Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИССЕРТАЦИЯ, СОЦИОЛОГИЯ

Методологические вопросы анализа бремени болезней населения туркестанской области

cool_lady 3870 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 129 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 26.02.2021
Цель исследования Анализ бремени болезней по приоритетным нозологиям в Туркестанской области. Задачи исследования 1. Проанализировать международный опыт использования оценки бремени болезни при принятии решения в формировании политики систем здравоохранения. 2. Провести анализ структуры бремени болезней и причин смертности по ТО и группам нозологий. 3. Установить особенности изменения бремени болезней по показателю DALY в зависимости от пола и возраста среди населения ТО. 4. Определить приоритеты для развития стратегических инициатив профилактики заболеваний, являющихся ведущими причинами смертности по коэффициенту DALY, для улучшения состояния здоровья населения ТО. Объект исследования Объектом исследования являлись статистические данные населения по всем нозологиям согласно МКБ 10. Предмет исследования Смертность и заболеваемость по всем нозологиям МКБ 10, показатель DALY. Научная новизна Впервые проведена оценка бремени болезней населения Туркестанской области в зависимости от половозрастных особенностей. Определены приоритетные направления для системы здравоохранения Туркестанской области в соответствии с расчетами показателей бремени болезней. Теоретическая и практическая значимость работы Возможность сравнительного анализа бремени болезней ТО с показателями других стран для ориентирования системы здравоохранения Туркестанской области на мировые стандарты. Применение методики расчета коэффициента DALY в качестве инструмента для формирования политики улучшения состояния здоровья населения, планирования основных мероприятий системы здравоохранения и прогнозирования результатов. Положения, выносимые на защиту 1) Глобальное бремя болезней является оптимальным инструментом определения приоритетов стратегических направлений развития системы здравоохранения. На основе исследования глобального бремени болезней ВОЗ и страны Европейского региона устанавливают приоритеты системы здравоохранения, проводят унифицированную оценку и сравнение показателей многих сран с определением эффективности политики в области охраны здоровья. 2) Бремя болезней в ТО соответствует общей картине стран Европейского региона с низким и средним уровнем дохода, выделяя неинфекционные заболевания в качестве основных причин преждевременной смертности и заболеваемости среди трудоспособной части населения. 3) Результаты исследования доказывают, что глобальное бремя болезней является чувствительным индикатором и изменяется ежегодно в силу проводимых Казахстаном стратегических инициатив, направленных на совершенствование системы здравоохранения. Апробация работы Основные положения диссертации доложены на научно-практической конференции. Публикации По теме диссертации опубликовано 1 научная работа. Объём и структура диссертации Диссертация состоит из содержания, списка обозначений и сокращений, введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, глав результатов собственных исследований, обсуждения полученных результатов и списка использованных источников литературы. Общий объем диссертации 129 листов. Указатель литературы содержит 113 источников. Диссертация иллюстрирована 4 рисунками и 31 таблицами.
Введение

Актуальность темы Традиционно острота проблем здравоохранения любой страны определяется уровнем и структурой смертности, которая является достоверной оценкой эффективности отрасли и наиболее точно отражает ситуацию в популяции. Инициативы Республики Казахстан по вхождению в число тридцати наиболее конкурентоспособных стран мира предопределили необходимость вложения инвестиций в развитие системы здравоохранения страны, способствующие за последнее десятилетие снижению общей смертности населения на 15,3% [1,2]. Произошедшая трансформация в системе здравоохранения способствовала росту продолжительности жизни во всем мире, повлекшее за собой старение населения. Несмотря на позитивную динамику показателей здоровья населения (рост рождаемости и снижение заболеваемости), ожидаемая продолжительность жизни казахстанцев почти на 10 лет меньше, чем в странах- членах ОЭСР, при наблюдаемой тенденции увеличения доли пожилого населения (6,7% от общей численности) [3]. Основываясь при построении политики здравоохранения на тенденциях снижения или роста показателей смертности и заболеваемости, Министерством здравоохранения и социального развития РК выделены приоритетные направления, на которые сегодня ориентированы стратегические программы страны, такие как Государственная программа развития здравоохранения «Денсаулык» РК на 2016-2019 годы, Национальная скрининговая программа и др. В качестве ведущих приоритетов обозначены болезни системы кровообращения, составляющие 22,3% от общей смертности, злокачественные новообразования (12,1%) и травмы (11,3%), и определены 4 фактора риска (высокое артериальное давление и холестерин, табакокурение и употребление алкоголя), составляющие более 85% всего бремени [3]. В то же время, ориентированность системы на приоритетные направления привела к снижению смертности населения за счет увеличения выявляемости на ранней стадии и профилактики по одним нозологиям, росту заболеваемости по другим причинам: сахарный диабет, болезни органов пищеварения и др. В последние годы, медицинское сообщество определяет необходимость пересмотра основных концепций измерения здоровья населения, применения оптимальных инструментов для определения видения системы здравоохранения, способной учитывать, помимо показателя смертности, также потери, возникающие при жизни вследствие инвалидности и потери трудоспособности, имеющих актуальное значение для каждого человека. Существующий эпидемиологический подход, подразумевающий повышение средней продолжительности жизни за счет снижения смертности, не в достаточной степени информативен в качестве обобщенного критерия здоровья населения, к тому же, увеличение данного показателя необязательно сопровождается соответствующим ростом статуса здоровья населения [4]. В 2013 году Murray C.et al., совместно с экспертами Всемирной организации здравоохранения после изучения концептуальных, методологических и эмпирических основ измерения индивидуального и общественного здоровья, определили рациональность использования моделей демографических таблиц дожития (продолжительность здоровой жизни или показатель лет жизни, скорректированных с учетом нарушения здоровья) при расчете обобщенных показателей здоровья населения [5]. В качестве инструментария комплексной оценки был предложен интегрированный метод исследования бремени болезни (DALY), который включает в себя данные о смертности, распространенности патологии среди населения и ее инвалидизирующем воздействии, а также последствия травм, отравлений, несчастных случаев [6]. В отличие от традиционных подходов к оценке системы здравоохранения, показатель DALY позволяет сравнить заболеваемость и смертность по различным причинам, полу, возрасту, оценить экономический и медицинский ущерб, нанесенный разными заболеваниями и разработать наиболее рациональные подходы к улучшению здоровья населения и повышению качества жизни. Учитывая, что методика расчета бремени несколько отличается от применяемых ранее методик оценки здоровья населения тем, что учитывает не только количество умерших или заболевших по той или иной причине, но и количество недожитых этими людьми лет, данный подход сегодня призван рациональным инструментом для определения приоритетов медицинского обслуживания и разработки политики охраны здоровья населения в каждой конкретной стране. К тому же, ответственные лица за принятие решений в системе здравоохранения могут использовать результаты проведенных исследований по определению бремени болезней для определения экономически эффективного механизма по устранению основных причин инвалидности и, как следствие, повышению трудовой жизнедеятельности населения [7]. Таким образом, анализ бремени болезней в результате преждевременной смерти и заболеваемости необходим для оценки здоровья популяции, существующих и планируемых программ в здравоохранение, выбора приоритетов и разработки политики в отрасли здравоохранения, а также эффективности вложения выделяемых государством средств, особенно при ограниченном ресурсном обеспечении отрасли. Выше приведенные факты определяют актуальность и целесообразность настоящего исследования.
Содержание

НОРМАТИВНЫЕ ССЫЛКИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ ВВЕДЕНИЕ 1 ГОРИЗОНТ ИЗМЕРЕНИЯ БРЕМЯ БОЛЕЗНИ 1.1 История развития методологического подхода к измерению бремени болезней 1.2 Влияние результатов оценки бремени болезней на принятии решения в процессе развития системы здравоохранения 1.3 Предпосылки изучения показателя DALY 2 МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ 2.1 Методология исследования 2.2 Материалы и методы исследования 3 РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ 3.1 Анализ результатов измерения потерь DALY по полу и возрасту среди населения ТО за период 2009-2019 годы ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ПРИЛОЖЕНИЯ
Список литературы

1 Стратегия вхождения Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира. Выступление Президента РК Н.А. Назарбаева на совместном заседании палат Парламента. - 2006, январь - 18. 2 Передача технологий и проведение институциональной реформы в секторе здравоохранения Республики Казахстан» по итогам 2009-2015 годы: отчет о реализации Проекта. – Астана, 2015. 3 Государственная программа развития здравоохранения Республики Казахстан «Денсаулык» на 2016 – 2019 годы: утв.: Указом Президента Республики Казахстан от 15 января 2016 года №176. 4 Царьков А.О. Методологические вопросы анализа бремени болезней населения России: дис. … канд. экон. наук. - М., 2004. – 211 c. 5 Murray C.J. et al. Disability-adjusted life years (DALYs) for 291 diseases and injuries in 21 regions, 1990-2010: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2010 // Lancet. -2012. – №380(9859).– Р. 2197-223. 6 Доклад о состоянии здравоохранения в Европе. Всемирная организация здравоохранения. - 2009. - С. 29-33 // http://www.euro.who.int/ data/assets/pdf_file/0006/117186/E93103R.pdf. 7 Институт по измерению показателей здоровья и оценке состояния здоровья (Institute for Health Metrics and Evaluation), Сеть человеческого развития (Human Development Network), Всемирный банк (The World Bank). Глобальное бремя болезней (Global Burden of Disease): порождение доказательств направление политики - региональное издание для Европы и Центральной Азии./ Seattle, WA: IHME. - 2013 // http://www- wds.worldbank.org/external/default/WDSContentServer/WDSP/IB/2013/09/03/0004 56288_20130903105621/Rendered/INDEX/808480PUB0RUSS0Box0379820B00PU BLIC0.txt. 8 Султанбекова Б.М., Аканов А.А. и др. Глобальное бремя болезней, травм и факторов риска // Медицина. – 2015. - № 2(152) – С. 11-13. 9 Murray С.J. Quantifying the burden of disease: the technical basis for disability-adjusted life years. Bulletin of the World Health Organization, 1994? // Bull World Health Organ. – 1994. - №72(3). - Р. 429-445. 10 Murray С.J. Global, regional, and national incidence and mortality for HIV, tuberculosis, and malaria during 1990-2013: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2013 // Lancet.– 2014. - №384. – Р. 1005-1070. 11 Самородская И.В., Ватолина М.А., Бойцов С.А. Методические вопросы и результаты оценки глобального бремени болезней (обзор литературы) // Профилактическая медицина. – 2015. – Т.18, №1. – С. 40-45. 12 Donev D., Zaletel-Kragelj L. et al. Measuring the burden disease: Disability adjusted life year (DALY) // www.mf.uni-lj.si. 13 Артюхов И.П., Сульдин С.А., Протасова Н.П. Методологические подходы к оценке факторов риска здоровья населения // Ж.: Сибирское медицинское обозрение. – 2012. – Т.78, №6 // http://cyberleninka.ru/article/n/metodicheskie-podhody-k-otsenke-faktorov-riska- zdorovya-naseleniya; 14 Сhristopher J.L., Murray J.L., Phil D. et al. Measuring the Global Burden of Disease Christopher // The New England Journal of Medicine. – 2013. – №369.–Р.448-457.// http://www.ph.ucla.edu/epi/faculty/detels/PH150/GlobBurdDis_NEJM_2013.pdf ; 15 Global health risks: mortality and burden of disease attributable to selected major risks/ Geneva, World Health Organization. – 2009 // http://www.who.int/healthinfo/global_burden_disease/GlobalHealthRisks_report_full.pdf; 16 Рынгач Н. А. Снижение потерь лет потенциальной жизни как путь к увеличению национального богатства // Статистика как средство международных коммуникаций: материалы международной научно- практической конференции. - СПб.: Нестор-История, 2014. - С. 125 -128. 17 Глобальное бремя болезней (Global burden of disease): Порождение доказательств, направление политики: региональное издание для Европы и Центральной Азии. - WA, 2013. 18 Reynolds S., Haley W., Kozlenko N. The Impact of Depressive Symptoms and Chronic Diseases on Active Life Expectancy in Older Americans // The American Journal of Geriatric Psychiatry. – 2008. - Vol.16, №5. – P. 425–432. 19 Manton K., Gu X., Lamb V. Long-Term Trends in Life Expectancy and Active Life Expectancy in the United States // Wiley Online Libraly. – 2006. – Vol. 32, №1. – Р. 81-105. 20 Diehr P., O'Meara E., Fitzpatrick A., et al. Weight, Mortality, Years of Healthy Life, and Active Life Expectancy in Older Adults // Wiley Online Libraly. – 2008. – Vol.56, №1. – Р. 76-83. 22 Lindau S., Gavrilova N. Sex, health, and years of sexually active life gained due to good health: evidence from two US population based cross sectional surveys of ageing // BMJ – 2010. – Vol. 340 – P. 810-821. 23 Kaneda T., Zimmer Z., Tang Zh. Socioeconomic status differentials in life and active life expectancy among older adults in Beijing // Disability and Rehabilitation – 2005. – V.27 – P. 241-251. 24 Laditka S., Laditka J. Active Life Expectancy: A Central Measure of Population Health // International Handbook of Population Aging – 2008. – Vol. 1- P. 543-565. 25 Reimers C., Knapp G., Reimers A. Does Physical Activity Increase Life Expectancy? A Review of the Literature // Journal of Aging Research. – 2012 – Vol. 2012 – Р. 9 // https://www.hindawi.com/journals/jar/2012/243958/abs/. 26 Hayward M., Saito Y. Indonesia’s social capacity for population health: the educational gap in active life expectancy // Population Research and Policy Review. – 2007. – Vol. 26, №2. - P. 219–234. 27 Yong V., Saito Y. Are There Education Differentials in Disability and Mortality Transitions and Active Life Expectancy Among Japanese Older Adults? Findings From a 10-Year Prospective Cohort Study // The Journals of Gerontology Series B: Psychological Sciences and Social Sciences. – 2012. - Vol. 67, №3. - P. 343-353. 28 Jagger C., Matthews R., Matthews F., Robinson T. The Burden of Diseases on Disability-Free Life Expectancy in Later Life // Journals of Gerontology Series A: Biological Sciences and Medical Sciences – 2007. - Vol. 62, №4. - P. 408-414. 29 Drumond Andrade F., Guevara P., Lebrao M. et al. Gender Differences in Life Expectancy and Disability-Free Life Expectancy Among Older Adults in Sao Paulo, Brazil // Women's Health Issues. – 2011. - Vol. 21, №1. - Р. 64–70. 30 Liu J., Song, X., Chen G. et al. Trends in Disability-Free Life Expectancy Among Chinese Older Adults // J Aging Health. – 2009. - Vol. 21, №2. - Р. 266-285. 31 Hashimoto Sh., Kawado M. et al. Trends in Disability-Free Life Expectancy in Japan, 1995–2004 // Journal of Epidemiology. – 2010. - Vol. 20, №4. - Р. 308-312. 32 Makia N., Martikainena P. et al. Educational differences in disability- free life expectancy: a comparative study of long-standing activity limitation in eight European countries // Social Science & Medicine – 2013. - Vol. 94 - Р. 1-8. 33 Smith M., Olatunde O.et al. Inequalities in disability-free life expectancy by area deprivation: England, 2001–2004 and 2005–2008 // Health Statistic. – 2010. - Vol. 48 - Р. 36. 34 Tareque I., Begum Sh., Saito Y. Gender Differences in Disability-Free Life Expectancy at Old Ages in Bangladesh // Aging Health. – 2013. - Vol. 25 – Р. 1299-1312. 35 Hashimoto Sh., Kawado M. et al. Gains in Disability-Free Life Expectancy From Elimination of Diseases and Injuries in Japan // Journal of Epidemiology – 2012. - Vol. 22, №3. - Р. 199-204. 36 Minicuci N., Noale M. Disability free life expectancy in older Italians // Disability and Rehabilitation – 2005. - Vol. 27 - Р. 221-227. 37 Camargos M., Machado C., Rodrigues R. Life expectancy among elderly Brazilians in 2003 according to different levels of functional disability // Cad. Saude Publica – 2008. - Vol. 24, №4. – Р. 845-852. 38 Braithwaite S., Meltzer D., King J., Leslie D., Roberts M. What Does the Value of Modern Medicine Say About the $50,000 per Quality-Adjusted Life-Year Decision Rule? // Medical Care – 2008 - Vol. 46, №4. - P. 349-356. 39 HM van Baal P., Hoeymans N., Hoogenveen R. et al. Disability weights for comorbidity and their influence on Health-adjusted Life Expectancy // Population Health Metrics // https://pophealthmetrics.biomedcentral.com/articles/10.1186/1478- 7954-4-1; 40 HM van Baal P., Hoogenveen R. et al. Estimating health-adjusted life expectancy conditional on risk factors: results for smoking and obesity // Population Health Metrics // http://pophealthmetrics.biomedcentral.com/articles/10.1186/1478- 7954-4-14. 41 Kurimori S., Fukuda Y., Nakamura K., Watanabe M., Takano T. Calculation of prefectural disability-adjusted life expectancy (DALE) using long-term care prevalence and its socioeconomic correlates in Japan // Health Policy. – 2006. – Vol. 76, №3. – Р. 346–358. 42 Stewart S., Cutler D., Rosen А. Forecasting the Effects of Obesity and Smoking on U.S. Life Expectancy // N Engl J Med – 2009. - Vol. 361. – Р. 2252- 2260. 43 Murray et al. Global, regional, and national disability-adjusted life years (DALYs) for 306 diseases and injuries and healthy life expectancy (HALE) for 188 countries, 1990–2013: quantifying the epidemiological transition // The Lancet - №386. – 2015. – Р. 2145-2191 // http://www.thelancet.com/journals/lancet/article/PIIS0140-6736(15)61340- X/abstract. 44 The Global Burden of Diseases: living with disability // The Lancet. – 2015. - Vol. 386, №10009. – Р. 2118. 45 Byass P. A transition towards a healthier global population? // The Lancet – 2015. - Vol. 386, №10009. – Р. 2121–2122. 46 Breyera F., Felderb S. Life expectancy and health care expenditures: A new calculation for Germany using the costs of dying // Health Policy - 2006. - Vol. 75, №2. – Р. 178-186. 47 Veenhoven R. Quality-Adjusted Life Expectancy // Encyclopedia of Quality of Life and Well-Being Research. – 2014. - №1. - P. 5320-5321. 48 Lee H., Hwang J., Jeng J., Wang J. Quality-Adjusted Life Expectancy (QALE) and Loss of QALE for Patients With Ischemic Stroke and Intracerebral Hemorrhage Stroke // Stroke – 2010. - Vol. 41 - Р. 739-744. 49 Brоnnum-Hansen H., Juel K., Davidsen M., Sоrensen J. Impact of selected risk factors on quality-adjusted life expectancy in Denmark // Scandinavian Journal of Public Health. – 2007. - Vol. 35, №5. – P. 510-515. 50 Jia H., Zack M., Thompson W. State Quality-Adjusted Life Expectancy for U.S. adults from 1993 to 2008 // Quality of Life Research. – 2011. – Vol. 2(6). – Р. 853–863. 51 Stewart S., Сutler D., Rosen A. US Trends in Quality-Adjusted Life Expectancy From 1987 to 2008: Combining National Surveys to More Broadly Track the Health of the Nation // American Journal of Public Health. – 2013. – Vol. 103, №11. - Р. 78-87. 52 Всемирный доклад о старении и здоровье. Всемирная организация здравоохранения, 2015 // http://industry60plus.ru/upload/medialibrary/6cc/2015%20WHO%20report%20in%2 0Russian.pdf. 53 Jia H., Zack M., Thompson W. The Effects of Diabetes, Hypertension, Asthma, Heart Disease, and Stroke on Quality-Adjusted Life Expectancy // Value in Health – 2013. – Vol. 16, №1. – Р. 140-147. 54 Sung-In Jang, Jung-Mo Nam, Jongwon Choi, Eun-Cheol Park. Disease management index of potential years of life lost as a tool for setting priorities in national disease control using OECD health data // Health Policy. – 2014. – Vol.115, №1. – P. 92-99. 55 Colton C., Manderscheid R. Congruencies in Increased Mortality Rates, Years of Potential Life Lost, and Causes of Death Among Public Mental Health Clients in Eight States // Preventing chronic disease/ Public Health research, practice and policy. – 2006. - Vol. 3(2) // http://www.psychrights.org/Research/Digest/NLPs/CDConMortality.pdf; 56 Chi-Kin Law, Paul Yip, Ying-Yeh Chen. The Economic and Potential Years of Life Lost from Suicide in Taiwan, 1997–2007 // Hogrefe. – 2011. – Vol. 32(3) // http://econtent.hogrefe.com/doi/abs/10.1027/0227-5910/a000070?journalCode=cri; 57 Fritschi L., Brown L., Kim R., Schwela D., Kephalopolous S. Conclusions Burden of disease from environmental noise: Quantification of healthy years life lost in Europe. - Denmark: World Health Organisation, 2011. - P. 99-106. 58 Grover S., Kaouache M., Rempel Ph. et al. Years of life lost and healthy life-years lost from diabetes and cardiovascular disease in overweight and obese people: a modelling study // The Lancet Diabetes & Endocrinology. – 2015. – Vol. 3(2). - P. 114–122. 59 Rapsomaniki E., Timmis A., George J. et al. Blood pressure and incidence of twelve cardiovascular diseases: lifetime risks, healthy life-years lost, and age- specific associations in 1·25 million people // The Lancet Diabetes & Endocrinology – 2014. – Vol. 383, №9932. - P. 1899–1911. 60 Prieto L., Sacristan J. Problems and solutions in calculating quality-adjusted life years (QALYs) Health and Quality of Life Outcomes. – 2003 // http://hqlo.biomedcentral.com/articles/10.1186/1477-7525-1-80. 61 Baker R., Bateman I., Donaldson C., Jones-Lee. M. Weighting and valuing quality-adjusted life-years using stated preference methods: preliminary results from the Social Value of a QALY Project // LSHTM Research Online // http://researchonline.lshtm.ac.uk/3290/search Online. 62 Sassi F. Calculating QALYs, comparing QALY and DALY calculations Health // Policy Plan – 2006. - Vol. 21, №5. – Р. 402-408. 63 Vergel Y., Sculpher M. Quality-adjusted life years // Pract Neurol. – 2008. - Vol. 8 – Р. 175-182. 64 Rasanen P., Paavolainen P., Sintonen H. et al. Effectiveness of hip or knee replacement surgery in terms of quality-adjusted life years and costs // Acta Orthopaedica. – 2007. - Vol. 78, №1. – Р. 108-115. 65 Rasanen P., Roine E., Sintonen H. et al. Use of quality-adjusted life years for the estimation of effectiveness of health care: A systematic literature review // International Journal of Technology Assessment in Health Care. – 2006. – Vol. 22, №2. – Р. 235-241. 66 Kaarlola A., Tallgren M., Ville P. Long-term survival, quality of life, and quality-adjusted life-years among critically ill elderly patients // Critical Care Medicine – 2006. - Vol. 34, №8. – P. 2120-2126. 67 Haomiao Jia, Erica I. Lubetkin. Trends in Quality-Adjusted Life-Years Lost Contributed by Smoking and Obesity // Аmerican Journal of Preventive Medicine – 2010. - Vol. 38, №2. – P. 138-144. 68 Marraa C.A., Marionc S.A., Guhd D.P. Not all “quality-adjusted life years” are equal // Journal of Clinical Epidemiology. – 2007. – Vol. 60, №6. - P. 616–624. 69 Haomiao Jia, Erica I. Lubetkin. Obesity-Related Quality-Adjusted Life Years Lost in the U.S. from 1993 to 2008 // Аmerican Journal of Preventive Medicine. – 2010. - Vol. 39, №3. – P. 220-227. 70 McGhee S.M., Brazier J., Lam C. Quality-adjusted life years: population- specific measurement of the quality component // Hong Kong Med J. – 2011. - Vol. 17. - Р. 17-21. 71 Devleesschauwer B., Havelaar A., Maertens N.et al. Calculating disability- adjusted life years to quantify burden of disease // International Journal of Public Health. – 2014. – Vol. 59, №3. – P. 565-569. 72 Grosse S., Lollar D., Campbell V., Chamie M. Disability and Disability- Adjusted Life Years: Not the Same // Public Health Reports – 2009. - Vol. 124, №2. - P. 197-202. 73 Haagsma J., Havelaar A. Janssen B., Bonsel G. Disability Adjusted Life Years and minimal disease: application of a preference-based relevance criterion to rank enteric pathogens // Population Health Metrics. – 2008. - №6. – Р. 7. 74 Polinder S., Haagsma J., Stein C., Havelaar A. Systematic review of general burden of disease studies using disability-adjusted life years // Population Health Metrics. – 2012. - №10 – Р. 10-21. 75 Информационный бюллетень. – 2016. - №377 // http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs377/ru/ 76 Vos T., Flaxman A.D., Naghavi M., et al.: Years lived with disability (YLDs) for 1160 sequelae of 289 diseases and injuries 1990–2010: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2010 // The Lancet. - 2012. - №380.–– P. 2163–2196 // http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23245607; 77 Murray C.J., Ezzati M., Flaxman A.D., et al. Supplementary appendix to: Comprehensive Systematic Analysis of Global Epidemiology: Definitions, Methods, Simplification of DALYs, and Comparative Results from the Global Burden of Disease Study 2010 // The Lancet. - 2012. - №380. - P. 170-174. 78 Murray C.J., Lopez A.D. Assessing health needs: the Global Burden of Disease Study. In: Detels R, McEwen J,Beaglehole R, Tanaka H, editors. Oxford Textbook of Public Health – Fourth edition. – New York: Oxford University Press Inc., 2004. – P. 243-254. 79 Аканов А.А., Султанбекова Б.М., Кошербаева Л.К., Курманова С.А. Анализ потерянных лет жизни в РК за 2013 год // Переяслав-Хмельницкий, 2015 г. Выпуск 6, часть 2, С. 49-50 // http://www.iscience.in.ua/arkhyv/26-27- oktiabria-2015/medicinski-nauki-2/376-analiz-poterianih-let-jizni-1. 80 Новгородская А.В. Потерянные годы жизни – индикаторов здоровья населения // Народонаселение. – 2015. - №2. – С. 74-86. 81 Boerma J., Stansfield S. Health statistics now: are we making the right investments? // Lancet. - 2007. - №369. – Р. 779–786. 82 The World Bank. The World Bank development report 1993. Investing in Health. – New York: Oxford University Press, 1993. 83 Wang H., Dwyer-Lindgren L., et al. Age-specific and sex-specific mortality in 187 countries, 1970–2010: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2010 // The Lancet. – 2012. - №380. – Р. 2071–2094. 84 Salomon J.A., Wang H., Freeman M.K., et al. Healthy life expectancy for 187 countries, 1990–2010: a systematic analysis for the Global Burden Disease Study 2010 // The Lancet. – 2012. - №380. – Р. 2144–2162. 85 Lozano R., Naghavi M., Foreman K., et al. Global and regional mortality from 235 causes of death for 20 age groups in 1990 and 2010: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2010 // The Lancet. – 2012. - №380. – Р. 2095–2128. 86 Murray C.J., Ezzati M., Flaxman A.D., et al.: GBD 2010: a multi- investigator collaboration for global comparative descriptive epidemiology // The Lancet. - 2012. - №380. – Р. 2055–2058. 87 Maki N., Martikainen P., et al. Substudy 1: Educational differences in disability-free life expectancy: a comparative study of long-standing activity limitation in eight European countries // http://www.eurohex.eu/bibliography/pdf/Maki_EURO_2012- 0396850433/Maki_EURO_2012.pdf. 88 Ostergren О., Menvielle G., Lundberg O. Adjustment method to ensure comparability between populations reporting mortality data in different formats in the EURO-GBD-SE project: Working document // http://www.diva- portal.org/smash/get/diva2:465064/FULLTEXT01.pdf. 89 Kurth B.M., Lange C, et al. Gesundheitsmonitoring am Robert Koch- Institut // Bundesgesundheitsblatt – Gesundheitsforschung – Gesundheitsschutz. – 2009. - №52. – Р. 557–570. 90 Mathers C.D. Health expectancies: an overview and critical apprais / In: Murray C.J, Salomon J.A., Mathers C.D., Lopez A.D. (eds.): Summary measures of population health: Concepts, ethics, measurement and applications. - Geneva: World Health Orgnaization, 2002. – Р. 177–204. 91 Taylor H., Jonas J., Keeffe J., et al. Disability weights for vision disorders in the Global Burden of Disease Study // The Lancet. - 2012. - №381. – Р. 23–24. 92 Lim S.S., Vos T., Flaxman A.D., et al.: A comparative risk assessment of burden of disease and injury attributable to 67 risk factors and risk factor clusters in 21 regions, 1990–2010: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2010 // The Lancet. - 2012. - №381. – Р. 2224–2260. 93 Lozano R., Naghavi M., Foreman K., et al.: Supplementary appendix to: Global and regional mortality from 235 causes of death for 20 age groups in 1990 and 2010: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2010 // The Lancet. - 2012. - №380. – Р. 761–765. 94 Matthews F.E., Arthur A., Barnes L.E., et al.: A two-decade comparison of prevalence of dementia in individuals aged 65 years and older from three geographical areas of England: results of the Cognitive Function and Ageing Study // J.: The Lancet. - 2012. - №382. – Р. 405–412. 95 Yang G., Wang Y., Zeng Y., et al. Rapid health transition in China, 1990– 2010: findings from the Global Burden of Disease Study 2010 // The Lancet. – 2013. - №381. – Р. 1987–2015. 96 Salomon J.A., Vos T., Hogan D.R., et al.: Common values in assessing health outcomes from disease and injury: disability weights measurement study for the Global Burden of Disease Study 2010 // The Lancet. – 2012. - №380. – Р. 2129– 2143. 97 Moran A.E., Forouzanfar M.H., Roth G.A., et al.: The Global Burden of Ischemic Heart Disease in 1990 and 2010: The Global Burden of Disease 2010 Study // Circulation. – 2014. - №129. – Р. 1493–1501. 98 Ferrari A.J., Charlson F.J., Norman R.E., et al.: Burden of depressive disorders by country, sex, age, and year: Findings from the Global Burden of Disease Study 2010 // PLoS Med. – 2013. - №10 // http://journals.plos.org/plosmedicine/article?id=10.1371/journal.pmed.1001547. 99 Murray C.J., Ezzati M., Flaxman A.D., et al.: GBD 2010: design, definitions, and metrics // The Lancet. – 2012. - №380. – Р. 2063–2066. 100 Johnston S.C., Mendis S., Mathers C.D. Global variation in stroke burden and mortality: estimates from monitoring, surveillance, and modelling // The Lancet Neurol. – 2009. - №8. – Р. 345-354 // http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/19233730; 101 WHO methods and data sources for global burden of disease estimates 2000-2011/ Department of Health Statistics and Information Systems WHO. – Geneva, 2013, november // http://www.who.int/healthinfo/statistics/GlobalDALYmethods_2000_2011.pdf. 102 Оказание помощи при хронических состояниях. Взгляд с позиций системы здравоохранения/ под ред. E. Nolte и M. McKee. Всемирная организация здравоохранения. – 2011. – 313 с. // http://www.euro.who.int/ data/assets/pdf_file/0008/136169/e91878R.pdf#page=42. 103 Prince M., Bryce R., Albanese E., et al. The global prevalence of dementia: a systematic review and metaanalysis // Alzheimers Dement. – 2013. - №9. – Р. 63– 75; 104 Anand S, Hanson K. Disability-adjusted life years: a critical review // J Health Economic. – 1997. – № 16. – P. 685–702. 105 Lindstrand A., Bergstrom S., et al. Global health – an introductory textbook. – Copenhagen: Narayana Press, 2008. 106 Atanackovic-Markovic Z, Bjegovic V, Jankovic S, et al. The burden of disease and injury in Serbia. Serbian Burden of Disease study – an EU funded project managed by the European Agency for Reconstruction. – Belgrade: Ministry of Health of the Republic of Serbia, 2003. 107 Schopper D., Pereira J., Torres A., et al. Estimating the burden of disease in one Swiss canton: what do disability adjusted life years (DALY) tell us? // Int J. Epidemiol. - 2000. - №29(5). – Р. 871-877. 108 Mariotti S., D'Errigo P., Mastroeni S. et al. Years of life lost due to premature mortality in Italy // European Journal of Epidemiology. – 2003. - №18. – Р. 513. 109 Francescutti C., Mariotti S. et al. The impact of stroke in Italy: First step for a National Burden of Disease Study // Disability and Rehabilitation. – 2005. – Vol. 27, issue 5. – Р. 12-16. 110 Демографический энциклопедический словарь / под ред. Д.И. Валентей. – М.: Советская энциклопедия, 2005. – 539 с. 111 Улучшение качества и использования информации о рождении, смерти и причинах смерти: руководство для стандартизованного анализа ситуации в странах. - Всемирная организация здравоохранения, 2012. – 78 с. 112 Классификация стран // https://datahelpdesk.worldbank.org/knowledgebase/articles/906519. 113 База данных с показателями по странам // http://www.who.int/healthinfo/global_burden_disease/estimates_regional/en/ .
Отрывок из работы

1 ГОРИЗОНТ ИЗМЕРЕНИЯ БРЕМЯ БОЛЕЗНЕЙ 1.1 История развития методологического подхода к измерению бремени болезней Каждая страна и ее система здравоохранения нацелены на обеспечение долгой и качественной жизни населения. Для реализации поставленной цели в первую очередь требуется определение причин, влекущих смертность и заболеваемость. Оптимальным инструментом для изучения общей картины жизненного потенциала страны сегодня определено бремя болезней, способствующее построению общей картины состояния системы здравоохранения. В последние десятилетия проводятся различные исследования в области изучения бремени болезней, травм и факторов риска, а также сравнение показателей на страновом уровне [4, 8]. Изучение данного бремени позволило оценить потерю здоровья, связанную с заболеваемостью и смертностью, которое стимулировало проведение многочисленных национальных исследований, использованных правительственными и неправительственными организациями для определения приоритетных направлений в области новых разработок и политических инициатив в системе здравоохраенния. Одной из основных целей измерения бремени болезней является выявление результатов медицинских вмешательств, с учетом проведения анализа эффективности затрат в долгосрочном периоде заболевания, которые впоследствии становятся причинами преждевременной смертности и потерянных лет жизни из-за состояния здоровья, не отвечающего критериям полного здоровья [7, 9, 10]. Повышение средней продолжительности жизни почти во всех странах потребовало пересмотра основных параметров измерения здоровья населения, учитывая что увеличение данного значения не всегда сопровождается соответствующим ростом показателей здоровья населения, и тем самым не позволяет корректно использовать его в качестве основания для планирования деятельности в области здравоохранения и социальной защиты населения [4]. В рамках проведенного нами обзора выявлено, что за последние 30 лет разработаны различные индикаторы для изучения показателей смертности с учетом влияния заболеваемости и факторов риска. Эти измерения делятся на две основные категории, направленные на [11-13]: 1. Изучение ожидаемой продолжительности здоровой жизни –измерения лет приобретенной жизни или годы улучшенного качества (Health expectancies measure years of life gained or years of improved quality of life). В эту группу относятся следующие измерения [14-17]: - активная продолжительность жизни (ALE - active life expectancy) [18-28]; - продолжительность жизни без инвалидности (DFLE - disability-free life expectancy) [28-37]; - ожидаемая продолжительность здоровой жизни (DALE - disability- adjusted life expectancy) [38-42]; - показатель здоровья ожидаемой продолжительности жизни (HALE - healthy adjusted life expectancy) [39, 40, 43-46]; - продолжительность жизни с поправкой на качество (QALE - quality adjusted life expectancy) [38, 47-53]. 2. Изучение проблем в системе здравоохранения – измерение потерянных лет полного здоровья в сравнении с «идеальным» состоянием здоровья или по общепринятым стандартом. К измерениям данной группы относятся: - потерянных лет потенциальной жизни (PYLL- potential years of life lost) [54-58]; - здоровых лет, утраченных в жизни (HYLL- healthy years of life lost) [60- 62]; - количество лет жизни с поправкой на качество (QALY- quality adjusted life years) [63-73]; - количество потерянных лет здоровой жизни (DALY- disability adjusted life years) [74-77]. Измерение показателя DALY является одной из первых попыток, предпринятой медицинским сообществом обобщить бремя травм, болезней и преждевременной смертности и представляет собой резюме показателей общественного здоровья. Единицу показателя DALY предложено рассматривать как один потерянный год «здоровой жизни», и сумма DALY среди населения рассматривается в качестве показателя разрыва между текущим состоянием здоровья и идеальной ситуацией, когда всё население живёт до глубокой старости без болезней и инвалидности [10, 11, 78]. Философия DALY заключается в том, что каждый человек рождается с определённым количеством лет потенциальной здоровой жизни, разные внешние или внутренние факторы могут привести к потере здоровья или смерти человека в более раннем возрасте, тем самым недожив количество лет, определенных средней продолжительностью жизни человека [79-82]. На данном этапе развития, при принятии политического решения, необходимо понять истинную природу проблем здравоохранения своей страны, ее протяженность и распространённость, а также определить факторы риска и относительный вред, которые они вызывают. Инструменты определения бремени болезней, разработанные Институтом по измерению показателей здоровья и оценке состояния здоровья (IHMЕ) позволяют изучить количественные потери здоровья от болезней, травм и факторов риска, по результатам исследования которых система здравоохранения может гибко скоординировать свои приоритеты для улучшения состояния здоровья населения и устранения побочных факторов [83-85]. Медицинским сообществом были предприняты попытки по определению бремени болезней в мире. Так, в 1990 году по заказу Международного Банка Реконструкции и Развития было проведено исследование бремени болезней, результаты которого были представлены в Докладе о мировом развитии (World Development Report) 1993 года: инвестиции в здоровье [86]. Данное исследование бремени болезней включило результаты систематического измерения проблем здравоохранения во всем мире по оценке 107 заболеваний и 483 осложнений. Исследования бремени болезней в 1990 году оказали значительное влияние на политику в области здравоохранения и установили новое направление развития системы здравоохранения во всем мире, так как позволили определить скрытые проблемы, повлекшие ухудшение состояния здоровья человека, такие как психические заболевания и бремя дорожно-транспортного травматизма [87-90]. Результативность проведенной работы предопределила одним из функциональных направлений деятельности Института по измерению показателей здоровья и оценке состояния здоровья изучение влияния бремени болезней через совершенствование методологии, способствующей детализировать данные и выявлять наиболее скрытые проблемы систем здравоохранения. Под эгидой Всемирной организации здравоохранения данная исследовательская работа проводилась на первом этапе на ежегодной основе, и результаты которой были отражены в отчетах 2000-2002 годов. Первоначальная методология бремени болезней охватывала большое количество нозологий, детализируя порой неинформативные показатели для ряда стран. Учитывая данный аспект, в 2008 году ВОЗ обновил существующую оценку бремени болезни, сосредоточив изучение на причинах смерти и инвалидности по 136 заболеваниям [91-95]. С целью определения охвата данными исследованиями и принятия во внимание результатов через улучшение качественных показателей деятельности системы здравоохранения было проведено в 2010 году изучение бремени болезней по временному ряду с 1990 по 2010 годы. Данный подход позволил получить результаты по 67 факторам риска и их последствий, 291 видом заболеваний и травм и 1160 осложнений от данных заболеваний, среди 20 возрастных групп обоих полов для 187 стран и 21 региону на региональном и национальном уровнях [7, с. 9; 96-104]. Итогом данной работы также стала модификация методики подсчета снижения временной затратоемкости процесса. Инициируя работу по пересмотру методологии, Всемирной организацией здравоохранения при содействии с Гарвардским университетом с участием более 500 экспертов из разных стран мира, была проведена работа по стандартизации и разработке единой таблицы ожидаемой продолжительности жизни для всех стран, взяв в основу показатели Японии (как эталонного значения по продолжительности жизни в мире). Причиной по выделению страновых значений послужило то, что каждая страна имеет территориальные особенности показателей здоровья и системы здравоохранения в целом [7, 105-106]. Данные инициативы были продолжены в 2013 году при кооперации Всемирной организации здравоохранения с Международным Банком Реконструкции и Развития, определяющие основной целью обеспечение наиболее своевременной и полезной информацией о состоянии здоровья населения политиков и других заинтересованных лиц, принимающих решения в области здравоохранения. Проводимые исследования были нацелены на интеграцию всех доступных эпидемиологических данных в единый информационный ресурс (причины смертности, потерянных лет жизни, прожитых лет с инвалидностью и др.) и определение бремени болезни с использованием уже пересмотренных инструментов изменения и стандартизированных методов оценки, для сравнения потерь здоровья во временной динамике по причинам, половозрастным группам и странам [18, 107]. По результатам исследовательской работы данной группы экспертов было обосновано использование бремени болезней в качестве инструмента для создания сводных показателей, например лет, скорректированных на инвалидность (DALY) или ожидаемой продолжительности здоровой жизни (HALE), которые способствуют проведению сравнительной оценки широких эпидемиологических моделей в разных странах и временных периодах. Эти суммарные показатели также могут быть использованы для количественной оценки компонента вариации в эпидемиологии, которая связана с социально-демографическим развитием [86, 105]. Следует отметить, что в DALY под «инвалидностью» подразумевают потерянные годы жизни из-за состояния здоровья, не отвечающего критериям полного здоровья от данного заболевания, и связывают с различными несмертельными состояниями [7]. Также, была предпринята попытка по пересмотру расчета весового коэффициента инвалидности, позволяющего провести сравнение между тяжестями заболеваний. Ранее существующая методология определения весового коэффициента потерянных лет жизни из-за состояния здоровья, не отвечающего критериям полного здоровья основывалась на результатах опроса среди экспертов-врачей, участвующих в данном исследовании. В силу субъективности данного подхода, где каждый врач имел позицию того, что заболевание которое он лечит является наиболее сложным и для него нужен более высокий коэффициент, данная методика была признана неэффективной. Учитывая данный факт, медицинским сообществом было признано рациональным при расчете весовых коэффициентов сосредоточиться на разработке достоверных и надежных инструментов сбора данных на основе не только мнения экспертов, но и опроса самой популяции. В качестве объекта популяционного исследования случайным образом были отобраны респонденты в 2010 году из 175 стран Южной и Северной Америки, Африки (16 238 человек) и в 2013 году из стран Европейского региона (30 660 человек) в трудоспособном возрасте от 18 до 65 лет. Инструментом исследования послужил опросник, ориентированный на парное сравнение от 108 до 172 последствий, определяемый с учетом территориальных особенностей [108-110]. Результаты данного исследования определили «номинальные» значения весовых коэффициентов потерянных лет жизни из-за состояния здоровья, не отвечающего критериям полного здоровья в региональном разрезе, способствуя тем самым, созданию рамочных условий для проведения страновых исследований. Модификация методологии бремени болезней позволила проведению исследования, отразившего страновые особенности развития системы здравоохранения на региональном уровне, призывая мировое сообщество к переориентации существующих решений. Так, результаты оценки позволили выявить, что во всем мире с 1990 по 2010 год произошли кардинальные изменения ведущих причин потери здоровых лет, наряду с изменением основных показателей качества жизнедеятельности населения. Так, увеличена ожидаемая продолжительность жизни при рождении на 6,2 года (с 65,3 лет в 1990 году до 71,5 лет в 2013 году) и показатель HALE при рождении на 5,4 года (от 56,9 лет в 1990 году до 62,3 лет в 2013 году) [14, 79, 88]. Учитывая мировую проблему старения населения, отмечается изменение основных причин потери лет жизни с поправкой на инвалидность (25 причин), что было выделено группой экспертов ВОЗ по результатам проведенной оценки (рисунок 1) [7]. Рисунок 1 – Мировые показатели потерянных лет жизни с поправкой на инвалидность, главные 25 причин и процентные изменения с 1990 по 2010 годы Примечание - Источник: IHME, 2013 [7] Отмечен рост бремени трудоспособной части населения от неинфекционных заболеваний (ишемическая болезнь сердца, инсульты, боли в пояснично-крестцовом отделе), показатель смертности по которым за 10 лет вырос на 1/3. В большинстве стран именно на данные причины приходится большая часть потерянных лет в DALY – более 50%, а в ряде в ряде стран Северной и Южной Америки и Европейского региона - до 80%. Среди инфекционных заболеваний наблюдается снижение показателя DALY, особенно по приоритетам - инфекции нижних дыхательных путей и острые желудочно-кишечные инфекции, хотя бремя от ВИЧ/СПИД и малярии выросло на 20%. Экспертами Института по измерению показателей здоровья и оценке состояния здоровья было отмечено, что, несмотря на значительный рост показателя продолжительности жизни в мировом масштабе, отмечается проблема в повышении показателя инвалидности. Так, за 10 лет отмечается динамика роста количества лет, прожитых с инвалидностью (DALY) и % бремени от лет, прожитых с инвалидностью (YLD), особенно в странах Европы и Центральной Азии. Основными причинами инвалидности определены психические и поведенческие нарушения (депрессия, тревожные состояния), скелетно-мышечные заболевания (пояснично-крестцовом отделе и шее), диабет и болезни системы кровообращения. Изучение бремени болезней позволило определить факторы риска, влияющие на показатели смертности и инвалидности, и их динамику. Такие факторы как недостаточный вес ребенка при рождении и грудное вскармливание, способствовали снижению показателя DALY от инфекционных заболеваний и последствий недостаточного питания, как и загрязнение воздуха в жилых помещения спаду инфекций нижних дыхательных путей. Тогда как, факторы плохого рациона питания и недостаточной физической активности (рост до 30%), артериальное давление (до 27%) и высокий индекс массы тела (до 82%) способствовали росту заболеваний сердечно-сосудистой системы, онкологических заболеваний и диабета. Исследование, проведенное командой экспертов всего мира, доказало факт того, что естественный прирост населения, увеличение средней продолжительности жизни и снижение показателей смертности повышают бремя болезней [7]. Таким образом, использование методологии бремени болезней позволяет обозначить проблемы в системе здравоохранения, изучение которых способствует эффективному планированию медицинских услуг и образования. Данные по изменяемым причинам, ведущим к потере здоровья, и факторам риска способствуют политикам определять приоритеты стратегий, направленных на максимальное улучшение здоровья населения. 1.2 Влияние результатов оценки бремени болезней на принятие решения в процессе развития системы здравоохранения Исследования бремени болезней, травм и факторов риска на сегодняшний день являются крупнейшим и наиболее полным измерением эпидемиологических показателей и тенденций во всем мире. В соответствии с идеологией ВОЗ, данный подход призван создавать общественное благо, способствующее влиять на саму систему здравоохранения и выработку политики в области здравоохранения в мировом масштабе и на региональных уровнях [7]. Учитывая, что за последнее десятилетие в здравоохранении произошли значительные изменения, повлекшие за собой необходимость пересмотра ориентиров и приоритетов развития системы, политики нуждаются в своевременном доступе сообщества к результатам высококачественных оценок, ориентирование на которые будет способствовать повышению уровня здоровья. Именно данный подход, в отличие от других эпидемиологических исследований, является наиболее оптимальной информационной платформой в медицинской среде. Как показывает многолетняя практика, для соответствия медицинских услуг проблемам населения в области здравоохранения, заинтересованные специалисты в данной сфере должны иметь возможность сравнивать воздействия различных заболеваний, сказывающихся на динамику смертности и инвалидности, и получать реальную картину причинно-следственных связей низкого уровня здоровья, и выстроить оптимальные пути решения с учетом ограниченных ресурсов. Комплексность данного оценочного подхода по выявлению факторов, влияющих на состояние здоровья населения, определяют первостепенным при построении эффективности системы здравоохранения в стране учет территориальных и социально-культурных особенностей. Так, как свидетельствуют результаты последних исследований (2010 год), характерная для стран Африки динамика роста инфекционных заболеваний не была отмечена в качестве основной причины потери здоровья в Европейском регионе и странах Центральной Азии. Похожая картина и относительно болезней, связанных с дородовым и послеродовым периодом, проблемами питания и врожденными аномалиями, но при этом со значительной тенденцией роста бремени от неинфекционных заболеваний с характерным их омоложением. Сегодня отмечается тенденция стран к проведению страновых исследований по измерению бремени болезней, по результатам которых проводятся инициативы по совершенствованию политики здравоохранения, и организации медицинского процесса в частности. Понимая важность введения в обиход методологии расчета DALY, лица принимающие решения в Бразилии, Китае, Индонезии, Мексике, Саудовской Аравии, Великобритании и других странах по всему миру сотрудничают с Институтом по измерению показателей здоровья и оценке состояния здоровья для эффективного измерения уровня здоровья своего населения. Изучение бремени в Швейцарии (2011 год), основанное на анализе медицинских карт организаций здравоохранения, позволило обрисовать реальную картину по обращаемости местного населения за медицинскими услугами. Результаты исследования позволили уполномоченному органу в сфере здравоохранения расширить перечень скрининговых программ (хронические болезни почек и др.) [111]. Первоначально политики Италии не поддерживали инициативы специалистов общественного здравоохранения в применении методологии DALY при принятии решений, но в период мирового кризиса, возникла необходимость эффективного распределения ресурсов с учетом потребностей практического здравоохранения. С 2008 года уполномоченные органы в области здравоохранения Италии проводят оценку бремени болезней, не только на страновом уровне, но и в сравнении со странами Европейского региона. Данная методология позволила пересмотреть рейтинг приоритетных направлений развития системы здравоохранения, отличающегося от техники, основанной на анализе только показателей смертности. Так, произошла переориентация политики здравоохранения страны на ишемическую болезнь сердца, инсульт и рак легких, которые не были ранее в перечне приоритетов (DALY сердечно-сосудистых заболеваний – 31,7% и всех видов рака – 34,1%, тогда как смертность - 44,7 и 27,9%). Отмечаемая региональная особенность (северный, центральный и южный секторы) способствовала внедрению территориальных программ, так на севере введена интенсивная программа по профилактике рака, а на юге страны – по профилактике инсульта [112-113]. Ответственные лица в сфере здравоохранения Германии впервые начали применять методологию по расчету бремени болезней относительно фармакологической политики, по причине растущей перегруженности препаратами лечения ряда заболеваний (артериальная гипертензия, ишемическая болезнь сердца и др.), и как следствие увеличению расходов на клинические испытания и производство лекарственных средств. Фармакологические компании, ссылаясь на ранее существующую тенденцию роста показателей смертности от приоритетных заболеваний, ежегодно увеличивали производство препаратов. Показанная в мировом масштабе эффективность внедрения методологии DALY, предопределила важность применения данного подхода на федеральном уровне, способствующая определению точечных проблем и достижений в области медицины в региональном разрезе. На данном этапе чиновники Германии изучают бремя болезней для выявления потенциальных областей улучшения системы здравоохранения и составлению рекомендаций при принятии решений [114- 115]. Федеративным правительством было проведено институциональное закрепление методологии расчета бремени болезней на национальном уровне, так, были созданы немецкие центры по исследованиям в области здравоохранения по особо важным и распространенным заболеваниям в Германии. Уполномоченные органы в области здравоохранения большинства стран Европейского региона – Испания, Великобритания, Финляндия и др., используют методологию DALY для прогнозирования в системе здравоохранения, позволяя выстраивать наиболее оптимальную модель оказания медицинской помощи населению. Введены новые профилактические программы, расширен перечень скрининговых исследований, вкладываются средства в новые научные исследовательские проекты, направленные на достижение полного социального благополучия в странах [116-121]. В Великобритании был внедрен проект сравнительного анализа «IHME - UK», результатом которого стало совершенствование законодательного положения о всеобщем медицинском страховании, как и в Финляндии [7, 116, 117, 118]. В США при IHME создан Центр тенденции и прогнозы здоровья для содействия исследованиям в области демографии, экономики и эпидемиологии старения и способствования использования важных наборов данных в этой области, в частности определении различных факторов и воздействий на здоровье, старение и продолжительности жизни на субнациональном и международном уровнях. Проекты направлены на выявление социальных, экономических, поведенческих и детерминанты состояния здоровья и исследование отношений между расходами и бремени болезней. Эти информационные ресурсы позволяют политикам и другим заинтересованным сторонам использовать, оценивать и управлять данными бремени болезней [112]. Оценку DALY в целом России и ее региональным подсистемам только в последние несколько лет выделяют в качестве правильного выбора приоритетов государственной политики в сфере здравоохранения на федеральном и региональном уровнях [122]. Эксперты Артюхов И.П. и соавт. (2011 и 2012)., Кобяков О.С. и соавт. (2014 и 2015), Бойцов С.А. и соавт. (2014) в своих исследованиях выделяют первостепенность критериев, с помощью которых можно количественно измерить степень улучшения/ ухудшения здоровья населения страны и ее отдельных территорий, в частности за счет применения DALY. Использование данной методологии, в качестве равного инструментария с демографическими и экономическими показателями позволяет более корректно устанавливать приоритеты для развития системы здравоохранения и оценить эффективность деятельность служб данной системы. К тому же, DALY позволяет оценивать и популяционные эффекты, как от применения медицинских технологий, так и от воздействий других сопутствующих факторов [13, 123-126]. Таким образом, как свидетельствует опыт вышеописанных стран, изучение влияния потерянных DALY, позволяет не только провести сравнительный анализ разных стран и выявить приоритетные структуры заболеваний, но и оценить собственные достижения и результативность проводимых реформ в секторе здравоохранения с течением времени, а также обозначить новые инициативы. Институт по измерению показателей здоровья и оценке состояния здоровья призывает страны при проведении оценки бремени болезней ориентироваться на пять принципов, способствующие своевременному получению качественной информации относительно тенденций в области здравоохранения страны, и региона в целом [127-131]: 1. Научное обоснование и модификация методологии. Выбор при принятии решения в применении того или иного подхода должен придерживаться принципов научного исследования и постоянного совершенствования, в соответствии с признанной практикой. 2. Политика релевантности. Исследования должны быть направлены на приоритетные вопросы в области здравоохранения, а не только то, что легко измеримо, а также быть сопоставимы по временному принципу и потребностями общественности с использованием обновленных данных. 3. Беспристрастность. Отсутствие политических, финансовых или других видов вмешательства при проведении оценки DALY (в частности заинтересованность фармакологической промышленности, производителей медицинского оборудования) и принятии решения. 4. Сотрудничество. Мультидисциплинарный и региональный подход для проведения совместного исследования в мировом масштабе, способствующие прозрачности подхода и конструктивности диалога по всем аспектам. 5. Трансформация знаний. Распространение информации в медицинском сообществе и общественности для формирования объективного мнения о существующей политике в системе здравоохранения. В рамках данных принципов Институт по измерению показателей здоровья и оценке состояния диссеминирует свою практику через реализации различных проектов на страновом уровне в разных государствах [132-133].
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg