Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / КУРСОВАЯ РАБОТА, ИСТОРИЯ

Ликург: миф и история (проблемы историографии)

cool_lady 432 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 36 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 04.04.2021
В настоящее время множество исследователей полагают, что сведения о спартанском законодателе Ликурге настолько противоречивы, что нет оснований считать его исторической личностью. Законы, якобы введенные Ликургом, на самом деле были установлены в Спарте частично еще в VIII, но главным образом во второй половине VII в. до н.э.. Но несмотря на заведомую недостоверность биографии Ликурга, она содержит ценный материал о быте и законах спартанцев в эпоху их наивысшего могущества и расцвета их государства. Большинство древних авторов считали, что Ликург жил в эпоху учреждения Олимпийских игр и даже принял участие в выработке правил проведения этих общегреческих состязаний. Цель курсовой работы: выяснить, как в историографии решают проблему мифичности и историчности деятельности Ликурга. Поэтому перед нами стоят следующие задачи: 1.Определить круг исследователей, которые касались темы мифичности и историчности деятельности Ликурга. 2.Понять, на основании чего исследователи сделали свои выводы (выявить круг исторических источников ими используемых). 3.Оценить сложившуюся ситуацию в историографии.
Введение

Актуальность темы. Одна из самых интересных, сложных и запутанных про-блем спартанской истории - это законодательство Ликурга. Ни один из рассказов о знаменитом спартанском законодателе Ликурге не может считаться вполне достоверным. О происхождении этого законодателя, государственной деятельности и смерти существует огромное количество противоречивых фактов, мнений и предположений. Но больше всего споров у исследователей вызывает вопрос о времени его жизни, а точнее о его государственной деятельности. К великому сожалению, по истории спартанского государства до нас дошло скудный объем источников. По причине того, что в Спарте литература была неразвита. Отсутствовало искусство ораторства, политические трактаты, т.к. в Спарте существовал военизированный государственный строй. Основными источниками по истории древней Спарты являются труды древнегреческих авторов, а именно: Геродота, Фукидида, Ксенофонта, Аристотеля и Плутарха. Древнегреческий историк Геродот (484 - 425 гг. до н.э.) описал в «Истории в 9-ти книгах», основным содержанием которой это греко-персидские войны, политический и общественные строй Спарты, но уже со спартанскими инсти-тутами власти и «общины равных». Фукидид (460 - 395 гг. до н.э.), в своей «Истории», посвященной Пелопонес-ского войне, повествует о завоевании полуострова дорийцами и рассказывает о военной организации спартиатов. Греческий писатель Ксенофонт (430 - 355 гг. до н.э.) автор «Лакедемонской политии» показал государственный аппарат спартанского полиса, преобразо-вания Ликурга, воспитание детей и военной дело спартиатов. Его труд в осо-бенности ценен при изучении истории спартанского полиса. Плутарх (46 - 126 гг. н.э.) в «Сравнительных жизнеописаниях» выдающихся греков и римлян представляет биографию спартанского царя Ликурга и весьма подробно описывает его реформы, сыгравшие важную роль в социально-экономической жизни Спартанского государства. О Спарте слагал стихи на военно-патриатическую тему греческий поэт VII века до н. э.,Тиртей. По его стихам отчетливо видно, что наиболее цена в Лакедемоне была военная доблесть и храбрость. Тем не менее, объективность оценки истории Спарты древними авторами относительна, т. к. ни один из древних авторов не являлся спартиатом. Так же важен тот факт, что из-за противоборства Афин и Спарты - демократической и олигархической государственной системы - спартанские порядки часто недооценивались или идеализировались (например, у Ксенофонта). Хотя в сочинениях древних историков данные отрывочны и часто необъективны, только по их свидетельствам можно составить представления о политическом устройстве и общественной жизни спартиатов.
Содержание

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………..………..…3 1. Обзор на убеждения и споры древних авторов…………………………………..6 2. Большая ретра как источник……………………………………………......……19 3. Обзор на мнения современных исследователей…………..……………...……..27 ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………..…………………..34 Список использованных источников и литератур…………………....………36
Список литературы

Источники: 1. Геродот. История. Книга 8, 131 2. Страбон. География, X, 4, 19. 3. Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах, М.: издательство «Наука», 1994. 4. Aristoteles. Aristotelis Politica. Tertium ed. Franciscus Susemihl. Nova impres-sio corretior. Lipsiae. B.G.Teubner, 1894. Аристотель. Политика / Пер. С.А. Жебелева под ред. А.И. До-ватура. М.: Мысль, 1983. 270 с. (Соб. соч.: В 4 т.; Т.4). 5. Herodotus. Herodoti Historiae / Ed. Haiim B.Rose. Leipzig: Teubner, 1987. -Геродот. История в девяти книгах/ Пер. Г.А. Стратановского. Л.: Наука, 1972. 600 с. Литература: 1. Bengtson H. GG. Munchen, 1960. S. 85, Anm. 3. 2. Berve H. Sparta//Historische Vierteljahrschrift. 1929. Bd. 25. S. 9-14. 3. Busolt G. Griechische Geschichte. Bd. 1. S. 578. 4. Chrimes K. M. T. The Respublica Lacedaemoniorum Ascribed to Xenophon. Manchester, 1948 5. Meyer Ed. Lykurgos von Sparta. S. 213- 286. 6. Meyer Ed. Lykurgos von Sparta. S. 279. 7. Muller К.О. Die Dorier. Breslau, 1824. Bd 2. S. 5. 8. Андреев Ю. В. К проблеме "Ликургова законодательства"... С. 58 и прим. 66. 9. Андреев Ю. В. Спарта как тип полиса. С. 215, прим. 72. 10. Грот Дж. Из истории Греции Грота / Пер. с англ. Ф. Ненарокомова. СПб., 1860. 11. Доватур А. И. Политика и Политии Аристотеля. М.; Л., 1965. С. 214. 12. Печатнова, Л.Г. Кризис спартанского полиса / Л.Г. Печатнова [Электронный ресурс]. - СПб, 1999. - Режим доступа: http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1406845000 - Дата доступа: 10.04.2020. 13. Печатнова, Л.Г. Формирование Спартанского государства (VIII-VI вв. до н.э.): учеб. пособие / Л.Г. Печатнова [Электронный ресурс]. - Спб: Издательство Санкт-Петербургского университета, 1997. - Режим доступа: www.centant.pu.ru/…/pech022.htm. - Дата доступа: 10.05.2020.
Отрывок из работы

1. ОБЗОР НА УБЕЖДЕНИЯ И СПОРЫ ДРЕВНИХ АВТОРОВ. Законодательство Ликурга считается одним из проблемных вопросов не только у современных ученых, но также этим вопросом неоднократно задавались и древние ученые, которые не имели точного свидетельства о личности этого реформатора, времени проведения его преобразований и их содержании. Частично это можно объяснить отсутствием в Спарте собственной историографии. Но, если говорить о внешнем мире, то там о жизни спартанцев имели очень смутное представление. Жизнь внутри Спарты тщательно скрывалась. Такова была принципиальная политика спартанского правительства, начиная, примерно с середины VI в. Об этой основательно оберегаемой закрытости спартанского государства намекает Фукидид, когда повествует, что его сведения о спартанцах весьма ограничены из-за "тайны их государственного устройства" (V, 68, 2; 74, 3). В какой-то степени, именно из-за отсутствия достоверных фактов огромную роль стали приобретать мифы и легенды. Этот процесс мифотворчества шел как внутри, так и вне Спартанского государства. Его политическое лидерство и необычная внутренняя структура у теоретиков полиса вызывали неутолимый интерес к тем механизмам, которые сумели обеспечить подобный эффект. Однако для Платона и Аристотеля Спарта стала эталоном стабильности и даже была положена в основу концепции их идеального полиса. По причине того, что уже в античности историческая Спарта и ее мифологи-зированная модель переплелись в сложный и запутанный симбиоз, поэтому выделить какое-то историческое зерно в предании о первоначальной реформе представляется неимоверно сложной задачей. И для ее решения необходимо, прежде всего, дать оценку дошедшей до нас античной традиции о первоначальной реформе. Поэтому в этом разделе мы и попытаемся оценить соответствующую традицию с точки зрения ее исторической достоверности. Большая часть древних авторов соотносят древнейшее законодательство Спартанского государства с именем Ликурга. Однако имя Ликурга именно как спартанского законодателя впервые можно встретить только у Геродота, т. е. значительно поздно – а это не ранее середины V в. Весь объем источников до Геродота носят только фрагментарный характер. Этим и объясняется тот факт, что в дошедших до нас фрагментах Тиртея, Алкмана и других поэтов архаического периода, связанных со Спартой, имя Ликурга ни разу и не встречается. Но сам факт того, что в одном из фрагментов Тиртея излагается содержание Большой Ретры, а это, в свою очередь, главный законодательный документ первоначальной реформы (fr. 3 Diehl), поэтому это говорит о достоверности всего предания. В первую очередь необходимо перечислить все основные источники по зако-нодательству Ликурга в их хронологическом порядке. Так же стоит отметить, что сведения Геродота о ранней истории Спарты представляют для нас исключительную ценность. Как верно отметил американский историк прошлого столетия Ч. Старр, "Геродот знал Спарту, и притом очень хорошо, еще до того, как Пелопоннесская война замаячила на горизонте, т. е. до того, как афинские предубеждения и афинская идеализация внесли в эту картину серьезные искажения". Вот как описывает Геродот ситуацию в Спарте до и после Ликурга: "Прежде у лакедемонян были даже почти что самые дурные законы из всех эллинов, так как они не общались ни друг c другом, ни с чужеземными государствами. Свое теперешнее прекрасное государственное устройство они получили вот каким образом. Ликург, знатный спартанец, прибыл в Дельфы вопросить оракул. По словам некоторых, Пифия предрекла Ликургу даже все существующее ныне спартанское государственное устройство. Но, как утверждают сами лакедемоняне, Ликург принес эти нововведения из Крита. Как только Ликург стал опекуном царя, то изменил все законы и строго следил, чтобы их не преступали. Затем он издал указы о разделении войска на эномотии, установил триакады и сисситии. Кроме того, Ликург учредил должность эфоров и основал совет старейшин. Так-то лакедемоняне переменили свои дурные законы на хорошие " (I, 65, 2-66, 1). Как видно из данного отрывка, Геродот со всей возможной точностью заявляет, что именно от Ликурга спартанцы и получили евномию (благозаконие). Также Геродот датирует это событие временными рамками правления малолетнего царя Леобота (нач. X в.), дядей и опекуном которого был Ликург. По словам Геродота, законы Ликурга носили главным образом политический характер. Он учредил герусию и эфорат и реорганизовал спартанскую армию. За образец Ликург взял устройство критских дорийских общин (I, 65). У другого крупного греческого историка V - IV вв. до н. э. Фукидида о Ликурге нет никаких упоминаний. В этом он, скорее всего, следовал за Геллаником. Эфор упрекал Гелланика как раз в том, что тот нигде в своих сочинениях не упоминает Ликурга, а его деяния приписывает другим лицам (ap. Strab. VIII, 5, 5, p. 366). Однако краткая реплика Фукидида о древнейшей истории Спарты является, по сути дела, парафразой Геродота. Так, Фукидид пишет: "Лакедемон после его заселения дорийцами... больше всех городов... страдал от междоусобных распрей. Однако уже издревле город управлялся хорошими законами и никогда не был под властью тиранов" (I, 18, 1). Оба автора, и Фукидид, и Геродот, употребляют один и тот же глагол eujnomei'sqai'. Видный британский историк Н. Хаммонд полагает, что данный глагол, особенно в форме аориста, является слишком редким, чтобы его упоминание в одном и том же контексте у двух разных историков было случайным. Eujnomei'sqai, по мнению Н. Хаммонда, возможно, является "техническим термином, который употреблен здесь в конституционном смысле". Несомненно, этот глагол отражает сущность реформ Ликурга, которые являлись сознательно осуществленным и юридически оформленным переходом от анархии существующей к порядку. Несмотря на то, что Фукидид не упоминает имя Ликурга, несомненно, его указание о том, что Спартанское государство уже дольше четырех веков пребывает в состоянии благозакония, подтверждает ту древнюю традицию о ранней датировке Ликурга и его законодатворчества. События, которые нас интересуют, описаны весьма кратко и, должно быть, были использованы лишь те сведения, которые хорошо были известны всем. А в частности перемещения племен, особенно значительным из которых, было дорийское переселение, а также установление в Спартанском полисе законодательства, результатом которого стало благозаконие. Описывая раннюю историю, Фукидид оперировал устной традицией. Судя по словам Геродота, законодательная деятельность Ликурга, скорее всего, осуществляется в первой половине X в., однако, у Фукидида прекращение стасиса и установление евномии датируется уже столетием позже, а именно концом IX в. Несмотря на это, вполне очевидно, что оба историка говорят об одном и том же: в Спартанском государстве уже значительно долгий период существует благозаконие. Эта индивидуальность отличала Спарту от окружающих греческих полисов. Еще один британский историк периода эллинизма - Арнольд Гомм говорит о том, что само слово eujnomiva имеет очень точное значение. Под термином «евномия» греки предпологали две вещи: конституционное правление и внутренний мир (отсутствие стасиса). У Греции вызывал восхищение и зависть тот факт, что в Спартанском полисе удалось обойтись без тирании и анархии, создав гражданское согласие, которое, в свою очередь, было ядром существования государства. Это, безусловно, вызывало восхищение и зависть всей Греции. Важно отметить, что Энтони Эндрюс, британский аниковед, слишком произвольно анализируя Аристотеля, пришел к такому выводу, что "eujnomiva - это состояние государства, в котором граждане подчиняются законам, а не состояние государства, в котором хорошие законы". Так же упоминание о Ликурге можно встретить и в трудах афинского истори-ка Ксенофонта, ученика Сократа, V-IV вв. до н. э. О законодателе древний писатель упоминает в своей "Лакедемонской политии". Но, к большому сожалению, данный труд не является добротным очерком истории спартанского полиса данного периода или его институтов наподобие "Афинской политики" Аристотеля. «Лакедемонская полития» Ксенофонта, которая написана в жанре политического памфлета, имеет острую политическую направленность, поэтому своеобразно была воспринята спартанским правительством. Ксенофонт в своем трактате делает акцент вовсе не политическим учреждениям Ликурга. Историк детально описывает уникальную для греков систему спартанского воспитания и всей общественной жизни в целом, благодаря которой в спартиатах особо успешно культивировалась такая важная, с точки зрения Ксенофонта, черта, как "гражданская добродетель" (politikh; ajrethv) (10, 7). О личности Ликурга Ксенофонт говорит крайне мало, но, тем не менее, упомянутые им детали уже другие, нежели у Геродота. Таким образом, Ксенофонт относит Ликурга к более раннему периоду, чем кто-либо из античных писателей: он делает Ликурга современником Гераклидов (XI в.) (Lac. pol. 10, 8; Xen. ap. Plut. Lyc. 1, 5). Можно предположить, что Ксенофонт скомпоновал две традиции: одну, идущую от Гелланика, а другую уже от Геродота. У Гелланика государственное устройство Спарте дали Еврисфен и Прокл, первые спартанские цари (ap. Strab. VIII, 5, 5, p. 366), а у Геродота это сделал столетием позже Ликург (I, 65). Критский вариант происхождения законодательства Ликурга древний историк вовсе не приздает. Судя по точки зрения Ксенофонта, санкцию на введение в Спарте новых законов Ликург получил из Дельф, а не вывез с Крита, как думали спартанцы. А это утверждение повествует нам о том, что Ксенофонт дублирует доминирующую в его время официальную версию о дельфийском происхождении законов Ликурга. Значительно больше информации о личности Спартанского законодателя можно встретить в трудах Эфора. В рассказах Эфора встречаются такие нью-ансы, как путешествие Ликурга в Египет и на Хиос, а также его встреча с Го-мером. У Эфора, без сомнений, уже находим некий симбиоз обеих версий о происхождении законодательства Ликурга. Судя по Эфору, личность Ликурга была связана и с Критом, и с Дельфами (ap. Strab. X, 4, 19, р. 482). Но в традиции уже прослеживаются изменения, она не похожа на ту, которой следовали более ранние авторы. Эфор относит Ликурга уже не Агиад, как, анпример, у Геродота, а Еврипонтид (ap. Strab. X, 4, 19, р. 482). Датирует он Ликурга где-то 870 г. Если говорить о деталях в рассказе Эфора (встреча Ликурга с Гомером), то они тут же наталкивают на недоверие к его показаниям. Весьма неполное и неточное представление о древнейшей спартанской истории Эфор, скорее всего, дополнял более или менее произвольной реконструкцией исторического материала. Но тем не менее, при реконструкции ранней спартанской истории Эфор опирался на источниками, которые непосредственно исходят из самой Спарты, а произведения Тиртея и Алкмана, спартанских поэтов еще архаического периода. Так же важно отметить, что он использовал, и весьма богатую лаконофильскую литературу, у начала которой стоят Критий и Платон. Авторы этих лаконофильских сочинений, без сомнений, не были за-интересованы в точном иллюстрировании реалий спартанской истории того времени. Писатели лишь создавали некую воображаемую модель для подра-жания, поэтому их трактаты являлись пропагандой. Следует упомянуть, что помимо лаконофильской литературы, еще одним источником для Эфора мог послужить трактат спартанского царя Павсания (ок. 395 г.), который посвящен самому законодательству Ликурга (Ephor. ap. Strab. VIII, 5, 5, р. 365-366). Частым ссылки на Эфора у более поздних писателей говорит о том, что значительная часть наших сведений об архаической Спарте так или иначе восходят именно к нему. Но тем не менее, самый достоверный надежный массив традиции относитель-но Ликурга и его законотворчества, дошедший до нас от IV в., это знаменитая «Политика» Аристотеля. В его сочинении упомянуты замечания, которые касаются уникальности спартанской конституции, а также приведена характеристика важнейших спартанских магистратур. Особую ценность в труде Аристотеля представляют конкретные факты из древней спартанской истории, которые являются иллюстрацией к приведенным теоретическим положениям. Так же свидетельства о Ликурге можно встретить во фрагментах из утерянной "Лакедемонской политии" Аристотеля (fr. 532-545 Rose) и в выдержках у Гераклида. Последний источник это весьма краткий, небрежно выполненный и путаный конспект политики Аристотеля. Судя по всему, вся поздняя традиция о законодательстве Ликурка основывалась на двух источниках - Эфоре и "Лакедемонской политии" Аристотеля. По мнению советского историка А. И. Доватура, автора отличного аналитического очерка о возможной структуре и содержании "Лакедемонской политии" Аристотеля, "Ликург и его реформы, конечно, занимали в Лакедемонской политии еще большее место, чем Солон и его реформы в Афинской Политики". Несомненно, Ликург для Аристотеля исторический персонаж такой же значимости, как и Солон. Судя по его мнению, оба законодателя являлись не просто создателями отдельных законов. Благодаря введению новой конституции, Солон и Ликург создают уже не только новый государственный строй, но и преобразованное полисное государство (ou|toi ga;r kai; novmou" kai; politeiva" katevsthsan) (Pol. II, 9, 1, 1273 b 33-34). Поэтому, Аристотель у истоков спартанского полиса ставит Ликурга. Который, в свою очередь, не просто модернизировал уже существующую политическую систему, а создал ее заново. Если вспомнить, что Аристотель упрекал современных ему спартанцев за недостаточное, с его точки зрения, почитание ими Ликурга, его собственная оценка деятельности спартанского реформатора была очень высокой (ap. Plut. Lyc. 31). Аристотель, бесспорно, придерживается той точки зрения, что в качестве образца для своих законов Ликург выбрал порядки, характерные именно для дорийских городов острова Крита. Историк упоминает предание, по которому, отказавшись от опеки над Хариллом, Ликург какое-то время жил в родственном спартанцам городе Ликте на Крите, откуда, в свою очередь, и перенял старинные критские установления (Pol. II, 7, 1, 1271 b 25-32). Скорее всего, Аристотель значительно преувеличивал зависимость Спарты от Крита, основываясь на том факте, что значительная часть начальных реформ по своей специфике походят критские. Но тем не менее, не стоит забывать и о влиянии Дельф на Ликурга, об этом Аристотель так же упоминает. В одном из отрывков "Лакедемонской политии", Ликург неоднократно совершал путешествия в Дельфы для консультации с Аполлоном (ap. Clement. Alex. Strom. I. 152 = fr. 535 Rose). Судя по всему, Аристотель близок в этом плане с Платоном и Эфором, так как сочетает обе традиции о происхождении законодательства Ликурга, а то есть критскую и дельфийскую: Ликург копировал критские законы, но полу-чал санкцию на их введение в Дельфах. Аристотель довольно точно определяет время жизни Ликурга, предлагая самую позднюю датировку из всех, имевших хождение в древности. По его мнению, Ликург являлся современником царя Элиды Ифита. Так же, по его словам, имена Ликурга и Ифита были прочитаны Аристотелем на архаическом диске из Олимпии, на котором, судя по всему, были записаны правила священного перемирия (ap. Plut. Lyc. 1, 2 = fr. 533 Rose; о диске Ифита см. также: Paus. V, 4, 5 и 20, 1; Athen. XIV, 635 f). Часть исследователей понимает это сведение Аристотеля в том плане, что Аристотель был вообще первым, кто прочел имя Ликурга на олимпийском диске. Поэтому это упоминание Аристотеля дает нам повод считать, что Аристотель относил Ликурга ко времени первой Олимпиады (776 г.). Не смотря на, что большая часть исследователей не сомневаются в том, что надпись на диске древняя и аутентичная, но, тем не менее, не все ученые раз-деляют эту точку зрения и сомневаются о том, что в надписи речь идет именно о спартанском законодателе Ликурге. "Даже если диск подлинный, - замечает немецкий историк Г. Бенгтсон, - то в любом случае не доказать, что Ликург, упомянутый там, должен быть именно спартанским законодателем". Похожего мнения придерживается еще один немецкий историк Эд. Мейер. Он отвергает версию Спартанского законодателя в качестве персонажа олимпийского диска на том, весьма сомнительном, основании, что до завоевания Мессении Спарта якобы не имела с Олимпией никаких контактов. Поэтому, Эд. Мейер, с ссылкой на У. Виламовица-Мёллендорфа, утверждает, что на олимпийском диске упомянут аркадский герой Ликург, который ранее встречается в сочинениях Гомера (Il. VII, 142 sqq.). По мнению Эд. Мейера, таким образом, учредители хотели привязать олимпийское празднество к фигурам героического времени. Но существует и другая точка зрения по этому поводу. Видный британский историк Н. Хаммонд предлагает свою оригинальную версию. Примеряя датировку Аристотеля с тем временем, к которому Фукидид относил спартанскую евномию. Историк полагает, что Аристотель, судя по всему, оказался прав, идентифицируя Ликурга олимпийского диска со знаменитым спартанским законодателем. "Если Ликург занимался своими реформами в расцвете лет, а в Олимпии действовал как геронт, то дата Фукидида - 810 г. - совпадает с тем, что говорит Аристотель". Сочинения писателей V-IV вв. представляют собой первый и наиболее под-линный уровень традиции. Ведь они, как подмечает Ч. Старр, были "послед-ними, кто мог иметь информацию об еще живой структуре спартанской жизни и правления, которые сформировались в гораздо более ранние дни". Если данные Аристотеля о Ликурге кажутся нам вполне достоверными, то с еще большей осторожностью следует относиться источникам более позднего времени. Сочинения поздних авторов таких как Страбон или Плутарх, ценны в той мере, в какой можно доказать их связь с источниками, которые относятся к литературной традиции V-IV вв. Уровень достоверности трудов поздних авторов зависел от множества факторов, например, в том числе и от тех философских концепций, адептами которых они являлись. Со временем, легенда о Ликурге обрастала все большими подробностями, что довольно естественно и ожидаемо, т.к. каждый последующий автор добавлял свою «изюминку». Поэтому, самая пространная его биография, содержащая множество ценных фактов, дана именно Плутархом. Биография, данная им, как бы подводит некий итог многовековой литературной традиции о Ликурге и его законодательной деятельности. Бесспорно, в данной биографии множество фиктивных черт вымысла. Но тем не менее, нет никаких оснований полагать, что Плутарх просто напросто переписывал свои труды без всяких изменений. По мнению части исследователей, в какой-то степени сам Плутарх вносил множество новых деталей в традицию о Ликурге, исходя из своей главной задачи - необходимо так преподнести материал, чтобы читатель получил занимательное и полезное в моральном отношении чтение. Таким образом, Плутарх тщательно выбирал из имеющейся традиции наиболее подходящий для его целей материал. Плутарх соединил все, что было известно о Ликурге до него, и, таким образом, подвел некий итог долгому процессу складывания мифа о Ликурге. Он сам чувствовал сомнительность своего рассказа и в предисловии даже говорит о том, что о Спартанском законодателе невозможно сообщить ничего достоверного.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Курсовая работа, История, 21 страница
240 руб.
Курсовая работа, История, 35 страниц
330 руб.
Курсовая работа, История, 16 страниц
200 руб.
Курсовая работа, История, 13 страниц
200 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg