Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ЛИТЕРАТУРА

Жанровое своеобразие повестей «Вечера на хуторе близ Диканьки»

irina_k200 1550 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 62 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 16.09.2020
Объект исследования: цикл повестей Н.В. Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки». Предмет исследования: жанровое своеобразие повестей «Вечера на хуторе близ Диканьки». Цель исследования: проанализировать жанровое своеобразие повестей входящих в цикл «Вечера на хуторе близ Диканьки». В связи с намеченной целью необходимо решить следующие задачи: 1) рассмотреть типологию романтических повестей; 2) выделить признаки романтизма в цикле «Вечера на хуторе близ Диканьки»; 3) изучить взаимоотношения «реального» и «фантастического» в романтической прозе; 4) проанализировать жанровые особенности цикла повестей Н.В. Гоголя, входящих в цикл «Вечера на хуторе близ Диканьки». Методологической основной исследования явились работы В.Г. Белинского, В.В. Виноградова, Ю.В. Манна, М.Б. Храпченко и других. Методы исследования: описательный, сопоставительный, аналитический. Необходимость решения поставленных задач обусловила структуру данного исследования. Она состоит из введения, двух глав, объединенных семью параграфами, заключения, списка литературы, которая была использована при подготовке и написании данной работы.
Введение

Актуальность темы исследования. Данная работа посвящена циклу повестей Н.В. Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки», который рассматривается нами с позиции их жанрового своеобразия. Данный вопрос вызывает интерес в литературоведении в двух аспектах. С одной стороны, в литературоведении и сегодня продолжаются споры о том, что понимается в литературном произведении как жанр. Применительно к гоголевским «Вечерам на хуторе близ Диканьки» это особенно спорно, т.к. автор использовал во многих повестях старинные украинские легенды, что, по сути, является творчеством народным, а писатель сделал лишь обработку быличек. Хотя талант Николая Васильевича Гоголя столь масштабен, что из крохотного народного сюжетца способен сделать полноценную совершенно авторскую повесть. С другой стороны, в цикле повестей «Вечеров на хуторе близ Диканьки» много различного рода вкраплений из народного фольклора, что не всегда позволяет четко определить жанровую принадлежность того или иного произведения. Именно с этих позиций был определена тема данной курсовой работы. Степень изученности проблемы. Творчество Н.В. Гоголя является предметом интереса многих исследователей. По справедливому замечанию Е.Н. Куприяновой, Гоголь нашёл новый ракурс в изображении народа. Исследовательница удачно называет его «зеркальным отражением» поэтического, жизнеутверждающего сознания самого народа [34]. Исследователи отзываются о «Вечерах на хуторе близ Диканьки» следующим образом: «В этой книге главное, пожалуй, не те события, веселые, лирические или даже полные таинственного и восхитительного ужаса, о которых повествуется в ней, а именно сам свободный полет музыки духа, творящего идеал, радостное и светлое сознание неограниченной мощи мечты. В мечте, в сказках и легендах «Вечеров», в музыке их «есть воля человека» (Г.А. Гуковский) [13, с. 15]. В.Г. Белинский в своей статье «О русской повести и повестях г. Гоголя», пишет о том, что «отличительные черты характера произведений г. Гоголя суть простота вымысла, совершенная истина жизни, народность, оригинальность – все это черты общие; потом комическое одушевление, всегда побеждаемое глубоким чувством грусти и уныния, – черта индивидуальная» [цит. по: 10, с. 117]. Вопрос о языке ранней прозы Н.В. Гоголя имеет особое значение для истории языка русской художественной литературы, исторической стилистики и лингвокультурологии. По утверждению В.В. Виноградова, в раннем творчестве Гоголя «расширяется стихия украинской речи, украинского фольклора: фразеологические идиоматизмы украинского языка сказываются и в русском просторечии» [6, с. 24]. Л.И. Еремина в работе «О языке художественной прозы Н.В. Гоголя (Искусство повествования)» анализирует стиль писателя как единую образно-речевую систему. Исследователь рассматривает приемы и собственно речевые средства изобразительности, которые характеризуют стилистику гоголевской художественной прозы, и подчеркивает, что «в стилистике Гоголя определены основные направления развития и совершенствования изобразительных средств языка русской классической литературы второй половины XIX века» [16, с. 4]. По мнению Л.И. Ереминой, диалогичность текста выступает сущностной чертой поэтики Гоголя. Повествование на грани реальности, взаимопроникновение и взаимосвязь яви и сна, живого и предметного миров создает особенный образ, запечатленный в нескольких проекциях Взаимная соотнесенность и взаимная проницаемость двух миров во многом определяет стилистику художественного творчества Гоголя [16, с. 5]. Исследуя поэтику фантастического в творчестве Н.В. Гоголя, Ю.В. Манн выделил три способа взаимоотношений реального и ирреального. Первый – фантастика в прямом ее значении, когда высшие силы открыто вмешиваются в сюжет, как, к примеру, происходит, в «Вечере накануне Ивана Купала», «Пропавшей грамоте», «Ночи перед Рождеством», «Страшной мести» и «Заколдованном месте» Н.В. Гоголя. Второй, излюбленный романтиками способ «завуалированного» (неявного) предъявления фантастики, отличается наличием предыстории, повествующей о подлинно ирреальных происшествиях, и сведением повествования о невероятном к форме слухов, предположений, сновидений [28, с. 57]. По принципу «завуалированности» создается фантастический элемент в «Сорочинской ярмарке» и «Майской ночи…» Гоголя. Заметим, что предложенная Ю.В. Манном типология фантастического у Н.В. Гоголя стала фундаментальной для дальнейшего исследования данного вопроса (Т.В. Кривоус [26], Р.М. Хусаинова [44]).
Содержание

ВВЕДЕНИЕ 3 ГЛАВА 1. «ВЕЧЕРА НА ХУТОРЕ БЛИЗ ДИКАНЬКИ» КАК ЦИКЛ РОМАНТИЧЕСКИХ ПОВЕСТЕЙ 7 1.1. Типология романтических повестей 7 1.2. Признаки романтизма в цикле «Вечера на хуторе близ Диканьки» 13 1.3. Взаимоотношения «реального» и «фантастического» в романтической прозе 18 ГЛАВА 2. ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ГОГОЛЕВСКИХ ПОВЕСТЕЙ 24 2.1. Реальное и фантастическое в цикле «Вечера на хуторе близ Диканьки» 24 2.2. Мистические и демонические образы в цикле «Вечера на хуторе близ Диканьки» 28 2.3. Образы помещиков и их нравы в цикле «Вечера на хуторе близ Диканьки» 35 2.4. Сказочные персонажи в цикле «Вечера на хуторе близ Диканьки» 44 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 56 ЛИТЕРАТУРА 58
Список литературы

1. Анненкова Е.И. К вопросу о соотношении фольклорной и книжной традиции в «Вечерах на хуторе близ Диканьки» Н.В. Гоголя // Фольклорная традиция в русской литературе. – Волгоград, 1986. – С. 42-48. 2. Белинский В.Г. О Гоголе: Статьи, рецензии, письма / В.Г. Белинский; ред., вступит. ст. и комм. С. Машинского. – М.: Гослитиздат, 1949. – 512 с. 3. Белинский В.Г. Полн. собр. соч. в 13 т. Т. 1. Статьи и рецензии. Художественные произведения. 1829-1835 / Подгот. текста и коммент. В.С. Спиридонова; ред. В.А. Десницкий. – М.: Изд-во АН СССР, 1953. – 574 c. 4. Васильев С.Ф. Поэтика «реального» и «фантастического» в русской романтической прозе [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/v/poetika-realnogo-i-fantasticheskogo-v-russkoy-romanticheskoy-proze-1 5. Виноградов В.В. Гоголь и натуральная школа / В. В. Виноградов. – Л., 1925. – 76 с. 6. Виноградов В.В. Язык и стиль русских писателей. От Гоголя до Ахматовой: Избр. тр. / В.В. Виноградов; Отв. ред. А.П. Чудаков. – М.: Наука, 2003. – 388 с. 7. Восприятие: лингвистический и психолингвистический аспекты: сборник научных трудов / под ред. Л.О. Бутаковой. – Омск: ОмГУ, 2005. – 120 с. 8. Герцен А.И. Полн. собр. соч. в 30 т. Том 7. О развитии революционных идей в России. Произведения 1851-1852 годов. – М.: Изд-во АН СССР, 1956. – 474 с. 9. Гиршман М.М. Литературное произведение: теория художественной целостности / М.М. Гиршман. – 2-е изд., доп. – М.: Язык русской культуры, 2007. – 560 с. 10. Гоголь в русской критике: антология / сост. С. Г. Бочаров. – М.: Фортуна ЭЛ, 2008. – 714 с. 11. Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки: повести / Н.В. Гоголь. – М.: Эксмо, 2020. – 320 с. 12. Гридина Т.А. Образность детской речи в свете репрезентативных модальностей восприятия // Психолингвистические аспекты изучения речевой деятельности. – Екатеринбург, 2013. – № 11. – С. 85-96. 13. Гуковский Г.А. Реализм Гоголя. – М.; Л.: Гослитиздат, 1959. – 531 с. 14. Давыдова Т.Т. Теория литературы: учеб. пособие / Т.Т. Давыдова, В.А. Пронин. – М.: Логос, 2003. – 232 с. 15. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: Т. 4 / В.И. Даль. – СПб.-М.: Тип. М.О. Вольфа, 1882. – 712 с. 16. Еремина Л.И. О языке художественной прозы Н.В. Гоголя (Искусство повествования) / отв. ред. А.Н. Кожин. – М.: Наука, 1987. – 179 с. 17. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-образовательный. / Т.Ф. Ефремова. – М.: Русский язык, 2000. – 1209 с. 18. Жигулев А.М. Крылатые слова и образы художественной литературы в произведениях В.И. Ленина / А.М. Жигулев. – Ижевск: Удмуртия, 1990. – 256 с. 19. Западное литературоведение ХХ века: энциклопедия / Под ред. Е.А. Цургановой. – М.: Intrada, 2004. – 560 с. 20. Захаров В.Н. Условность и фантастика (взаимоотношение категорий) // Жанр и композиция литературного произведения: Межвузовский сборник. – Петрозаводск. 1986. – С. 47-54. 21. Захаров В.Н. Фантастическое: аксиомы, парадоксы, проблемы // Проблемы поэтической поэтики. – Межвузовский сборник. – Петрозаводск. 2016. – С. 7-26. 22. Каллер Д. Теория литературы: краткое введение / Д.Каллер; пер. с англ. А.Георгиева. – М.: Астрель: АСТ, 2006. – 158 с. 23. Капица Ф.С. Славянские традиционные верования, праздники и ритуалы: Справочник / Ф.С. Капица. – 3. изд. – М.: Флинта, 2001. – 215 с. 24. Климина Л.В., Зевако В.И. Художественная речь Н.В. Гоголя на занятиях по русскому языку // Современная филология в контексте взаимодействия языков и культур: Сборник материалов международной научно-практической конференции, 9 февраля 2011 г. Республика Башкортостан, г. Стерлитамак. / Отв. ред. А.Л. Фатыхова. – Стерлитамак. гос. пед. академия им. Зайнаб Биишевой, 2011. – С. 153-156. 25. Коновалова Н.И. Ресурсы речевой психодиагностики в образовательном процессе // Педагогическое образование в России. – 2015. – № 11. – С. 196-204. 26. Кривоус Т.В. К вопросу о характере взаимоотношений «реального» и «фантастического» в повести Н.В. Гоголя «Сорочинская ярмарка» // Русский язык и литература в образовательном пространстве Азиатского региона: материалы международной научно-практической конференции (Улан-Удэ, 13?14 октября 2017 г.). – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2017. – С. 91-93. 27. Лихачев Д.С. Историческая поэтика русской литературы. Смех как мировоззрение и другие работы / Д.С. Лихачев. – СПб.: Алетейя, 1999. – 511 с. 28. Манн Ю.В. Поэтика Гоголя / Ю.В. Манн. – М.: Художественная литература, 1988. – 414 с. 29. Надеждин Н.И. Литературная критика. Эстетика / Вступ. статья, сост. и коммент. Ю. Манна. – М.: Художественная литература, 1972. – 575 с. 30. Поэтика русской литературы: сборник статей / Редкол.: Н.Д. Тамарченко (отв. ред.) и др. – М.: РГГУ, 2009. – 506 с. 31. Пыпин А.Н. История русской этнографии: в 4 т. Т. 1 – СПб.: М.М. Стасюлевич, 1890. – 484 с. 32. Рихтер Ж.-П. Приготовительная школа эстетики: Пер. с нем. / Вступ. статья, сост., пер. и коммент. Ал. В. Михайлова. – М.: Искусство,1981. – 448 с. 33. Романчук Л.А. Демонизм. Зверь Апокалипсиса (Литературные мифы, версии, реалии) / Л.А. Романчук, Д.Н. Щитов. – М.: Мэйлер, 2012. – 288 с. 34. Русская литература и фольклор. (Первая половина XIX века). / А.А. Горелов, В.Е. Ветловская, В.В. Прозоров и др.; Отв. ред. А.А. Горелов. – Л.: Наука, 1982. – 444 с. 35. Славянские древности: этнолингвистический словарь / Под ред. Н.И. Толстого. Т. 1: А – Г. – М.: Наука, 1995. – 678 с. 36. Современное зарубежное литературоведение: Страны Западной Европы и США: Концепции. Школы. Термины: энцикл. справ. / РАН, Ин-т науч. информации по обществ. наукам; науч. ред. и сост.: И.П.Ильин, Е.А.Цурганова. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Intrada, 1999. – 319 с. 37. Сравнительное и сопоставительное литературоведение: хрестоматия / сост. В.Р. Аминева, М.И. Ибрагимов, А.З. Хабибуллина. – Казань: ДАС, 2001. – 390 с. 38. Стрижев А.Н. Времена года русской природы / А.Н. Стрижев. – М.: Голос-Пресс, 2012. – 317 с. 39. Тамарченко Н.Д. Русская повесть Серебряного века (Проблемы поэтики, сюжета и жанра): монография / Н.Д. Тамарченко. – Москва : INTRADA, 2007. – 255 с. 40. Теория литературы: В 2 т.: Учеб. пособие Т. 1: Теория художественного дискурса. Теоретическая поэтика / Н.Д. Тамарченко, В.И. Тюпа, С.Н. Бройтман. – М.: Academia, 2004. – 509 с. 41. Тодоров Цв. Введение в фантастическую литературу: Перев. с франц. Б. Нарумова. – М.: Дом интеллектуальной книги,1999. – 144 с. 42. Толковый словарь русского языка: в 4-х тт. / под ред. проф. Д.Н. Ушакова. – М.: ТЕРРА, 2007. – 752 с. 43. Храпченко М.Б. Николай Гоголь. Литературный путь. Величие писателя. / М.Б. Храпченко. – М.: Современник, 1984. – 653 с. 44. Хусаинова Р.М. Типы фантастического в повестях сборника «Вечера на хуторе близ Диканьки» Н. В. Гоголя [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/tipy-fantasticheskogo-v-povestyah-sbornika-vechera-na-hutore-bliz-dikanki-n-v-gogolya 45. Эйес Т.Р. Фантастика // Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов. В 2-х т. Т. 2. П–Я. – М.; Л.: Изд-во Л.Д. Френкель, 1925. – Стб. 577-1198. 46. Энциклопедия суеверий: По материалам брит. и рус. фольклора / Сост. Э. и М. Рэдфорд, Е. Миненок. – М.: Локид: Миф, 1995. –
Отрывок из работы

ГЛАВА 1. «ВЕЧЕРА НА ХУТОРЕ БЛИЗ ДИКАНЬКИ» КАК ЦИКЛ РОМАНТИЧЕСКИХ ПОВЕСТЕЙ 1.1. Типология романтических повестей Слово «романтизм» происходит от французского romantisme, что в переводе означает «романтика», «романтичный». В XVIII веке понятие использовали, чтобы описать что-то странное и фантастическое. Именно эти слова отражали суть новой эпохи. Романтизм быстро распространился по всей Европе и Америке. Этому способствовали кризис классицизма и излишняя публицистичность Просвещения. Писатели отошли от культа разума к культу чувств. Между классицизмом и романтизмом был плавный переход в виде сентиментализма. В этом направлении чувства становились рациональными и естественными. Сентиментализм стал своеобразным истоком романтизма, представители которого пошли дальше и полностью погрузились в свои размышления. Романтики нередко замыкались в себе и своих переживаниях. Целью нового направления было изображение внутреннего мира человека. Романтики, разочарованные настоящим, начинали искать духовную опору в истории. В этом им помогали мотивы прошлого, культурные традиции, народная жизнь, песни и сказания. Романтизм также стал жанром живописи. Выбравшие это направление художники обычно изображали на картинах человека и разбушевавшуюся стихию. С помощью музыкальных средств композиторы выражали глубину и богатство внутреннего мира личности. Романтизму, если говорить кратко, характерно утверждение ценности духовной и творческой личности человека. Некоторые считают, что направление было своеобразным бунтом против разума, однако это не так. С помощью своих литературных произведений романтики боролись с узким прагматизмом и обывательским материализмом. Главные признаки романтизма [30, с. 112]: - Культ индивидуализма. Основной характеристикой романтических произведений выступил конфликт между главным героем и остальными людьми. Индивидуальность личности противопоставлялась обществу. - Романтическое двоемирие. Романтики приводили сравнения идеального и реального миров. Действительность была скучной и жестокой. А воображаемый совершенный мир выступал убежищем от тяжёлой и мрачной жизни. Романтический герой пытался достичь идеала, но реальность тянула его обратно. - Сильные чувства. Для романтиков была важна страсть. Высокие чувства выражались в любви, а низкие – в зависти, честолюбии и жадности. Тайные движения души и всепоглощающие страсти проходили через творчество всех романтиков. - Изображение природы. Естественный мир помогал отразить душевное состояние героя. Иногда природу описывали как враждебную силу, с которой человеку приходилось бороться. Это могло быть море, небо, горы или иная природная стихия. Культ природы чётко прослеживается в работах изобразительного искусства. - Эскапизм. Уйти от реальности романтикам помогли фантастические миры. Они погрузились в мистику, фольклор, мифы или экзотику, которые противостояли серым будням. Эта особенность сделала романтизм экспериментальным направлением. Романтизм характеризуется созерцанием эстетики и возвышенного. Романтики старались переосмыслить религию. Они называли её ощущением бесконечности. Приверженцы новой эпохи ставили необъяснимость необычных явлений выше атеизма [39]. В литературе мировоззрение романтиков отражено в образе героев. Главное действующее лицо представлено сложной личностью с глубоким внутренним миром и стремлением к свободе. Яркая натура противостояла мрачной реальности. В этом проявлялся образ «лишнего человека» и раскрывалась тема одиночества. В романтических произведениях авторы призывали восстановить единство человека с природой. Образ «благородного дикаря» иллюстрировал естественную добродетель и чувства. Герой, не испорченный цивилизацией, характеризовался простодушием и самоотверженностью. Он также мог быть сильной личностью с необузданной энергией. В произведениях такая натура выступала против несправедливого общества, которое она считала «мировым злом». Но судьба таких личностей обычно заканчивалась трагично: им приходилось подчиняться законам мира, чтобы выжить. Следует отметить, что романтический герой не обязательно выступал положительным персонажем. Это могла быть персона, вызывающая неприятие, однако её личность всё равно отражала тоску по идеальному миру [40]. Писатели и поэты отражали в своих работах духовный мир и психологию человека, что повлекло за собой развитие литературы. Поскольку романтизму были характерны определённые темы и образы, потребовалось создание и новых жанров. Речевой стиль романтических произведений отличался предельной экспрессией, изобилием символов и принципом контраста на уровне экспозиции [9, с. 245]. Основные жанры романтизма: - новелла; - роман; - элегия; - идиллия; - баллада; - фантастическая повесть. Ведущим жанром направления можно назвать новеллу. Но большим художественным открытием новой эпохи стал исторический роман. Его основоположник – В. Скотт. Работы романиста отличались средневековыми сюжетами, народными мотивами и любовью к старине. Поскольку в начале XIX века возрос интерес к народным обычаям, обрядам и национальной истории, писатели опубликовывали множество романтических сказок. От фольклорных произведений их отличало то, что они принадлежали конкретному автору. Известными представителями этого жанра были братья Вильгельм и Якоб Гримм. Немецкие лингвисты выпустили немало произведений, которые сегодня известны во всём мире: «Бременские музыканты»; «Белоснежка и семь гномов»; «Волк и семеро козлят»; «Горшочек каши» и др. Люди, которые писали сказки, воспринимались обществом как народные гении. Во Франции литературная сказка как жанр была связана с именем Шарля Перро. Известные примеры его работ – «Спящая красавица», «Красная шапочка» и «Мальчик-с-пальчик». Во второй половине XIX века понятие жанра романтической сказки было расширено немецким писателем и поэтом Людвигом Тиком. В своих работах он показал связь между человеком и природой, реальностью и фантастикой. Позже из направления выделился жанр под названием тёмный романтизм [14]. Его представители тяготели ко всему иррациональному, гротескному и демоническому. В произведениях тёмных романтиков было заметно их увлечение меланхолией и безумием, а повествование окутано теневой атмосферой. Яркими представителями тёмного романтизма стали Э.А. По, Н. Готорн и Г. Мелвилл. В их трудах главные герои страдают от склонности к совершению ошибок и греховных поступков. Романтики описывали человеческую природу с помощью символических образов демонов и иных тёмных созданий [19]. Первыми представителями романтизма стали писатели и философы Йенской школы в Германии: В.Г. Ваккенродер, братья Ф. и А. Шлегели, Новалис. Философия направления была отражена в работах Ф. Шеллинга и Ф. Шлегеля. В дальнейшем немецкие романтики тяготели к мифологии и сказкам, что выразилось не только в работах братьев Гримм, но и в трудах Э. Гофмана. Г. Гейне тоже начинал своё творчество в рамках романтизма, однако позже раскритиковал это направление. Развитие литературы в Германии повлияло и на английских поэтов Кольриджа и Вордсворта, которые относились к Озёрной школе. Когда они познакомились с философией и чертами романтизма, то установили свои рамки для этого художественного метода [36]. Западноевропейские романтики интересовались проблемами общества. В своих произведениях они воспевали природу и простые чувства, а также критиковали современное буржуазное общество. Яркие представители английского романтизма: Д. Байрон; П. Шелли; У. Блейк; Д. Китс. Романтизм стал популярным в Италии. В рамках этого направления писали Леопарди, А. Мандзони, Н. Фосколо. В Польше известными романтиками в литературе были А. Мицкевич, З. Красинский, Ц. Норвид, Ю. Словацкий. Среди французов, которые писали в романтическом стиле, следует отметить В. Гюго, П. Мериме, Ж. Санда, А. Дюма, Ф. Шатобриана и А. Ламартина. Писатель Стендаль тоже относил себя к романтикам, но он понимал новое направление иначе. Он выбрал реалистичное исследование характеров и поступков людей. Стендаль был против преувеличенной эмоциональности. Он считал, что она привносит в искусство элемент субъективизма, когда литературные произведения должны быть просты и понятны читателю [22]. Также было много достойных писателей-романтиков в США. Самыми популярными считаются Э. По, У. Брайант, Н. Готорн, Г. Лонгфелло, В. Ирвинг, Ф. Купер и Г. Мелвилл. Некоторые произведения русских поэтов, которые были выпущены в последнем десятилетии XVIII века, относят к раннему романтизму. Писатели отказались от сложившихся в обществе установок и использовали новые черты и элементы в своих произведениях. Главным отличием русского романтизма было то, что он развивался параллельно с классицизмом, причём эти направления противоречили друг другу не так резко, как это было в других странах [27]. Романтики создали много баллад и романтических драм, которые способствовали появлению драматургического стиля в литературе. В русском романтизме писатели утвердили новую сущность и значение поэзии, которая стала самостоятельной областью искусства. В произведениях выражались высшие стремления и идеалы личности. Поэзия уже не казалась простым и забавляющим развлечением. Этот вид искусства начали воспринимать серьёзно, когда русские поэты начали писать об одиночестве и страданиях главных героев. Основоположником романтизма в России стал В.А. Жуковский. В этом направлении также писали К.Н. Батюшков, Н.М. Языков, Е.А. Баратынский. Нотки романтизма характерны для ранней поэзии А.С. Пушкина и трудов Н.В. Гоголя. Вершиной этого направления в России считались работы М.Ю. Лермонтова, которого называли «русский Байрон». Философские лирические произведения Ф.И. Тютчева завершили романтическую эпоху в русской литературе. Романтизм захватил практически все виды искусства, включая архитектуру. Интерес писателей к природе, историческому прошлому своей страны и традициям помог разнообразить мировую литературу новыми жанрами и интересными произведениями. Работы писателей-романтиков заставили общество признать чувства и мысли отдельного человека высшей ценностью жизни [37]. В середине XIX века романтизм уступил место реализму. Однако до конца этого столетия многие литераторы продолжали писать в жанрах этого направления. К началу XX века сформировался неоромантизм. Это течение в искусстве стало реакцией на реализм и натуралистические тенденции. Неоромантизм продолжил традиции романтической эпохи, отрицая обыденность и обращаясь к иррациональному, но уже на новых, глубоко личных основаниях. 1.2. Признаки романтизма в цикле «Вечера на хуторе близ Диканьки» А.Н. Пыпин в «Истории русской этнографии», говоря о литературном развитии «народного интереса», подчёркивал в нём определённую роль Н.В. Гоголя, воспитанного на впечатлениях народного быта своей родины. Гоголь, по замечанию исследователя, представил «глубокую истину своих изображений» [31, с. 42-43]. Его первые повествовательные циклы (1832-1835 гг.) «Вечера на хуторе близ Диканьки» создавались в русле зарождающегося в русском историко-литературном процессе народоведческого интереса и поэтического осмысления русской литературой народного творчества. Из мотивов украинского фольклора, героико-исторических дум, лирических и обрядовых песен, сказок, анекдотов создаёт Гоголь романтически яркий поэтический народный мир, внося в его изображение национальный колорит. Это свидетельствует о романтическом характере его «Вечеров», о «этнографическом романтизме», который отмечался ранее в повестях и рассказах литературы 20-х годов XIX века (А. Бестужев, О. Сомов). Действительно, стремление отразить народный дух идёт у Гоголя от поэтики романтизма и народного творчества. Повествование пропитано разнообразными фольклорными жанрами, отражающими мировоззрение крестьян. Используя их, Гоголь создаёт картины жизни, национальный характер народа. Гоголевский мир отражает мифологическое сознание народа, он наполнен русалками, колдунами, ведьмами, чертями и прочими потусторонними силами. В основе его лежит украинский фольклор, источники которого трудно определимы. На этом основании можно сблизить «Вечера» Гоголя с рассказами О. Сомова «Русалка», «Киевские ведьмы», «Купальский вечер». Народ – подлинный герой его «Вечеров на хуторе близ Диканьки», носитель высоких духовных начал и благородных стремлений. Гоголь воспел его как олицетворение всего светлого и прекрасного. В поэзии народной жизни Гоголь подчёркивает возвышенные начала. «Вечера» – поэтические картины жизни народа. Автор поэтизирует их, проявляет горячее сочувствие, влюблённость в реальный край, в его народ. Романтическое и конкретно-реалистическое сочетаются в повествовании. Реалистическую струю вносит этнография. Герои Гоголя смелые и мужественные парубки, красивые и гордые девушки, многогранно представленный в бытовой жизни народ. Известно, что именно своим демократическим духом и народным характером «Вечера» изумили А. С. Пушкина. Он увидел в них искреннюю непринуждённую весёлость. В.Г. Белинский отметил в «Литературных мечтаниях» народность «Вечеров»: «сколько в них остроумия, весёлости, поэзии и народности». В повестях Гоголя Белинский видел «полную картину домашней жизни народа, его маленьких радостей, его маленьких горестей», «всю поэзию его жизни» [3, с. 97]. А.И. Герцен подчеркнул, что «...Гоголь принадлежал к народу по своим вкусам, по складу своего ума» [8, с. 227]. Рисуя бытовые сцены и картины, Гоголь насыщает повествование народными сказаниями, которые выступают как неотъемлемая часть и существенный момент характеристики героя. В фольклоре и этнографическом быте народа Гоголь обнаруживает духовность. Основы этического и духовного в изображении крестьянства сливаются [34, с. 249]. Воссоздание черт бытовой обстановки даётся в реалистических тонах (описание ярмарки, свадьбы), насыщено богатыми красками и живописными деталями. Быт народа воссоздаётся на фоне прекрасной природы. Действие развёртывается майской ночью, упоительным летним днём в Малороссии, во время народного праздника («Ночь перед Рождеством») с его красочными обрядами, его заразительным весельем. Жизнь народа, легенды, природа, характеры людей сливаются, передавая своеобразие быта, живую картину жизни. Гоголь подмечает и комедийно-бытовую струю отдельных сторон быта крестьян и освещает его мягким юмором. В «Вечерах» воплотился народный характер, живой ум и удивительная крестьянская смекалка. Повествователь и рассказчик Рудой Панько всеми своими корнями вырос из народной среды. Этим подчёркивается национальный характер «Вечеров» в целом, рассказанных от его имени. Панько передаёт народную мудрость, живой национальный юмор, умную иронию народа. Молодые герои Гоголя – носители высоких человеческих качеств. Параська и Грицко воплощают мир светлых и сильных чувств, высокую поэзию жизни, их образы овеяны романтикой. Галя, Левко («Майская ночь») – это целостные натуры, в них проявляются лучшие качества национального характера. Духовная сила героя основывается на народнопоэтических представлениях Гоголя. Исследователи отмечают, что их образы отражают влияние народно-песенных мотивов, народно-песенным складом проникнуто повествование о них. Несмотря на сказочный колорит, повести Гоголя тесно связаны с реальной жизнью. Образы героев приобретают живую выразительность и реалистические краски, дополняют бытовые картины деревенской жизни (Хивря, Солоха, Чуб, Дьячок, Черевик и др.). Вакула – кузнец силач в прямом смысле слова, отличающийся упорством, твёрдостью характера. Он мастер на все руки (как и все русские крестьяне), обладает художественным талантом. «Торжеством искусства кузнеца столь обидевшего чёрта, была одна картина, намалёванная на церковной стене в правом притворе, в которой изобразил он Святого Петра в день страшного суда с ключами в руках, изгонявшего из ада злого духа; испуганный чёрт метался во все стороны, предчувствуя свою погибель, а заключённые прежде грешники били и гоняли его кнутами, поленами и всем чем ни попало» [11, с. 203]. Образ чёрта у Гоголя представлен в бытовом освещении. Ему приписываются человеческие качества. Иногда ему приходит мысль «сделать какое-нибудь доброе дело», за что он и был выгнан однажды из пекла. Чёрт одурачен Вакулой. Здесь отражаются мотивы народных сказок – посрамление чёрта. Как и в народных сказках, добро побеждает зло. Очеловечен и образ ведьмы – Солохи. Автор подчёркивает, что она была «точно ведьма, у неё имелся хвост величиной с веретено». Она могла «чёрную кошкой перебежать дорогу, предстать в образе свиньи, закричать петухом» [11, с. 212]. И, вместе с тем, Гоголь создаёт живой образ деревенской вдовушки, в описании её органично соединяется реальное и сказочное. Изображение образов потустороннего мира близко у Гоголя народнопоэтическим представлениям. В народной фантазии сливались мифологические и бытовые представления, в крестьянском восприятии это не мистические, ирреальные силы, а злые, вредные существа, вмешивающиеся в быт народа. Гоголь шёл в изображении демонологических образов от восприятия их, свойственного народному сознанию, и, вместе с тем, внося в их описание реалистическое изображение (внешний вид, поведение). В реалистические события вторгаются фантастические потусторонние силы. М. Б. Храпченко отмечает, что иногда их воздействие на окружающих Гоголь оценивает как комическое, подчёркивая несуразность поступков. «В бытовом плане она (фантастика) показана в юмористическом освещении. Она теряет очертания необычного, страшного. Фантастические фигуры выступают как носители житейских страстей и стремлений» [43, с. 202]. Вместе с тем следует заметить, что элементы комедийного (появление «свиной морды» в «Сорочинской ярмарке») сочетаются в то же время с демонологическими представлениями крестьян о нечистой силе, которые особенно усиливаются страшными рассказами крестьян. Сама сцена, описывающая впечатления слушающих, безусловно, окрашена мягким юмором, однако она передаёт ужас, страх, охватывающий крестьян, подогреваемый рассказами Кума. На народные рассказы опирается Гоголь, характеризуя ситуацию. Так соединяется фантастическое с конкретными реалиями. Сборище чудовищных, уродливых образов представляется в аду главному герою «Пропавшей грамоты». В «Страшной мести» сверхъестественные силы выражены в образе изменника-колдуна. Автор вводит фантастические видения и таинственные превращения. Следует заметить, что уже в этих повестях Гоголь обращается к духовно-религиозным началам, идеям христианской религии и православия, религиозным идеалам, которые противостоят «дьявольскому» началу. Двоеверие в «Вечерах» характеризует мировоззрение народа, определённые стороны его сознания. Гоголь обращается к христианству в поисках некого мировоззрения, которое бы придавало упорядочность и целесообразность, оправданность всему сущему. Христианские предания (в сюжете «Страшной мести») соприкасаются с народной повседневной и героической жизнью и не отрываются от народных представлений, от фольклорного мышления [1, с. 42-48]. Дух народа, национальный характер выражаются в его языковом сознании, представленном в речевой характеристике персонажей, передаваемой также в форме сказового стиля. Этнография и народность, народные идеалы, национальная самобытность, русский национальный характер предстают в гоголевских повестях. Гоголь обращается к эпическому повествованию, приближённому к народному эпосу, близкому к народным думам и былинам. В «Страшной мести» Гоголь впервые разрабатывает его. Язык и стиль передаёт эпические картины битвы. «И пошла по горам потеха, запировал пир. Гуляют мечи, летят пули» [11, с. 189]. Повесть отражает народно-песенные источники. Живые отклики народной поэзии воспроизводятся в плаче Катерины («Страшная месть»), вызванном гибелью Данилы Буральбаша: «Муж мой, ты ли лежишь тут» [11, с. 189]. В «Вечерах» проявилось живое воздействие языка народа. Н.И. Надеждин отметил, что народный быт никто не умел представлять так верно, так живо, так очаровательно, как добрый пасечник Рудой Панько. Он заметил, что повести Гоголя передают «печать местности», этнографический колорит [29, с. 28]. Однако, как справедливо заметил М.Б. Храпченко, «Гоголь не ставил перед собой задачу создать этнографический справочник, свою цель он увидел в том, чтобы отразить народную жизнь в её существенных проявлениях, отразить дух народа» [43, с. 125]. В то же время Ф.Я. Прийма отмечает, что в «Вечерах» заметны следы «этнографического фольклоризма», но уже и в них Гоголь обращается к поэтике фольклора для воссоздания существенных национальных примет изображаемой действительности, для воссоздания национального характера в том числе. Гоголь уже на начальном этапе своей деятельности дал непревзойдённый образец сближения с фольклором литературных жанров. В постижении русского национального характера Гоголь шёл от фольклора [34, с. 15]. 1.3. Взаимоотношения «реального» и «фантастического» в романтической прозе Вопрос о специфике взаимоотношений «реального» и «фантастического» в художественном произведении можно назвать одним из самых антидискуссионных в литературоведении. Едва ли не впервые он был освящен Ж.-П. Рихтером в «Приготовительной школе эстетики» (1804 г.), и с тех пор исследуется литературоведами XX-начала XXI в рамках концепции немецкого теоретика. Так, Ж.-П. Рихтер выделил три способа взаимодействия «реального» и «фантастического» (в терминологии теоретика «лунного света чудесного»). Первый, материальный, а он же и ошибочный, «состоит в том, чтобы по прошествии нескольких томов расколдовать чудо». Второй, тоже ложный подход, заключается в пустом беспрестанном выдумывании поэтами чудесного. И, наконец, третий, истинный, по Рихтеру, способ присутствия фантастического проявляется тогда, когда «чудо не летает как птица дня, или как птица ночи, – оно летает как вечерняя бабочка» [32, с. 75-76]. Предложенная Т.Р. Эйгесом (1925 г.) типология взаимоотношений «реального» и «фантастического» отличается от предшествующей только лишь тем, что в ней «чистейшим» видом фантастики называются такие повествования, в которых изображаются «сны, вовсе отрешенные от действительности». В данный тип фантастики входят фольклорные и литературные сказки [45, с. 1012-1013]. Продолжателем идей Рихтера является и Ю.В. Манн (1978 г.), который, в свою очередь, несколько трансформировал классификацию предшественника, исключив из нее «сказочную» фантастику (по Рихтеру ? второй ложный способ изображения «чудесного») и добавив «нефантастическую». Родоначальником «сумеречности» Манн называет Э.Т.А. Гофмана («Песочный человек», «Магнетизер»), а писателем, впервые воссоздавшим принцип «завуалированности» в русской литературе, – А. Погорельского (романтический цикл «Двойник, или Мои вечера в Малороссии») (1828 г.) [28, c. 59]. Для «нефантастической» фантастики, по словам Манна, характерно изображение «не ирреального, но странно-необычного, свободного от значения чуда и тайны» [28, с. 88]. Такой тип фантастического свойственен реалистическим произведениям Гоголя, в которых «изображается действительность, освобожденная от носителя фантастики, но сохранившая фантастичность» [28, c. 108]. В другом ключе проблема взаимодействия «реального» и «фантастического» освещается Цв. Тодоровым (1970 г.), который посредством классификации зарубежных повествований с ирреальным присутствием раскрывает жанровый синкретизм фантастического – необычного – чудесного. «Фантастическим – необычным» (или «объясненным сверхъестественным») Тодоров именует событие, представляющееся ирреальным на протяжении всего повествования, но в итоге получающее рациональное объяснение, как происходит, к примеру, в «Рукописи, найденной в Сарагосе» Я. Потоцкого [41, c. 41]. Тодоров выделяет два типа аналитических мотивировок, уничтожающих ирреальное присутствие. В одном случае псевдо сверхъестественное «оказывается всего лишь плодом расстроенного воображения (сновидение, безумие, воздействие наркотиков)», в другом – «объясняется рационально (случайность, мошенничество, обман чувств)» [41, с. 42]. При «необычном в чистом виде» странные, ошеломляющие, тревожные события поддаются рациональному объяснения, но это не уничтожает ужаса, испытываемого героем и читателем при соприкосновении с невероятным. Страх, по словам Тодорова, – ключевое условие существования жанра «необычного». Эта эмоциональная составляющая сближает его с «фантастическим». Элемент невероятного в новелле Э. По «Падение дома Ашеров» выразительно раскрывает синкретизм «необычного» и «фантастического» [41, с. 42]. Ирреальное в повествованиях жанра «фантастическое – чудесное» (наиболее близкое к «фантастическому в чистом виде») не поддается аналитическому осмыслению, а потому объяснить его не иначе как последствием вмешательства потусторонних сил не представляется возможным. Фантастическое в повествованиях такого жанра открыто не репрезентируется, однако намекает на существование сверхъестественного. «Влюбленная покойница» Теофиля Готье и «Вера» Вилье де Лиль-Адана – яркие тому примеры [41, с. 47-48].
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg