Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / КУРСОВАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Тактика получения объяснений в рамках доследственной проверки

cool_lady 444 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 37 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 19.01.2021
Объект исследования: получение объяснений в ходе доследственной проверки. Предмет исследования: особенности получения объяснений как метод доследсвтенной проверки. Цель курсовой работы состоит в том, чтобы систематизировать, углубить теоретические знания и закрепить их для правильного понимания таких вопросов, как тактика получения объяснений в рамках до следственной проверки. Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие задачи: 1. уяснить понятие до следственной проверки; 2. рассмотреть тактику получения объяснений в рамках до следственной проверки; 3. проанализировать получение объяснения в ходе доследственной проверки сообщений о преступлении.
Введение

Актуальность данной темы курсовой работы заключается в том, что на современном этапе развития уголовно-процессуального права важное место занимает правильное разграничение следственных действий проводимых после возбуждения уголовного дела и проверочных мероприятий проводимых до возбуждения уголовного дела, а также непосредственно сама стадия возбуждения уголовного дела. Значимость стадии возбуждения уголовного дела определяется тем, что на этом этапе уголовного процесса устанавливаются важные обстоятельства, необходимые не только для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, но и для его правильного разрешения в последующих стадиях уголовного процесса. В данной работе рассматриваются тактические особенности получения объяснения следователем, дознавателем в ходе первоначальной проверки сообщения о преступлении; сравниваются полномочия должностного лица при допросе и получении объяснения; высказываются рекомендации по обеспечению прав участников уголовного судопроизводства на стадии возбуждения уголовного дела. Работа посвящена такому методу предварительной проверки сообщения о преступлении как объяснение. По данному вопросу в УПК РФ имеются противоречия. В отличие от УПК РСФСР, в УПК РФ нет нормативного закрепления, а в перечне прав подозреваемого и обвиняемого об объяснениях говорится. Устранение противоречий на законодательном уровне является актуальным.
Содержание

Введение 3 1. Правовые основы и особенности доследственной проверки 5 1.1 Материалы доследственной проверки в доказывании по уголовным делам 5 1.2 Особенности и проблемы доследственной проверки 9 2. Анализ тактики получения объяснений в рамках до следственной проверки 16 2.1 Получение объяснений как метод доследсвтенной проверки 16 2.2 Получение объяснения в ходе доследственной проверки сообщений о преступлении 20 Заключение 34 Список литературы 36
Список литературы

1. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ [Электронный ресурс]. СПС «КонсультантПлюс». (ред. от 07.04.2020) 2. О полиции [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 07.02.2011 г. № 3-ФЗ. СПС «КонсультантПлюс». 3. Белоусов, А. В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. - М.: Юрлитинформ. - 2011. - 174 с. 4. Будников В., Русяев А. Показания в уголовном процессе // Законность. 2016. № 9. С. 42-44. 5. Винберг А., Кочаров Г., Миньковский Г. Актуальные вопросы теории судебных доказательств в уголовном процессе // Социалистическая законность. 1963. № 3. С. 19-27. 6. Гармаев, Ю. П., Обухов, А. А. Квалификация и расследование взяточничества : учебно-практическое пособие. - М.: НОРМА - 2019. - 304 с. 7. Зипунников Д. А., Каретников А. С. Сообщения о преступлениях – проблемы теории и практики // Российская юстиция. 2016. № 12. С. 53-54. 8. Карнеева Л. Основания отказа в возбуждении уголовного дела // Социалистическая законность. 2009. № 3. С. 57. 9. Кокорев Л. Д., Элькинд П. С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 18 10. Кузнецов Н. П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 1983. 11. Незванова Г. Г. Проверка основания к возбуждению уголовного дела // Научные труды Ташкентского университета. 1967. Вып. 309. С. 185. 12. Новиков, С. А. Обеспечение безопасности допрашиваемого лица: у «нас» и у «них» // Следователь. - 2017. - № 7. - С. 14-17. 13. Новиков, С. А. Объяснения опрошенных лиц в доказывании по уголовным делам: «исключить нельзя допустить» // Правоведение. - 2016. - № 3. - С. 30-40. 14. Степанов В. В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов: СГУ, 1972. 140 с. 15. Ульянова Л. Т. О доказывании в стадии возбуждения уголовного дела // Вестник Московского ун-та. Сер. 12. Право. 1971. № 3. С. 28-29. 16. Химичева Г. П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М.: Юридический институт МВД РФ
Отрывок из работы

1. Правовые основы и особенности доследственной проверки 1.1 Материалы доследственной проверки в доказывании по уголовным делам Вопросы получения объяснений в рамках доследственной проверки и использования в доказывании материалов «доследственной проверки» сообщения о совершенном преступлении можно с полным основанием отнести к числу наиболее актуальных, острых, интересных и до недавнего времени наименее урегулированных в российском уголовно-процессуальном доказательственном праве. Имеют ли названные материалы доказательственное значение, какие дополнительные познавательные средства необходимо предоставить в руки правоприменителя для более успешного решения стоящих перед ним задач, - вот те вопросы, теоретическое и практическое значение успешного разрешения которых трудно переоценить. Ведь во время «доследственной проверки» следователю (дознавателю) зачастую удается собрать важнейшие сведения о произошедшем событии, которые, однако, не всегда получены с такими же процессуальными гарантиями их достоверности, как сведения, собираемые затем в ходе предварительного расследования. Лаконичность норм, регламентировавших «доследственную проверку», лишь способствовала существованию научной дискуссии и неоднозначности складывающейся судебной практики. Изменения, внесенные в уголовно-процессуальный закон в марте 2013 г. [10], не только дополнили перечень допустимых средств «доследственной проверки», но и во многом расставили новые акценты в оценке доказательственного значения ее результатов. В связи со сказанным первый аспект, нуждающийся в освещении, - это перечень познавательных средств, которыми теперь располагает следователь (дознаватель), рассматривающий сообщение о совершенном преступлении. Перечисляя такие средства, прежде всего следует назвать следственные действия, производство которых возможно в не терпящих отлагательства случаях, еще до возбуждения уголовного дела. Для них, как и для других следственных действий, характерна подробная регламентация, поэтому они в наибольшей степени обеспечивают достоверность получаемых сведений, защищая при этом и права участников судопроизводства от возможных нарушений. К числу следственных действий, которые могут быть произведены следователем (дознавателем) в ходе «доследственной проверки», сегодня отнесены осмотр места происшествия, документов и предметов (ч. 2 ст. 176 УПК РФ), осмотр трупа (ч. 4 ст. 178 УПК РФ), освидетельствование (ч. 1 ст. 179 УПК РФ). Полагаем, что предоставление следователю (дознавателю) возможности на этой стадии произвести какие-либо из указанных следственных действий вполне оправданно, поскольку такой подход способствует принятию законного и обоснованного решения по завершению проверки. Упомянув производство осмотра места происшествия, подчеркнем один значимый момент, которому не всегда уделяется должное внимание на практике. Следователь (дознаватель) должен не только самым добросовестным образом, с использованием криминалистических рекомендаций, изучить и отразить в протоколе обстановку места происшествия, выявить и зафиксировать следы преступления, изъять значимые для дела предметы. Не менее важно, чтобы следователь правильно определил состав участников осмотра, а допустив к участию в нем одного из очевидцев происшествия, выслушал и точно зафиксировал его пояснения. Это не только поможет в поиске следов преступления, но и позволит использовать сами такие пояснения в дальнейшем доказывании. Для иллюстрации сошлемся на приговор Тверского областного суда, которым подсудимые А., Б., И. и У. признаны виновными в похищении людей, вымогательстве и незаконном ношении и хранении оружия. Одним из доказательств, положенных в основу приговора, является протокол осмотра места происшествия с участием потерпевшего К., указавшего место, куда его и других похищенных привезли преступники. Со слов К., также отраженных в протоколе, «один из похитителей был с автоматом, а второй с пистолетом типа ПМ и высказывал угрозы, в момент угроз выстрелил из пистолета в землю у ноги потерпевшего». Затем в ходе осмотра действительно была обнаружена гильза. В результате сведения, сообщенные К., оценены судом как допустимое и достоверное доказательство [8]. Следующее допустимое средство «доследственной проверки», вновь возвращенное законодателем в арсенал следователя, - назначение и производство судебной экспертизы (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Вместе с тем, у такой экспертизы имеется одна особенность, которая должна учитываться правоприменителем. Дело в том, что, согласно ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ, если после возбуждения уголовного дела стороной защиты или потерпевшим будет заявлено ходатайство о производстве дополнительной либо повторной судебной экспертизы, то такое ходатайство подлежит удовлетворению. Сказанное означает, что, назначая экспертизу, следователь не должен разрешать эксперту применение разрушающих методов, приводящих к уничтожению объекта исследования. В противном случае производство дополнительной или повторной экспертизы после возбуждения дела станет невозможным, что нарушит права стороны защиты и потерпевшего, предоставленные им ст. 198 УПК РФ. Законом предусмотрена и другая возможная форма использования специальных знаний: следователю (дознавателю) предоставлено право требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, а также право привлекать к участию в этих действиях специалистов (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Результаты таких проверок и исследований могут выступать в доказывании обстоятельств дела в качестве заключений специалистов и иных документов. Предметы и документы, необходимые следователю (дознавателю) для точного установления обстоятельств произошедшего, могут быть не только изъяты при производстве осмотра места происшествия, но и истребованы у соответствующих юридических или физических лиц. Подчеркнем, что до внесения упомянутых выше изменений в УПК РФ в марте 2013 г. право следователя (дознавателя) в ходе «доследственной проверки» истребовать какие-либо предметы не находило своего прямого закрепления в законе и выводилось из более общей нормы, содержащейся в ч. 4 ст. 20 УПК РФ; такое опосредованное нормативное регулирование создавало, разумеется, дополнительные сложности для правоприменителей. Теперь этот пробел устранен законодателем. Соответственно, представленные материалы в дальнейшем могут получить процессуальный статус вещественных доказательств или иных документов. Определенными особенностями обладает истребование имеющихся материалов в редакции средства массовой информации. Согласно ч. 2 ст. 144 УПК РФ, редакция, главный редактор средства массовой информации, распространившего сообщение о преступлении, обязаны передать по требованию прокурора, следователя или органа дознания имеющиеся в распоряжении соответствующего средства массовой информации документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию, за исключением случаев, когда это лицо поставило условие о сохранении в тайне источника информации. Отметим, что в последующем завеса тайны может быть все-таки снята с личности того, кто конфиденциально предоставил информацию, однако лишь если соответствующее требование поступит от суда в связи с находящимся в его производстве делом (см. ч. 2 ст. 41 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. N° 2124-1 «О средствах массовой информации» [4]). Особого внимания в связи со сказанным заслуживает то обстоятельство, что доказательственное значение, наряду с прочими материалами «доследственной проверки», закон придает объяснениям опрошенных лиц. А ведь именно возможность использования в доказывании объяснений вызывала самую острую дискуссию. Автор по этому вопросу уже высказался ранее [6]. Мы разделяем позицию ученых и практиков, считающих объяснения допустимыми доказательствами, которые могут использоваться в доказывании на всех стадиях уголовного процесса. Сейчас справедливость подобного подхода нашла дополнительную опору в приведенных изменениях российского уголовно-процессуального законодательства. Более того, если раньше противники придания объяснениям доказательственной силы апеллировали к положениям ч. 1 ст. 86 УПК РФ (где сказано, что собирание доказательств осуществляется путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ), подчеркивая, что получение объяснений УПК РФ не предусмотрено, то теперь, после упомянутого дополнения ч. 1 ст. 144 УПК РФ, этот аргумент неактуален. Другой вопрос, к какому источнику доказательств правильнее относить объяснения опрошенных лиц: если сейчас таковым могут считаться иные документы, то в будущем следует, на наш взгляд, рассматривать объяснения как самостоятельный источник доказательств, внеся соответствующее дополнение в ч. 2 ст. 74 УПК РФ. Итак, резюмируя вышесказанное, мы можем констатировать, что, во-первых, материалы «доследственной проверки» имеют самостоятельное доказательственное значение и в соответствии с принципом свободной оценки доказательств могут играть важную роль для точного установления значимых обстоятельств совершенного преступления; во-вторых, при производстве предварительного расследования в виде дознания в сокращенной форме доказательственная база обвинения почти полностью состоит из названных материалов, т.е. они приобретают значение ключевых доказательств по делу; в-третьих, сами средства, используемые следователем (дознавателем) при производстве «доследственной проверки», нуждаются в дальнейшем совершенствовании. 1.2 Особенности и проблемы доследственной проверки 1. Сроки проведения доследственной проверки носят неограниченный характер. Так, по смыслу ч. 1 ст. 144 УПК РФ должностное лицо обязано принять решение по сообщению о любом совершенном или готовящемся преступлении в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. Этот срок может быть продлен руководителем до 10 суток, а при необходимости производства документальных проверок, ревизий, судебных экспертиз, исследований документов, предметов, трупов, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий руководитель следственного органа по ходатайству следователя, а прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить этот срок еще до 30 суток. К сожалению, предусмотренные ст. 144 УПК РФ сроки никак не препятствуют нередко встречающимся на практике фактам неоднократных отмен вынесенных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел с целью искусственного продления этих сроков. В результате таких действий сроки проведения проверок могут длиться несколько месяцев. При этом лица, в отношении которых эти проверки ведутся, находясь в состоянии правовой неопределенности: государство не предъявило им никаких претензий, они еще не являются подозреваемыми и не наделены необходимыми для защиты процессуальными правами, чаще всего не имеют адвоката, но в отношении них уже осуществляется весь комплекс репрессивных процессуальных мер. Конституционный Суд в своих многочисленных решениях, связанных с рассмотрением жалоб на ст.144, 145 УПК РФ, отмечал, что уголовно-процессуальный закон не предполагает произвольную и многократную отмену по одному и тому же основанию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с направлением материалов для дополнительной проверки, предусматривает соблюдение установленных законом сроков для совершения процессуальных действий (Определения Конституционного Суда от 20 декабря 2005 г. № 477-О, от 17 октября 2006 г. № 425-О, от 16 мая 2007 г. № 374-О-О, от 11 мая 2012 г. № 667-О, от 24 декабря 2013 г. № 1936-О). Вместе с тем нарушения сроков проверки сообщений не влекут для следователей никаких неблагоприятных процессуальных последствий, в том числе признания постановления о возбуждении уголовного дела незаконным либо исключения доказательств, а поэтому такие произвольные действия продолжаются. 2. В период доследственной проверки, когда сторона защиты еще не сформировалась, законодатель позволил следователю проводить полноценное расследование и получать любого вида доказательства виновности будущего обвиняемого. Так, согласно ч. 1 ст. 144 УПК РФ при проверке сообщения о преступлении следователь вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий. При этом добываемые на данной стадии документы принимаются судами именно в качестве доказательств виновности лица. На это указывают требования ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ: «Полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений статей 75 и 89 настоящего Кодекса». Было очень опрометчивым решением законодателя дозволять представителям обвинения получение доказательств еще до возбуждения уголовного дела (ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ была введена Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ), когда представляется затруднительным обеспечить реализацию принципа равноправия и состязательности сторон. 3. УПК РФ не позволяет защитнику на стадии доследственной проверки заявить ходатайство о совершении определенных процессуальных действий, представлять какие-либо доказательства невиновности. Например, он не сможет привести к следователю очевидца совершенного преступления и попросить его опросить. По смыслу ст. 119 УПК РФ адвокат может заявить ходатайство только по уголовному делу, которое на интересующий нас момент еще не возбуждено. 4. УПК РФ, предусматривая право уполномоченного должностного лица продлевать сроки доследственной проверки сначала до 10 суток, а затем до 30 суток, не предусматривает его обязанность извещать о продлении срока проверки заинтересованных лиц. Согласно ч. 8 ст. 162 УПК РФ, «следователь в письменном виде уведомляет обвиняемого и его защитника, а также потерпевшего и его представителя о продлении срока предварительного следствия». Данная процессуальная норма, действующая на стадии предварительного расследования, представляется логичной и основательной, но как объяснить иной подход законодателя при продлении срока проведения проверки, скажем, до 30 суток? Совершенно очевидно, что заинтересованные лица обязаны знать о таком решении следователя (дознавателя), чтобы иметь возможность своевременно его обжаловать. 5. Неизвещение лица, в отношении которого проводится проверка, о вынесенном постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. В соответствии с ч. 3 ст. 145 УПК РФ о принятом решении об отказе в возбуждении уголовного дела извещается только заявитель, которому разъясняется право обжаловать данное постановление. Но ведь данное постановление не в меньшей степени затрагивает интересы лица, в отношении которого проводилась проверка! 6. Часть 1.1 ст. 144 УПК РФ не предусматривает право стороны защиты знакомиться с материалами доследственной проверки в случае вынесения решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Следователь, который вынес формальное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, намереваясь выиграть время и в будущем возбудить уголовное дело, не позволит ознакомиться с материалами проверки, имея в виду пресловутую тайну следствия. К этому следовало бы добавить, что со стороны прокуроров и руководителей следственных подразделений за действиями следователей и дознавателей на данной стадии осуществляется слабый соответственно надзор и контроль, а судебный контроль напрочь отсутствует. Таким образом, так называемая доследственная практика превратилась в полноценное, иногда в многомесячное, не контролируемое со стороны суда расследование, которое проводится еще до возбуждения уголовного дела, но в процессе которого следователь (дознаватель) беспрепятственно добывает доказательства виновности, а лицо, в отношении которого такая проверка ведется, ограничено в процессуальных правах и не имеет эффективной возможности себя защищать. Такое положение с очевидностью нарушает провозглашенный в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ принцип равноправия и состязательности сторон. В дальнейшем, уже после возбуждения уголовного дела, дублируются многие процессуальные действия, ранее совершенные в ходе доследственной проверки: опрошенные лица повторно допрашиваются, могут заново проводиться экспертизы и т.д. Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, обоснованно указывая на некоторые из отмеченных проблем, предложила вообще упразднить доследственные проверки. Данное предложение следовало бы проанализировать с точки зрения его практических перспектив. Если сегодня исключить из УПК РФ ст. 144 и 145, то завтра может произойти следующее. Основанием для возбуждения уголовного дела станет лишь информация о наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, полученная из заявления, явки с повинной или сообщения о преступлении. Схожий порядок предусмотрен ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которой президент адвокатской палаты субъекта РФ при наличии надлежащего повода и формы обращения возбуждает дисциплинарное производство в отношении адвоката не позднее десяти дней со дня их получения и никакой предварительной проверки обращения не проводит. И в этом случае такой порядок кажется вполне приемлемым. Однако в отношении уголовного преследования граждан он может повлечь серьезные негативные последствия. Очевидно, что секвестр только двух статей приведет к значительному увеличению количества возбужденных уголовных дел. После автоматического возбуждения уголовного дела без проведения предварительной проверки встанет вопрос о задержании подозреваемого лица и его дальнейшего помещения под стражу. Из практики нам хорошо известна приверженность представителей стороны обвинения и судов к избранию меры пресечения в виде заключения под стражу, которая оценивается статистикой как переваливавшая за 91% от числа всех заявленных ходатайств. Может укорениться сложившаяся практика, при которой подозреваемый (обвиняемый) сначала окажется в следственном изоляторе, а лишь потом следователь начнет проверять его причастность к совершению преступления, достоверность и допустимость показаний потерпевшего и иных доказательств. Неизбежно с увеличением количества возбужденных дел увеличится количество арестованных лиц. С учетом сложившихся следственных обычаев, когда следователь и его руководитель боятся прекратить возбужденное уголовное дело из-за возможных обвинений в коррупции и некомпетентности, могут возникать ситуации, при которых поспешно заведенные уголовные дела попросту не захотят прекращать. По традиции их со страху станут заталкивать в суды для рассмотрения по существу. Зная практику вынесения оправдательных приговоров (около 0,2–0,3%) и еще более печальную практику отказов прокуроров от поддержания обвинения, мы столкнемся с массовыми фактами осуждения невиновных лиц. Как видно, исключение из УПК РФ только двух статей (144 и 145) может привести к катастрофическим последствиям для интересов правосудия и правопорядка. Может произойти так называемый эффект бабочки, когда незначительное влияние на систему создаст большие и непредсказуемые последствия где-нибудь в другом месте и в другое время. Следует признать, что существование доследственной проверки позволяет отказывать в возбуждении многих тысяч уголовных дел за отсутствием состава или события преступления. Удаление важного процессуального фильтра облегчит процедуру возбуждения и сделает граждан, привлекаемых к уголовной ответственности, более уязвимыми. Кроме того, от таких новаций вряд ли будут в восторге и сами следователи (дознаватели), ведь они будут вынуждены без какой-либо проверки возбуждать уголовные дела, а потом нести персональную ответственность за неизбежно допущенные ошибки. 2. Анализ тактики получения объяснений в рамках до следственной проверки 2.1 Получение объяснений как метод доследсвтенной проверки Федеральным законом «О полиции» предоставлено право сотрудникам полиции получать от граждан и должностных лиц необходимые объяснения, сведения, справки, документы и копии с них (п. 3 ст. 13) [8]. В ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР (принят в 1960 г.) было закреплено положение о том, что по поступившим заявлениям и сообщениям могут быть получены объяснения. Действующий УПК РФ аналогичной нормы не содержит, но в п. 2 ч. 4 ст. 46 говорится о том, что подозреваемый, наряду с дачей показаний, вправе давать объяснения; и в п. 6 ч. 4 ст. 47 сказано, что обвиняемый вправе давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет [10]. Наши исследования показали, что сложившаяся практика получения объяснений в советский период имеет место и сегодня; объяснения составляют значительную часть материалов предварительной проверки. Например, по изученным уголовным делам и материалам, послужившим основанием для отказа в возбуждении уголовных дел, они составили 91%. В основном такие объяснения получают от потерпевших и свидетелей. По мнению Г. П. Химичевой, именно объяснения составляют 86% от числа всех проверочных действий [11, с. 73]. Д. А. Зипунников, А. С. Каретников считают, что должностные лица в процессе проверки заявлений о преступлениях вынуждены получать объяснения (которые являются суррогатами допроса) от заявителей и иных лиц, затрачивая столько же времени, что и на допрос [4, с. 53-54]. Неурегулированность данного процессуального действия приводит к тому, что некоторые следователи оформляют не «Объяснения», а «Протокол опроса», исключая отметку о разъяснении положений ст. 306, 307 УК РФ [1, с. 42-44]. Получение объяснений - основное средство проверки информации для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Лица, обычно вызываемые для получения объяснений, имеют разное отношение к фактам, интересующим следователя. Ими могут быть: а) заявители, в том числе заявители-потерпевшие; б) лица, имеющие какое-либо отношение к интересующим фактам, но не совершившие преступления; в) лица, которые по имеющимся сведениям могли совершить или совершили преступление; г) лица, которые могут сообщить некоторые сведения, имеющие значение для проверяющего, но не располагающие сведениями о преступных фактах, по поводу которых ведется проверка; д) должностные лица, в обязанности которых входил контроль за деятельностью лиц, в отношении которых ведется проверка. В принципе проверку нежелательно, а чаще всего и недопустимо, начинать с получения объяснений лиц, о преступной деятельности которых ведется проверка. Обычно к вызову предполагаемых преступников можно прибегнуть лишь тогда, когда иным путем получить интересующие данные невозможно. Если в конкретной ситуации возникает надобность в вызове предполагаемых виновных, следует их вызов приурочить к моменту, когда с учетом полученных данных можно будет решить вопрос о возбуждении уголовного дела. Предупреждение лиц, дающих объяснения, по ст. 307, 308 УК РФ недопустимо, так как такая мера может применяться при допросах, которые возможно проводить лишь в ходе расследования или судебного разбирательства. Нельзя вызывать лиц, от которых требуется получить объяснения, через должностных лиц, о преступлениях которых ведется проверка, так как последние будут осведомлены о вызове и будут иметь возможность всячески воздействовать на своих подчиненных. Если имеется возможность, к получению объяснений необходимо подготовиться. Прежде всего, должны быть тщательно изучены и проанализированы имеющиеся материалы, сделаны нужные выписки. Во время подготовки необходимо определить круг обстоятельств (вопросов), подлежащих выяснению, предмет беседы. Желательно располагать хотя бы минимумом данных о личности того, с кем предстоит беседа. Сведения о личности могут быть получены путем истребования характеристики, получения объяснений от знакомых, родственников, сослуживцев, собирания данных через органы МВД. До начала беседы лицо, дающее объяснения, должно представить документ, удостоверяющий его личность, чтобы следователь убедился в том, что он беседует именно с тем гражданином, которого приглашал для дачи объяснений.
Условия покупки ?
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 29 страниц
3500 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 26 страниц
500 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 3 страницы
360 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 41 страница
492 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 40 страниц
480 руб.
Служба поддержки сервиса
+7 (499) 346-70-XX
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg