Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / КУРСОВАЯ РАБОТА, ГОСУДАРСТВЕННОЕ И МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Проблемы процессуального производства по созданию внутригородских районов

irina_k200 564 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 47 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 09.10.2020
Цель. Определить проблемы процессуального производства по созданию внутригородских районов и предложить пути совершенствования. Для достижения цели поставлены следующие задачи: Изучить становление института городских округов с внутригородским делением в системе местного самоуправления; Проанализировать правовой статус внутригородских районов; Обозначить актуальные проблемы процессуальные проблемы внутригородских муниципальных образований; Предложить направления ее совершенствования модели городских округов с внутригородским делением. Объектом исследования темы выступают проблемы процессуального производства по созданию внутригородских районов. Предмет исследования – внутригородские районы. Базой для написания работы послужили научные труды отечественных авторов, электронные ресурсы. Теоретической и методологической основой курсовой работы послужили труды таких видных отечественных и зарубежных ученых, как: Адамская Л.В. Алексеев Ю. В. Алиева Г.Ш. Баженова О.И. Баранова И.А. Бейдина Т.Е. Божиган В.С. Боков Ю.А., Бузырев В.В. Гадельшина Л.И. Ерохина Т.В. Захаров И.И. Ильиных А.В. Капустин С.П. Капустян Л.А. Кетова А.С., Лебедева А.Д. Максимов А., Набиуллин И.И. Рыльская Н.. Шугрина Е.С. и другие. Методы исследования. Для выполнения задач исследования нами были использованы следующие методы: аналитический, статистический, балансовый, нормативный, группировок, и др. Информационной базой исследования послужили статистические данные Федеральной службы государственной статистики, материалы справочно-правовой системы «Консультант-Плюс», официальные Интернет-сайты органов государственной власти субъектов Российской Федерации.
Введение

Актуальность темы исследования. Развитие местного самоуправления в крупных и крупнейших городах во многом зависит от правильного внутригородского районирования, которое должно соответствовать целям и задачам эффективного городского управления. В связи с этим изучение научных основ, закономерностей, принципов внутригородского районирования имеет большое научное и практическое значение. Вопросы территориальной организации местного самоуправления активно обсуждаются в научном сообществе. Ученые спорят о целесообразности, эффективности проводимых реформ в указанной области, их плюсах и минусах. В последнее время пристальное внимание научного сообщества сосредоточено на вопросах территориальной организации местного самоуправления в связи с возможностью объединения территорий в городские округа с внутригородским делением, осуществления межмуниципального сотрудничества, создания новых форм муниципальных образований, не поименованных в Федеральном законе № 131-ФЗ от 06 октября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон № 131-ФЗ). В курсовой работе показана динамика становления и развития института городского округа с внутригородским делением на современном этапе, рассматриваются конкретные примеры муниципальных образований, участвующих в реформе местного самоуправления, а также перспективы развития данного правового института. Кроме того, одним из актуальных вопросов развития местного самоуправления в европейских странах и в Российской Федерации выступает поиск механизма повышения уровня непосредственного участия населения в решении местных вопросов на территории крупных городов. Проблема обусловлена тем, что в крупных городах и, особенно, в мегаполисах в силу высокой степени пространственной и социальной дифференциации теряется сама сущность местного самоуправления, заключающаяся в возможности населением непосредственно решать вопросы территории своего проживания и отстаивать свои инициативы в органах муниципальной власти. В качестве решения данной проблемы в ряде европейских городов на основе принципа децентрализации была введена система, при которой внутри крупного города созданы самостоятельные муниципальные образования – внутригородские округа. Наиболее ярким примером такой системы (не считая крупнейших столичных городов, чаще имеющих статус региона/субъекта федерации) является город Кёльн, который разделён на 9 городских округов, включающих в себя 86 городских районов. По схожей территориальной модели в российском законодательстве было предусмотрено создание внутригородских муниципальных образований в городах федерального значения (Москва, Санкт-Петербург, с 2014 – в Севастополе). Однако, существенное отличие заключалось в том, что города федерального значения являются субъектами РФ с соответствующим набором полномочий, поэтому внутригородские районы на их территории не являлись институтом децентрализации муниципальной власти. С учетом вышеописанной зарубежной и российской практики в 2014 году в законодательство о местном самоуправлении Российской Федерации был введен новый институт – городские округа с внутригородским делением. Теперь в крупных городах появилась возможность децентрализации власти и приближение её к населению. Однако, этот механизм не получил широкого распространения в регионах России. Модель оказалась востребована всего в трёх городах: Челябинске, Самаре, Махачкале.
Содержание

Введение 3 Глава 1. Институт территориальной организации местного самоуправления 6 1.1 Становление института городских округов с внутригородским делением в системе местного самоуправления 6 1.2 Правовой статус внутригородских районов 13 Глава 2. Проблемы процессуального производства по созданию внутригородских районов 27 2.1 Актуальные проблемы процессуальные проблемы внутригородских муниципальных образований 27 2.2 Направления ее совершенствования модели городских округов с внутригородским делением 37 Заключение 42 Список использованных источников и литературы 43
Список литературы

1. Градостроительный кодекс Российской Федерации" от 29.12.2004 N 190-ФЗ (ред. от 07.03.2017) // Собрание законодательства РФ. 2005. .№ 1 (часть 1). ст. 16. 2. Федеральный закон от 27 мая 2014 года № 136-ФЗ «О внесении изменений в статью 26.3 Федерального закона “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации” и Федеральный закон “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”» // Собрание законодательства Рос. Федерации. 2014. № 22. Ст. 2770 3. Федеральный закон Российской Федерации от 06 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (в ред. от 01 сентября 2019 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2003. - № 40. - Ст. 3822 4. Закон Челябинской области от 12 марта 2015 года № 138-ЗО «О закреплении за внутригородскими районами в составе Челябинского городского округа некоторых вопросов местного значения городского округа» // Южноурал. панорама. 2015. 28 марта 5. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 12 декабря 2013 г. // Российская газета. 2013. 13 дек 6. Адамская Л.В. Местное самоуправление в РФ / Л.В. Адамская // Российская наука и образование сегодня: проблемы и перспективы. 2017. № 3 (16). С. 22-23. 7. Алексеев, Ю. В. Градостроительное планирование поселений. В 5 томах. Том 1. Эволюция планирования / Ю.В. Алексеев, Г.Ю. Сомов. - М.: Издательство Ассоциации строительных вузов, 2018. - 336 c 8. Алиева Г.Ш. Проблемы организации местного самоуправления и его взаимодействия с центральной государственной властью / Г.Ш. Алиева // Аллея науки. 2018. Т. 2. № 2 (18). С. 573-575. 9. Баженова О. И. Современные проблемы организации муниципальной власти в городских округах: состояние и перспективы // Конституционное и муниципальное право. 2016. № 7. С. 54–66 10. Баранова И.А. Экономическая основа местного самоуправления / И.А. Баранова // Интеграция наук. 2017. Т. 2. № 2 (6). С. 18-20. 11. Бейдина Т.Е. Делегирование государственных полномочий органам местного самоуправления как теоретическая и практическая политическая проблема / Т.Е. Бейдина // Вестник Забайкальского государственного университета. 2018. Т. 24. № 2. С. 39-46. 12. Божиган В.С. Деятельность органов местного самоуправления в сфере обеспечения благосостояния населения / В.С. Божиган // Наука в современном мире: приоритеты развития. 2018. Т. 2. № 1 (4). С. 45-46. 13. Боков Ю.А., Фетисова А.В. Конституционные гарантии местного самоуправления в РФ / Ю.А. Боков, А.В. Фетисова // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LXIX междунар. науч.-практ. конф. № 1(63). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 23-28. 14. Бузырев В. В. Определение приоритетов в территориальном планировании городов на примере России и Болгарии / В. В. Бузырев, Анна Господинова, А. О. Березин, Петко Монев, И. В. Федосеев, М. Н. Юденко. - СПб. : Изд-во СПбГЭУ, 2016. - 143 с. 15. Гадельшина Л.И. Местное самоуправление в РФ / Гадельшина Л.И. // Марийский юридический вестник. 2017. Т. 1. № 1 (20). С. 23-26. 16. Доклад о состоянии местного самоуправления и деятельности Минюста России по развитию его правовых и организационных основ в 2016 году / Министерство юстиции Российской Федерации // URL: http://minjust.ru/sites/default/files/doklad_o_sostoyanii_msu_i_d-sti_minyusta_po_razvitiyu_ego_pravovyh_i_organizacionnyh_osnov_v_2016_g._predvaritelnye_dannye_10.02.17.pdf 17. Ерохина Т.В. Двухуровневая модель организации местного самоуправления в крупных городских округах: некоторые итоги и проблемы внедрения // Конституционное и муниципальное право. 2018. № 7. С. 68-71 18. Захаров И.И. Местное самоуправление как вид публичной власти / И.И. Захаров // Потенциал современной науки. 2017. № 4 (30). С. 55-57. 19. Ильиных, А.В. Проблемы определения правового статуса внутригородских районов // Науч. ежегодник Ин-та философии и права Урал. отд-ния Рос. акад. наук. Екатеринбург, 2017. Том 17. Вып. 1, с. 106-119 20. Капустин С. П., Штоббе Т. А. Реализация гарантий местного самоуправления на примере отдельного города // Молодой ученый. — 2019. — №28. — С. 121-124. — URL https://moluch.ru/archive/266/61612/ (дата обращения: 11.03.2020) 21. Капустян Л.А. Отечественный и зарубежный опыт территориальной организации местного самоуправления // Имуществ. отношения в Рос. Федерации. 2008. № 10 (85). С. 18-21 22. Кетова А.С., Проектный подход к территориальному планированию в городском округе «город Белгород» // новая наука: стратегии и векторы развития. – 2016. – № 2. – С. 164 – 168. 23. Лебедева А.Д. Местное самоуправление в РФ / А.Д. Лебедева // Экономика. Право. Печать. Вестник КСЭИ. 2017. № 73-74 (1-2). С. 47-50. 24. Максимов А., Аналитический доклад «Опыт создания городских округов с внутригородским делением: проблемы и перспективы» // Комитет гражданских инициатив [Электронный ресурс]. URL: https://komi tetgi.ru/analitics/3158/ 25. Максимов А., Соснин Д., Озяков А. Аналитический доклад «Опыт создания городских округов с внутригородским делением: проблемы и перспективы» / Комитет гражданских инициатив. URL: https://komitetgi.ru/analytics/315. 26. Материалы круглого стола «Вопросы организации и деятельности городских округов с внутригородским делением», Челябинск, 02 ноября 2018 г. / Комитет по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления Государственной Думы РФ, 2018 27. Набиуллин И.И. Понятие и своеобразие местного самоуправления / И.И. Набиуллин // Аллея науки. 2018. Т. 1. № 2 (18). С. 667-671. 28. Общероссийская общественная организация «Всероссийский совет местного самоуправления» [Электронный ресурс]. URL: http://www. vsmsinfo.ru/dokumenly-i-materialy/materialy-proshedshikh-meropriyatij/3689-8-noyabrya-2013 -goda-v-gorode-suzdal-sostoyalsya-vserossij skij -s-ezd- munitsipalnykh-obrazovanij 29. Попов, Р. А. Региональное управление и территориальное планирование / Р.А. Попов. - М.: ИНФРА-М, 2018. - 288 c. 30. Региональное управление и территориальное планирование. Учебник и практи кум. - Москва: Машиностроение, 2019. - 504 c 31. Региональное управление и территориальное планирование: стратегическое партнерство в системе регионального развития : учеб. пособие / Н.А. Каменских. — М. : ИНФРА-М, 2017. — 127 с. 32. Рыльская Н.. Институт территориальной организации местного самоуправления // Государственно-правовые институты современного общества Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 100-летию Республики Башкортостан. Ответственный редактор Раянов Ф.М. 2018 Издательство: Башкирский государственный университет (Уфа). – С. 308 – 315. 33. Система маркетинговых инструментов и механизмов их реализации в планировании территориального развития: Моногр. / Карпова С.В., Касаев Б.С., Климов Д.В. - М.: Вузовский уч., НИЦ ИНФРА-М, 2016. - 256 с. 34. Шугрина Е.С. Новый этап муниципальной реформы или контрреформирование контрреформ? // Конституц. и муницип. право. 2015. № 4. С. 68-71 35. Шугрина Е.С. Организационные модели местного самоуправления: от земских до современных реформ // Совершенствование местного самоуправления сквозь призму конституционной экономики: коллективная монография / под ред. А.Н. Костюкова. Омск : Изд-во Омского гос. ун-та им. Ф.М. Достоевского, 2015. С. 56-63 36. Щербина, Е. В. Муниципальное управление и территориальное планирование. Учебное пособие / Е.В. Щербина. - Москва: Высшая школа, 2018. - 160 c
Отрывок из работы

Глава 1. Институт территориальной организации местного самоуправления 1.1 Становление института городских округов с внутригородским делением в системе местного самоуправления Идея введения института городских округов с внутригородским делением в российское законодательство о местном самоуправлении возникла не на пустом месте. Двухуровневая система управления крупными городами, включающая общегородской и районной уровни (со своими советами депутатов, их исполнительными органами, бюджетами и полномочиями), сложилась в СССР к 1930-м годам и функционировала вплоть до осени 1993 года. Напротив, в Российской империи города имели единую (централизованную) систему управления, в рамках которой они начиная с Жалованной грамотой Екатерины II (а отчасти даже с петровских магистратов) пользовались частичной автономией, серьезно окрепшей в результате городской реформы 1870 года. Отсутствие жесткого внутреннего деления городов обуславливалось как масштабом городов того времени (даже Москва до 1905 года практически не выходила за пределы нынешнего Центрального административного округа столицы), отчасти – наличием некоторых начал разграничения полномочий (земства и городские самоуправления забирали на себя часть ответственности государства, а государство не считало нужным параллельно заниматься соответствующими вопросами ни на уровне городов в целом, ни на уровне внутригородских территорий). В Советском Союзе была выстроена совершенно иная модель управления, основанная на единстве системы власти и иерархическом соподчинении всех ее уровней (именно в этот период и создаются городские районы). Каждый управленческий уровень отвечал за решение практически всех вопросов на своей территории, при этом выступая по отношению к вышестоящим управленческим звеньям в качестве исполнительного механизма - "приводного ремня". Город областного значения выполнял указания областного руководства, а власти городского района – команды соответствующего горкома и горисполкома. В подобной линейной модели управления субрегиональные территориальные единицы имели скорее организационно-техническое значение – важно было «нарезать» территорию на сопоставимые по территории и численности населения части, чтобы до каждой из них могла дотянуться власть, чтобы в рамках каждой из них исполнялись решения партии и правительства. Следовательно, насколько каждый городской район был градостроительно-, инфраструктурно- и социально- обособленным и самодостаточным, никакого принципиального значения не имело. Здесь уместно привести аналогию с системой армейского управления – до появления сложной военной техники и специализации, деление пешего войска на сотни и тысячи было вполне логичной схемой. Территориальный принцип управления в СССР был во-многом похож на подобную линейную модель. По состоянию на 1 января 1986 года в РСФСР было 396 городских районов – всего существовало 95 городов с районным делением (включая Москву и Ленинград). Как правило, районы создавались в городах с населением более 200 тыс. чел., каждый район формировался с численностью от 100 до 150-200 тыс. жителей. С учетом местной специфики в отдельных случаях от этого принципа отходили (как создавая районы в городах с меньшей численностью жителей, например в Ленинск-Кузнецком, так и не создавая – в более крупных городах – Сургуте, Стерлитамаке, Нижневартовске и Нижнекамске), однако в целом количественные критерии соблюдались достаточно четко. Плюрализация политической жизни на излете советской эпохи, размывая принцип «демократического централизма», неизбежно ломала и обозначенную схему территориального управления. Неслучайно уже в период перестройки не только появилась тенденция к усилению городских советов и ослаблению властей районов в городах, но и к ликвидации городских районов (например, в 1988 году были упразднены районы в Петрозаводске и Йошкар-Оле). В постсоветское время количество и роль внутригородских районов неуклонно снижалась. После роспуска советов в сентябре-октябре 1993 года выборные органы на районном уровне практически нигде больше не возродились. Администрации городских районов были подчинены администрациям городов, а после возрождения выборных городских органов еще больше снизили свое влияние. На протяжении всех реформ местного самоуправления в 1991-2003 гг. статус районов в городах был предметом серьезной дискуссии, однако большинство экспертов и практиков соглашалось с необходимостью учитывать единство городского хозяйства. Логическим итогом такого развития было то, что Федеральный закон №131-ФЗ не только не включил в число городские районы в число видов муниципальных образований, но и вообще отказался от закрепления их статуса. Тем не менее, в большинстве региональных центров России внутригородские районы к настоящему времени сохранились. Однако при рассмотрении возможности формирования на их базе внутригородских муниципалитетов следует учитывать, что создание муниципального образования подразумевает наличие некого сложившегося сообщества людей, связанных не только единой территорией, но и значимыми общими интересами, а желательно и общей идентичностью. Вряд ли сегодня кто-то будет спорить с тем, что в большинстве нынешних внутригородских районов они проявляются крайне слабо. Если в советские времена многие районы в городах мыслились в качестве мест проживания сотрудников градообразующих предприятий и зоны их неформальной опеки, то уже в 1990-е большинство таких предприятий кардинально сократили численность сотрудников, передали свои социальные объекты на баланс городов, а зачастую - уступили ключевое место в районной экономике новым организациям торговли и сферы услуг. Городские районы советского времени были связаны общей социальной и коммунальной инфраструктурой. Почти в каждом районе был свой «главный» кинотеатр, своя районная библиотека (а в библиотеки тогда люди ходили), большой дом культуры, основной спортивный комплекс со стадионом, да и локальные ЖЭКи объединялись главной районной контрой, в которую интенсивно и лично обращались жители. В каждом районе работали выборные органы, даже формальные выборы в которые напоминали жителям об их принадлежности к району. Все это связывало жителей района в сообщество людей, не только воспринимающих свою общность, но нередко и лично пересекающихся друг с другом. За последние 25 лет практически все крупные города страны стали территориями интенсивной внутригородской миграции, в результате социальный состав городских районов кардинально обновился – выросли целые поколения людей, которые не только не участвовали в районных выборах, но и не помнят, в какие кинотеатры, ДК и спорткомплексы ходили их родители. Нынешняя сфера досуга, спорта и коммунального хозяйства в городах находится преимущественно в частной собственности и практически не привязана к районному делению. Жители районов работают сегодня в сотнях/тысячах разнообразных предприятиях, ездят отдыхать и заниматься спортом в «центр города», или в ближайшее к дому заведение или в любимые места (в любом конце города). Районные сообщества в российских городах достаточно сильно разрушены. Даже восстановление выборов в районные советы вряд ли возродят районную идентичность и вызовет живой интерес жителей. Сегодня общественная жизнь внутри городов (отвлечемся здесь от того, что она часто переходит городские границы и измеряется, как минимум, масштабом агломерации) стала гораздо более связной и многообразной одновременно. В этих условиях общности людей и основы для самоуправления формируются либо на микроуровне (дом-квартал-жилищный комплекс), либо на уровне города/городской агломерации в целом. Конституция Российской Федерации в ст. 131 закрепила возможность осуществления местного самоуправления в границах городских и сельских поселений, а также на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций. Таким образом, в основном законе государства был предусмотрен территориальный принцип организации местного самоуправления. С момента принятия Федерального закона № 131-ФЗ в него не вносились значительные изменения, касающиеся территориальной организации местного самоуправления. Отправной точкой для рассмотрения вопроса о территориальном преобразовании местного самоуправления послужил Всероссийский съезд муниципальных образований в городе Суздале, где были рассмотрены вопросы о необходимости реформы местного самоуправления и провозглашен главный принцип реформы - «приближение власти к населению» . Предложения съезда в городе Суздале о необходимости реформы местного самоуправления получают развитие в Послании Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации 12 декабря 2013 г., где Главой государства была поставлена задача о дальнейшем развитии местного самоуправления и о том, «чтобы любой гражданин, образно говоря, мог дотянуться до нее рукой» . В 2014 г. в Российской Федерации была проведена очередная реформа местного самоуправления, которая определила новый вектор развития местного самоуправления через предоставление новых возможностей его территориального преобразования и обусловлена необходимостью защиты прав граждан на местное самоуправление путем установления двухуровневой модели организации местного самоуправления. Началом ее реализации послужило принятие Федерального закона от 27 мая 2014 г. № 136-ФЗ «О внесении изменений в статью 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В Федеральный закон № 131-ФЗ вносятся изменения в части включения в статью двух ключевых понятий, касающихся возможности преобразования территорий: городской округ с внутригородским делением; внутригородской район. При этом, особенностью является то, что и городской округ и внутригородские районы являются самостоятельными муниципальными образованиями, но с разным объемом вопросов местного значения, которые определяются на основе закона субъекта. Несмотря на то, что становление института городских округов с внутригородским делением по мнению законодателя направлено, прежде всего, на децентрализацию власти, самостоятельной возможности решения вопросов местного значения с учетом потребности населения и развития территории, повышения уровня вовлечения населения в участие в деятельности местного самоуправления, в настоящее время среди субъектов Российской Федерации данный институт не востребован. Анализ информационного пространства субъектов Российской Федерации, изложенный в Аналитическом докладе Комитета гражданских инициатив, свидетельствует, что мае - августе 2014 г. в 29 субъектах Российской Федерации (34%) в той или иной мере публично проводилось обсуждение новой модели среди представителей региональной и муниципальной власти. Из них, 21 субъект высказался против применения указанной модели местного самоуправления, в 8 субъектах был проявлен интерес к созданию внутригородских районов, из них в 7 субъектах было организовано экспертное обсуждение перспектив реформы . В Свердловской области и Краснодарском крае была разработана правовая база, которая могла быть применена в случае необходимости преобразования территорий в рамках реформы. На сегодняшний день рассматриваемая модель местного самоуправления в указанных областях не применялась. О необходимости объединения территорий путем формирования новой модели местного самоуправления в субъектах ученые высказываются не в пользу становления данного института. Так, по мнению Е.С. Шугриной, анализ правоприменительной практики, последних изменений, связанных с реформированием территориальных основ местного самоуправления, показывает, что проявляется довольно четко выраженная тенденция по укрупнению муниципальных образований, формированию городских агломераций, в том числе, основанных на создаваемых промышленных кластерах. Если введение двухуровневого местного самоуправления, предполагающего формирование самостоятельных муниципальных образований на уровне районов и поселений, признается многими экспертами, сложилось исторически, обусловлено территориальной обособленностью населенных пунктов, сложившихся объектов инфраструктуры, то при введении двухуровневого местного самоуправления и при сохранении единства городского хозяйства основные полномочия по решению вопросов местного значения должны быть сосредоточены на уровне города. У внутригородских районов серьезных реальных полномочий нет и быть не может . 1.2 Правовой статус внутригородских районов В современных городах остались территории среднего масштаба, которые обособлены градостроительно, связаны единством инфраструктуры, иногда – наличием ключевого предприятия, однако таких районов не так много и чаще они не совпадают с административными границами (часто это своего рода неформальные районы, районы «в народном восприятии»). Сказанное выше совершенно не означает, что постановка вопроса о возможности создания внутригородских муниципальных образований в городских округах не правильна. Как представляется, в некоторых случаях было бы полезно дать возможности самоуправления отдельным территориям городских округов. Во-первых, актуальной проблемой сегодня является поиск моделей управления городскими агломерациями. Неразвитость межмуниципального сотрудничества часто является препятствием для развития общей инфраструктуры крупных городов и их пригородов. При этом присоединение городов-спутников с лишением их муниципальной автономии разрушает их социальную среду, влечет риски гиперцентрализации и выступает объективным препятствием для объединения. Возможность сохранения своей автономии в рамках городских агломераций стимулирует процесс присоединение поселений с собственной идентичностью и муниципальными традициями к городским округам (ядрам агломераций) с приданием им статуса муниципальных образований. При этом бывшие поселения могли бы сохранить свою автономию по вопросам, которые эффективнее решать в локальном масштабе (например, благоустройство территорий), при том, что городской округ сможет взять на себя и функции управления общими делами агломерации (например, транспорт, дорожное хозяйство, утилизация отходов). Во-вторых, необходимо учитывать, что некоторые городские округа уже сегодня - достаточно децентрализованные градостроительные образования. Отдельные территории (районы, микрорайоны, населенные пункты в городской черте) готовы к самоуправлению и решению отдельных вопросов местного значения на уровне, максимально приближенном к жителям. Зачастую нынешние городские округа на волне территориальных реформ последнего десятилетия были сформированы в рамках территорий бывших районов, при этом муниципальной автономии оказывались лишены самодостаточные села, поселки и даже города, находящиеся на значительном расстоянии (до сотен километров) от центрального города. Р.В. Бабун, высказывая аналогичную идею, приводит в качестве яркого примера городской округ Белово Кемеровской области . Даже внутри исторических границ российских городов встречаются специфические сообщества со своей идентичностью и зачатками самоуправления (типа Новосибирского Академгородка), развития которых нельзя исключать. Поэтому вопрос о создании внутригородских муниципальных образований довольно предсказуемо появился в 2014 году в «повестке дня» реформирования местного самоуправления. Однако формат реформирования стал не только поводом для настоящего исследования, но и для серьезной дискуссии в ходе планирования и реализации законодательных изменений. Крупные города и городские агломерации являются драйверами социально-экономического развития. Их вклад в экономический рост является определяющим. Эффективность осуществления местного самоуправления напрямую влияет на качество городской среды, а значит на привлекательность их для жизни и конкурентоспособность в плане привлечения либо удержания человеческого капитала. А для эффективности местного самоуправления особенно важен баланс централизации/децентрализации решения вопросов местного значения. В Челябинской области по инициативе руководства региона было запущено реформирование административного центра субъекта - г. Челябинска: в мае 2014 г. в Законодательное Собрание области был внесен законопроект «О статусе Челябинского городского округа и статусе и границах внутригородских районов в составе Челябинского городского округа», 6 июня состоялись публичные слушания, 10 июня он был принят, и в конце июня избирательные комиссии назначили выборы депутатов соответствующих районов на 14 сентября 2014 г. (в рамках предвыборной кампании было выдвинуто 1203 кандидата в депутаты, в итоге зарегистрированных оказалось 1059 человек) . 14 сентября 2014 г. состоялись выборы депутатов представительных органов внутригородских районов, на которых были избраны 170 депутатов в 7 внутригородских районах г. Челябинска, далее от каждого района были избраны по 7 депутатов представительных органов внутригородских районов в Челябинскую городскую Думу. После формирования представительных органов внутригородских районов и самого города были избраны из состава районных советов главы внутригородских районов. Оставались не решенными еще два жизненно важных вопроса: уставы внутригородских районов и бюджеты, которые тоже достаточно быстро были решены. Так, в частности, в ноябре 2014 г. состоялись публичные слушания по проектам уставов районов, а в декабре были приняты и сами уставы (практически все уставы районов очень походят друг на друга, так как модельная версия принадлежала городу). После чего были приняты бюджеты внутригородских районов, хотя четкого понимания того, как они будут реализовываться, ни у кого не было. Получилось так, что к началу 2015 г. в городе были окончательно образованы внутригородские районы, которым предстояло начать «полноценную» жизнь в новых условиях - и при значительном желании городской власти влиять на районные дела. В иных территориях, где было принято решение внедрить новые виды муниципалитетов (внутригородские районы), ситуация развивалась несколько по другому сценарию; к счастью, было время все более взвешенно обдумать. Так, в г. Самаре решение о внесении изменений в Устав города было принято 7 мая 2015 г. (областной закон, предусматривающий такую возможность, был утвержден 30 марта 2015 г.), позднее, в октябре 2015 г. были приняты уже уставы внутригородских районов города. В Махачкале региональный закон был утвержден 30 апреля 2015 г., а уставы внутригородских районов города - в декабре 2015 г. Если обратиться к зарубежному опыту организации местного самоуправления, то идентичную модель организации муниципалитетов по принципу «матрешки» со схожим разделением полномочий встретить трудно, хотя сама картина территориальной организации пестрит многообразием; впрочем, основным критерием, как правило, является количество проживающих в муниципалитетах жителей. В США, например, нет единой системы местных органов. В конце 1990-х гг. здесь было свыше 80 тыс. местных единиц управления, в том числе более 19 тыс. муниципалитетов, около 17 тыс. тауншипов и таунов, около 14 тыс. школьных округов и почти 30 тыс. специальных округов плюс более 3 тыс. графств. В Индии муниципалитеты обычно создаются на территории, численность населения которой составляет не менее 5 тыс. человек, причем 3/4 не должны быть заняты в сельском хозяйстве. Плотность населения при этом, как правило, должна быть не менее 1 тыс. человек на 1 квадратную милю. Весьма разнообразен типовой состав местного самоуправления в Канаде, хотя независимо от органов местного самоуправления их принято называть муниципальными. В большинстве провинций существуют четыре типа: сити, тауншипы, вилиджи и муниципалитеты, причем основным критерием определения типа муниципальной территории является численность проживающего на ней населения. К примеру, для сити минимальная численность населения колеблется от 5 до 15 тыс. человек, а для таунов - 500 человек (провинция Саскачеван). В ФРГ действуют несколько типов конституций местного самоуправления: магистратная, бургомистерская, северогерманская и южногерманская. Такое разнообразие подходов связано с особенностями исторического развития федеральных земель. В Великобритании в городах функционируют муниципалитеты, а в сельской местности управление осуществляется через приходы (в Уэльсе и Шотландии - через общины). В настоящее время местное управление и самоуправление Англии представлено 32 районными советами Лондона, корпорацией лондонского сити, 39 советами графств, 36 городскими округами, разделяющими территорию 6 крупных агломераций, и 296 окружными советами. Основным низовым звеном местного самоуправления Франции являются коммуны, численность которых составляет около 37 тыс., при этом население более 32 тыс. коммун - менее 2 тыс. человек . С определенной долей условности российская территориальная организация местного самоуправления в городских округах с внутригородским делением напоминает именно французскую модель, где помимо существующих коммун в 1955 г. в целях обустройства территории был учрежден регион; позже, в 1982 г., он стал территориальным коллективом. К его собственной компетенции относятся вопросы обустройства территории, планирования профессиональной подготовки, экономического развития, материально-технического оснащения, а также строительства и финансирования лицеев. Создание регионов как административно-территориальных единиц было обусловлено тем, что прежнее деление на департаменты не отвечало современным принципам административной организации. Управление на уровне мелких департаментов, как и централизованное управление, было неэффективно, и для решения возникающих задач требовалось создание промежуточного уровня с необходимым набором полномочий органов, его представляющих. В этом отношении регионализация представляет собой структурную форму, направленную на разделение компетенции между уровнями управления, что свойственно и при делении полномочий между внутригородскими районами и городскими округами уже в российской практике. Завершая краткий обзор зарубежных моделей территориальной организации местного самоуправления и оценивая период, прошедший с момента окончательного формирования внутригородских районов, можно выявить отдельные проблемы в их правовом статусе и взаимодействии с городским округом, которые мы постараемся рассмотреть. Во-первых, это проблема ухода от прямых выборов при формировании органов местного самоуправления городского округа с внутригородским делением. На этапе обсуждения проекта Федерального закона от 27 мая 2014 года № 136-ФЗ «О внесении изменений в статью 26.3 Федерального закона “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации” и Федеральный закон “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”» возможность введения в городских округах двухуровневой модели организации местного самоуправления рассматривалась многими экспертами в контексте других новелл Федерального закона № 136-ФЗ, прежде всего касающихся перераспределения предметов ведения и изменения подходов к порядку формирования органов местного самоуправления, и в этой связи оценивалась довольно негативно. Особые опасения вызывала потенциальная возможность ухода от прямых выборов в органы местного самоуправления общегородского уровня после принятия двухуровневой модели организации местного самоуправления. Как показал последующий опыт, эти опасения были вполне обоснованными. Во всех трех случаях преобразования в городские округа с внутригородским делением (Челябинск, Махачкала и Самара) произошел переход к опосредованным формам замещения должности главы городского округа и формирования его представительного органа. Сложившаяся практика отказа от непосредственного формирования населением органов местного самоуправления в городских округах с внутригородским делением, безусловно, вызывает серьезные сомнения с точки зрения ее соответствия требованиям и общему смыслу действующей Конституции Российской Федерации. Во-вторых, это вопрос о достаточно скудном перечне вопросов местного значения и полномочий по их решению, закрепленных за внутригородскими районами. В Федеральном законе от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» содержится тринадцать вопросов местного значения, относящихся к компетенции внутригородских районов, которые достаточно слабо могут характеризовать внутригородской район как самостоятельное муниципальное образование. В Челябинске в конце 2014 г. и начале 2015 г. областной законодатель попытался разграничить полномочия по решению вопросов местного значения внутригородских районов между городом и районами, но этого оказалось недостаточно, и в марте 2015 г. был принят закон области , которым предусмотрены 11 новых вопросов местного значения, переданных в ведение внутригородских районов, чтобы как-то повысить их статус. В Самаре и Махачкале этот минимальный перечень вопросов местного значения также был расширен за
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Курсовая работа, Государственное и муниципальное управление, 40 страниц
340 руб.
Курсовая работа, Государственное и муниципальное управление, 37 страниц
390 руб.
Курсовая работа, Государственное и муниципальное управление, 33 страницы
390 руб.
Курсовая работа, Государственное и муниципальное управление, 35 страниц
390 руб.
Курсовая работа, Государственное и муниципальное управление, 39 страниц
420 руб.
Курсовая работа, Государственное и муниципальное управление, 44 страницы
420 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg