Онлайн поддержка
Все операторы заняты. Пожалуйста, оставьте свои контакты и ваш вопрос, мы с вами свяжемся!
ВАШЕ ИМЯ
ВАШ EMAIL
СООБЩЕНИЕ
* Пожалуйста, указывайте в сообщении номер вашего заказа (если есть)

Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / РЕФЕРАТ, МЕДИЦИНА

Конструирование лекарственных и диагностических препаратов

cool_lady 190 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 19 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 16.01.2021
Генетические заболевания характеризуются тяжелой клинической картиной. Так, например, при СМА (спинальная мышечная атрофия) необратимо нарушается деятельность мышц и спинного мозга, в дальнейшем поражаются мышцы легких, и человек перестает ды-шать. Терапия данного заболевания дорогостоящая, длительная, она носит лишь симптома-тический поддерживающий характер, на последних стадиях пациентов подключают к аппа-ратам ИВЛ. Таким образом, разработка, усовершенствование и внедрение генной терапии в лече-ние наследственных заболевания является актуальным вопросом современной медицины.
Введение

Существует множество генетических заболеваний, которые с трудом поддаются лече-нию. Они передаются по наследству от родителей к ребенку, при чем, в большинстве случаев родитель является лишь носителем мутантного гена, не имея у себя конкретного диагноза. Примером таких заболеваний являются фенилкетонурия, муковисцидоз, спинальная мышечная атрофия и другие. В настоящее время благодаря новейшим технологиям стало возможным диагностиро-вать данные заболевания в нео- и пренатальный период развития организма. В процессе ге-нетического скрининга устанавливаются последовательность мутантного гена, который стал причиной генетического заболевания, и его локализация. Выявление патологий на ранних стадиях помогает снизить проявления генетических мутаций в будущем с помощью лекар-ственных препаратов, диет, переливания крови и т.д. Но тем не менее такая терапия не мо-жет исправить непосредственно саму генную перестройку, следовательно, генетические за-болевания полностью не излечиваются.
Содержание

1. Список используемых сокращений 3 2. Введение 4 3. Теоретическая часть 5 3.1. Историческая справка 6 3.2. Виды генной терапии 7 3.3. Способы доставки генотерапевтических конструкций в организм 8 3.4. Генотерапевтические векторы и их характеристики 10 3.4.1. Вирусные векторы 10 3.4.2. Невирусные векторы 12 3.5. Генная терапия в лечении различных заболеваний 13 3.5.1. Генная терапия онкологических заболеваний 13 3.5.2. Генная терапия вирусных заболеваний 14 3.5.3. Генная терапия сердечно-сосудистых заболеваний 15 3.6. Проблемы генной терапии 16 4. Выводы 18 5. Список используемой литературы 19
Список литературы

1. Wolff J.A. An early history of gene transfer and therapy / Wolff J.A., Lederberg J. // Human Gene Ther. – 1994. – Т. 5. – №4. – С. 469-480. 2. Бабаев А.А. Генная терапия: коррекция генетической информации / Бабаев А.А., Ежова Г.П., Новикова Н.А., Новиков В.В. – Нижний Новгород: Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского. – 2007. – С. 40-62. 3. Alici E. Long-term follow-up of gene-marked CD34+ cells after autologous stem cell transplantation for multiple myeloma / Alici E., Bjorkstrand B., Treschow A. // Cancer Gene Ther. – 2007. – T. 14. – №3. – С. 227-232. 4. Lundin K.E. Oligonucleotide therapies: the past and the present / Lundin K.E., Gissberg O., Smith C. // Human Gene Ther. – 2015. – T. 26. – №8. – С. 475-485. 5. Cavazzana-Calvo M. Gene therapy of human severe combined immunodeficiency (SCID)-X1 disease. / Cavazzana-Calvo M., Hacein-Bey S., de Saint Basile G. // Science. – 2000. – T. 28. – С. 669-672. 6. Coutelle C. The challenge of fetal gene therapy / Coutelle C., Douar A.M., Colledge W.H. // Nature medicine. – 1995. – Т. 1. – №9. – С. 864-866. 7. Massaro G. Fetal gene therapy for neurodegenerative disease of infants / Massaro G., Mattar C.N., Wong A.M. //Nature medicine. – 2018. – Т. 24. – №9. – С. 1317-1323. 8. Smith E. Gene therapy – from idea to reality / Smith E., Blomberg P. // Lakartidningen. – 2017. – Т. 114. – C. 162-171. 9. Fraldi A. Gene therapy for mucopolysaccharidoses: in vivo and ex vivo approaches / Fraldi A., Serafini M., Sorrentino N. // Italian journal of pediatrics. – 2018. – Т. 44. – №2. – С. 145-153. 10. Morinet F. Ex vivo gene therapy in France / Morinet F., Larghero J. // Current research in translational medicine. – 2016. – Т. 64. – №3. – С. 121-127. 11. Lukashev A.N. Viral vectors for gene therapy: current state and clinical perspectives / Lukashev A.N., Zamyatnin A.A. // Moscow: Biochemistry. – 2016. – Т. 81. – №7. – С. 700-708. 12. Kozarsky K.F. Gene therapy: adenovirus vectors / Kozarsky K.F., Wilson J.M. // Current Opinion in Genetics & Development. – 1993. – №3. – C. 500-502. 13. Naso M.F. Adeno-associated virus (AAV) as a vector for gene therapy / Naso M.F., Tomkowicz B., Perry W.L. // BioDrugs. – 2017. – Т. 31. – №4. – С. 317-334. 14. Hardee C.L. Advances in non-viral DNA vectors for gene therapy / Hardee C.L., Arevalo-Soliz L.M. // Genes. – 2017. – Т. 8. – №2. – С. 65-78. 15. Киселев С.Л. Современная генная терапия: что это такое и каковы ее перспекти-вы? / Киселев С.Л. // Практическая онкология – 2003. – Т. 4. – №3. – С. 168-170. 16. Sun W. Advances in the techniques and methodologies of cancer gene therapy / Sun W., Shi Q., Zhang H., Yang K. // Discovery medicine. – 2019. – Т. 27. – №146. – С. 45-55. 17. Santiago-Ortiz J.L. Adeno-associated virus (AAV) vectors in cancer gene therapy / San-tiago-Ortiz J.L., Schaffer D.V. // Journal of Controlled Release. – 2016. – Т. 240. – С. 287-301. 18. Богословская Е.В. Генная терапия ВИЧ-инфекций / Богословская Е.В., Глазкова Д.В., Покровский В.В., Шипулин Г.А. // Москва: Эксмо. – 2019. – C. 9-13. 19. Spragg C. Cell and gene therapy strategies to eradicate HIV reservoirs / Spragg C., Feelixge H.S., Jerome K.R. // Current Opinion in HIV and AIDS. – 2016. – Т. 11. – №4. – С. 442. 20. Yla-Herttuala S. Cardiovascular gene therapy: past, present, and future / Yla-Herttuala S., Baker A. // Molecular Therapy. – 2017. – Т. 25. – №5. – С. 1095-1106. 21. Парахонский А.П. Проблемы и перспективы генной терапии / Парахонский А.П. // Современные наукоемкие технологии. – 2011. – №1. – С. 45-46. 22. Апарцин Е.К. Методы доставки генетического материала в клетки и возможности их применения в генной терапии / Апарцин Е.К., Кнаузер Н.Ю. // Гены & Клетки Т.11. – 2016. – №2. – C. 32-36. 23. Федеральный закон от 5 июля 1996 г. № 86-ФЗ "О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности" https://base.garant.ru/10135402/ [Дата обращения: 10.04.2020].
Отрывок из работы

3. Теоретическая часть Генная терапия (ГТ) – это генетическая инженерия соматических клеток человека, направленная на исправление генетических дефектов, вызванных мутациями в структуре ДНК, или придания клеткам новых функций. Она использует гены для лечения и профилак-тики генетических заболеваний. Основная задача генотерапии – это исправление системы работы генов при помощи адресной доставки их в организм или определенный тип клеток и тканей. В таблице 1 приведены типы заболеваний, которые на настоящий момент считаются мишенями генной терапии. Таблица 1. Заболевания, при которых перспективным считается проведение ГТ. Моногенные заболевания Микополисахараидозис Наследственная гиперхолестеролимия Гемофилия B (factor IX deficiency) Хронический грануломатоз Онкологические заболевания Меланома Рак предстательной железы Онкогематология Инфекционные заболевания СПИД Вирус Эпштейна–Барр Цитомегаловирусная инфекции Сосудистые заболевания Склероз коронарных артерий Склероз переферических артерий Атеросклероз вен нижних конечностей с трофиче-скими язвами Тромбофлебит Другие заболевания Неспецифический язвенный колит Боковой амиотрофический склероз Ревматоидный артрит Болезнь Альцгеймера 3.1. Историческая справка Термин «генная терапия» был введен для того, чтобы отличать его от термина «генная инженерия». Впервые применение генной инженерии произошло на Шестом Международном генетическом конгрессе в 1932 году, и означало «применение генетических принципов в селекции животных и растений». После того, как в 1960-х года были открыты основы молекулярной генетики и переноса генов у бактерий, а также изучены механизмы трансформации клеток животных опухолеобразующими вирусами, стала развиваться концепции генной терапии. В каче-стве векторов для переноса генетической информации в геном клеток было предложено ис-пользовать опухолеобразующие вирусы, так как они могут осуществлять стабильное внедре-ние генетического материала в геном клетки хозяина. Вирусные геномы были использованы для разработки первых относительно эффективных методов переноса генов в клетки млеко-питающих. Первая концепция клинической генной терапии была представлена в научном журнале «Science» в 1972 году [1]. Первой успешной работой в ГТ стало лечение пациента с наследственным иммуноде-фицитом, вызванным мутацией в гене фермента аденозиндезаминазы (АДА). 14 сентября 1990 года в США произвели пересадку лимфоцитов пациента, в которые предварительно был введен ген, кодирующий функциональный ген АДА. Данное событие принято считать начальной точкой генной терапии [2]. В 1995 году шведские врачи пересадили ген устойчивости к неомицину с помощью ретровирусного вектора. Данная манипуляция была произведена для того, чтобы обнаружить клетки остаточной миеломы после трансплантации аутологичных стволовых клеток [3]. В 1998 году FDA одобрили протокол лечения олигонуклеотидами ретинита у пациен-тов со СПИДом, а в 1999 году данная терапия была одобрена Европейским агентством по лекарственным средствам (EMA) [4]. Однако, несмотря на стремительное развитие генотерапии и относительные успехи, были и ошибки. В 1999 году в Университете Пенсильвании (США) после генотерапии скон-чался первый пациент. У него была диагностирована воспалительная реакция, вызванная аденовирусным вектором, введенным в печеночную артерию [5]. К концу 1990-х годов было предложено несколько протоколов доставки терапевтиче-ских генов, которые показали свою эффективность в испытаниях на животных. В начале XXI века стало понятно, что необходимо совершенствовать условия трансдукции клеток, а также модернизировать векторы для их доставки. 3.2. Виды генной терапии В генной терапии используются два основных направления, которые различаются между собой природой используемых клеток-мишеней. Выделяют два вида генотерапии. Эмбриональная генная терапия. В случае эмбриональной генотерапии генетическую конструкцию вводят в зиготу на ранней стадии эмбрионального развития (введение генов in utero). Таким образом, введенный генетический материал попадет во все клетки реципиента, в том числе и в половые, тем самым обеспечивая передачу наследственной информации сле-дующему поколению [2]. Рис. 1. Фетальная генная терапия. Доставка терапевтического гена может быть осуществлена путем его введения в ам-нион, тогда процедура может контролироваться с помощью ультразвука или амниоцентеза (пункция плодного пузыря), а также проведением анализа хориональных ворсинок. Такие манипуляции часто используются в клинической практике и не оказывают побочное воздей-ствие на плод и материнский организм. Также перенос генетического материала в клетки плода можно проводить через эм-бриональное кровообращение путем введения в пупочную вену. В настоящее время в меди-цинской практике осуществляется процедура забора крови эмбриона с помощью иглы под контролем УЗИ. Большая часть методов эмбриональной ГТ разработаны на трансгенных мышах. Им искусственно стимулируют овуляцию, получают оплодотворенные клетки, в которые затем переносят чужеродную ДНК. Данный метод позволил улучшить состояние мышей с наследственным дефицитом СТГ, наследственным дефицитом белка миели-на и наследственным дефицитом бета-цепи глобина. Однако, из-за случайного встраивания чужеродной ДНК в геном, есть вероятность инсерционного мутагенеза, который может стать причиной злокачественных новообразований [6]. В области эмбриональной генной терапии остро стоит этический вопрос, поскольку в ходе лечения генетический материал распространяется и на половые клетки плода, то есть может передаваться следующему поколению, что вызывает негатив среди некоторых пред-ставителей общества. Таким образом, фетальная генная терапия пока недостаточно разработана для лечения наследственных болезней человека, но методы, полученные в экспериментах с эмбриональ-ными клетками, могут быть использованы для пренатальной диагностики наследственных заболеваний на ранних стадиях внутриутробного развития [7]. Соматическая генная терапия – это метод лечения, при котором генетический мате-риал вводят только в соматические клетки, соответственно, он не передается по наследству следующим поколениям. Существует два пути введения генетических конструкций в сома-тические клетки: системный ? in vivo (внутривенно, внутримышечно) и локальный ? in situ (сосуды, органы, опухоли). Второй путь наиболее эффективен и составляет основу терапев-тических протоколов лечения. Соматическая генная терапия, в отличие от эмбриональной, которая по ряду причин в настоящее время неприемлема для лечения генетических заболеваний, используется в кли-нической практике [8]. 3.3. Способы доставки генотерапевтических конструкций в организм Технология in vivo основана на способности клеток абсорбировать молекулы ДНК. Она заключается в том, что частицы генетического вектора вводятся непосредственно паци-енту с целью обеспечения нормальной комплементарности ДНК для пораженных клеток. Генотерапия in vivo – это концепцию предоставления функциональной копии дефектного гена для замедления или изменения состояния заболевания. В качестве генетических векторов используются аденовирусы, аденоассоциированные вирусы, ретровирусы и лентивирусы. Технология генной терапии in vivo может применяться для лечения мукополисахари-дозов (МПС). Среди вирусных векторов для замены генов чаще всего используются векторы на основе аденоассоциированных вирусов, поскольку они безопасны, обеспечивают доволь-но продолжительную экспрессию трансгена и могут генерироваться с помощью вариабель-ных серотипов, позволяющих эффективно доставлять терапевтические гены в различные ткани-мишени [9]. Ex vivo генная терапия основана на инфузии (трансплантации) собственных клеток пациента: клетки организма изолируют, модифицируют (вводят в них нужную генетическую информацию) и возвращают в тот же организм. К преимуществам технологии ex vivo можно отнести следующие: • возможность детально охарактеризовать полученные модифицированные клет-ки до их трансплантации; • возможность получить большое количество клонов этих клеток и отобрать клоны с высоким уровнем экспрессии требуемого гена, а также исключить клоны с опасными перестройками, которые могут привести к побочным реак-циям организма; • направленная доставки функционального гена в том случае, если из организма извлекли определенные клетки (лимфоциты, стволовые гемопоэтические клет-ки, фибробласты, кератиноциты или гепатоциты); • возможность использовать в качестве генотерапевтических векторов аутоген-ные первичные клетки (бластоциты). Фибробласты, обладающие способностью продолжительно пролиферировать в куль-туре, не трансформируясь, являются хорошими искусственными клетками для генной тера-пии ex vivo, так как легкодоступны для отбора у доноров и полноценно поддерживают экс-прессию встроенных генов. Тем не менее при использовании бластоцистов могут возникать сложности при их помещении после трансфекции в чужеродные ткани. Например, при трансплантации фиб-робластов в ткани ЦНС они экспрессируют коллагены и другие свойственные коже веще-ства, которые нарушают правильное функционирование системы. Все эти проблемы могут быть преодолены при использовании стволовых клеток, так как они обладают высокой сов-местимостью с любыми тканями организма, тем самым они способны длительное время под-держивать высокую экспрессию введенных генетических конструкций. Чаще всего используются гематопоэтические стволовые клетки периферической кро-ви, которые обладают высокой пластичностью, их легко получить и затемь вернуть в кровь. Стволовые клетки костномозгового происхождения менее распространены для генотерапев-тических манипуляций в связи с их труднодоступностью, сложностью культивирования и низкой эффективностью трансфекции с помощью вирусных векторов. В процессе изучения находится методология использования фетальных стволовых клеток. Фетальные стволовые клетки достаточно хорошо культивируются, могут быть трансфецированы с применением классических методов. Проведены эксперименты по применению этих клеток для лечения болезни Паркинсона, нейродегенеративных заболеваний, диабета [10]. А. Б. В. Рис. 3. Бластоциты, используемые для генной терапии. А – фибробласты, Б – стволовые клетки, В – первичный астроцит ЦНС. 3.4. Генотерапевтические векторы и их характеристики Как уже говорилось ранее, для того, чтобы доставить в организм генотерапевтиче-скую конструкцию, необходимо наличие генетического вектора. Генотерапевтические век-торы делять на две больших группы: векторы вирусного происхождение и векторы невирус-ного происхождения. 3.4.1. Вирусные векторы Вирусные векторы для доставки генетического материала получают из нативных ви-русных частиц путем замены некоторых генов вируса на искусственные генетические кон-струкции. Данные векторы состоят из генетического материала, упакованного в белковый капсид или липидную оболочку, которые взаимодействуют со специфическими рецепторами на поверхности клеток-мишеней. В большинстве утвержденных методик переноса генов применяются ретровирусные векторы. Ретровирусы представляют собой РНК-вирусы, их репликация имеет стадию копирования РНК в ДНК (обратная транскрипция) и интеграции в геном клетки-хозяина. Они прикрепляются к клеточной поверхности через интерактивный домен оболочного протеина с последующим эндоцитозом. Изначально большая часть ретровирусных векторов основывалась на вирусе мышиной лейкемии Малони, который считается безопасным и хорошо изученым. Однако позднее главными в ретровирусной генотерапии стали лентивирусы (группа вирусов с фраг-ментом (ВИЧ), так как они менее генотоксичны. У лентивирусов отсутствует интеграция вблизи начала транскрипционных единиц, они интегрируются в активно транскрибируемые локусы генома предпочтительно в 3'-области генов. Количество генетической информации, которое может быть перенесено с помощью векторов на основе ретровирусов достаточно низкое - до 9000 пар оснований (эукариотиче-ский ген, кДНК). Существует несколько трудностей в использовании ретровирусных векторов. Во-первых, количество псевдовирусных частиц, получаемых из пакующей клеточной линии недостаточно для технологии in vivo. Во-вторых, проникновение ретровирусной частицы в клетку зависит от наличия на поверхности этой клетки специфического для данного ретро-вируса рецептора [11]. Аденовирусные векторы – это вирусные частицы без оболочки диаметром 80-100 нм, содержащие линейные дцДНК. Они проникают в клетки путем клатрин-зависимого эндоци-тоза, связываясь с аденовирусным рецептором на поверхности клетки-мишени. Эти векторы модифицируют путем разрезания вирусного генома, в результате получают участки для встраивания искусственных генетических конструкций. При использовании с разными типами клеток эти векторы обладают высокой эффективностью трансдукции. Они могут готовиться с высокими титрами и не включают ДНК в геном клетки-хозяина. Однако их экспрессия часто снижается уже через 2 недели и становится совсем незначительной через 4 недели, возможно, вследствие индуцирования иммунных реакций на вирусный или трансгенный белок. Преимуществом аденовирусных векторов является их большая емкость (могут пере-носить порядка 35 тыс. пар оснований), а также быстрая экспрессия трансгена. Помимо это-го, дцДНК аденовирусов не встраивается в геном клетки-хозяина, что минимизирует риск инсерционного мутагенеза. Недостаток данных вирусных векторов заключается в том, что компоненты их капсида вызывают Т-клеточный иммунный ответ [11,12]. Рис. 4. Вирусные генотерапевтические векторы. Аденоассоциированные вирусы являются одними из наиболее активно исследуемых векторов генной терапии. Впервые они были обнаружены как загрязнители аденовирусных препаратов. Аденоассоциированные вирусы представляют собой белковую оболочку, окру-жающую небольшой одноцепочечную ДНК. Они встраиваются в геном хозяина и остаются там в качестве провируса до тех пор, пока не появится вирус-помощник (аденовирус). После его появления начинается транскрипция с участием генов, заимствованных у вируса-помощника. Эти вирусы не требуют репликации в клетке-мишени и способны инфицировать большое количество культур клеток человека. Аденоассоциированные вирусы могут экспрессировать трансгены до 3 месяцев, они также обладают способностью хорошо реплицироваться в клетках глиомы [13]. Помимо вышеперечисленных векторов в генной терапии могут использоваться и дру-гие вирусные векторы. Так, например, вирус простого герпеса может вызывать латентную инфекцию центральной нервной системы. Стали известными несколько первых случаев его применения для доставки трансгенов к опухолям мозга. При использовании этих векторов на основе вируса герпеса могут возникать трудно-сти, так как у данного вируса довольно низка эффективность инфицирования, что замедляет экспрессию трансгенов, а также вирус герпеса может послужить причной нейротоксического и цитопатического эффектов. 3.4.2. Невирусные векторы Невирусные векторы гораздо менее иммуногены, чем вирусные векторы. Невирусные векторы, такие как голая ДНК (naked DNA) в форме плазмид или олиго-нуклеотидов, могут доставлять трансгены при помощи липосом, электропорации или балли-стических методов. Основная проблема механизма доставки трансгена заключается в крат-ковременности экспрессии. Ее можно преодолеть лишь путем добавления вирусных после-довательностей, которые позволяют встроить трансген в геном клетки-хозяина. Липосомы – это катионные частицы липидов, предназначенные для защиты ДНК от внеклеточного распада и обеспечивающие механизм переноса ДНК в клетки-мишени за счет слияния липида. Инокуляция комплексов липосома-ДНК в мозг ведет к относительно дли-тельной экспрессии, хотя в одном из исследований внутривенное введение обеспечивало экспрессию трансгена в ряде тканей по меньшей мере в течение 9 недель без признаков по-явления эффекта токсичности. При электропорации используется электрический ток, облегчающий плазмидам до-ступ внутрь клеток, но на практике этот метод не подходит для большинства случаев клини-ческого применения. В баллистических механизмах используются покрытые ДНК металлические микроча-стицы для того, чтобы внедрить ДНК в клетки, легко доступные для применения этого мето-да (например, фибробласты кожи) [14]. Таблица 2. Эффективность генотерапевтических векторов. Заболевание Вектор Метод доставки Направленность терапии Онкология Аденовирус Опухолевые клетки in vivo Индукция апоптоза Онкология Ретровирус Опухолевые клетки in vivo Уничтожение ферментом Онкология Ретровирус Фибробласты ex vivo Увеличение иммуногенности Ишемия Чистая ДНК Мышечные клетки in vivo Стимуляция ангиогенеза ВИЧ Ретровирус Т-клетки ex vivo Переориентация цитотоксиче-ских Т-клеток 3.5. Генная терапия в лечении различных заболеваний 3.5.1. Генная терапия онкологических заболеваний Первые клинические исследования по генной терапии опухолевых заболеваний нача-лись в 1989 году. В качестве объекта были использованы Т-лимфоциты, инфильтрующиеся в опухоль (ТИЛ). ТИЛ извлекали у онкологических пациентов и с помощью ретровирусного вектора вводили в них ген устойчивости к неомицину. Модифицированные ТИЛ культиви-ровали в присутствии фактора роста Т-лимфоцитов IL-2, далее их трансплантировали паци-ентам. Клинические исследования показали отсутствие побочных воздействий при введении генетически модифицированных Т-лимфоцитов, но осталось неясным, насколько специфично лимфоциты мигрируют в опухоль. Дальнейшие эксперименты велись также с ТИЛ, но в качестве терапевтического гена брали ген, кодирующий фактор некроза опухолей (ФНО), однако, они оказывали сильное токсическое воздействие на организм [15].
Условия покупки ?
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Служба поддержки сервиса
+7 (499) 346-70-XX
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg