Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Оспаривание сделок юридического лица в процедуре банкротства

happy_woman 1875 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 75 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 13.12.2020
Объем дипломной работы: 77 страниц. Количество использованных источников: 105. Ключевые слова: недействительность сделок, процедура банкротства, ликвидация юридического лица, оспаривание сделок, конкурсное оспаривание, причинение вреда кредиторам, подозрительные сделки, сделки во вред кредиторам, сделки с предпочтением, порядок оспаривания, последствия признания сделок недействительными. Целью данной работы является системное исследование теоретических и практических аспектов процедуры конкурсного оспаривания сделок юридических лиц, находящихся в процедуре банкротства, согласно законодательству Республики Казахстан, а также таких государств как Российская Федерация, Соединенные Штаты Америки и Федеративная Республика Германия. Задачи исследования: проанализировать правовые основания и последствия признания сделок юридического лица, находящегося в процедуре банкротства, недействительными. Методы исследования: анализ, синтез, индукция, дедукция, диалектический метод, сравнительно-исторический, сравнительно-правовой, нормативно-логический, формально-юридический. Результаты исследования: Раскрыт вопрос правовых оснований и последствий признания сделок юридического лица, находящегося в процедуре банкротства недействительными. Практическая значимость исследования состоит в значительном количестве уже существующих сделок, а также сделок, которые возможно будут совершены в будущем, нацеленных на причинение имущественного вреда кредиторам юридических лиц-должников путем совершения действий, уменьшающих потенциальную конкурсную массу имущественных активов юридического лица-должника.
Введение

Актуальность темы исследования. Актуальность выбранной темы не вызывает сомнения и уже была проверена автором в рамках апробации научной статьи по аналогичной теме в издании № 3/3 2020 международного научного журнала «Наука и жизнь Казахстана» что является несомненным доказательством актуальности выбранной темы для научного сообщества Республики Казахстан. В целом вероятность назревания вопроса об уменьшении актуальности данной темы крайне мала, по крайней мере в обозримом будущем, поскольку тема оспаривания сделок должника-банкрота вызывает неподдельный юридический интерес как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Интерес в краткосрочной перспективе вызван непосредственно разворачивающейся эпидемией вируса COVID-19 с его далеко идущими экономическими последствиями для субъектов экономических правоотношений вне зависимости от размера их капитала и формы собственности на имущество. Масштаб вышеупомянутой коронавирусной эпидемии несомненно позволяет предсказать большое количество субъектов гражданских правоотношений, в частности юридических лиц, которые по тем или иным причинам окажутся несостоятельными в результате ощутимых экономических потерь, вызванных эпидемией. Как известно несостоятельность может привезти предпринимателей к выбору между процедурой реабилитации и процедурой банкротства. Чаще всего выбирают второй путь, т.е. процедуру банкротства. В данной ситуации проблемы оспаривания неправомерных сделок должника становятся как никогда злободневными. В долгосрочной перспективе актуальность вопроса связана непосредственно с извечной проблемой нарушения принципа добросовестности субъектами-должниками закрепленного гражданским правом. Нарушение принципа добросовестности должниками заключается в попытке вывести как можно большее количество активов юридического лица из общей конкурсной имущественной массы, предназначенной в первую очередь для удовлетворения требований кредиторов в порядке очереди, до инициирования процедуры банкротства с целью либо простого нанесения ущерба кредиторам, либо выведения активов юридического лица под видом удовлетворения требований третьих лиц. Таким образом, учитывая немалое количество неразрешенных вопросов и проблем, а также неубывающую актуальность темы для данного исследования как для казахстанского, так и для общемирового правопорядка считаем исследование вопросов по данной теме как никогда необходимым для достижения общих целей правовой определенности и законности, а также для усиления действия принципа добросовестности в гражданских правоотношениях в целом и в правоотношениях возникающих вокруг процедуры банкротства юридических лиц в частности. Оценка современного состояния решаемой научной проблемы. На сегодняшний день вопрос оспаривания сделок в процедуре банкротства остается актуальной темой для споров в юридическом сообществе не только для правоведов-цивилистов, но и для юристов-практиков поскольку ни казахстанской, ни зарубежной юридической наукой так и не был достигнут определенный консенсус в области применения общих гражданских и специальных банкротных оснований недействительности сделок. На первый взгляд, с чисто теоретической правовой позиции, проблема легко решаема путем применения устоявшегося еще со времен римского права правового принципа превалирования специальной нормы над общей – lex specialis derogat generali. То есть, согласно этому принципу, специальные нормы предусматривающие специальные основания недействительности должны иметь приоритет над общими нормами ГК РК, содержащими общегражданские основания недействительности сделок. Однако, как мы увидим далее, на практике все оказывается не таким простым каким кажется на первый взгляд ибо оспаривание сделок должника, находящегося в процедуре банкротства, может оспариваться как по специальным банкротным (предусмотренным статьей 7 Закона РК «О реабилитации и банкротстве») так и по общегражданским основаниям недействительности. Во-вторых, отдельного обсуждения требует вопрос о разделении сделок, оспариваемых в процедуре банкротства, на сделки в ущерб кредиторам и сделкам с так называемым «предпочтением». Если быть точнее, то именно вопрос того имеет ли второе свои корни от первого или же оба этих вида сделок являются отдельными типами сделок, подлежащих оспариванию в рамках процедуры банкротства. В-третьих, общетеоретический спор гражданского права о ничтожности и оспаривании сделок нашел свое отражение и в данном вопросе, а именно насколько необходимо на сегодняшний иметь ничтожность как одну из форм недействительности сделок при том, что на практике для того, чтобы признать сделку, совершенную должником, до инициации процедуры банкротства необходимо оспаривание такой сделки в судебном порядке. В целом для более полной картины было бы разумно исследовать вопрос оспаривания сделок юридического лица-должника, или как его еще принято называть «конкурсного оспаривания», в купе с вопросами оспаривания сомнительных сделок должника до инициирования процедуры банкротства в рамках так называемого «внеконкурсного оспаривания». Однако, вопросы внеконкурсного оспаривания представляют собой отдельный вопрос не только в отечественном, но и в зарубежном (несомненно более насыщенном судебной практикой и доктринальным материалом по данной теме) гражданском праве и потому не будут затрагиваться настоящим исследованием. Научная новизна исследования заключается в том, что это одно из немногих комплексных исследований, посвященных проблемам оспаривания сделок юридических лиц в процедуре банкротства, в казахстанской юридической науке, которое, помимо прочего, содержит в себе сравнительный анализ аналогичных процедур в правовых институтах банкротства крупнейших мировых правопорядков. Таких правопорядков как: - право РФ как крупнейшего представителя постсоветской континентальной правой системы; - право ФРГ как одного из наиболее передовых, глубоко изученных и проработанных правопорядков континентальной Европы; - право США как наиболее современный и динамично развивающийся правопорядок в составе английского общего права. Научная значимость представленной исследования состоит в том, что в нем на уровне дипломной работы изучаются проблемы унификации и гармонизации норм о личном законе и национальности юридических лиц в Содружестве Независимых Государств, а также проблемы изменения места нахождения органов юридического лица. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что предпринята попытка комплексного рассмотрения актуальных проблем оспаривания сделок юридических лиц, находящихся в процедуре банкротства как по общегражданским основаниям так и по специальным, так называемым «банкротным» основаниям. Практическая значимость исследования. Выводы автора могут быть использованы при подготовке к семинарским и практическим занятиям студентов юридических специальностей как для изучения вопросов общегражданской недействительности сделок в рамках изучения дисциплины гражданского права, так и для исследования вопросов недействительности сделок конкретно в процедуре банкротства. Кроме того, настоящее исследование может быть использовано студентами юридических специальностей для углубления собственных познаний в общих вопросах правовых института банкротства. Целью дипломной работы является проведение анализа на основе действующего законодательства Республики Казахстан и законодательства избранных для данного исследования зарубежных стран, исследование общегражданских и специальных банкротных оснований недействительности юридических лиц в процедуре банкротства, а также соответствующих последствий такой недействительности. Помимо вышеуказанного, исследованию в рамках данной дипломной работы полежат критерии для отнесения тех или иных сделок юридического лица-банкрота к группе сделок, совершенных во вред кредиторам или сделок с заинтересованностью. Указанная цель определила постановку и решение следующих задач: - раскрыть понятие и виды сделок, совершенных юридическим лицом, находящимся в процедуре банкротства, которые могут быть классифицированы как подозрительные и нацеленные на вывод активов юридического лица из общей имущественной конкурсной массы; - проанализировать понятие и соотношение общегражданских и специальных банкротных оснований недействительности сделок юридического лица, находящегося в процедуре банкротства; - раскрыть понятия «сделка, совершенная во вред кредиторам» и «сделка с заинтересованностью»; - исследовать основные критерии классифицирования сделок юридических лиц, находящихся в процедуре банкротства, как сделок, совершенных во вред кредиторам или сделок с заинтересованностью; - изучить основные теоретические и практические проблемы оспаривания сделок юридических лиц после инициирования в их отношении процедуры банкротства; - исследовать современные тенденции развития оспаривания сделок юридических лиц в рамках процедуры банкротства согласно праву избранных для данного исследования зарубежных стран; Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступают частноправовые отношения, складывающиеся в процессе оспаривания сделок, заключенных юридическом лицом, находящимся в процедуре банкротства, а основы классификации сделок в качестве сделок, совершенных во вред кредиторам и сделок с заинтересованностью в соответствии с действующим законодательством РК. Предметом исследования выступают положения национального законодательства РК, применимое законодательство избранных для данного исследования зарубежных стран, а также доктринальные источники, работы видных ученых-цивилистов и практикующих юристов как РК, так и избранных зарубежных стран. Теоретическая база исследования. Основу данного исследования составили труды ученых-юристов и юристов-практиков как Республики Казахстан, так и зарубежных стран. В частности, труды ученых-юристов: Шершеневича Г.Ф, Гольмстена А.Х., Телюкиной М.В., Малышева К.И., Сысоевой О.В., Федоровой Е.Г., Семеновой Е.А., Лотфуллина Р.К., Шишмаревой Т.П., Брагинского М.И., Витрянского В.В., Дождева Д.В., Зайцева О.Р., Диденко А.Г., Сулейменова М.К., Басина Ю.Г., Douglais G.Baird, Philip R.Wood, Brian A. Blum, Х.Хирте, В.Уленбрука, У.Шмербаха, Е-З. Шредера, Г.Папе и многих других. Методологическая основа дипломной работы построена на использовании таких методов научного познания, как: диалектико-логический, конкретно-исторический, формально-юридический, технико-юридический, структурно-функциональный, а также сравнительно-правовой.
Содержание

ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ 7 ВВЕДЕНИЕ 8 1. ОСНОВАНИЯ ПРИЗНАНИЯ СДЕЛОК ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ 12 1.1.Понятие сделки юридического лица, подлежащей оспариванию в рамках процедуры о банкротстве и развитие права кредитора на оспаривание таких сделок 12 1.2. Общегражданские основания признания сделок юридического лица недействительными 21 1.3. Специальные основания признания сделок юридического лица недействительными 1.4. Вывод 26 32 2. ОСОБЕННОСТИ ОСПАРИВАНИЯ И ПРИЗНАНИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ ОТДЕЛЬНЫХ СДЕЛОК ЮРИДИЧЕСКГО ЛИЦА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ 33 2.1. Особенности оспаривания и признания недействительными сделок, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами 33 2.2. Особенности оспаривания и признания недействительными сделок, совершенных с целью причинения имущественного вреда кредиторам 37 2.3. Особенности оспаривания и признания недействительными сделок, совершенных при неравноценном встречном исполнении 2.4. Вывод 41 46 3. ОСПАРИВАНИЕ СДЕЛОК ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА В ПРОЦЕДУРЕ БАНКРОСТВА ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН 47 3.1. Оспаривание сделок юридического лица в процедуре банкротства по законодательству Российской Федерации 47 3.2. Оспаривание сделок юридического лица в процедуре банкротства по законодательству США 53 3.3. Оспаривание сделок юридического лица в процедуре банкротства по законодательству ФРГ 3.4. Вывод 57 62 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 63 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 65
Список литературы

1. Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. — М.: Статут, 2000. — С. 270. 2. Дождев Д. В. Римское частное право. М., 2002. С. 504. 3. Телюкина М. В. Механизм Actio Pauliana как конкурсно-правовой способ защиты интересов кредиторов. // Правовое регулирование осущест- вления и защиты прав физических и юридических лиц. Минск. 2014. С. 334–339. 4. Сысоева, О.В. Паулианов иск как способ защиты в процедурах банкротства / О.В. Сысоева // Право и экономика. – М.: Юстицинформ, 2011. – № 10. – С. 74–79. 5. Телюкина М. В. Конкурсное право теория и практика несостоятельности. М. : Дело, 2002. С. 20. 6. Малышев К. Указ. соч. С. 68. 7. Шершеневич Г. Ф. Учение о несостоятельности. Казань, 1890. С. 239. 8. Малышев К. Указ. соч. С. 89. 9. Шершеневич Г. Ф. Конкурсное право. 2-е изд. Казань, 1898. С. 271. 10. Сперанская Ю. С. Институт несостоятельности (банкротства) в России XI — начала XXI века: историко-правовое исследование : дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2008. С. 24. 11. Кабанов А. А. Гражданское и торговое право зарубежных стран : вопросы, ответы и словарь терминов. 2-е изд. СПб., 2011. С. 9–10. 12. Семенова Е. А. Право опровержения действий несостоятельного должника: история и современность // Седьмые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 16 декабря 2011 г.) : сб. ст. : в 7 кн. Кн. 4. М. : РПА Минюста России, 2012. С. 222–225. 13. СУ РСФСР. 1922. № 71. Ст. 904. 14. Сперанская Ю. С. Институт несостоятельности (банкротства) в России XI — начала XXI века (историко-правовое исследование) : учеб. пособие / Ю. С. Сперанская. Н. Новгород, 2009. С. 37. 15. Раевич С. И. Указ. соч. С. 97. 16. Юридический словарь. М., 1953. С. 376. 17. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от 7 июля 1923 г. С. 76. 18. Кунанбаева Д.А., Амангельдин Д.Б. Алматы, Вестник Казну 2015 год. 19. Семенова Е. А. Право конкурсного оспаривания // Недействительные сделки в гражданском праве : материалы Междунар. науч.-практ. конф. в рамках ежегодных цивилистических чтений, посвященной 75-летию профессора Рольфа Книпера (Казахстан, Алматы, 19–20 мая 2016 г.) / отв. ред. М. К. Сулейменов. Алматы, 2017. С. 522–531. 20. Федоров В. Г. Право опровержений действий, совершенных должником в ущерб кредиторов. СПб., 1913. С. 12. 21. Семенова Е. А. Право опровержения действий должника при банкротстве // Науч. тр. / Рос. акад. юрид. наук. Вып. 13 : в 2 т. М. : ООО «Издательство “Юрист”», 2013. Т. 2. С. 318. 22. Федоров В. Г. Указ. соч. С. 14. 23. Семенова Е. А. Право конкурсного оспаривания. С. 526. 24. Семенова Е. А. Право конкурсного оспаривания. С. 527. 25. Васильев Е. А. Правовое регулирование несостоятельности и банкротств в гражданском и торговом праве капиталистических государств. М., 1983. С. 47. 26. Закон РК о банкротстве ст.7 пункт 2. 27. Федоров В. Г. Указ. соч. С. 15. 28. Шершеневич Г. Ф. Конкурсное право. С. 263. 29. Трайнин А. Несостоятельность и банкротство : доклад, читанный в С.-Петербургском юридическом обществе. СПб. : Изд. юрид. книжного склада «Право», 1913. С. 27. 30. Шершеневич Г. Ф. Конкурсный процесс. С. 267. 31. Дубинчин А. А. Недействительность сделок должника в законодательстве о банкротстве // Хоз-во и право. 1999. № 5. С. 40. 32. Фриде А. К. Положение о несостоятельности торговой и неторговой, составленное на основании Т. 11 ч. 2 Свод. Закон. Торг. и Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета от 1 июля 1868 г. М. : Тип. Грачева и К., 1869. С. 65. 33. Шершеневич Г. Ф. Конкурсное право. С. 265. 34. Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. М. : Госюриздат, 1958. С. 181. 35. Малышев К. Указ. соч. С. 289 36. Федоров В. Г. Указ. соч. С. 23. 37. Федоров В. Г. Указ. соч. С. 20. 38. Шершеневич Г. Ф. Конкурсный процесс. С. 270. 39. Шершеневич Г. Ф. Конкурсный процесс. С. 266. 40. Телюкина М. В. Недействительность сделок, совершенных предприятием-должником до признания его несостоятельным. 41. П. 22-1 Нормативного постановления Верховного суда Республики Казахстан от 2 октября 2015 года № 5 “О практике применения законодательства о реабилитации и банкротстве” 42. Сулейменов М.К., Ю.Г.Басин Гражданское право – Алматы: КазГюА, 2000. – С. 176. 43. Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть) от 27 декабря 1994 г. 44. Диденко А.Г. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций. «Нурпресс» – Алматы, 2006. – С.17 45. Частное право: проблемы теории и практики / отв. ред. Ю.Ф. Беспалов. – М.: Проспект, 2016. – С. 47. 46. Груздев В.В. Современный подход к недействительности сделок: толкование законодательных новелл // Юрист. – 2014. – № 16. – С. 34. 47. Мельникова Ю.В. Недействительность (ничтожность) мнимых и притворных сделок и их правовые последствия // Российский судья. – 2014. – № 11. – С. 8. 48. Диденко А.Г. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций. «Нурпресс» – Алматы, 2006. – С.301 49. Сулейменов М.К., Ю.Г.Басин Гражданское право – Алматы: КазГюА, 2000. – С. 178. 50. Закон Республики Казахстан О реабилитации и банкротстве от 7 марта 2014 года № 176-V ЗРК п.2 ст.7 51. Закон Республики Казахстан О реабилитации и банкротстве от 7 марта 2014 года № 176-V ЗРК п.1 ст.7 52. Телюкина М.В. Проблемы оснований недействительности сделок организации, признанной банкротом, в России и Казахстане // zakon.kz/4657968-problemy-osnovanijj-nedejjstvitelnosti.html – 2014 г. 53. Несостоятельность (банкротство): научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения / под ред. В.В. Витрянского. – М.: Статут, 2010. – С. 90. 54. Генкин Д.М. Относительная недействительность сделок // Вестник гражданского права. – 2014. – № 4. – С. 197. 55. Барков Д.А. Недействительность сделок при банкротстве –2017 г 56. Кузнецов С.А. Основные проблемы правового института несостоятельности (банкротства): монография. – М.: Инфотропик Медиа, 2015. – С. 127. 57. Г.Ф. Шершеневич. Курс торгового права // В 4-х т., Т. 4: Торговый процесс. Конкурсный процесс.- М.: Издание Бр. Башмаковых. –1912 г. 58. Черных К.В. Оспаривание сделок в процедуре банкротства // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики – 2011 г. – №2. 59. Саватье Р. Теория обязательств. Перевод с французского докт. юрид. наук Р. О. Халфиной. – М.: Прогресс, 1972. – С. 201. 60. Шершеневич Г. Ф. Конкурсное право (издание 2-е). – Казань, типография Императорского Университета, 1898. – С. 270. 61. Шершеневич Г. Ф. Конкурсное право (издание 2-е). – Казань, типография Императорского Университета, 1898. – С. 271. 62. Несостоятельность (банкротство): научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения / под ред. В.В. Витрянского. – С. 99. 63. Устав судопроизводства торгового // Вестник права и нотариата. – 1913. – № 27. – С. 3280. 64. Лотфуллин Р.К. Оспаривание сделок при банкротстве // Saveliev, Batanov&Partners. – 2019 г. – 1722 с. 65. Несостоятельность (банкротство): научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения / под ред. В.В. Витрянского. – С. 96. 66. Шишмарева Т.П. Институт несостоятельности в России и Германии. – М.: Статут, 2015. – С. 264. 67. Малышев К. Исторический очерк конкурсного процесса. – СПб.: Тип. И.И. Глазунова, 1871. – С. 93. 68. Кремнева С.В. Проблемы оспаривания сделок должника в процедуре банкротства // Юридический институт Южно-Уральского государственного университета –2017 г. – C.34 69. Гольмстен А.Х. Учение о праве кредитора опровергать юридические акты, совершенные должником в его ущерб, в современной юридической литературе. С.-Петербург: Типография М. М. Стасюлевича, 1894. – C.112 70. Кузнецов С.А. Проблемы оспаривания сделок несостоятельного должника // Закон. 2010. № 3. – C.5 71. Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. – М.: Статут, 2002. – С. 9. 72. Зайцев О.Р. Банкротство без обмана // ЭЖ-Юрист. 2009. № 19 (http://www.gazeta-yurist.ru/article.php?i=580). 73. Малышев К.И. Исторический очерк конкурсного процесса. — СПб.: Тип. тов-ва «Обществ. польза», 1871 – С. 93. 74. Дождев Д.В. Удержание, законное владение и проблема приоритета // Юрист. 2014. № 19. 75. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. 3-е изд., стереотипное. – М.: Статут, 2001. Кн. 1. – С. 387. 76. Ткачев В.Н., Телюкина М.В. Концептуальные особенности опровержения сделок в конкурсном праве // Закон. 2011. № 8. 77. Кресс В.В. Предпочтительное удовлетворение требований кредиторов как специальное основание оспаривания сделок должника // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2010. № 6. – С.53 78. Вашкевич, А. Оспаривание сделок, совершенных до возбуждения процедуры банкротства // Корпоративный юрист: Приложение. – 2009. – № 11. – С. 11 – 13. 79. Шершеневич Г.Ф. Опровержение действий, совершенных должником до объявления несостоятельности // Закон. 2011. № 8. 80. Тарнопольская С.В. Оспаривание сделок кредитных организаций, совершаемых в преддверии банкротства: сложности и перспективы // Закон. 2014. № 3. 81. Пшеничников С.В. Некоторые вопросы правоприменительной деятельности по оспариванию сделок с предпочтительностью, заключенных в предбанкротный период // Банковское право. – 2007. – № 2. – С. 11. 82. Тарашкевич Л. Теория Павлиянской жалобы. Варшава, 1897. – С.123 83. Калиниченко Е.А. Защита интересов неплатежеспособного должника при банкротстве. Сравнительно-правовой анализ. – М.: Статут, 2001. – С. 73. 84. Царик Г.П. Специальные основания для оспаривания сделок должника в процедурах банкротства. Нужны ли они? // Предпринимательское право. – 2008. – № 2. – С. 24 85. Кораев К.Б. Правовой статус конкурсных кредиторов в деле о банкротстве. – М.: Волтерс Клувер, 2010. – С. 70. 86. Щукина В.Н. Подозрительные сделки должника: проблемы правового регулирования // Власть. – 2015. – № 2. – С. 22. 87. Михайлова А.О. Подозрительные сделки в нормах законодательства о банкротстве // Общественные и гуманитарные науки. – 2016. – № 8. – С. 98. 88. Кондратьева К.С. Рассмотрение дел об оспаривании сделок с предпочтением: вопросы теории и практики // Законность. – 2016. – № 1. – С. 63. 89. Кораев, К.Б. Проблемы недействительности сделок несостоятельного должника // Закон. – 2008. – № 6. – С. 47 – 51. 90. Пирогова Е. С., Курбатов А. Я. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): учеб. для бакалавриата и магистратуры. – М.: Юрайт, 2015. – 291 с. 91. Сысоева О. Оспаривание сделок должника в процедурах банкротства // Хозяйство и право. 2010. №8. С. 88 92. Шевченко И.М. О некоторых проблемах оспаривания сделок по основаниям, предусмотренным законодательством о банкротстве // Юридическая наука. – 2016. – № 6. – С. 48. 93. Гардеев С.Д. Недействительность сделок при банкротстве // Современная юриспруденция. – 2016. – № 1. – С. 90. 94. Прокопьева Е.И. Особенности оспаривания сделок должника в нормах российского законодательства // Государство и право. – 2016. – № 2. – С. 83. 95. Белых В.С. Предпринимательское право . – М.: Проспект, 2014. – С. 213. 96. Белых В.С. Предпринимательское право. – М.: Проспект, 2014. – С. 215. 97. Чернова М.В. Подозрительные сделки и их последствия // Власть. – 2015. – № 10. – С. 61. 98. Тихомиров М.Ю. Совершение обществом с ограниченной ответственностью сделок с заинтересованностью и крупных сделок // Законодательство и экономика. 2010. №9. С. 35–36. 99. Мурашова В.Н. Несостоятельность (банкротство) в нормах законодательства // Наука. Практика. Право. – 2015. – № 4. – С. 22. 100. Химичев В. А. Защита прав кредитора при банкротстве. – М., 2005. С. 93. 101. Фролов И. В. Управление процедурами банкротства: теория и юридическая практика: Учебное пособие. – Новосибирск, 2013. С. 20. 102. Терентьев С.Б. Оспаривание сделок должника: сравнительно-правовые аспекты, доктринальное толкование // Право и жизнь. – 2015. – № 9. – С. 91. 103. Гутников О. В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. М.: Эксмо, 2008. – C.96 104. Романов А.С. Оспаривание сделок должника по делам о банкротстве // Проблемы в законодательстве. – 2016. – № 7. – С. 73. 105. Бруско, Б.С. Категория защиты в конкурсном праве / Б.С. Бруско. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – 200 с. 106. Петров Д.А. Исключения из института оспаривания сделок при банкротстве должника // Вестник арбитражной практики. 2012. N 4. 107. Эрлих М. Е. Конфликт интересов в процессе несостоятельности (банкротства): правовые средства разрешения. С. 22. 108. Щукина В.Н. Подозрительные сделки должника: проблемы правового регулирования // Власть. – 2015. – № 2. – С. 22. 109. Джагмаидзе Н. В. Развитие законодательства и правоприменение по проблемам несостоятельности и банкротства в Российской империи: историко-правовое исследование : дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 18. 110. Гольмстен А. Х. Указ. соч. С. 7. 111. Гольмстен А. Х. Указ. соч. С. 243. 112. Шершеневич Г. Ф. Конкурсный процесс. С. 290. 113. Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса. Краснодар, 2003. С. 504. 114. Генкин Д. М. К предстоящей реформе конкурсного законодательства // Юрид. вестник. 1913. Кн. 1. С. 175. 115. Телюкина М. В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». М., 1998. С. 129 116. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный научно-практический) / под ред. В. Ф. Попондопуло. М., 2003. С. 217. 117. Дихтяр А. И. Недействительность сделок должника в процедурах банкротства. С. 26; Свит Ю. Недействительность сделок должника при банкротстве // Закон. 2002. № 1. С. 34; 118. Телюкина М. В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». С. 129. 119. О несостоятельности (банкротстве): федер. закон от 26 октября 2002 № 127-ФЗ (ред. от 29.07.2017) // СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190. 120. О несостоятельности (банкротстве): федер. закон от 26 октября 2002 № 127-ФЗ (ред. от 29.07.2017) // СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190. 121. Телюкина М. В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». С. 133. 122. О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»: постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 // Солидарность. – 2013. – № 31. 123. О некоторых вопросах, связанных с применением главы 3.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»: постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2013 № 63 // КонсультантПлюс [Электронный ресурс]: справ. правовая система. 124. Комментарий к Федеральному закону РФ «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный научно-практический) / под ред. В. Ф. Попондопуло. С. 217. 125. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный научно-практический) / под ред. В. Ф. Попондопуло. С. 217. 126. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный научно-практический) / под ред. В. Ф. Попондопуло. С. 219. 127. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный научно-практический) / под ред. В. Ф. Попондопуло. С. 217. 128. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный научно-практический) / под ред. В. Ф. Попондопуло. С. 223. 129. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный научно-практический) / под ред. В. Ф. Попондопуло. С. 223. 130. Пирогова Е. С., Курбатов А. Я. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): учеб. для бакалавриата и магистратуры. – М.: Юрайт, 2015. – 291 с. 131. Суворов Е.Д. Банкротство в практике Президиума ВАС РФ за 2014 г.: прецеденты и комментарии. – М.: Статут, 2015. – 400 с. 132. Правовые системы мира : энциклопед. справочник / отв. ред. А. Я. Сухарев. М., 2000. С. 600. 133. Баренбойм П. Д. Правовые основы банкротства. М. : Белые альвы, 1995. С. 11 134. Малышев К. Указ. соч. С. 291. 135. Денека И. М. Развитие законодательства о банкротстве в Англии, США и Франции: ключевые аспекты // Юрист. 2013. № 24. С. 25. 136. Douglas G. Baird. Elements of Bankruptcy. New York, 2010. P.559 137. Douglas G. Baird. Elements of Bankruptcy. New York, 2010. P.565 138. Philip R. Wood. Principles of International Insolvency. London, 2007. p.371 139. Brian A. Blum. Bankruptcy and debtor/creditor: examples and explanations. Wolters Kluwer, 2010. p.360 140. Brian A. Blum. Bankruptcy and debtor/creditor: examples and explanations. Wolters Kluwer, 2010. p.359 141. Шахкелдов Ф. Г. Прямое банкротство по законодательству США // Международное публичное и частное право. 2007. N 1. – С.76 142. Королев В. В. Особенности законодательства о банкротстве в США // Международное публичное и частное право. 2007. N 1. – С.73 143. Brian A. Blum. Bankruptcy and debtor/creditor: examples and explanations. Wolters Kluwer, 2010. p.34 144. Brian A. Blum. Bankruptcy and debtor/creditor: examples and explanations. Wolters Kluwer, 2010. p.363 145. Шершеневич Г. Ф. Конкурсный процесс. С. 57 146. Телюкина М. В. Конкурсное право … С. 31. 147. Иванов П. Д. Указ. соч. С. 27. 148. Телюкина М. В. Конкурсное право … С. 32. 149. Основные институты гражданского права зарубежных стран: Сравнительно-правовое исследование. М., 2000. С. 142. 150. Шишмарева Т. П. Правовое регулирование недействительности сделок в процедурах несостоятельности. 151. Шмербах, Ульрих, Франкфуртский комментарий Положения о несостоятельности, предварительное замечание к § 1 (и далее) ПН – Реформирование права несостоятельности ПН, 8-ое издание 2015 г 152. Шрёдер, Енс-Зёрен, Гамбургский коментарий к праву о несостоятельности (ГК ПН), 5-ое издание 2015 г., § 17, абз. № 4. 153. Папе, Герхард, Институт несостоятельности. Общие проблемы и особенности правового регулирования в Германии. Комментарий к действующему законодательству. Издетельство БЕК, Москва, 2002. 154. Хирте, Хериберт, в Уленбрук, Вильгельм (издатель), коментарий ПН (Уленбрук), 13. издание 2010, Мюнхен, § 129, абз. № 1, 155. ГК ПН, § 129, абз. № 1. 156. Шишмарева, Т.П., Институт несостоятельности в Германии, издательство Статут, Москва, 2015, стр. 306. 157. К урегулированию в российском праве: Шишмарева, Т.П., стр. 318; ст. 2 абз. 33 158. Шишмарева, Т.П., Институт несостоятельности в Германии, издательство Статут, Москва, 2015, стр. 315. 159. ГК ПН, § 129, абз. № 1. 160. ГК ПН, § 129, абз. № 73. 161. Фринд, Франк, Оспаривание действий в праве о несостоятельности – необходимое звено для достижения соразмерного удовлетворения требований кредиторов и поддержки порядка или угроза экономическому обороту? 2014 – C. 19. 162. Фринд, Франк, Оспаривание действий в праве о несостоятельности – необходимое звено для достижения соразмерного удовлетворения требований кредиторов и поддержки порядка или угроза экономическому обороту? 2014 – C. 21. 163. Шишмарева, Т.П., Институт несостоятельности в Германии, издательство Статут, Москва, 2015, стр. 203. 164. М.В. Телюкина Проблемы оснований недействительности сделок организации, признанной банкротом, в России и Казахстане.
Отрывок из работы

Глава 1. ОСНОВАНИЯ ПРИЗНАНИЯ СДЕЛОК ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ 1.1. Понятие сделки юридического лица, подлежащей оспариванию в рамках процедуры банкротства и история развития права кредитора на оспаривание таких сделок. В качестве вступительной фразы к вышеуказанной части первой главы настоящего исследования, в которой будет изучено понятие сделки юридического лица, подлежащей оспариванию в рамках процедуры банкротства как автор считаю уместным привести нижеприведенную цитату из трудов великого русского дореволюционного цивилиста Г.Ф.Шершеневича: «На основании продолжительного исторического опыта законодатель признает ряд сделок несостоятельного опровержимыми со стороны конкурсного управления, потому что в громадном большинстве случаев они скрывали в себе злое намерение должника причинить ущерб кредиторам» [1]. Из приведенной выше выдержки из трудов Г.Ф.Шершеневича можно вывести, что сделка юридического лица, подлежащая оспариванию в рамках процедуру банкротства это сделка должника, направленная на ущемление имущественных интересов кредиторов и которая в силу такого ущемления может быть оспорена кредитором. Отметим, что право исторически выделяло сделки должников, находящихся в тех или иных процедурах прямо или косвенно напоминающих по своей конструкции и алгоритму процедуру банкротства, которые могут быть оспорены кредиторами должника в силу того, что такие сделки ущемляет имущественный интерес кредиторов, заключающийся в праве на долю имущества должника-банкрота, соответствующую размеру требований кредитора к такому должнику. Предоставление кредиторам специальных средств защиты от недобросовестных действий должника путем оспаривания сделок, совершенных должником было заложено еще римским правом в форме так называемого Паулинова закона, названного так в честь известного римского классика периода императора Юстиниана - Юлия Павла (Julius Paulus), занимавшего по разным сведениям позицию городского претора в Риме [2]. Данный закон позволял кредиторам по обязательствам оспаривать действия должника при наличии доказательств, позволяющих заявить о том, что такие сделки заключены без bonafide, то есть в отсутствии должного уровня добросовестности со стороны должника, вступившего в правоотношение с третьей стороной [3]. Наличие Паулинова закона напрямую повлияло на выделение особого вида исков в римском праве, а именно так называемого actio Paulina, который позволял признать некоторые сделки должника, совершенные накануне достижения должником положения неплатежеспособности, в качестве сделок, направленных укрытие от кредиторов имущества, принадлежащего должнику и потому недействительными. Правовая сущность actio Pauliana прекрасно и емко выражается максимой римского права «fraudare — non fraudantur creditors, cum quid non adquiritur a debitore, ced cum quid de bonis deminuitur» [4], что в буквальном переводе на русский язык означает, что интересы кредиторов нарушены не в ситуации, при которой с должника что-либо не взыскано, а в положении, когда из имущества должника что-либо отчуждено. В такой форме Паулинов закон просуществовал вплоть до эпохи средних веков, во время которых плавно перешел в ряд правопорядков того времени. В первую очередь это были правопорядки континентальной Европы, которые во многом представляли из себя непосредственных преемников римского права, хоть и с некоторой возможной примесью правовых обычаев народов, населявших европейский континент помимо римлян. К примеру, Италия средних веков отличилась весьма разумным подходом, который заключался в том, что в большинстве случаев закон отстаивал интересы кредиторов несостоятельного должника. Последнее нельзя назвать удивительным, учитывая специфику государственного устройства Италии периода средневековья, которую скорее можно было назвать союзом независимых государств, связанных экономически и географически, но весьма независимых и даже враждебных по отношению друг к другу когда дело доходило до политических вопросов. Данные обстоятельства создавали достаточно благоприятную атмосферу для бегства должника от своих кредиторов в другие города Италии, что естественно ставило под вопрос удовлетворение требований последних. Весьма подходящим считаем привести высказывание М.В.Телюкиной касательно того, что «в Италии существовала важная политическая предпосылка развития конкурсного права — поскольку итальянские города были самостоятельны, должник легко мог скрыться от кредиторов в другом городе-государстве» [5]. Таким образом, требования кредиторов могли простираться не только на имеющееся у должника на момент предъявления таких требований имущество, но также и на имущество, которое должник передал третьим лицам в течение определенного срока до возникновения своей несостоятельности. Такие сроки, в разных регионах Италии могли быть совершенно разнообразны. К примеру в Генуэзской Республике такой срок составлял половину месяца, во Флоренции от трех до четырех месяцев [6]. По утверждению Г. Ф. Шершеневича, в целом по Италии период оспоримости для сделок до момента возникновения несостоятельности должника составлял от десяти дней до шести месяцев [7]. В общем и целом, право Италии периода средних веков сохраняло за собой наследие римского права, интегрированного путем рецепции и интегрирования правовых институтов последнего в более поздние варианты итальянского права. По этой причине основы преторского actio Pauliana во многом сохранили свое действие и средневековом праве итальянских городов-государств как метод оспаривания действительности сделок должника, совершенных с третьим лицом, которое было в курсе о несостоятельности должника по прямому требованию со стороны кредиторов. Не обошло развитие института оспаривания сделок в процедуре банкротства и Францию на разных этапах ее богатого исторического процесса. Там банкротство возникло прежде всего в богатых торговых городах. Город Лион, будучи сердцем интенсивной торговли в юго-восточных провинциях Франции, первым узнал о подобном правовом институте. Первыми законами французской земли, посвященными данной теме были, последовательно, королевский указ Франциска I, принятый в 1536 году и указ короля Карла IX, изданный в 1560 году. Однако, данными документами упоминались лишь меры уголовной ответственности для банкротов, тогда как гражданско-правовые последствия не упоминались вовсе, хотя и была возможность «заявить громкие жалобы на сокрытие и перевод имущества, принадлежащего несостоятельному, на подложные ипотеки и тому подобные обманы» [8]. В более позднюю эпоху документом, положившим начало прямому регулированию оспаривания сделок несостоятельного должника, стал Ордонанс Генриха Наваррского, принятый им в 1609 году. Данный документ указал ищущим защиты своих имущественных интересов кредиторам на ранее упоминавшийся в нашем исследовании инструмент римского права - actio Pauliana, который мог быть использован в качестве средства для защиты от недобросовестных попыток должника навредить кредиторам и их законным требованиям. Кроме того, Ордонанс 1609 года вывел из категории допустимых «всякие передачи, продажи, отчуждения в отношении детей, предполагаемых наследников или друзей должника» [9]. Более того, отныне закон презюмировал недобросовестность как самого должника, так и третьего лица, вступившего с должником в правоотношения по отчуждению имущества последнего, а также нацеленность их обоих на причинение имущественного вреда и убытков кредиторам должника [10]. Последующее развитие, ознаменовавшее переход от средневековых правовых конструкций к праву нового времени, в европейском континентальном праве в целом и во французском праве в частности институт оспаривания сделок в процедуре банкротства получил в 1804 году с принятием Кодекса Наполеона. Важно отметить факт того, что положения нового Кодекса Наполеона также отсылали к обоснованности применения рецепцированного во французское частное право инструмента римского права, а именно уже хорошо нам известного actio Pauliana. Паулианов иск возлагал прежде всего на кредиторов обязанность доказать недобросовестность должника при совершении сделки им в ущерб. Кроме того, actio Pauliana вовсе не применялся к платежам долгов по наступлению срока или условия, и только досрочные платежи, совершенные недобросовестно, могли быть оспорены [11]. Развитие и понимание оспаривания сделок в рамках банкротных и квази-банкротных процедур в Германии, США и России будут рассмотрены подробно в соответствующих частях настоящего исследования. Однако, мы некоторым образом коротко упомянем некоторые этапы становления института оспаривания сделок в рамках процедуры банкротства в российском праве, оказавшем непосредственное влияние на сущность и структуру права РК. В истории конкурсного права России традиционно выделяют три основных этапа: 1) дореволюционный (до 1917 года); 2) советский (1917–1930-е годы); 3) современный (с июня 1992 год). В данной части исследования мы остановимся на именно на советском этапе развития данного института, т.к. именно в данный период Казахстан, будучи сначала составной частью РСФСР, а затем отдельной союзной республикой в составе СССР, подвергся наибольшему влиянию со стороны России как в политическом, экономическом и культурном, так и в правовом полях. Урегулирование советской властью несостоятельности было связано с экономическими причинами, в первую очередь с введением новой экономической политики (НЭП) [12]. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года [13], содержал упоминание о банкротстве, «однако упоминание о возможности банкротства было, а самого понятия и механизма признания должников банкротами не существовало»[14]. Одной из первых попыток явилось создание в 1924 году проекта положения о несостоятельности, составлявшего часть четвертую проекта Торгового свода, разработанного комиссией при Комиссариате внутренней торговли. Данный проект разделял сделки, подлежащие оспариванию, на совершенные до прекращения платежей или предъявления в суд прошения об объявлении должника несостоятельным, и сделки, заключенные после указанных событий. Однако, вышеупомянутый проект закона был раскритикован в научно-публицистических изданиях по теме как недостаточно отстаивающие интересы конкурсной массы «и, тем самым, интересы государства и трудящихся» [15]. Данный законопроект так и не был реализован. Вместе с тем принятый 31 октября 1922 г. Гражданский кодекс РСФСР давал возможность оспаривания сделки, совершенной в ущерб кредиторам, по ст. 30 как сделки: 1) совершенной с целью, противной закону; 2) идущей в обход закона; 3) направленной к явному ущербу для государства. С прекращением НЭПа нормы о несостоятельности перестали использоваться, «глава о несостоятельности потеряла свое значение и не находит практического применения» [16]. Так, уже в 1935 г. в официальном издании Гражданского процессуального кодекса РСФСР главы «О несостоятельности частных лиц, физических и юридических» и главы «О несостоятельности государственных предприятий и смешанных акционерных обществ» не содержат в себе статей и публикуются с пометкой «опущена как утратившая практическое значение»[17]. Как мы видим к 1935 году проблема оспаривания сделок должника в процедуре банкротства утратило свою актуальность в силу особенностей советской правовой теории. На тот период Казахстан был автономной республикой в составе РСФСР и получил статус союзной республики только с принятием новой Конституции СССР в 1936 году. Следовательно, до 1935 года оспаривание сделок должника в процедуре банкротства происходило бы в соответствии с вышеупомянутым Гражданским Кодексом РСФСР 1922 года, тогда как на момент обретения статуса союзной республики данный правовой институт утратил актуальность в рамках существовавшего на тот момент социального строя и исчез из рамок правого поля вплоть до распада СССР в 1991 году. Первый закон о банкротстве в истории независимого Казахстана был принят 14 января 1992 года. В основном, он предусматривал механизмы санации и государственных вливаний, которые в условиях того времени привели к неэффективному расходованию централизованно выделяемых средств без должного результата [18]. Таким образом, первый Закон РК о банкротстве в скором времени перестал отвечать правовым реалиям быстроменяющегося Казахстан периода начала 90-х годов и было принято решение о разработке и введении второго закона о банкротстве, который в итоге был принят 7 апреля 1995 года Указом Президента Республики Казахстан, имеющим силу закона. Однако и новый закон 1995 года довольно быстро утратил актуальность и назрела необходимость принятия нового закона, который был принят 1 января 1997 года как Закон Республики Казахстан «О банкротстве» №67. Действующим законом о банкротстве является Закон Республики Казахстан О реабилитации и банкротстве РК от 7 марта 2014 года № 176-V ЗРК. Именно в данном нормативном правом акте впервые появилась возможность оспаривать заключенные должником до начала процедуры банкротства сделки. В завершение данной части Главы 1 хотелось бы обсудить некоторые теоретические аспекты оспаривания сделок при банкротстве, а также различные теории, сложившиеся на данный момент по этому вопросу. Сегодня мало у кого возникают сомнения в том, что законодатель в целях защиты прав кредиторов наделяет ряд лиц возможностью обращаться в суд с заявлением о признании действий должника недействительными. Притязания таких лиц, пытающихся оспаривать сделки или действия должника, как раз и основываются на праве опровержения действий несостоятельного должника [19]. В то же время в дореволюционной литературе использовался именно термин «право опровержения»: «Право опровержения действий, совершенных должником до объявления несостоятельности… в конкурсном процессе является основным правом, которое должно обеспечивать, с одной стороны, интересы участвующих в деле кредиторов, с другой стороны, должно гарантировать устойчивость и прочность частного и общественного кредита, этого жизненного нерва торгово-промышленной деятельности и всего экономического оборота» [20]. Основы такого права лежат в экономических и социальных причинах. Редко банкротство является неожиданным для должника, скорее всего, его предвестники появились за несколько месяцев, а некоторых случаях и лет [21]. В. Г. Федоров понимал под правом опровержения требование, обращенное к третьему лицу, о возвращении в пользу кредитора или конкурсной массы той материальной ценности, которую это лицо получило от должника по сделке, совершенной во вред неудовлетворенных кредиторов [22]. При этом основанием возникновения этого права служит предположение о том, что имущества должника недостаточно для того, чтобы кредиторы удовлетворили свои требования. Следовательно, право конкурсного оспаривания (право опровержения действий несостоятельного должника в процедуре банкротства) — право, представляющее собой требование о признании сделки должника, нарушающей право на соразмерное и очередное удовлетворение кредиторов, недействительной и применении последствий ее недействительности [23]. Говоря об условиях возникновения права конкурсного оспаривания, следует выделить два аспекта: 1) период, в который были совершены действия; 2) последствия указанных действий, свидетельствующие о нарушении права на соразмерное и очередное удовлетворение [24]. Возможность признания действий недействительными зависит от срока заключения сделки. Данный срок различен для действий, оспариваемых по различным основаниям. В литературе его называют «периодом подозрительности». Во многих стран этот период равен одному году [25]. В РК Закон о банкротстве, в частности статья 7, предусматривает общий срок оспаривания сделок, заключенных должником или уполномоченным лицом в период трех лет до начала процедуры банкротства, а в отдельных случаях в период до шести месяцев до возбуждения дела о банкротстве [26]. Что касается негативных последствий, которые влечет или может повлечь за собой опровергаемое действие, то здесь речь идет о нарушении прав и законных интересов кредиторов, а именно права на соразмерное и очередное удовлетворение требований кредиторов, при этом доктринально-теоретически можно обозначить следующие виды нарушений: 1) причинение вреда имущественным правам кредиторам; 2) предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими; 3) неравноценное встречное исполнение. Стоит отметить, что до сих пор в современной гражданско-правовой доктрине не сложилось определенного мнения относительно научно-правовых оснований опровержения действий несостоятельного должника, а между тем еще в конце XIX в. в литературе развернулась бурная дискуссия, основным вопросом которой был следующий: «Где то юридическое основание, тот общепризнанный в науке права принцип, в силу которого кредиторы или конкурсные учреждения вправе не признавать юридических последствий сделок, законно совершенных несостоятельным должником с третьими лицами?» [27]. Для обоснования права кредиторов признавать недействительными действия несостоятельного должника учеными в разные периоды развития данного правового института были выдвинуты четыре основные теории: деликтная теория, легальная теория, залоговая теория и теория исполнительной силы. Предлагаем рассмотреть их в этом же порядке. Деликтная теория была предложена одной из первых. Она объясняет право опровержения наличием деликта в действиях контрагента должника. Такое лицо несет бремя последствий опровержения исполнения обязательств должником по той простой причине, что предполагается факт злонамеренности и недобросовестности в его действиях по заключения соглашения с должником, фактически наносящего ущерб кредиторам должника [28]. Данная теория, по всей видимости, исходит из того, что само банкротство — это деликт, причем «деликт своеобразный: он слагается из двух элементов, из которых один (несостоятельность) — понятие гражданского права, другой (банкротское деяние) — понятие уголовно-правовое» [29]. Теория деликта, все же, не раз опровергалась в литературе по многим основаниям. Прежде всего, как утверждали ее критики, эта теория не в состоянии объяснить основания, в силу которых опровергаются безвозмездные сделки должника, потому что здесь нет необходимости говорить о намерении контрагента причинить ущерб кредиторам несостоятельного. По мнению противников данной теории, если бы основанием действительно выступал деликт, то сделка совершенно теряла бы силу и не сохраняла бы свое значение для участников гражданского оборота. Также, если бы основанием для опровержения действий являлся деликт, то тогда намного логичнее было бы предположить не возвращение сторон в первоначальное положение как последствие недействительности заключенной сделки, а применение мер ответственности к недобросовестному получателю по сделке. Несмотря на то что в настоящее время применяются особые последствия признания недействительной сделки должника при банкротстве, к мерам ответственности их отнести определенной нельзя. Легальная теория была широко распространена как теория исключительной охраны интересов кредиторов, согласно которой в силу закона между кредиторами и третьим лицом устанавливается обязательственное отношение, составляющее obligatio ex lege (значение смотреть в указателе обозначений) [30]. Основой права опровержения сделок должника с третьим лицом, таким образом, выступает не правонарушение, не договор, а закон, образующий особое императивное обязательственное отношение [31]. При этом сторонники данной теории выдвигали различные основания, в силу которых закон устанавливает обязательственное отношение между кредитором должника и контрагентом должника, вступившим в с ним в гражданско-правовые отношения по отчуждения имущества последнего в пользу первого. В качестве одного из таких оснований была предложена точка зрения, что лицо, которое приобрело имущество, принимает на себя риск общего назначения этого имущества служить предметом удовлетворения требований кредиторов его бывшего владельца. Таким образом, в силу назначения имущества потенциально быть предметом удовлетворения долгов собственника, его контрагент, приобретший это имущество, неизбежно несет бремя такого назначения. В пользу подобной теории также явно говорило и то, что в состав имущества несостоятельного должника относилось «не только все наличное его имущество, но и все, что из недвижимого, в продолжении последних десяти лет до несостоятельности заложено или отчуждено безденежно, и тогда, как долги по коим несостоятельность оказалась, превышали уже в половину имение несостоятельного, и после того, до самого открытия несостоятельности, дела его уже не поправлялись; а потому имение, им отчужденное, по долгам, на нем лежащим, принадлежало уже в существе не ему, но заимодавцам его» [32]. Однако данная теория утверждает, что право опровержения основывается только на законе. Но ведь широко распространена позиция, закрепляющая закон в качестве основания всех прав и обязанностей: те обязанности, которые вытекают из договора или правонарушения, так или иначе основываются на законе [33]. Как писал в свое время О. А. Красавчиков: «Закон не является непосредственным основанием движения конкретных правоотношений в специальном смысле этого слова. Он стоит под каждым правоотношением, признавая те или иные факты в качестве оснований движения правоотношений. Закон — общая и обязательная предпосылка динамики правовых связей, но не частная их основа подобно договору или деликту» [34]. Следовательно, обоснованность данной теории на сегодняшний день остается весьма сомнительной. Залоговая теория была выдвинута французскими цивилистами и согласной ей кредитору принадлежит вещное право на имущество должника. Теория основывалась на утверждении о том, что тот, кто принял на себя долг, добровольно ограничил себя в некоторой степени в распоряжении своим имуществом. Такая позиция в дальнейшем переросла в попытки обоснованием неким «скрытым правом» кредиторов на имущество должника, объясняя это тем, что бремя долга по обязательствам лежит не на лице, а на имуществе. А в том случае, если должник выбывает из оборота, обязательственные права требования подвергаются переходу в непосредственные вещные права на имущество [35]. Возражения, выдвигаемые против этой теории, имеют свой разумный корень. Так, указывалось, что теория создает новую форму залога, внутреннее содержание которой проследить сложно, причем по своей природе это право нельзя отнести ни к вещным, ни к обязательственным, и, следовательно, оно не находит себе места в системе гражданского права. Некоторые ученые называли это овеществленным обязательственным правом [36]. Если же предположить наличие у кредитора права залога на имущество должника, то далее мы должны предположить ограничения в праве распоряжения имуществом должника и, следовательно, ограничение права собственности. Теория исполнительной силы получила существенное распространение. В соответствии ней право опровержения заключенных должником сделок является вспомогательным средством при приведении в исполнение судебного решения [37]. В отличие от деликтной и легальной теорий и вместе с залоговой теорией здесь праву опровержения придается не обязательственный, а снова вещный характер в форме особого вещного права. Это право обосновывается тем, что обращение взыскания на имущество должника распространяется в интересах кредиторов и на вещи, вышедшие перед тем из состава имущества должника и тем самым ускользнувшие от удовлетворения законных требований кредиторов. То есть, признание недействительными сделок должника основывается на особом вещном праве, нарушение которого позволяет возвращать в конкурсную массу вещи, выбывшие из его состава. Защитники этой теории исполнительной силы судебного решения основывали ее на юридической фикции, согласно которой понятие об имуществе несостоятельного лица расширяется [38]. При этом вещи, состоявшие прежде в имуществе должника, фиктивно считаются принадлежащими к составу имущества должника и в тот момент, когда они уже из этого имущества выбыли, в том числе на законном основании. Целью права опровержения в данной теории является подготовка правового фундамента для взыскания путем возвращения определенной вещи в число объектов взыскания в общей имущественной массе, к чему владелец вещи и принуждается посредством особого вещного права. Следовательно, эта теория носит прежде всего процессуальный характер, так как поставлена в очень тесную связь с исполнением решения. Против изложенной теории в юридической литературе приводилось и приводится множество возражений. Так, Г. Ф. Шершеневич утверждал, что фикция, создаваемая рассматриваемой теорией, абсолютно лишена какой-либо конкретной цели [39]. По мнению М. В. Телюкиной, основной недостаток этой теории состоит в искусственном расширении понятия имущества должника, что не соответствует устоявшейся в гражданском праве системе объектов гражданского права [40]. 1.2. Общегражданские основания признания сделок юридического лица недействительными Пункт 22-1 Нормативного постановления Верховного суда Республики Казахстан от 2 октября 2015 года № 5
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 96 страниц
990 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 89 страниц
850 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 94 страницы
990 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg