Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ИСТОРИЯ

Цветные революции: предпосылки возникновения и технологии реализации

cool_lady 2150 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 86 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 27.02.2021
Дипломная работа: 89 с., 56 источников. ДЕСТРУКТИВНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ, ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА, ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ, ТЕХНОЛОГИИ ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ, ЦВЕТНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ, РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ Объект исследования – цветные революции как разновидность современного политического процесса. Предмет исследования – предпосылки возникновения цветных революций, а также технологии цветных революций. Цель исследования – определение понятия, предпосылок возникновения и технологий цветных революций. Методы исследования: интегративный политический, исторический, сравнительного анализа; принципы объективности и политического реализма. Исследования и разработки: раскрыто понятие «цветная революция»; рассмотрены теоретико-методические подходы к исследованию феномена цветных революций; осуществлен субъектов и технологий цветных революций.; проведен анализ роли неправительственных и молодежных организаций в цветных революциях; определена специфика протекания цветных революций в арабских странах; определены особенности цветных революций в постсоветских государствах; исследованы информационные, правовые и организационные меры противодействия деструктивным технологиям цветных революций. Элементы новизны: обобщены и систематизированы формы и методы противодействия цветным революциям. Область возможного практического применения: в деятельности субъектов информационного противоборства, в подготовке специалистов по информационному противоборству. Автор работы подтверждает, что приведенный в ней расчетно-аналитический материал правильно и объективно отражает состояние исследуемого процесса, а все заимствованные из материальных и других источников теоретические, методологические и методические положения и концепции сопровождаются ссылками н а их авторов.
Введение

В мировой истории проблемы, связанные с демонтажем политических режимов, возникали всегда. Но ранее инструментами этого демонтажа выступали, в основном, силовые методы в их классическом понимании, т.е. революции. С конца 1960-х гг. вместе с революциями, в классическом их понимании, появляются новые механизмы, которые позднее были названы «цветными революциями». Их появление стало одной из причин наблюдаемого нами на мировой политической карте явления – падения общей политической стабильности. Современные исследователи отмечают, что самой существенной угрозой по степени разрушительности последствий для политического режима любого государства выступает не традиционная война и революции, как было вплоть до настоящего момента, но так называемые цветные революции. Цветные революции представляют собой сложное и многогранное явление, беспрестанно изучаемое исследователями в процессе его эволюции, становления и развития. Мнения ученых по поводу цветных революций разделились: одни ученые считают цветные революции гласом народа, подлинной демократией, другие – технологией государственного переворота. Подобное противоречие в позициях исследователей исключает эффективное противодействие цветным революциям посредством разработки необходимых для этого инструментов. Формулирование определения цветных революции, содержащего универсальные признаки указанного явления, позволит консолидировать позиции исследователей. Опыт уже совершившихся и продолжающихся цветных революций свидетельствует о том, что вторая позиция является более обоснованной. Тем не менее цветные революции являются многоаспектным явлением, включающим в себя также и ненасильственные методы soft power, что должно быть учтено в содержании определения цветной революции. Поскольку практика проведения цветных революций в мире демонстрирует, что цветные революции могут привести к разрушительным последствиям вплоть до прекращения существования государства, важно изучение содержания и особенностей цветных революций для того, чтобы сформировать механизм борьбы с цветными революциями с учетом характера и степени опасности цветных революций в их конкретном проявлении. Важно отметить, что тема «цветных революций» актуальна и освещается отечественными и зарубежными авторами с диаметрально противоположных научных позиций. Западные исследователи рассматривают «цветные революции» с точки зрения демократического перехода, вызванного эндогенными факторами, а для большинства ученых из стран СНГ детерминированность такого рода «революций» скорее вызвана экзогенной средой. Считаем, что такой подходы позволяет увидеть проблему в различных ракурсах, порой во взаимоисключающих аналитических оценках. Актуальность исследования обусловливается характером, особенностями протекания и результатами происходящих в настоящее время цветных революций, приводящих к разрушению политических систем государств и даже самих государств. Целью дипломного исследования является определение понятия, предпосылок возникновения и технологий цветных революций. Задачи исследования: 1) рассмотреть теоретико-методологические подходы к исследованию феномена цветных революций; 2) проанализировать субъекты и технологии цветных революций; 3) изучить формы и методы противодействия цветным революциям; 4) выявить специфику противодействия цветным революциям в Республике Беларусь. Объектом исследования являются цветные революции как разновидность современного политического процесса. Предметом исследования являются предпосылки возникновения цветных революций, а также технологии цветных революций. Автором проанализированы работы отечественных и зарубежных исследователей в области международных отношений и геополитики, материалы научных-форумов (конференций, «круглых столов»), научно-публицистические материалы, посвященные анализу цветных революций. Были использованы материалы различных СМИ, как печатных, так и электронных. Методологической основой исследования служат системный подход, с использованием методов интегративного политического, исторического, сравнительного анализа; принципы объективности и политического реализма.
Содержание

РЕФЕРАТ…………………………………………………………………………….6 РЭФЕРАТ…………………………………………………………………………….7 ESSAY………………………………………………………………………………..8 ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………….9 ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИКО-МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ ФЕНОМЕНА ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ………………………………………..12 1.1 Цветная революция как политический феномен: история и современность………………………………………………………………………12 1.2 Концептуальные основания и понятие цветных революций……………...22 1.3 Цветные революции как результат информационных войн………………31 ГЛАВА 2 СУБЪЕКТЫ И ТЕХНОЛОГИИ ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ…………36 2.1 Технологические предпосылки цветных революций…………………………36 2.2 Технологии организации цветных революций………………………………..42 2.3 Роль неправительственных и молодежных организаций в цветных революциях…………………………………………………………………………46 ГЛАВА 3 ФОРМЫ И МЕТОДЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЦВЕТНЫМ РЕВОЛЮЦИЯМ……………………………………………………………………59 3.1 Специфика протекания цветных революций в арабских странах…………..59 3.2. Особенности цветных революций в постсоветских государствах…………65 3.3 Информационные, правовые и организационные меры противодействия деструктивным технологиям цветных революций……………………………….71 ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………..80 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………………………..85
Список литературы

1. Аджиб, Ш. Влияние «арабской весны» на политический процесс на Ближнем Востоке / Ш. Аджиб // Право и современные государства. – 2016. –№ 8. – С. 71–78. 2. Андреева, О. С. Неправительственные организации и политические изменения в мировом сообществе / О. С. Андреева // Известия Алтайского государственного университета. – 2010. – № 5. – С. 243–252. 3. Арямова, А. Д. Роль технологий цветных революций в трансформации современных политических режимов : автореферат дис. ... канд. полит. наук / А. Д. Арямова. – M. : МГУ, 2016. – 34 с. 4. Байханов, И. Конфликтный инструментарий «цветных революций» и электронная демократия / И. Байханов // Власть. – 2012. – № 11. – С. 23–26. 5. Барсамов, В. А. «Цветные революции» : теоретический и прикладной аспекты / В. А. Барсамов // Социс. – 2006. – № 8. – С. 57–66. 6. Бартош, А. А. Комплекс подрывных технологий «цветная революция - гибридная война» как угроза национальной безопасности России / А. А. Бартош // Безопасность Евразии. – 2005. – № 1. – С. 247–254. 7. Белевская, Ю. Ю. Концепт сильного государства как ответ на угрозы «цветных революций» / Ю. Ю. Белевская, О. А. Алимурадов // Социально-гуманитарные знания. – 2012. – № 9. – С. 87–92. 8. Борьба с экстремизмом в Республике Беларусь [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://baj.by/ru/content/borba-s-ekstremizmom-0. – Дата доступа: 05.03.2020. 9. Бочанов, М. А. «Цветные революции» : актуальный ракурс / М. А. Бочанов // Среднерусский вестник общественных наук. – 2011. – № 2. – С. 138–144. 10. Бузгалин, А. Майдан : народная революция или... / А. Бузгалин // Свободная мысль ХХІ. – 2005. – № 2. – С. 35–47. 11. Вердиханова, З. В. Структурные и процессуальные характеристики феномена «цветных революций» / З. В. Вердиханова // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2014. – № 2. – С. 64–73. 12. Галич, А. Э. Технологии «цветных революций» / А. Э. Галич. – М. : РИОР, 2010. – 132 с. 13. Голдстоун, Д. К теории революции четвертого поколения / Д. К. Голдстоун // Интелрос. – 2016. – № 4. – С. 56–67. 14. Громова, А. В. Роль и место масс-медиа в подготовке «цветных революций» : автореф. дисс. … канд. фил. наук / А. В. Громова. –М . : МГУ, 2009. – 19 с. 15. Добаев, И. П. Механизмы и технологии осуществления Западом «цветных революций» на постсоветском пространстве / И. П. Добаев // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. – 2008. № 2. – С. 128–141. 16. Засурский, И. И. Масс-медиа Второй республики / И. И. Засурский. – М. : Изд-во МГУ, 1999. – 272 с. 17. Кара-Мурза, С. Г. Экспорт революции. Ющенко, Саакашвили / С. Г. Кара-Мурза. – М. : Алгоритм, 2005. – 319 с. 18. Князев, А. Киргизия : самая обширная сеть НПО, военные базы и разложение государственности / А. Князев, С. Масаулов // Убийство демократии : операции ЦРУ и Пентагона в постсоветский период. Сборник статей международного авторского коллектива / под ред. В. Крашенинниковой. – М. : Кучково поле, 2014. –С. 297–311. 19. Комлева, Н. А. Арабская весна как технологический элемент структуры мирового господства / Н. А. Комлева // Пространство и время. – 2013. – № 1. – С. 23–32. 20. Конституция Республики Беларусь 1994 года : с изм. и доп., принятыми на респ. референдумах 24 нояб. 1996 года и 17 окт. 2004 года. – 4-е изд., стер. – Минск : Нац. Центр правовой информ. Респ. Беларусь, 2010 г. – 64 с. 21. Крупнов, Ю. Преэмптивная война / Ю. Крупнов // Национальная безопасность и геополитика России. – 2003. – № 7–8. – С. 185–188. 22. Крысин, Л. П. Современный словарь иностранных слов / Л. П. Крысин. – М. : АСТ-Пресс, 2020. – 416 с. 23. Кузютин, И. И. «Предпосылки» и возможности осуществления «цветных революций» в России / И. И. Кузютин // Достижения науки и образования. – 2016. – № 2. – С. 33–39. 24. Лафлэнд Д. Технология государственного переворота / Д. Лафлэнд // liberty. ru. – 2016. – № 4. – С. 45–54. 25. Лузянин, С. «Цветные революции» в центральноазиатской проекции : Кыргызстан - Узбекистан -Казахстан / С. Лузянин // Центральная Азия и Кавказ. – 2005. – № 5. – С. 7–21. 26. Макфол, М. «Я знаю, что такое цветная революция. Я знаю, кто это делает» / М. Макфол // Информационно – аналитическая служба «Русская народная линия». – 2016. – № 1. – С. 38–44. 27. Манн, С. Реакция на хаос / С. Манн [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http: //www.intelros.ru/2007/02/26/ stiv_mann_reakcija_na_khaos.html - Дата доступа : 03.03.2020. 28. Манойло, А. В. Гибридизация современной мировой политики и национальная безопасность Российской Федерации / А. В. Манойло // Геополитический журнал. – 2017. – № 1. – С. 3–20. 29. Манойло, А. В. Цветные революции и технологии демонтажа политических режимов / А.В. Манойло // Мировая политика. – 2015. – № 1. – С. 1–19. 30. Манойло, А. В. «Цветные революции» как угроза российской нации / А. В. Манойло // Вестник Российской нации. – 2014. – № 3. – С. 176–190. 31. Нагорняк, К. И. Роль неправительственных организаций и проектов Государственного департамента США в подготовке «Евромайдана» на Украине / К. И. Нагорняк // Стратегическая стабильность. – 2017. – № 1. – С. 73–77. 32. Най, Дж. Гибкая власть. Как добиться успеха в мировой политике / Дж. Най. – М. : ФСПИ «Тренды», 2006. – 224 с. 33. Наумов, А. О. «Мягкая сила», «цветные революции» и технологии смены политических режимов в начале XXI века / А. О. Наумов. – М. : Аргамак-Медиа, 2016. – 345 с. 34. Наумова, А. Ю. «Цветные революции» на постсоветском пространстве / А. Ю. Наумова, В. Е. Авдеев, А. О. Наумов. – СПб. : Алетейя, 2013. – 319 с. 35. О противодействии экстремизму [Электронный ресурс] : Закон Республики Беларусь 4 января 2007 г., № 203-З: в ред. Закона Респ. Беларусь от18.07.2019 г. № 227-З // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2020. 36. Об утверждении Концепции национальной безопасности Республики Беларусь [Электронный ресурс] : Указ Президента Респ. Беларусь, 9 нояб. 2010 г., № 575 // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2020. 37. Об утверждении концепции информационной безопасности Республики Беларусь [Электронный ресурс] : постановление Совета Безопасности Респ. Беларусь, 18 марта 2019 г., № 1 // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2020. 38. Ореховская, Н. Е. Методологический конструкт исследования феномена цветных революций / Н. Е. Ореховская // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. – 2012. – № 2. – С. 242–246. 39. Панина, Н. Демократизация в Украине и оранжевая революция в зеркале общественного мнения / Н. Панина // Зеркало недели. Украина. - Киев, 2006. – № 19. – 19 мая. – С. 4–5. 40. Почепцов, Г. Г. Гражданское самбо. Как противостоять «цветным» революциям / Г. Г. Почепцов. – М. : «Европа», 2005. – 210 с. 41. Пригожин, И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой : пер. с англ. / под ред. В. И. Аршинова, Ю.Л. Климонтовича и Ю.В. Сачкова / И. Пригожин, И. Стенгерс. – М. : Прогресс, 1986. – 432 с. 42. Прокофьев, А. В. Трансформации политических режимов Грузии, Киргизии и Украины (сравнительное исследование) : автореф. дис. … канд. полит. наук / А. В. Прокофьев. – Казань : КГУ, 2009. – 26 с. 43. Русакова, О. Ф. Концептуальные основания стратегии цветной революции : теории soft power, упрварляемого хаоса и медиатизации политики / О. Ф. Русакова // Социум и власть. – 2014. – № 4. – С. 42–49. 44. Сеидов, Ш. Г. Информационные процессы как фактор развития современных международных отношений: политический анализ развивающегося мира : автореф. дис. ... докт. полит. наук. / Ш. Г. Сеидов. – М. : МГУ, 2009. – 32 с. 45. Соколова, М. «Цветные революции» на постсоветском пространстве / М. Соколова // Nota bene [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://nbenegroup.com/regime/soviet.html. – Дата доступа : 10.03.2020. 46. Федоровских, А. А. «Цветные революции» как разновидность государственного переворота : административный ресурс бюрократии / А. А. Федооровских // Вопросы управления. – 2015. – № 3. – С. 7–11. 47. Фитуни, Л. Л. «Арабская весна» в глобальном и региональном измерениях / Л. Л. Фитуни // Протестные движения в арабских странах: предпосылки, особенности, перспективы : материалы конф. «круглого стола» / под ред. И. В. Следзевского, А. Д. Саватеева. – М. МГУ, 2012. – С. 76–89. 48. Фонарев, М. А. Роль «цветных революций» в переустройстве постсоветского пространства: политологический взгляд / М. А. Фонарев // Вестник Башкирского института социальных технологий. – 2012. – № 1. – С. 158–164. 49. Хейл, Г. Президентский режим, революция и демократия / Г. Хейл // Полит ру. – 2016. – № 4. – С. 20–29. 50. Цатурян, С. А. Стратегия ненасильственного сопротивления на Ближнем Востоке и в Северной Африке : роль США / С. А. Цатурян // США и Канада: экономика, политика, культура. – 2012. – № 9. – С. 71–85. 51. Шарп, Дж. От диктатуры к демократии : концептуальные основы освобождения / Дж. Шарп. – М. : Ультра. Культура, 2005. – 224 с. 52. Шарп, Д. 198 методов ненасильственных действий / Д. Шарп // Philosophy.ru. – 2016. – № 4. – С. 47–56. 53. Штомпка, П. Социология социальных изменений / П. Штомпка. – М. : Аспект -Пресс. – 456 с. 54. Laughland, J. The Trial of Slobodan Milosevic and the Corruption of International Justice / J. Laughland. – London : Pluto Press, 2007. – 139 р. 55. Thompson, J. B. The media and modernity: a social theory of the media / J. B. Thompson. – Cambridge : Polity Press, 1995. – 314 p. 56. Weintraub, C. American Revolutions in Georgia and Ukraine: An Analysis of the Role of Public Relations and NGOs in the Political Regimes' Change in the Post-Soviet Space / С. Weintraub // Государственное управление. Электронный вестник. – 2012. – № 33. – С. 120–129.
Отрывок из работы

ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИКО-МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ ФЕНОМЕНА ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ 1.1 Цветная революция как политический феномен: история и современность В мировой истории проблемы, связанные с демонтажем политических режимов, возникали всегда. Но прежде инструментами этого демонтажа выступали в основном силовые методы в их классическом понимании, применявшиеся в ходе вооруженных переворотов, локальных вооруженных конфликтов, гражданских войн и военных интервенций. И мировое сообщество сумело выработать действенные методы противодействия этой угрозе и создать эффективные механизмы политического регулирования этих процессов, в том числе на международном уровне. Острота проблемы, связанная с угрозой вооруженных переворотов в различных странах мира, не перестает быть актуальной и не снимается с повестки дня, но в целом для мирового сообщества эта категория угроз является знакомой, и мировое сообщество знает, как на нее реагировать [9, с. 138]. Вместе с тем, сегодня мир меняется, и на смену технологиям вооруженных переворотов приходят более тонкие технологии цветных революций, которые умело маскируются под истинные революционные движения и практически не встречают сопротивления со стороны как стран с вполне уже сложившейся демократией, так и государств восточного типа, сохранивших традиционный жизненный уклад. Термин «цветная революция», так активно употребляемый СМИ, возник и вошел в оборот относительно недавно, после публикации в 1993 г. книги Дж. Шарпа «От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения». В работе американского автора ясно прослеживаются принципы и методы борьбы с недемократическими режимами посредством ненасильственного свержения авторитарных правительств стран [51, с. 63]. Многие исследователи в дальнейшем связывали возникновение череды радикально настроенных оппозиционных движений с резонансным успехом вышеупомянутого труда, который послужил лекалом для ряда национальных общественных выступлений, иногда перераставших в государственные перевороты. Если перейти к рассмотрению явлений, оказывающих наибольшее влияние на политическую ситуацию в государстве, то стоит отметить, что этимологически слова «переворот» и «революция» тождественны, ввиду заимствования французского «revolution», которое в переводе на русский язык может обозначать не только привычное «революция», но также «переворот», «вращение», «перемена». Семантически же, в русском языке слова «переворот» и «революция» не совсем эквивалентны. Если под революцией, согласно толковому словарю иностранных слов Л. П. Крысина, понимается «коренной переворот в жизни общества, который приводит к ликвидации предшествующего общественного и политического строя и установлению новой власти», то «государственный переворот» не подразумевает изменение общественно-политического строя, а скорее смену одного правительства другим, не неся за собой последствий революционного масштаба [22, с. 206]. Классическими примерами являются революции в Англии, Франции и России, в результате которых государства приходили к качественно новой форме государства, включая форму правления и политический режим. Все три революции сопровождались гражданскими войнами и применением насильственных средств захвата власти, а по завершении оказывали огромное влияние не только на жизнь социума внутри страны, но и на международное сообщество в целом, демонстрируя миру прогрессивные социально-политические идеи и крах предшествующих режимов. Как частный случай государственного переворота допустимо рассматривать недавние события, произошедшие на Украине, и нередко именуемые в СМИ революцией, результатом которых стала лишь смена правительственной верхушки, но не произошло значительных структурных изменений [30, с. 176]. Мощнейшие геополитические и социально-экономические вызовы, брошенные мировому сообществу в конце XX, не прошли бесследно, оставив внушительный отпечаток на многих сферах международных отношений. Начало ХХI в. отмечено новой чередой революций с двумя главными отличиями: а) эти события охватили, в большинстве своем, другую территорию и не самые крупные и развитые страны; б) результатом стал не распад империй, а смена власти в национальных государствах; последнее сближает данные революции с понятием государственного переворота. Некоторые особенности данных событий привели к появлению применимого к ним и ставшего общеупотребительным термина «цветные революции». Цветные революции – это организованные через США и Великобританию проекты по свержению легитимной власти в странах второго мира (бывший СССР и его союзники) и третьего мира (Ближний Восток, Африка, Азия, Латинская Америка), имевшие место в XX-XXI веках. Принято считать, что все цветные революции планирует, спонсирует и запускает США при соучастии других стран НАТО [40, с. 13]. Доцент кафедры государственного управления и политических технологий Уральского института управления А. А. Федоровских считает, что рассматриваемому феномену можно дать следующие определение: «цветная революция» – это процесс провоцирования политических, культурных и социально-психологических конфликтов, которые имеют четкую стратегическую цель: захват государственной власти с помощью политических технологий и методов протестной инженерии, изначально находящихся за границами легитимности. Хотя технология цветных революций была доведена до идеала лишь в последние десятилетия и получила широкую известность в прессе и публицистике лишь в эпоху Интернета после смены логики социального поведения, большинство приёмов цветных революций на самом деле не новы и их использование неоднократно имело место на протяжении XX века и много ранее – в частности, и в ходе Смутного времени в начале XVII в., во время всех Французских революций конца XVIII-XIX вв. и в ходе революции 1905 г. и Февральской революции 1917 г., когда выход на демонстрации и забастовки оплачивался из-за рубежа, когда имели место различные провокации и активное вмешательство иностранных послов и агентов в происходящие события. Цветная революция была опробована во время разрушения СССР и Варшавского договора: Литва, Латвия, Эстония, Польша, Чехословакия (так называемая «бархатная революция»). В целом же список стран, где цветная революция была с той или иной долей успешности реализована, впечатляет: это Восточная Европа – Сербия; постсоветское пространство – Грузия (2003 г.), Киргизия (2010 г.), Украина (2004 и 2014 гг.), Россия (конец 2011 – начало 2012 г.); север Африки – Египет (2011-2013 гг.), Тунис 2010-2011 гг.). В ряде стран – Республики Беларусь (2006 г.), Армении (2008 г.) и Узбекистане (2005 г.) – попытки не удались [38, с. 242]. З. В. Вердиханова утверждает, что феномен «цветной революции» как политическое явление современности до сих пор не имеет четкой дефиниции. По ее мнению, различные подходы к пониманию сущности «цветной революции» сводятся к следующим основным направлениям: 1) «цветная революция» рассматривается как современный пример революционной трансформации, которая совершается по традиционным канонам революции с участием масс и сменой политической системы; 2) «цветная революция» является разновидностью государственного переворота, в рамках которого осуществляется захват власти оппозиционными силами без активного участия масс; 3) «цветная революция» представляет собой современный аналог «бархатной революции» конца 80-х гг. XX в.; 4) «цветная революция» – это не объективный процесс, а конструкт или политическая технология, насаждаемая внешними силами для совершения переворота в государстве [11, с. 65]. Попробуем разобраться в этих подходах. Понятие «революция» в социально-политической среде подразумевает насильственное изменение политической системы государства новыми властными элитами с участием масс. Отличительная черта революционной трансформации – качественное изменение всей политической системы государства. Примерами классической революции являются Великая французская революция 1789 г., Английская буржуазная революция, «весна народов» 1848-1849 гг. в Европе, Октябрьская революция 1917 г. Если мы обратимся к событиям «цветных революций» 2000-х гг., то станет очевидно, что никакой качественной смены политической системы государства ни один пример не представляет. Однако сценарии «цветных революций» во многом напоминают революцию классическую, и основным сходством в данных процессах является фактор участия масс в политической борьбе элит. Возникает вопрос о том, что же отличает «цветную революцию» и государственный переворот и роднит их. Государственный переворот представляет собой насильственный захват власти одной из противоборствующих политических сил с целью изменения режима. Как правило, государственный переворот осуществляется без участия масс небольшой группой заговорщиков. Следствием государственного переворота не является качественное изменение политической системы. И это роднит его с «цветной революцией», по завершении которой не происходит системной трансформации, однако меняется политическая элита страны. Но переворот осуществляется без массового участия населения, в то время как сценарий «цветной революции» не может быть реализован без массовых протестных акций. Если рассматривать сходства и отличия «цветной революции» XXI в. и «бархатной революции» второй половины XX в., можно отметить, что эти два явления очень схожи со сценариями протекания активной фазы: массовые акции протеста, бескровное противостояние (отсюда термин «бархатные»), борьба элит за власть. Однако если мы вспомним примеры «бархатных революций» 1989-1991 гг. в Восточной Европе, то увидим, что вследствие «бархатной революции» система трансформируется, происходит переход от социалистического уклада к системе либерально-демократической, т.е. происходит классическая ненасильственная революция. После «цветных революций» таких изменений не произошло, будь то события в Грузии, Киргизии, Ливане или Мексике [46, с. 8]. Что касается четвертого подхода к категоризации понятия «цветная революция», то он представляется наиболее интересным в современных условиях глобализации и становления нового мирового порядка. В данном контексте мы вспоминаем о концепции «преэмптивной войны», которая была описана в доктрине Дж. Буша младшего – «Национальной стратегии обеспечения безопасности США» – в сентябре 2002 г. Эта концепция была изложена в свете реакции США на отражение и предупреждение возможной угрозы национальной безопасности. Суть ее состоит в праве США нанести опережающий удар по режиму, представляющему потенциальную (а не реальную, в отличие от превентивного удара) угрозу безопасности государства путем военного вмешательства, смены режима и «несговорчивого» лидера, захвата национального суверенитета и построения новой нации в отдельно взятой стране [21, с. 185]. В случае с Ираком и Ливией преэмптивная война была реализована вооруженным путем. Однако анализ событий «цветных революций» в странах с переходными режимами позволяет выдвинуть гипотезу, что сценарий «цветной революции» являет собой невоенное проявление преэмпции, т.е. опережающего или упреждающего удара. Страны, где произошли «цветные революции», представляют для США определенный геополитический интерес, и переориентация политических режимов в этих государствах, несомненно, ведет к укреплению позиции США на мировой арене и созданию новых зон международной нестабильности. Примечательно, что «цветные революции» происходят в стратегических для США регионах мира, будь то постсоветское пространство или Ближний Восток. М. Соколова исследуя цветные революции пишет о том, что британский политический деятель Роберт Купер в 2002 г. в своей книге «Постмодерновое государство и мировой порядок» высказал точку зрения, что в современном мире единовременно сосуществуют несколько типов государств, и это является новым прочтением цивилизационного подхода в политической науке. По его мнению, в едином пространстве мирового порядка существуют досовременные (предмодерновые) государства, куда он отнес государства Африки, Ближнего Востока, республики бывшего СССР (арены «цветных революций» 2000-х гг.) [45]. Эти страны отличаются тем, что общественное развитие находится на этапе строительства нации, политика внутренне ориентирована, государство является закрытым. Современные (модерновые) государства уже построили нации и активно развиваются, однако они еще не достигли уровня постмодернового мира или постсовременных государств. Постмодерновые государства отличаются стиранием границ между внутренней и внешней политикой и реализацией стратегии взаимного внедрения или вмешательства во внутренние дела других государств с целью организованного нациостроительства. Единственное средство для достижения этой цели – однополярный мир или гегемония на принципе добровольного признания единственного мирового лидера-гегемона. Способ построения новых западно-ориентированных режимов с помощью реализации сценариев «цветных революций» является на протяжении вот уже второго десятилетия наиболее эффективным средством в достижении этой цели. Еще в 2009 г. доктор политических наук Ш. Г. Сеидов высказал предположение: если произойдет новое изменение структуры мира, то возникнет большая вероятность того, что полюсами станут не отдельные государства, а их экономические содружества (блоки) или группы государств, объединенные рядом расположенными территориями и сходными политическими системами. И это может иметь место в регионах Азии, Латинской Америки, Северной и Южной Африки. Сейчас можно убедиться, что такие предположения достаточно реальные (на примере деятельности Организации договора о коллективной безопасности, Шанхайской организации сотрудничества, подписания Договора об образования Евразийского экономического союза в мае 2014 г.) [44, с. 18]. Минусами изложенных подходов является тот факт, что ни один из них не учитывает всей специфики процесса «цветной революции», освещая только одну принципиальную из его сторон. Поэтому необходимо детально рассмотреть сущность данного понятия, определить его основные черты, чтобы отразить все ее специфические характеристики. Логично будет рассмотреть понятие «цветной революции» в рамках более общего подхода, а именно представить процесс «цветной революции» как проявление или разновидность политического конфликта. Конфликт подразумевает наличие по крайней мере двух субъектов, которые вступают в противоречие по поводу определенного интереса. Конфликт выступает как биполярное явление – противостояние двух начал, проявляющее себя в активности сторон, направленной на преодоление противоречия, причем стороны конфликта представлены активным субъектом (субъектами). Следовательно, политический конфликт – это противостояние или столкновение субъектов политики по поводу политически значимых целей и перераспределения властных ресурсов. Попробуем разобраться в понятии «цветной революции» с помощью методов политической конфликтологии, взяв за основу структуру анализа конфликта. Необходимо выявить набор показателей, по которым мы относим исследуемый феномен к классу политических конфликтов: 1) публичный и открытый характер проявления противоборства сторон; 2) всеобщая значимость (в конфликте затрагиваются интересы широких слоев и групп); 3) институциональная организованность субъектов конфликта; 4) символическая идентификация; 5) наличие конфликтующих лидеров или групп; 6) общая политическая напряженность [5, с. 58]. Самыми важными характеристиками политического конфликта являются: субъекты противостояния (а также союзники, сторонники субъектов и косвенные участники конфликта); объект, по поводу которого разворачивается конфликт, и среда, в которой конфликт осуществляется. В нашем исследовании мы проанализируем структурные и процессуальные характеристики «цветной революции» с учетом динамики конфликта. Обозначим структурные характеристики «цветной революции» 1. Субъекты «цветной революции» – субъекты, преследующие конкурентную цель в процессе «цветной революции». Они ведут открытую политическую борьбу, характер их противостояния общественно значимый. Субъекты подразделяются на субъектов-конкурентов – субъектов с одинаковым политическим статусом в рамках «цветной революции» и субъектов с разным политическим статусом. Пример первого – борьба за пост Президента кандидатов, ни один из которых не занимает этот пост (Украина, президентские выборы 2004 г., В. Янукович и В. Ющенко). Пример второго – борьба инкумбента и нового кандидата на этот пост в составе оппозиционной коалиции (Грузия, 2003 г., противостояние Э. Шеварднадзе и коалиции «революции роз» во главе с М. Саакашвили; Югославия, 2000 г., конфликт С. Милошевича и кандидата от оппозиции В. Кощтуницы) [10, с. 36]. Субъекты различаются также по статусу «вызов – ответ»: можно выделить субъектов, инициирующих «цветную революцию», или лидеров «цветной революции», и субъектов, отвечающих на «цветную революцию», или противников «цветной революции». 2. Объект «цветной революции» – конкурентная цель, а именно места в парламенте или пост главы государства, за которые чаще всего идет борьба в рамках «цветной революции». 3. Союзники – независимые субъекты, оказывающие значительную поддержку субъекту конфликта. В случае «цветной революции» союзниками могут быть как влиятельные силы в государстве (примеры «революционных коалиций» в Грузии, Украине, Киргизии, Ливане), так и внешние игроки, которым выгодно осуществление «цветной революции» и победа ее лидера. В классическом сценарии «цветной революции» таким игроком выступают США. 4. Среда – атмосфера протекания конфликтного взаимодействия, оказывающая влияние на развитие конфликта. К данному аспекту можно отнести особенности политического процесса, характер восприятия событий обществом и влияние общественно значимых процессов на участников «цветной революции». 5. Стратегия субъектов как реакция на проблемную ситуацию. Выбранная для реализации поставленных целей, она может отличаться у субъектов конфликтного взаимодействия. В случае «цветной революции» субъектами избирается стратегия доминирования, предполагающая соперничество и борьбу за конкурентную цель [13, с. 57]. 6. Статусные позиции субъектов – позиции, определяющие «цветную революцию» как конфликт смешанного типа, где наравне с горизонтальной составляющей (борьбой элит) есть вертикальная составляющая конфликта, проявляющаяся в конфликте между элитой и неэлитой. 7. Характеристика конфликтного поля. В рамках конкурентной цели, которую преследуют субъекты, мы можем говорить об осуществлении «цветной революции» как игры с нулевой суммой, где победитель получает столько, сколько проигрывает соперник. 8. Функциональная направленность – самый неоднозначный показатель, который вскрывает разрушающую силу процесса «цветной революции». «Цветная революция» сложна тем, что провозглашенное демократическое движение и обновление приводит к противоположным результатам. Процесс «цветной революции» развивается неоднозначно. Казалось бы, идет борьба субъектов за свои нарушенные в рамках избирательной кампании права, «цветная революция» приводит во власть новую элиту, следовательно, процесс должен носить конструктивный характер (преодоление застоя и снижение уровня политической напряженности). На деле же оказывается, что «цветная революция» несет в себе деструктивную функциональную направленность, а именно создает угрозу социальной системе, подрывает взаимное доверие сторон и доверие населения к власти, тем самым усугубляя политический кризис, а не преодолевая его [15, с. 128]. Процессуальные характеристики – особенности протекания «цветной революции»: 1. Подготовительная латентная стадия конфликта. Отсутствие достаточных оснований для развязывания политического конфликта создает непреодолимые препятствия для реализации сценария «цветной революции». На этой стадии усиливаются объективные предпосылки вызревания «цветной революции»: происходит обострение социально-экономических проблем, которые присутствуют в государстве, параллельно усиливается неудовлетворенность различных слоев населения условиями жизни, начинается «брожение» масс, растет неудовлетворенность действиями существующей власти, однако открытого протеста не возникает. Параллельно на этой стадии формируются и субъективные предпосылки: происходит укрепление различных оппозиционных политических сил, градус политической напряженности возрастает. Оппозиция мобилизует ресурсы для борьбы, осуществляется агитационная работа в среде населения, создаются общественные движения (к примеру, «Кмара» в Грузии, «Отпор» в Киргизии), которые станут впоследствии участниками «цветной революции» от имени масс. В это же время активную работу в стране проводят различные общественные иностранные фонды, исследующие ситуацию в стране и оказывающие помощь оппозиции (к примеру, американские фонды организации USAID, Национальный демократический институт, Информационный центр демократии и др.) [25, с. 8]. Рамки этого этапа определяются несколькими месяцами до начала конфликтной избирательной кампании (как в классическом сценарии) или процедуры властных изменений, которые являются катализаторами активной фазы «цветной революции». При переходе к активной фазе борьбы происходит консолидация оппозиционных сил, определяются стратегии субъектов, намечается динамика будущего политического конфликта. Важным для этого этапа является то, что сценарий «цветной революции» реализуется в стране, где назрели определенные проблемы экономического и социально-политического характера, где подготовлена «почва для конфликта». 2. Активная фаза осуществления «цветной революции» начинается с переходом к открытому противостоянию, поводом к которому служит, как правило, электоральный конфликт: будущие идеологи «цветной революции» не признают результатов выборов, их активно поддерживают сторонники и участники массовых движений, созданных на предшествующей стадии, запускается массированная информационная кампания о нарушениях демократического процесса в стране. Поводом может стать и процедура импичмента, инициируемого оппозиционными силами в парламенте (Филиппины, 2000-2001 гг.). Неклассическим поводом «цветной революции» является угроза одному из субъектов – лидеру «революционных» сил или его устранение (пример Ливана 2005 г.). На фоне этих событий разворачивается процесс «цветной революции». Его символика имеет определенное психологическое воздействие на массовое сознание и наполняет информационную повестку дня особой привлекательностью для широкой общественности. Создается положительный образ происходящих изменений, «цветная революция» встречается как праздник, как акция, которая приведет к установлению нового порядка. Символы «цветной революции» очень яркие, запоминающиеся, вызывают ассоциации либо с проведенными акциями, как на Украине во время «оранжевой революции» или в Грузии во время «революции роз», либо со страной проведения «цветной революции» («революция кедров» в Ливане, «кактусовая революция» в Мексике и др.) [13, с. 57]. Процесс активной фазы «цветной революции» носит краткосрочный характер, имеет стремительную динамику развития: стычки сменяются столкновениями (сериями стычек), происходит эскалация конфликта, что приводит к усилению кризиса и невозможности переговоров между субъектами. Активная фаза противостояния, как правило, сопровождается митингами, народными выступлениями, акциями протеста, срывами заседаний парламента и любыми другими мерами ненасильственного конфликтного политического взаимодействия. Коалиционные силы «цветной революции» сознательно и активно действуют в ущерб другим участникам политического конфликта, придавая проводимым мероприятиям характер гласной политической борьбы за демократическое будущее государства. Большую роль играет на этой стадии внешний фактор. Фаза активного противостояния доходит до кульминационной точки политической борьбы (в разных проявлениях) и прекращается с победой «революционных» сил и приходом во власть коалиции «цветной революции»; президентом страны становится один из ее лидеров. Главный итог активной фазы осуществления «цветной революции» - смена политической элиты. 3. Спад активности. Для населения и мировой общественности «цветная революция» завершается победой «революционных» сил и установлением новой власти в стране. Происходит общий подъем позитивных ожиданий, на время снимается политическая напряженность. Происходит первый этап так называемых «постреволюционных» реформ. Данная стадия длится несколько лет, как правило, до начала следующего избирательного цикла. К этому моменту уже возможно оценить достижения новой власти. 4. Латентная фаза дестабилизации. Новая политическая элита, пришедшая к власти на волне во многом псевдодемократической активности и представляющая собой разрозненные оппозиционные силы, собранные в коалицию для совместной борьбы во время активной фазы «цветной революции», начинает разлагаться изнутри. Происходит внутриэлитный раскол, параллельно с этим происходит процесс усиления оппозиционных сил, которые выступают с критикой новой власти и «постреволюционного» политического режима. Население активизируется вновь на волне общей нестабильности и провала реформ коалиции «цветной революции».
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, История, 51 страница
850 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg