Контроль над информационным пространством, использование его при защите собственных военных информационных функций от действий противника (контринформация); 2 Использование контроля над информацией для ведения информационных атак на врага; 3 Повышение общей эффективности вооруженных сил при помощи всеобщего использования военных информационных функций. Информационная война состоит из нескольких взаимосвязанных частей [Дементьева, 2014]: 1 Психологические операции, т.е. применение информации для влияния на сознание солдат противника; 2 Дезинформация, т.е. предоставление противнику ложной информации. Делится на: 1 «фейки» — фальшивые новости, которые сложно отличить от правды, так как они сопровождаются фотографией или видеороликом, снятым по другому поводу; 2 «утки» — ложные заявления, сделанные преднамеренно для оказания определенного влияния на общественное мнение; 3 Электронная война, т.е. создание ситуации, когда противник не может получить верную информацию; 4 Прямые информационные атаки, т.е. прямое информационное искажение информации без видимого изменения сущности, в которой она находится; 5 Меры безопасности, т.е. стремление избежать того, чтобы противник узнал наши возможности и намерения; 6 Физическое разрушение как одна из частей информационной войны, воздействующая на элементы информационных систем. Самое чувствительное место для информационного оружия — это психология человека. Специалисты самых разных областей, в том числе и медиалогии, многократно доказывали способность управления общественным сознанием с помощью психологического воздействия [Дементьева, 2014]. Мартин Либики, английский учёный, выделяет 7 форм информационных войн: 1 Командно-управленческая – направленная на каналы связи между руководителями и подчинёнными с целью лишить последних управления и координации сверху. Чаще встречается в актах локальных информационных войн; 2 Разведывательная – заключается в сборе и защите военно-значимой информации. В большинстве своём относится к макро информационным войнам; 3 Психологическая – информационная обработка населения в рамках как глобальных, так и локальных противоборств; 4 Хакерская – определённые действия, которые приводят к сбоям в работе связи. Оружием в данном виде войны выступают компьютерные вирусы. Так же, как в актах локальных, так и в глобальных информационных войнах; 5 Экономическая – информационная блокада и информационный империализм, где под блокадой подразумевается, прежде всего, перекрытие каналов коммерции. Данная форма ведения информационных войн наблюдается как в глобальном, так и в локальном масштабе; 6 Электронная – выведение из строя электронных средств связи: компьютерных сетей, сотовых вышек, радиоузлов и прочего. Проводится в рамках как глобальных, так и локальных противоборств; 7 Кибервойна – в отличие от хакерской войны конечной целью является захват информации чаще в актах макро информационной войны. Максимально глобальной и опасной считается психологическая война. Она оказывает информационное воздействие на широкие круги общественности. Для того, чтобы информационное воздействие оказалось эффективным необходимо частичное присутствие правды. На этом фоне могут поступать и необходимые порции ложных данных. Наиболее эффективный метод заключается в дифференциации явления, выделении истинных, но единичных фактов и отождествления их с самим явлением, т.е. создание на основе истинных фактов ложной информационной структуры. Сложные образования такого рода носят название политических мифов. Внедрение в сознание политических мифов позволяет заменить целостное мировоззрение неполным, искажающим реальную картину. Грамотное сочетание таких мифов изменяет отношение общества к определённой проблеме [Гузев, Комиссарова, 2013]. Ложь должна быть завуалирована каким-либо демагогическим приемом. Например, варварские бомбардировки именуются гуманитарными. При этом одна ложь должна непрестанно сменяться новой ложью, создавая тотальную информационную перегрузку и плотный информационный шум, в условиях чего прежняя ложь забывается до того, как сможет быть осмыслена и разоблачена. Сильными инструментами такого явления, как информационная война, стали как простые – повтор, специальное структурирование информации, ее дозирования и коллажирования и т. п.; так и сложные – построение сложных мифов, параллельных моделей мира, а также подрывные информационные акции.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Курсовая работа, Микро-, макроэкономика, 35 страниц
450 руб.
Курсовая работа, Микро-, макроэкономика, 28 страниц
350 руб.
Курсовая работа, Микро-, макроэкономика, 46 страниц
520 руб.
Курсовая работа, Микро-, макроэкономика, 45 страниц
420 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg