Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ГОСУДАРСТВЕННОЕ И МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Новая генерация губернаторов российских регионов: управленческий стиль и восприятие населением

cool_lady 1900 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 76 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 24.01.2021
Целью данной работы является исследование управленческого стиля новой генерация губернаторов российских регионов и его восприятие населением. В соответствии с поставленной целью в работе необходимо решить следующие задачи, определившие логику работы и его структуру: - рассмотреть конституционные принципы российского федерализма и политическая практика их реализации; - исследовать основные этапы реализации кадровой политики федерального центра в отношении субъектов РФ в 1991-2014 гг.; - рассмотреть становление новой кадровой политики в России на региональном уровне после 2014 года; - определить влияние на региональную кадровую политику федеральной политической, социально-экономической и аппаратной конъюнктуры; - изучить основные каналы рекрутирования региональных кадров в 2014-2020 гг.; - определить типологию позиционирования и управленческого стиля «новых губернаторов»; - выявить проблемы политической и социально-экономической эффективности новой генерации губернаторов; - провести анализ характера взаимодействия «новых губернаторов» с населением и исследовать проблему их легитимизации. Объектом исследования является институт губернаторства в России. Предметом исследования является способов управления новой генерации губернаторов российских регионов. В исследовании использованы количественные (статистические) методы. В рамках анализа тенденций и основных закономерностей были применены техники представления данных в рамках одномерных распределений: средние тенденции и частотные распределения (в т.ч. гистограммы). Кроме того, в некоторых случаях, например для оценки распределения финансовой помощи регионам согласно «универсальному» критерию (т.е. наименее социально и экономически развитым) используются корреляционный анализ и диаграммы рассеивания как наглядное представление анализируемых взаимосвязей. Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников.
Введение

Актуальность темы исследования заключается в том, что система избрания губернаторов Российской Федерации прошла в своем развитии путь от свободных выборов через наделение полномочиями законодательными собраниями по представлению Президента России к несвободным выборам, совмещенным с предварительным назначением временно исполняющего обязанности губернатора и, по сути, представляющим собой механизм легитимации состоявшегося кадрового решения. При этом в настоящее время данная система достаточно устойчива к внешним угрозам, хотя сохраняет внутренние противоречия и представляет собой достаточно громоздкую и требующую значительных ресурсных затрат конструкцию. Отдельные губернаторские выборы в 2018 году показали, что прямые выборы сохраняют потенциал непредсказуемости и свободы голосования, однако о политическом кризисе говорить не приходится. В условиях отсутствия серьезных фоновых политических потрясений ситуация в регионах поддается урегулированию и контролю. Вместе с тем опыт выборов 2018 года говорит о том, что в отсутствие позитивных тенденций в социально-экономической сфере, при растущих публичности политических процессов и возможностях для самоорганизации политических акторов любой сбой в системе ручного регулирования из федерального центра ситуации в регионах будет оборачиваться все более серьезными последствиями. Степень разработанности проблемы. Исследование вопросов губернаторства и региональной кадровой политики России посвящены работы О.В. Ерохиной, В. Иванова, Д.И. Орлова, Р.Ф. Туровского, Н.М. Добрынина, С.А. Тархова, Н.С. Слепцова.
Содержание

Введение Глава 1. Взаимоотношение Федерального центра и российских регионов в постсоветский период 1.1. Конституционные принципы российского федерализма и политическая практика их реализации 1.2. Кадровая политика федерального центра в отношении субъектов РФ в 1991-2014 гг.: основные этапы их реализации Глава 2. Изменение региональной кадровой политики федерального Центра в условиях «войны санкций» и экономического кризиса (2014-2020 гг.) 2.1 Становление новой кадровой политики в России на региональном уровне после 2014 года 2.2 Влияние на региональную кадровую политику федеральной политической, социально-экономической и аппаратной конъюнктуры 2.3. Основные каналы рекрутирования региональных кадров в 2014-2020 гг. Глава 3. Основные стратегии управления и взаимодействия с населением губернаторов «новой волны» в 2014-2020 гг. 3.1 Типология позиционирования и управленческого стиля «новых губернаторов» 3.2 Проблема политической и социально-экономической эффективности новой генерации губернаторов 3.3 Характер взаимодействия «новых губернаторов» с населением и проблема их легитимизации Заключение Список использованных источников
Список литературы

1. Ерохина, О. В. Губернаторство России: история и современность: Монография / О.В. Ерохина; Финансовый университет при Правительстве РФ - Москва: Вузовский учебник: НИЦ ИНФРА-М, 2014. - 160 с. 2. Иванов Глава субъекта российской федерации. Историческое, юридическое и политическое исследование (История губернаторов) В 2 т. Т. I. В 2 кн.: История: Кн. I. М.: «Издание книг ком», 2019. 600 с. 3. Орлов Д.И. Региональная политика-2018: Сборник статей и аналитических докладов/ Агентство политических и экономических коммуникаций.-М.: Грифон, 2018.-368с. 4. Орлов Д.И. Региональная политика-2016: Сборник статей и аналитических докладов/ Агентство политических и экономических коммуникаций.-М.: Грифон, 2016. 5. Туровский Р.Ф. Региональные политические режимы в России: к методологии анализа. 6. Добрынин Н.М. Новый федерализм: Модель будущего государственного устройства РФ.-Новосибирск: Наука, 2003.468с. 7. Тархов С.А. Изменения административно-территориального деления России за последние 300 лет // География. 2001. № 15. С. 1-32; № 21. 8. Институт губернатора в России / Под ред. Н. С. Слепцова. М., 1997. 9. Зуйкина А.С. «Стратегии подчинения» региональных властей в отношении муниципалитетов в Пермском крае (на примере распределения межбюджетных трансфертов) // Вестник Пермского университета. Сер. «Политология». – 2014. – №1. – С. 55-71. 10. Нечаев В.Д. Факторы и предпосылки финансовой автономии местного самоуправления // Политические исследования. – 2004. – №6. – С. 36-46. 11. Панов П.В. Стратегии региональных властей на выборах глав муниципальных образований в Пермском крае // Вестник Пермского университета. Сер. «Политология». – 2014. – №4. – С. 5-15. 12. Туровский Р.Ф. Конфликты на уровне субъектов Федерации: типология, содержание, перспективы урегулирования // Общественные науки и современность. – 2003. – №6. – С. 79-89. 13. Alcantara C., Broschek J., Nelles J. Rethinking multilevel governance as an instance of multilevel politics: A conceptual strategy // Territory, politics, governance. – 2016. – № 1. – Р. 33-51. 14. Delegation and agency in international organizations.// ed. by D. Hawkins, D. Lake, D. Nielson, M. Tierney. – Cambridge: Cambridge university press, 2006. 15. Gel’man V., Lankina T. Authoritarian versus democratic diffusions: explaining institutional choices in Russia’s local government // Post-soviet affairs. – 2008. – № 1. – Р. 40–62. 16. Golosov G., Gushchina K., Ko№nenko P. Russia’s local government in the process of authoritarian regime transformation: incentives for the survival of local democracy // Local government studies. – 2016. – № 4. – Р. 507–526. 17. Lafont J.-J. The theory of incentives: the principal-agent model. – Princeton, NJ: Princeton university press, 2002. 18. Marks G. Structural policy and multilevel governance in the EC // Cafruny A., Rosenthal G. (eds.) The State of the European Community. – New York: Lynne Rienner, 1993. – P. 391–410. 19. Multi-level governance. – Oxford: Oxford university press, 2004. 20. Reuter O.J., Buckley N., Shubenkova A., Garifullina G. Local elections in authoritarian regimes an elite-based theory with evidence from Russian mayoral elections // Comparative political studies. – 2016. – № 5. – Р. 662-697. 21. Кризис власти: губернаторские выборы выявили опасную для Кремля тенденцию // РИА «Новый день»: саи?т. URL: https://newdaynews.ru/moskow/645655.html(дата обращения: 04.03.2020). 22. Бусыгина И. М. Политическая модернизация в России: необходимость, направления, издержки, риски. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2012. 224 с. 23. Лысенко В. Губернаторы: выбирать нельзя назначать // Казанский центр федерализма и публичной политики: саи?т. URL: http://www.kazanfed.ru/publications/kazanfederalist/n11/6/ (дата обращения: 09.03.2020). 24. Голосов Г. В. Сравнительная политология и российская политика. 2010–2015. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2016. 668 с. 25. Гельман В. Я. Возвращение Левиафана? Политика рецентрализации в современной России // Полис. Политические исследования. 2006. № 2. С. 90–109. 26. Туровский Р. Ф. Практики назначения губернаторов: инерция и радикализм в политике центра // Полития. 2009. № 2 (53). С. 72–89. 27. Реутов Е. В. «Назначение» губернаторов в России: итоги эксперимента // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология. 2012. № 13 (132). Вып. 23. С. 174–180. 28. Послание Президента Федеральному Собранию // Президент России: саи?т. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/14088 (дата обращения: 09.01.2019). 29. Гельман В. Я. Из огня да в полымя: российская политика после СССР. СПб., 2013. 310 с. 30. Постановление Конституционного Суда РФ от 24 декабря 2012 г. № 32-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений федеральных законов «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» // ГАРАНТ.РУ: саи?т. URL: http://base.garant.ru/70289102/#friends (дата обращения: 09.03.2020). 31. Баи?нова М. С. Муниципальный фильтр: современные проблемы региональных выборов // Государственный Советник. 2017. № 2. С. 10–14. 32. Рои?зману не хватит подписей депутатов для выдвижения в губернаторы // РБК: саи?т. URL: https://www.rbc.ru/politics/14/06/2017/594126249a794755bb04ec25 (дата обращения: 09.03.2020). 33. «Голос»: Муниципальный фильтр искусственно ограничил конкуренцию на выборах Губернатора Приморья // Голос: за честные выборы: саи?т. URL: https://www.golosinfo.org/ru/articles/143043 (дата обращения: 09.03.2020). 34. Памфилова заявила, что проблема муниципального фильтра перезрела // ИА «ТАСС»: сайт. URL: https://tass.ru/politika/5605802 (дата обращения: 09.03.2020). 35. Выборы, референдумы и иные формы прямого волеизъявления // Центральная избирательная комиссия Российской Федерации: сайт. URL: http://www.vybory.izbirkom.ru/region/izbirkom (дата обращения: 09.03.2020). 36. Антонов К. Леонид Маркелов избежал второго тура // Коммерсантъ (Казань): саи?т. URL: https://www.kommersant.ru/doc/2810430 (дата обращения: 09.01.2019). 37. Жириновскии?: ЛДПР не признает итоги выборов губернатора Амурской области // ИА «ТАСС»: саи?т. URL: https://tass.ru/politika/2258673 (дата обращения: 09.03.2020). 38. Стресс-тест на пол-России. Технологии электорального доминирования и их ограничения. Анализ региональных выборов 2018 г. / Под ред. К. Рогова. М.: Фонд «Либеральная Миссия», 2018. 55 с. 39. История без конца: как Хакасия выбирала губернатора. Аналитический доклад. Соблюдение избирательных прав на выборах главы Хакасии в 2018 году // Голос: за честные выборы: саи?т. URL: https://www.golosinfo.org/ru/articles/143051#2 (дата обращения: 09.03.2020). 40. Сказка об украденных выборах в Приморье // Голос: за честные выборы: саи?т. URL: https://www.golosinfo.org/ru/articles/143130 (дата обращения: 09.03.2020). 41. Вои?на с наблюдателями во Владимирской области // Голос: за честные выборы: саи?т. URL: https://www.golosinfo.org/ru/articles/142912 (дата обращения: 09.03.2020). 42. Смягчение муниципального фильтра и перенос единого дня голосования // Интернет- газета «Znak»: саи?т. URL: https://www.znak.com/2018-12- 26/eksperty_centrizbirkoma_predlozhili_smyagchit_zakony_o_vyborah (дата обращения: 15.03.2020).
Отрывок из работы

Глава 1. Взаимоотношение Федерального центра и российских регионов в постсоветский период 1.1. Конституционные принципы российского федерализма и политическая практика их реализации На наш взгляд, постсоветское десятилетие политической истории России, выглядит главным для понимания проблемы. При исследовании корней современного состояния важно, что после разрушения Советского Союза формы существовавшего там «социалистического федерализма» и советское административно-территориальное деление (в том числе с «матрешечным» включением одного «субъекта федерации» в другой) были сохранены; также были осуществлены некоторые меры наполнить эти ушедшие формы новым содержанием. Несмотря на это попытка реализовать известный лозунг «берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить» сопровождалась многочисленными издержками, показавшимися невыносимыми части элит и населению. Именно вопрос издержек в попытках устроения российского федерализма в 1990-е гг. является ключевой с точки зрения теории рационального выбора, если в ее свете смотреть на попытки устроить реальное федеративное устройство в России и на ту резкую смену парадигмы в сторону централизации и вертикали, которая произошла в 2000-е гг. Большие трудности, которые были связанны с попытками установить реальные федеративные отношения в неподходящей институциональной среде, привели к тому, что произошел кажущийся понятным и закономерным отказ от дальнейших попыток федерализации в России — на практике такие попытки выглядели как никем не контролируемый и разрушающий страну процесс. Проблема социальных издержек очень важна и связана с вопросами институтов и политической деятельности (Кабанов, 2013). К сожалению, эта проблема исследована у нас недостаточно; в основном рассматривается вопрос об издержках производства, шире — издержках экономических. Однако стоит ставить вопрос более фундаментально и говорить об издержках общества в целом, ведь, в конце концов, разве не издержки политических порядков выражаются в нищете и бесправии большинства населения страны? Образ будущего, предложенный в ходе реформ, последовавших за развалом СССР, при попытке воплощения на практике не устроил значительную часть элит и населения как по материальным, так и по идейным причинам. Люди просто не захотели предлагаемого им будущего и стали деятельно ностальгировать по идеализированному прошлому («старые песни о главном»). Попытки выстраивания в России отношений, свойственных федеративному государству (иногда это происходило «по учебнику», чаще — произвольно и по обстоятельствам), также оказались неудачными в силу высокой цены, многим показавшейся непомерной. К трудностям и недостаткам федерализма можно отнести отдельные ситуации, когда меньшинство навязывает свою волю, превращая принцип договорных отношений, лежащий в основе федерализма, в ассиметричные и невыгодные большинству связи. Таким образом, в России в «лихие девяностые», наряду с крайним неравенством между субъектами Федерации де-факто (колоссальные разрывы в экономическом, территориальном, ресурсном, культурном отношении), практиковалась и асимметрия между регионами де-юре (например, особые условия были предоставлены Татарстану). В то десятилетие с субъектами Федерации заключались отдельные договоры, предусматривавшие неравные возможности и объемы предоставляемых полномочий. В большинстве регионов далеко не сразу перешли к практике выборов глав исполнительной власти (что давало дополнительную легитимность и большие возможности контроля над регионом), произвольно распределялись объемы льгот, дотаций и трансфертов, в военно-политическом отношении дело дошло до крайнего сепаратизма и двух войн в Чечне. Население в ряде случаев было деморализовано и возмущено произволом региональных «феодалов». У любого нормального человека вызывала отвращение практика черного пиара, использовавшегося в ходе региональных и муниципальных выборов, когда в продажных СМИ поливали грязью кандидатов в губернаторы, мэры и депутаты. Крупный бизнес, чьи интересы распространялись на ряд регионов, испытывал раздражение от необходимости достижения договоренности с региональными элитами в каждом субъекте Федерации, центр также испытывал трудности, связанные с необходимостью учитывать местную специфику и с явным отсутствием в России 1990-х единого правового поля. Это лишь краткий перечень негативных тенденций, ярко проявившихся в 1990-е гг. в России в сфере региональных и федеративных политических практик. На наш взгляд, все исследованные вопросы обязательно требовали политико-правового решения (т.е. развития и укрепления среды демократических институтов), а не просто административных мер, но демократические практики не получили развития. Возможно, в том, что издержки выстраивания федерализма показались элитам и населению невыносимыми, сыграли свою роль завышенные ожидания и неадекватные оценки положения и реальных шансов для российского общества и государства. Сопоставление текущей отечественной практики со зрелыми образцами высокоинституционализированных федераций в Европе и Северной Америке говорило, конечно, не в пользу России. Возможно, в посткоммунистическую эпоху в нашей стране большее значение мог бы иметь учет положительного и отрицательного опыта выстраивания федеративно-договорных отношений в развивающихся странах третьего мира, на территориях, суверенизировавшихся после распада империй (например, «зона племен» в Пакистане — чем не аналог ситуации на Северном Кавказе?). Однако это предположение остается исторической гипотезой. Вопросов было множество, и можно было бы, предпринять усилия в преодолении этих сходных противоречий, развивая демократические начала и опираясь на местное самоуправление как фундамент региональной автономии, а также проводя более взвешенную и отвечавшую интересам большинства населения и регионов экономическою политику. Но в 2000-е гг., после смены президентской власти, был выбран иной путь, делающий акцент на выстраивание административно-силовой вертикали. Об этом тогда часто писали, и резоны, которыми руководствовались в нулевые годы, были подробно проанализированы (Феномен Владимира Путина..., 2004) и одобрены экспертами, политиками и рядовыми гражданами. Для многих такие действия для преодоления правовой и прочей неразберихи на разных уровнях, произвола «региональных баронов», угрозы распада страны и т.п. казались неизбежными и очевидно правильными. Однако такой путь требует сопоставления издержек от реализации вариантов отношения центра и регионов, заставляет предполагать, что после первых успехов администрирования (полпреды в федеральных округах, главные федеральные инспекторы в субъектах Федерации) будут предприняты меры по приведению регионального законодательства в соответствие с федеральными законами и пр. Когда управленческие мероприятия не были политикой в русле демократии и федерализма, лекарство могло вполне оказаться хуже болезни. Оно таковым и стало. Мы выражаем свою точку зрению по поводу согласия с критически настроенными экспертами, отмечавшими еще в начале текущего десятилетия, что после некоторой стабилизации политика вертикали породила ряд неразрешимых противоречий, которые приносят все возрастающий вред, тупиков, из которых не удастся вырваться без серьезных потерь. Был назван и «тупик сверхцентрализации/дефедерализации», когда «на протяжении последнего “путинского” десятилетия последовательно проводилась чрезмерная централизация и унитаризация с лишением регионов минимальной автономности и самостоятельности, что превращает гигантское разнообразие страны из ее конкурентного преимущества и тяжелую обузу. Попытки управлять огромной страной из единого центра, принимая универсальные решения без учета весьма различных региональных интересов, в политике приводят к «выравниванию по средней», а в экономике — к консервации дотационности подавляющего большинства регионов» (Липман, Петров, 2012, с.21). Недостаки отказа от выстраивания реальных федеративных отношений в огромной и крайне разнородной стране оказываются выше, чем в ситуации, когда институты демократии, местного самоуправления и федерализма пытались внедрить на практике. Разумеется, результаты оказались весьма скромными и противоречивыми, но сами эти попытки, на наш взгляд, были жизнеспособны и не лишены перспектив. При отказе от демократизации и федерализации (на практике) ущерб оказывается гораздо большим, а главное, блокируется развитие институтов, без которых становление современного общества и демократического, правового государства становится невозможным. В политико-экономической плоскости, с учетом характера экономики России, концентрация власти ведет к поляризации доходов как между верхами и низами, так и между центром и большинством провинциальных территорий. Это происходит в том числе из-за отсутствия реальных переговорщиков из регионов, которые имели бы полномочия и ресурсы отстаивать интересы населения своих территорий, что прямо влияет на монополизацию нефтегазовых доходов и иных видов ренты, блокирование экономической активности, а значит, и политических возможностей вне сырьевых и уже существующих и присвоенных источников богатства. Логичное следствие из такого положения — стремительное падение доходов, уровня и качества жизни большинства населения. Теперь граждане лишены политико-правовых возможностей бороться за свой жизненный уровень, поскольку такие вроде бы существующие институты, как партии, представительные органы, федеративные отношения, не имеют реального наполнения. Даже в имиджевом плане наиболее выделявшиеся ранее регионы несут символические потери. Так, Нижний Новгород при губернаторе Б. Немцове позиционировался как третья столица, а при губернаторе В. Шанцеве — как дальнее Подмосковье. Растущая бюрократизация и унификация не способствуют расцвету культурного многообразия. Отметим, что принципиальное различение открытого доступа и естественного государства позволяет избегать широко распространенных ошибок, когда реалии последнего описываются и анализируются так, как будто речь идет о первых. В качестве примера можно привести вал публикаций о российских региональных «выборах», с процентами и рейтингами; чтение этих материалов вызывает смех сквозь слезы. Авторы «исследований» как будто забывают о том, что эти выборы ни к какому важному изменению привести не в состоянии и служат лишь целям легитимации существующего порядка в рамках нынешнего варианта естественного государства в России. Пока же экономические издержки от политико-административной монополизации продолжают нарастать. Среди множества данных выделим только пример с состоянием региональных бюджетов. В 1990-е гг. их дотационность было принято связывать с общим развалом, анархией и кризисом. Сейчас этот беспорядок вроде бы преодолен, но своих денег большинству субъектов РФ продолжает не хватать. «За десять лет с 2006 по 2015 г. число регионов доноров в России сократилось с 25 до 14. Сейчас их даже меньше чем в 2001 г. (19). Помимо экономических кризисов причиной стала политика централизации доходов», — печально констатирует автор российского делового издания (Гордеев, 2017). Существует возможность перехода к открытому доступу, в том числе возобновление попыток продвинуться в направлении демократического режима и реальных федеративных отношений, сегодня, конечно, выглядит не вполне реальной. Скорее, в силу как внутренних факторов, так и усиливающегося давления на власти Российской Федерации извне практика административной централизации и дальше (хотя куда уж дальше!) продолжится и усилится, что будет иметь для России очень тяжелые последствия. Однако в случае перехода к восстановительному периоду практика построения федерации в России вновь станет актуальной и будет совершенно невозможно обойтись без учета издержек при выстраивании институтов федерализма. 1.2. Кадровая политика федерального центра в отношении субъектов РФ в 1991-2014 гг.: основные этапы их реализации Проблема порядка избрания (назначения) глав губернатора является далеко не праздным для функционирования российской политической системы, для которой федеративность – это одна из основ существования. Можно исследовать эволюцию системы избрания (назначения) губернаторов как элемент изменения системы федеративных отношений и политики федерального центра в отношении регионов. Выстраивание и построение гармоничных федеративных отношений рассматривается учеными-политологами как одно из направлений демократического транзита и укрепления государственной власти в России. Как отмечают И. М. Бусыгина и М. Г. Филиппов, демократическая политическая система в многонациональной стране возможна только при федеративной форме государства. Сложность выстраивания оптимальных федеративных отношении?, при которых федеральный и региональный уровень равноправны в своих отношениях, политически оправдана, поскольку альтернативой федерализму становится распад государства либо построение империи с отказом от демократии, ручным управлением и высокими издержками управления [2, с. 170–171]. В итоге, эволюция процедуры избрания (назначения) губернаторов показывает динамику позиции федерального центра в отношении регионов и, в частности, степени их политической свободы и влияния. Следует заметить, что задача демократизации политических процессов в России, изначально стоявшая перед руководством страны после распада СССР, со временем потеряла свою актуальность и уступила приоритет задаче государственного строительства, понимаемой как поддержание политической стабильности, причем не путем формирования устойчивых политических институтов, а посредством контроля политических процессов в регионах. Выделим этапы в развитии системы избрания (назначения) глав регионов: 1. 1990-е годы – 2004 год. Этот этап характеризуется дефицитом целенаправленной политики федерального центра по установлению контроля политических процессов в регионах, сравнительно свободными и честными выборами глав регионов, использованными региональными элитами для формирования региональных автократии?. 2. 2004–2011 годы. В процессе политики рецентрализации и укрепления «вертикали власти» происходит замена губернаторских выборов на процедуру наделения полномочиями по представлению Президента России?ской Федерации. В федеративных отношениях устанавливается доминирование федерального центра, региональные авторитарные режимы встраиваются в общую систему электорального авторитаризма. 3. С 2012 года происходит возвращение прямых губернаторских выборов, ограниченное с точки зрения территориального распространения, институционального регулирования и применения технологий удержания политической власти («электорального доминирования»). Первый этап. Свободные выборы и формирование региональных автократии? В рамках первого этапа становления выборов губернаторов как политического института можно обозначить 1991–2004 годами. Образование Российской советской федеративной социалистической республики как независимого государства в июне 1991 года потребовало принятия новой конституции страны, проведения учредительных выборов новых органов власти. Однако на действия руководства страны повлияла логика политической борьбы, требовавшая сохранения и укрепления политической власти. 1 ноября 1991 года по инициативе Президента РСФСР Б. Н. Ельцина Съезд народных депутатов РСФСР принял постановление № 1830-1 «Об организации исполнительной власти в период радикальной экономической реформы», в рамках которого на период до 1 декабря 1992 года был установлен запрет на проведение выборов представительных и исполнительных государственных органов всех уровней, кроме выборов народных депутатов вместо выбывших и ранее назначенных выборов президентов и Верховных Советов республик в составе РСФСР. Мотивом такого решения стали опасения, что на прямых выборах победу одержат представители Коммунистической партии [3], результатом чего станет саботаж проводимых реформ. При этом прямые выборы глав городов федерального значения и национальных республик были сохранены, и их история начинается как раз с 1991 года. С 1993 года губернаторские выборы стали проводиться во всех субъектах федерации. Конституция Российской Федерации, принятая 12 декабря 1993 года, не касалась вопроса о регулировании выборов глав субъектов Федерации. Однако в России был создан широкий перечень гражданских прав и свобод, что позволяет сохранить институциональные условия для возрождения демократических политических реформ. В статье 77 Конституции было закреплено, что система органов государственной власти субъектов федерации устанавливается ими самостоятельно. Свободный характер губернаторских выборов и отсутствие жесткого контроля со стороны федерального центра привели к тому, что с 1996 года губернаторы, назначенные Б. Н. Ельциным, уступают место представителям региональных элит. Происходит консолидация региональных режимов, в основном имеющих авторитарный характер. Обмен определенной политической лояльности регионов на невмешательство в их внутренние дела со стороны федерального центра становится характерным для отношений центральной власти и субъектов федерации в большинстве случаев. Сложившаяся ситуация конца1990-х годов определяется Г.В.Голосовым как «авторитарная децентрализация» и не выдерживает критики как с точки зрения демократизации, так и с позиции нужд государственного строительства. В результате федеральный центр представлял собой слабую надстрои?ку над авторитарными режимами регионального уровня [4, с. 183]. В работах В. Я. Гельман определено, что децентрализация 1990-х годов стала следствием трансформационных процессов, сопровождавшихся острыми конфликтами элит, глубоким экономическим спадом и снижением административного потенциала государства. В результате в 1991–1998 годах выделяется ряд тенденции?, характеризующих федеративные отношения: – спонтанная передача регионам институциональных, административных и экономических ресурсов; – нарастание асимметрии в отношениях между федеральным центром и регионами вследствие практики двусторонних договоров о разграничении предметов ведения и полномочий [5, с. 90–91]. Второй этап. Политика рецентрализации и система назначения глав субъектов федерации Как отмечает В. Я. Гельман, уже в 1998–2005 годах федеральным центром был предпринят ряд мер, которые способствовали изменению баланса в федеративных отношениях, результатом чего стали: – ограничение полномочий регионов посредством ряда федеральных законов, выведение территориальных структур федеральных органов из регионального подчинения, ослабление контроля региональных элит над экономикой регионов; – отказ от двухсторонних договоров с регионами и практики предоставления эксклюзивных прав отдельных субъектам федерации; – падение роли региональных элит в общероссийских политических процессах [Там же, с. 92]. Политика укрепления «вертикали власти», которая предполагала усиление федерального центра, сопровождалась также партийной реформой?, направленной на урегулирование партии?ного строительства и создание «партии власти» – «Единой России». С учетом предмета данной статьи важно подчеркнуть, что «партия власти» становится помимо прочего и механизмом кооптации региональных элит. В 2004 году был принят Федеральный закон № 159-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Новый порядок назначения губернаторов предполагал наделение их полномочиями региональными законодательными собраниями по представлению Президента Российской Федерации. Было введено право Президента России отрешать губернаторов от должности по причине утраты доверия. По сути, с этого момента назначение губернаторов становится одним из важных аспектов системы ручного управления ситуацией в регионах. Решения о замене глав субъектов принимаются на основе мониторинга общественно-политической ситуации, замена происходит без необходимости проведения дорогостоящей процедуры выборов. Сохранение должности ставится в зависимость от способности губернатора показывать электоральные результаты, нужные федеральному центру. Как указывает Г. В. Голосов, в целом главы регионов положительно отнеслись к подобной перспективе, поскольку она позволяла обойти установленное Конституцией ограничение на пребывание у власти более двух сроков подряд. После утверждения нового порядка последовала череда заявлений действующих губернаторов Президенту о доверии [4, с. 191]. С 1 июля 2009 года порядок наделения полномочиями глав регионов был несколько скорректирован: на рассмотрение главы государства кандидатуры на должности губернаторов вносились политическими партиями, имеющими большинство мест в региональных законодательных собраниях. Это еще более упрочило взаимодеи?ствие между двумя основаниями «вертикали власти» в регионах: администрациями субъектов и «Единой Россией». Специфика назначения глав субъектов федерации в соответствующий период (2004–2012 годы) рассмотрены в работах Р. Ф. Туровского и Е. В. Реутова. Назначение губернаторов исследуется Р. Ф. Туровским как один из аспектов деятельности региональных органов исполнительной власти и их взаимоотношений с федеральным центром. Р. Ф. Туровский выделяет 3 этапа назначения губернаторов: «инерционный» (подтверждение инкумбентами своих полномочии?), «экспериментальный» (характеризуется неожиданными кадровыми решениями), «ротационный» (преобладание замен губернаторов над переназначениями). Расширение практики «радикальных» кадровых решений при замене губернаторов позволило Р. Ф. Туровскому в 2009 году прогнозировать повышение конфликтности в отношениях между федеральным центром и регионами [6, с. 88]. В исследования Е. В. Реутова подводятся итоги периода назначения губернаторов. Результаты проведенного им исследования показывают, что в указанный период коэффициент сменяемости губернаторов в целом превысил почти на 4 % аналогичный показатель периода прямых выборов. Вместе с тем исследователь показывает негативные тенденции, обозначившиеся в 2004–2012 годах, – отчуждение электората от политики, игнорирование региональных интересов назначенцами-«варягами», – что позволяет расценить возвращение к прямым выборам как косвенное признание неэффективности практики назначения [7, с. 177]. Третий этап. Ограниченные выборы и контролируемая ротация губернаторов Стартом третьего этапа в формировании института избрания губернаторов следует считать выступление Президента Российской Федерации Д. А. Медведева с ежегодным Посланием Президента Федеральному Собранию 22 декабря 2011 года. В рамках данного выступления Президент объявил о «комплексной реформе нашей политической системы», в рамках которой первым мероприятием было названо возвращение прямых выборов глав субъектов федерации [8]. Исследователи отмечают, что политическая реформа стала реакцией режима на массовые публичные акции с требованием проведения честных выборов, начавшиеся в декабре 2011 года после выборов депутатов Государственной Думы ФС РФ [9, с. 238]. 2 мая 2012 года Президентом Российской Федерации был подписан Федеральный закон № 40-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Данным законом устанавливалось, что губернаторы избираются на прямых выборах при тайном голосовании. Выдвижение кандидатов на должность губернатора осуществляется политическими партиями, при этом региональным законом может быть установлена возможность выдвижения кандидатов в качестве самовыдвиженцев. Важно отметить, что возвращение губернаторских выборов состоялось в ограниченном виде, если учесть, что в 2013 году был принят Федеральный закон № 30-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты России?ской Федерации», согласно которому субъекты федерации могли предпочесть прямым выборам губернаторов их избрание депутатами регионального законодательного собрания. Данный порядок используется в республиках Северного Кавказа (Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Северная Осетия, Карачаево-Черкесия, Адыгея), а также в Республике Крым, Ханты-Мансии?ском, Ямало-Ненецком и Ненецком автономных округах. Таким образом, в указанных субъектах порядок избрания губернаторов остался неизменным и, по сути, представляет собой назначение посредством представления кандидатуры Президентом Российской Федерации. Первоначально аналогичный порядок избрания высшего должностного лица применялся и в городе федерального значения Севастополе, однако в 2016 году Законодательное собрание Севастополя приняло закон о прямых выборах главы города.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Государственное и муниципальное управление, 65 страниц
1625 руб.
Дипломная работа, Государственное и муниципальное управление, 73 страницы
750 руб.
Дипломная работа, Государственное и муниципальное управление, 75 страниц
1875 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg