Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ЛИТЕРАТУРА

Cохранение экспрессивности сравнений исходного текста при переводе, на материале романа Дж. Роулинг «Гарри Поттер и дары смерти»

irina_k200 1775 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 71 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 16.09.2020
Объектом данного исследования является язык английской художе-ственной литературы с точки зрения проявления и индивидуальных возможностей авторского стиля или «индивидуальной» экспрессивности, а также те переводческие приемы, которые позволяют сохранить указанные экспрессивные возможности Целью работы является структурно-функциональный анализ экспрес-сивных словообразовательных средств, использующихся в художественных текстах, и выявлении основных принципов их передачи при переводе. Поставленная цель определила следующие задачи: 1. Выявление лексических, грамматических и синтаксических средств, обладающих экспрессивностью. 2. Сопоставление экспрессивных средств русского и английского язы-ков. 2. Систематизация приемов создания экспрессии текста, определение их образно-выразительной функции в художественных произведениях. 3. Анализ взаимодействия различных стилистических средств в художественном произведении. 4. Сопоставление средств реализации экспрессивной функции различ-ных стилистических приемов и способов в тексте подлинника и тексте пере-вода. Освещение поставленных задач строится на привлечении разных языковых уровней: фонетического, лексического, морфологического; на подключении литературоведческого анализа; на многообразии языковых факторов. Такой подход помогает составить картину типологической общности экспрессии в художественной системе, ее трансформации в тексте на языке оригинала и в переводе. Исследование представляет немалый интерес и для освещения вопросов языка и культуры, духовной деятельности человека, понимания поэтической системы языка. Изучение экспрессивности помогает разобраться и в системе теории значения (семасиологии), знаковое формирования человеческой экспрессии, ее месте в человеческом сознании. Когда говорится о целесообразности изучения языковой картины мира, реализации ее у разных носителей языка, тогда оказывается, что все звенья, элементы экспрессивности текста составляют гармоничное целое. Это касается средств выражения; содержания их в языке и речи; личности носителя языка (автора); типологии речевых актов; условий общения, закономерности порождения экспрессивности, вариативного начала на уровне лексикографии и текста. Таким образом, экспрессивность и средства ее выражения представляют собой важную лингвистическую проблему, решение которой существенно для успешного развития теории перевода. Основным методом исследования является сопоставительно-типологический, который позволяет выявить общие и специфические экс-прессивные словообразовательные средства русского и английского языков, определить сходство и различие их функционирования. В процессе работы использовались и другие конкретные методы научного анализа: наблюдение, сравнение, обобщение, а также контекстуальный и текстуальный поиск. Теоретическая значимость исследования состоит в уточнении состава экспрессивных словообразовательных средств, рассмотрении способов и приемов создания экспрессии в сопоставительном плане, в разработке про-блемы интерпретации различных экспрессивных средств и приемов текста оригинала в тексте перевода. Практическая значимость исследования определяется возможностью использования материала работы при чтении курсов: «Лингвистический анализ текста» и «Теория перевода». Результаты исследования могут быть использованы в процессе преподавания русской и зарубежной литературы, при организации и проведении спецкурсов и спецсеминаров по проблемам теории и практики художественного перевода. Конкретные выводы исследования могут быть учтены при составлении словарей языка отдельных писателей. Кроме того, материалы диссертации могут быть использованы в практическом изучении английского языка. Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, посвящен-ных тщательному анализу лексических, грамматических и синтаксических средств и стилистических приемов, используемых для достижения экспрес-сивности и возможности передачи последней на русский язык, заключения, библиографического списка, перечня использованной художественной литературы и словарей.
Введение

Настоящая выпускная квалификационная работа посвящена исследова-нию понятия экспрессивности художественного текста и возможности пере-дачи ее и сохранения при переводе с английского языка на русский. Экспрессивность текста как семантическая категория находится в центре исследований последних десятилетий. Актуальность темы определяется возрастающим интересом к изуче-нию коммуникативного аспекта языка, к проблемам интерпретации вырази-тельно- изобразительных, словообразовательных и синтаксических средств текста оригинала в тексте перевода. Необходимо также учитывать недоста-точную изученность передачи экспрессивно-эмоциональной нагрузки ком-муникативного содержания речевого произведения. Актуальность данной работы заключается также в том, что в ней впервые делается попытка применить сопоставительный подход в деле изучения функциональных параметров текста с точки зрения потенциальной возможности в переводе, а также в аспекте способов передачи индивидуально-авторских словообразований. Описание экспрессивного потенциала и художественно-изобразительных функций лексических, грамматических и синтаксических средств, способов и приемов их использования до сих пор не является достаточно полным и исчерпывающим. Не всегда разграничиваются экспрессивно-эмоциональные средства и приемы их использования в художественном произведении. Рассмотрение этих средств важно, как для теории, так и для практики художественного перевода в целом, поскольку, недостаточный учет приемов и способов выражения экспрессии в тексте часто приводит к неадекватному переводу и искажению замысла автора. При оценке актуальности исследования необходимо учитывать следую-щие факторы: 1. Усиление в конце двадцатого века интереса к личности и, как след-ствие, поиск новых эффективных средств для наиболее емкой и выразитель-ной передачи мыслей и чувств говорящего, что находит отражение в активизации экспрессивных словообразовательных средств в акте коммуникации; 2. Постоянное расширение международных культурных связей и по-требность в высокохудожественных произведениях, что предполагает усиление внимания ко всем уровням текста; 3. Необходимость новых переводов, адекватно передающих экспрессивные средства, в частности новообразования; 4. Недостаточная изученность принципов передачи экспрессивных сло-вообразовательных средств текста подлинника в тексте перевода. Научная новизна решаемых проблем заключается в том, что аспекту-альность экспрессивности анализируется в рамках текста с преломлением в перевод, в выделении приемов создания экспрессивности в переводном языке, определении основных способов передачи словообразовательных средств текста подлинника в тексте перевода.
Содержание

ВВЕДЕНИЕ 3 ГЛАВА 1. ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ И ЕГО ЭКСПРЕССИВНАЯ ФУНКЦИЯ. 7 1.1. Сравнение понятий экспрессивности и эмоциональности. 7 1.2. Достижение экспрессивности в английском художественном тексте при помощи лексических средств. 18 1.3. Выводы по первой главе. 39 ГЛАВА 2. СПОСОБЫ ПЕРЕДАЧИ ЭКСПРЕССИВНОЙ ФУНКЦИИ ТЕКСТА ПРИ ПЕРЕВОДЕ 42 2.1. Стилистические трансформации при переводе. 42 2.2. Анализ переводов романа Дж. Роулинг «Гарри Поттер и дары смерти» 53 2.3. Выводы по третьей главе. 62 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 65 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 68
Список литературы

1. Аврорин, В.А. Проблемы изучения функциональной стороны языка (к вопросу о предмете социолингвистики) / В.А. Аврорин. – Л.: изд-во Наука, Ленингр. отд-ние, 1975. – 276 с. 2. Арутюнова, общение Н.Д. Типы обстоятельств языковых часто значений: объекто Оценка. Событие. Факт / общение Н.Д. Арутюнова. – М.: Наука, 1988. – 338 с. 3. Ахманова, Такой О.С. Словарь целого лингвистических английским терминов / О.С. Ахманова. – Калуга: ГУП Облиздат, 1966. – 569 с. 4. Бабенко, Л.Г. Лексические средства обозначения эмоций в русском языке / Л.Г. Бабенко. – Свердловск: изд-во Урал. ун-та, 1989. – 182 с. 5. Бархударов, Л.С. Язык и перевод: вопросы общей и частной теории перевод / Л.С. Бархударов. – М.: URSS, 2017. – 235 с. 6. Белянин, В. П. Основы психолингвистической диагностики. (Модели мира в литературе) / В.П. Белянин. – М.: Тривола, 2000. – 248 с. 7. Белянин, В.П. Психологическое литературоведение. Текст как отра-жение внутренних миров автора и читателя / В.П. Белянин. – М.: Генезис, 2016. – 319 с. 8. Богословский, В.В Общая психология: учебное пособие для педагогических институтов / В. В. Богословский, А. Д. Виноградова, А. Г. Ковалев. – М.: Просвещение, 1981. – 383 с. 9. Бреус, Е.Я. Основы теории и практики перевода с русского языка на английский / Е.Я. Бреус. – М.: УРАО, 1998. – 280 с. 10. Введенская, Л.А. Этимология: Учебное пособие / Л.А. Введенская. – Р. н/Д.: Феникс, 2008. – 343 11. Вежбицкая, А. Язык. Культура. Познание / А. Вежбицкая. – М.: Рус. слов., 1997. – 411 с. 12. Вежбицкая, Илюхина А Язык. Культура. Познание; этого Русские эмоций словари / А. Вежбицкая. – М.: Рус. слов., 1996. – 330 c. 13. Вольф, Е.М. Функциональная семантика оценки / Е.М. Вольф. – М.: Наука, 1985. – 228 с 14. Выготский, Л.В. Избранные психологические исследования. Мышление и речь. Проблемы психологического развития ребенка / Л.В. Выготский, А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурия. – М.: изд-во Акад. Пед. наук РСФСР, 1956. – 519 с. 15. Выготский, Л.С. Мышление и речь. Психика, сознание, бессознательное / Л. С. Выготский. – М.: Лабиринт, 2001. – 366 16. Горелов, И.Н. Основы психолингвистики / И.Н. Горелов, Седов К.Ф. – М.: изд-во Лабиринт, 1997. – 221 с. 17. Гридин, В.Н. Семантика эмоционально-экспрессивных средств язы-ка. Человеческий фактор в языке. Языковые механизмы экспрессивности / В.Н. Гридинин. – М.: Наука, 1991. – С. 113-119. 18. Гумбольдт, В. фон. Избранные труды по языкознанию / В. Фон Гумбольт. – М.: Прогресс 1984. – 397 с. 19. Гумбольдт, В. фон. Язык и философия культуры / В. Фон Гумбольт, А.В. Гулыш, Г.В. Рамишвили. – М.: Прогресс, 1985. – 451 с. 20. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка в 4 т. Т. 2 – М.: Русский язык, 2000. – 779 с. 21. Денисова, Г.В. В мире интертекста: язык, память, перевод / Г.В. Де-нисова, С. Гардзонио, Ю.Н. Караулова. – М.: Азбуковник, 2003. – 297 с. 22. Дридзе, Т.М. Перевод как текстовая деятельность: основание и предметная область семисоциопсихологической теории коммуникации / Т.М. Дридзе // Язык. Поэтика. Перевод: Сб. науч. тр. Вып. 426. 1983. М.: МГЛУ, – С. 54-66. 23. Дридзе, Т.М., Перевод как текстовая деятельность: основание и предметная область семисоциопсихологической теории коммуникации / Т.М. Дридзе // Язык. Поэтика. Перевод: Сб. науч. тр. Вып. 426. – М.: МГЛУ, 1996. – С. 145-152 24. Залевская, А.А. Актуальные проблемы этнопсихолингвистики / А.А. Залевская // Методология современной лингвистики: проблемы, поиски, перспективы. – Барнаул, 2000. – С. 10-16. 25. Залевская, А.А. Введение в психолингвистику: учебник / А. А. За-левская. – М.: РГГУ, 2007. – 559 с. 26. Изард, К.Э. Эмоции человека [Пер. с англ.] / К.Э. Изард. – М.: изд-во МГУ, 1980. – 214 с. 27. Илюхина, Е.И. Эмоциональная организация речевого воздействия. Эмоциональное воздействие массовой коммуникации: педагогические про-блемы / Е.И. Илюхина. – М.: б. и., 1978. – С.19-25. 28. Клюканов И.Э. Динамика межкультурного общения: к построению нового концептуального аппарата. Автореф. дис. д-ра филол. наук. – Саратов, 1999. – 42 с. 29. Клюканов И.Э. Динамика межкультурного общения: к построению нового концептуального аппарата. Автореф. дис. д-ра филол. наук. – Саратов, 1999. – 44 с. 30. Клюканов, И.Э. Динамика межкультурного общения. Системно-семиотическое исследование / И.Э. Клюканов. – Тверь: изд-во ТГУ, 1998. – 99 с. 31. Колесникова, B.C. К проблеме художественного перевода как ре-чемыслительной деятельности / В.С. Колесникова // Мир языка и межкуль-турная коммуникация: материалы междунар. научно-практич. конф. 4.1. – Барнаул: изд-во БГПУ, 2001. – С. 147-153. 32. Комиссаров, В.Н. Теория перевода / В.Н. Комиссаров. – М.: изд-во Моск. гос. лингвист. ун-т, 2000. – 132 с. 33. Красильникова В.Г. Психолингвистический анализ семантических трансформаций при переводе и литературном пересказе художественного текста: Автореф. дис. д-ра филол. наук. – М.: 1998. – 24 с. 34. Красильникова, В.Г. Психолингвистический анализ семантических трансформаций при переводе и литературном пересказе художественного текста: автореф. дис. канд. филол. Наук. – М.: Моск. гос. лингвистич. ун-т, – 1998. – 24 с. 35. Ларина, Т.В. Англичане и русские: Язык, культура, коммуникация / Т.В. Ларина. – М.: Языки славянских культур, 2013. – 360 с. 36. Леонтьев, А.Н. Деятельность, сознание, личность / А.Н. Леонтьев. – М.: Политиздат, 1977. – 703с. 37. Мягкова, Е.Ю. Эмоциональная нагрузка слова: опыт психолингви-стического исследования / Е.Ю. Мягкова. – Воронеж: изд-во Воронеж. ун-та, 1990. – 106 с. 38. Мягкова, Е.Ю. Эмоциональная нагрузка слова: опыт психолингви-стического исследования / Е.Ю. Мягкова. – Воронеж: изд-во Воронеж. ун-та,1990. – 78 с. 39. Пищальникова, В.А. Диалог культур как программа исследования когнитивных процессов в межкультурной коммуникации / В.А. Пищальникова // Межкультурная коммуникация и перевод: материалы межвуз. науч. конф. – М.: МОСУ, 2002. – С. 145-152. 40. Пищальникова, В.А. Концептуальный анализ художественного тек-ста: учеб. пособие / В.А. Пищальникова. – Барнаул: изд-во АлтГУ, 1991. – 87 с. 41. Плохов, А.А. Понятие эмоционально-смысловой доминанты / А.А. Плохов // Объединенный научный журнал. – 2003. – №23.– С. 48. 42. Пригожин, П. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой: Пер. с англ. /П. Пригожин, Стенгерс И. – М.: Прогресс, 1986. – 431 с. 43. Сахарный, Л.В. Введение в психолингвистику: Курс лекций / Л.В. Сахарный. – Л.: изд-во Ленингр. Ун-та., 1989 г. – 303 с. 44. Тер-Минасова, С.Г. Язык и межкультурная коммуникация: учебное пособие / С.Г. Тер-Минасова. – М.: Слово, 2000. – 624 с. 45. Тюленев, С.В. Теория перевода: учеб. пособие для студентов вузов / С.В. Тюленев. – М.: Гардарики, 2004. – 334 с. 46. Ухтомский, А.А. Доминанта / А.А. Ухтомский. – Л.: изд-во Наука. Ленингр. отд-ние, 1966. – 273 с. 47. Хайдеггер, М. Время и бытие: статьи и выступления: пер. с нем. / М. Хайдеггер. – М.: Республика, 1993. – С. 259-272. 48. Шаховский, В.И. Значение и эмотивная валентность единиц языка и речи / В.И. Шаховский // Вопросы языкознания. 1984. – №6. – С. 97-103. 49. Шаховский, В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка / В.И. Шаховский. – Воронеж: изд-во Воронежского ун-та, 1987. – 192 с. 50. Шаховский, В.И. Эмотивность и лексикография / В.И. Шаховский // НДВШ Филологические науки. – 1986. – №6. – С. 42-47. 51. Шаховский, В.И., Текст и его когнитивно-эмотивные метаморфозы / В.И. Шаховский, Ю.А. Сорокин, И.В. Томашева. – Волгоград: Переме-на,1998. – 137 с.
Отрывок из работы

ГЛАВА 1. ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ И ЕГО ЭКСПРЕССИВНАЯ ФУНКЦИЯ 1.1. Сравнение понятий экспрессивности и эмоциональности Художественный текст как одна из форм речемыслительной деятельно-сти обусловлен потребностями общения и сообщения, и, следовательно, представляет собой вербализованную мысль субъекта (автора) о каком-либо фрагменте реальной действительности, предназначенную для передачи адресату (читателю). Такой подход позволяет рассматривать художественный текст как один из типов высказывания (наряду, к примеру, с высказываниями-предложениями, нечленимыми высказываниями и т.д.). Иными словами, текст, в том числе и художественный, есть завершённый, цельнооформленный, объективизированный в виде письменного произведения, продукт речемыслительной деятельности людей, возникающий в процессе познания окружающей действительности, и в процессе непосредственной или опосредованной коммуникации [3]. Информация, передаваемая с помощью текста, таким образом, должна пониматься как содержание, возникающее в мышлении автора в соответ-ствии с замыслом, отражение интерпретации кем-либо факта действительно-сти, характеризующееся поставленной автором коммуникативной задачей. Итак, семантическая структура художественного текста включает в себя нижеследующие компоненты: 1. Номинативный компонент – событийный план текста, который, как правило, лишён связи с ситуацией реальной действительности. 2. Модусный компонент – эмоциональная или рациональная интерпре-тация событийного плана, определяемого индивидуальным ощущением ав-тора внешнего мира, его восприятием окружающей действительности, ком-плексом понятий и представлений о ней. 3. Прагматический компонент структуры представляет собой силы дей-ствия и воздействия текста на адресата (читателя). Коммуникативная сила высказывания-текста, как и высказывания-предложения, мотивирована ав-торским замыслом и определяет тот или иной жанровый выбор произведе-ния. Перлокутивная или результативная сила во многом определяется воз-можностями выбранного жанра, его спецификой [2]. Семантика текста воспринимается читателем через его поверхностную структуру (поверхностное оформление) и понимается в результате декодирования языковых средств и их комбинаций, придающих тексту особую выразительность, экспрессивность. Экспрессивность является одной из важнейших движущих сил в разви-тии языка, ибо способствует созданию новых средств, которые в свою оче-редь служат для наиболее ёмкой передачи мыслей и чувств говорящего (ав-тора). Наряду с другими категориями, экспрессивность служит не только для эффективной реализации намерений говорящего, но и воплощением в речи самой его личности, что особенно важно для художественного текста. По мнению Ш. Балли, основоположника современной концепции и ме-тодов исследования экспрессивных фактов речи, экспрессивность – это эмо-циональное восприятие действительности и стремление передать его реципиенту. Ш. Балли отмечал возможность существования многочисленных средств и способов выражения одного и того же эмоционального содержания. Наличие многочисленных экспрессивных средств Балли выводил из «ассоциаций, порождённых присутствием в памяти выражений, аналогичных данному, создающих своего рода бессознательную синонимию» [6]. Именно эта множественность выражения чувств и отношений составляет, по мнению ученого, проблему экспрессивности. Экспрессивность – это совокупность семантико-стилистических признаков языковой единицы, которые обеспечивают её способность выступать в коммуникативном акте как средства субъективного выражения отношения говорящего к содержанию или адресату речи [9]. Экспрессивность – это «всё, что делает речь более яркой, сильнодей-ствующей, глубоко впечатляющей» [4]. «Всё» – это характеризующиеся экспрессивностью фонетические, лексические, морфологические и синтаксические единицы языка; это авторские неологизмы, введение просторечной или жаргонной лексики, стилистические фигуры; параллельные конструкции, зевгма, нарастание, всевозможные повторы, аллитерация и т. п. Экспрессивно окрашенной лексике и её значению уделяется главное значение в семасиологии (науке о значении слов и выражений и их модифи-каций). С точки зрения этой науки в деле изучения экспрессивности важно разграничение слов, называющих эмоции, и слов, вызывающих эмоциональную (чувственную) реакцию реципиента (читателя). Последняя категория слов рассматривается учёными [23] сквозь призму системного описания значения и, таким образом, теряет коммуникативную самостоятельность, становится экспрессивно-синонимической. Экспрессивная окраска слов, однако, не может быть раскрыта без учёта коммуникативно-функционального аспекта значения, что в свою очередь предполагает включение в данную проблему категории субъекта речи и его коммуникативную направленность, т. е. с одной стороны отношение субъек-та (автора) к реципиенту (читателю) и с другой стороны субъекта к действи-тельности. Итак, данная проблема может быть рассмотрена всесторонне только в рамках прагматики. Выбор выразительных средств и соответствие данных средств коммуникативным намерениям говорящего всегда находи-лись в центре внимания стилистики. В стилистике существует четыре направления исследования экспрессивности: 1) стилистика языка или описательная стилистика, изучающая боль-шие классы текстов и в центре внимания которой – «стилистическая окрас-ка» языковой сущности; 2) стилистика индивидуальной речи, занимающаяся исследованием текстов, принадлежащих конкретному автору (субъекту), а также всех языковых средств и способов организации связного, целостного и эмоционально-окрашенного текста; 3) сопоставительная стилистика, исследующая в основном проблемы переводческого плана; 4) стилистика текста, которая рассматривает экспрессивность данного текста с точки зрения его эстетической ценности [21]. Экспрессивность в последнем случае предполагает рассмотрение раз-личных способов речевого воздействия. Итак, понятие экспрессивности может быть истолковано по–разному: 1) экспрессивность может быть и стилистической и лексикологической категорией; 2) необходимо учитывать тот факт, что экспрессивность имеет языковую природу, т. е. действует через механизмы языка, а эффект ее проявляется только в речи (тексте). Отсюда следует, что экспрессивность имеет двойственную природу. В целом экспрессивность можно определить как отношение субъекта к высказываемому, как к содержанию коннотативного характера, что помимо собственно экспрессивности, предполагает наличие в нем (содержании) та-ких факторов, как эмоциональность и оценочность. Категории эмоциональ-ности и экспрессивности тесно переплетаются. Некоторые лингвисты соотносят экспрессивность с эмоциональностью, считая данные понятия абсолютными синонимами, что является спорным. Они отождествляют категории, обозначаемые этими терминами. Другие исследователи разграничивают эти понятия. В частности, экс-прессивность и эмоциональность рассматриваются как «две важнейшие со-ставные части категории выразительности» [15]. Во избежание взаимоподмены данных явлений необходимо четко уяс-нить их различие. Эмоциональность – это «проявление в речи чувств и настроений говорящего по отношению к действительности или, другими словами, субъективное отношение говорящего к действительности» [41]. Эмоциональность передается как правило следующими языковыми сред-ствами: междометиями, словами, называющими эмоции и ассоциирующимися с ними, интонацией и особыми синтаксическими структурами (повтор, эллипсис, инверсия и т.д.). Очень часто эмоциональное значение слова проявляется только в определенном контексте, который передает индивидуальное настроение или ощущение [37]. Существуют формально–структурные элементы, передающие эмоциональные значения. К таким элементам относятся суффиксы: – «у», – «ie», – «let». Например, sonny, birdie, ringlet. Есть и слова-усилители, например, terrible, nice, great, dreadful. Наконец, эмоциональность передается словами, которые теряют свое денотативное (предметно-логическое) значение и, как следствие, приобрета-ют эмоциональную окраску. К таким словам относятся вульгарные слои лексики: бранные слова, проклятия, нецензурные слова и т. д. Например, damn, bloody, upon my word. Ярким примером эмоциональности является фамильярно-разговорный подстиль, проявляющийся в избыточном использовании переспросов, повторов, междометий, гипербол, усеченных слов и т.п. Следующий отрывок блестяще демонстрирует вышесказанное. «Come on, Bubbles», I said, «We are got to get going». «Fer Chrissake, why? » she screamed. «Don't ask a lot of questions, now. Come on» «Here I been mopin' aroun' this Gaws–forsaken town all week an' now when I begin enjerrin' myself, you wanna drag me away. Well, I won't, I won't, I won’t! » «Bubbles, you either come with me – this minute – or else. » «Or else what? You ast me down to this collitch affair, an' what happens? I ain't been within spittin' distance of the place. I don't meet no socialites, no taw-chight purade, no club dinnah dance, no cocktail potties. I ain't even wore half my ensembles. Well, now I am having fun an' you ain't gonna bully me inta nothin'. Mr. Remington will look after me like a real gennleman. Wonchew? » «You bet your life, baby, » he said. (Patrick Dennis) Понятие экспрессивности характеризует выразительность речи индиви-да. Экспрессивность нередко «соотносится с интенсивностью, которая имеет целью усилить воздействие на слушающего, поразить или убедить его» [27]. В современной лингвистике выделяется оппозиция интенсивность – экстенсивность как проявление на языковом уровне очень высокой и очень низкой степеней выделения определённого признака. Интенсивность (экстенсивность) связана с качественно–количественной оценкой и характеристикой обозначаемого словом явления или процесса, говоря другими словами, отражает меру явления или процесса. Интенсивность (экстенсивность) может передаваться лексическими языковыми средствами, в семантической структуре которых содержится интенсивный (экстенсивный) компонент значения, акциональные приставки и суффиксы, тропы (гипербола, литота), например: They swarmed up in front of Sherburn's palings as thick as they could jam together, and you couldn't hear yourself think for the noise [11]. Сравнительный оборот «as thick as they could» и устойчивое выражение «couldn't hear yourself think» (ср. русск. «из-за шума не слышали собственного голоса») используются для усиления акцентуации внимания читателя на состоянии главных героев произведения. Важную роль в формировании экспрессивности текста играют образные выражения, которые могут быть определены как особые макрокомпоненты семантики, поскольку являются единицами языка, требующими особого подхода при переводе, например: Never before had Lucy met that negative English silence in its full perfection, in its full cruelty. Her own edges began to curl up in sympathy. (Collins N., P. 523). Трудность данного примера заключается в метафоре: «her own edges began to curl up in sympathy», которая ассоциируется с фразеологизмами: «to be on edge» – быть раздражённым, нервничать, и «to set the teeth (the nerves) on edge» – действовать на нервы. В этом случае происходит перераспределение сем, оживление денотативного значения слова «edge» (край, кромка). Однако одновременно присутствует значение обоих фразеологизмов (раздражать). Ещё один пример: There would be the dim coffin-smelling gloom sweet and oversweet with twice bloomed wistaria against the outer wall by the savage quiet September sun [14]. Здесь метафорические эпитеты: «coffin-smelling» и «dim savage» усили-вают выразительность отрывка, передают атмосферу отчаяния и безысходности, вызывая, таким образом, у читателя соответствующие образные ассоциации. Экспрессивность может быть связана со стилистической маркированно-стью языковой единицы. На экспрессивных свойствах лингвистического средства строится тот или иной стилистический эффект конкретного текста, который конструируется из многообразного комбинирования элементов с различными стилистическими окрасками. В современном языкознании выделяются два аспекта стилистической окраски: эмоционально-оценочный и функционально-стилевой. Они представляют собой две разные стороны одного явления, так как в процессе функционирования единиц языка происходит взаимодействие обоих типов стилистической окраски. Приведём пример, когда слова смешанных стилистических тонов в од-ном высказывании приводят к резкому повышению комического эффекта, например: «I ain't attempting, says he, to decry the celebrated moral aspect of pa-rental affectation, but we're dealing with humans, and it ain't human for anybody to give up thousand dollars for that forty–pound chunk of freckled wild cat». (Henry O., P. 178) Сравним с русским переводом: «Я вовсе не пытаюсь унизить прославленную, с моральной точки зре-ния, родительскую любовь, но ведь мы имеем дело с людьми, а какой же человек нашёл бы в себе силы заплатить две тысячи долларов за эту веснушчатую дикую кошку!» (Пер. Н. Дарузес). Коннотативное значение слова или его экспрессивное значение – это то, что предполагается или ассоциируется со смыслом конкретного слова. Глагол «to connote» означает «предполагать» или «подразумевать» в дополнение к денотативному значению. Для переводческих целей полезно обращать внимание на денотативное значение, состоящее из эмоционального, интенсивного, оценочного, стилистического и диалектного компонентов. Коннотативные компоненты значения слова выражают или способствуют выражению: 1) эмоциональности, например: слово «mom» в сравнении с «mother» более эмоционально, т. е. выражает большую близость, любовь, нежность и т. д или слово «to scarf' (ср. русск. жрать) в сопоставлении с нейтральным «to eat» также более эмоционально, так как рождает чувство брезгливости, отвращения и пр., 2) экспрессивность (степень выразительности, напряжённость), напри-мер: глагол «to abhor» по сравнению с «to hate» и «to dislike» вызывает более яркое образное ощущение; 3) оценка, например: «cronies» в сравнении с «friends» в определённом контексте имеет ругательный оттенок; 4) стилистическая окраска, например: «to slay» в соотношении с «to kill» звучит отчётливо формально, книжно или даже поэтически, также как «to scarf' в отношении к «to eat» является словом жаргонным и, наконец, 5) диалектная принадлежность или диалект: «a lift» является британским вариантом, в то время как «an elevator» это американское слово, «to scarf' определяется носителем британского английского как относящееся к американскому диалекту. В британском диалекте синонимом глагола «to scarf' является глагол «to scoff'. В каждодневном использовании все эти значения частично перекрывают друг друга и разобраться в них становится трудно. Таким образом, понятия выразительность или, по-другому, экспрессивность и эмоциональность словозначения подчас трудно различить, в результате чего эти понятия рассматриваются, в общем, как эмоционально-экспрессивный заряд или попросту говоря экспрессивность словозначения. Приведём некоторые примеры: «to lambaste smb» означает яростно нападать или атаковать кого-либо, например: «Не was lambasted in press» – ср. русск. «Он подвергся яростному нападению со стороны прессы». В русском переводе экспрессивность передаётся подключением эпитета «яростный». Ещё один пример: «to slog (away) at something» означает работать без перерыва, в особенности, когда работа трудна или монотонна: I've been slogging at the thesis for quite a period of time but haven't yet finished it. – Я уже много дней корплю над этим тезисом, но всё никак не могу закончить его. Выразительность в данном случае сохраняется в русском варианте перевода благодаря использованию разговорного слова «корпеть». Итак, явление экспрессивности включает в себя следующие категории: а) эмоциональность, б) оценка, в) интенсивность (экспрессивность), г) диа-лекты. При работе над текстом переводчику необходимо помимо денотативного значения принимать во внимание вышеуказанные коннотативные оттенки значения слов для наиболее полного и верного выражения замысла автора исходного художественного текста. При этом, однако, не следует забывать о существовании «субъективных эмоциональных ассоциаций» [36], которые связаны с конкретным образно-ассоциативным восприятием того или иного слова в мозгу каждого конкретного индивида, например такое абстрактное понятие как «война», может по-разному восприниматься агрессором (нападающим), защитником и сторонним наблюдателем. Что касается соотношения понятий экспрессивности и эмоциональности мы будем придерживаться той позиции, согласно которой эмоциональность является частью экспрессивности, т. е. всегда экспрессивна, в то время как экспрессивность не обязательно эмоциональна, т. е. не всегда выражает чувства говорящего по отношению к субъекту или явлению действительности. Экпрессивность речи означает её необычность, выделение целого текста или его части на фоне нейтрального языкового окружения путём использования лексических, фонетических, грамматических или стилистических средств и, следовательно, способствующего положительной или отрицательной оценке данного текста (или его части) получателем, ибо воздействует па его эмоциональную сферу. Экспрессивность, таким образом, может пониматься как категория ком-муникативного плана, обозначающая «воздейственность содержания какой–либо лингвистической единицы в определённом контексте, как окказиональная выразительность» [45]. Метафорическая «оболочка» единицы языка не является чем–то изна-чально присущим ей, но возникает спонтанно, проявляется в конкретной речевой ситуации (контексте), в свою очередь, придавая этому «окружению» определённый оттенок, и тем самым усиливая выразительность языкового отрезка в целом. В качестве примера, можно привести использование нейтрального слова «dirty» в романе У. Фолкнера «Авессалом, Авессалом», которое повторяясь периодически на протяжении целого произведения как бы выпячивается, «семантически» раздувается, начиная воздействовать на читателя как некая магическая формула, заклинание, и вызывая у него, таким образом, ассоциации не связанные с первоначальным предметно-логическим значением указанной лексической единицы. Мы можем предположить, что некоторые слова, которые когда-то имели нейтральное, с точки зрения экспрессивности, предметно-логическое значение (за исключением междометий, несущих эмоционально-экспрессивный заряд), но в ходе исторического развития были выделены человеком, в силу объективных и / или субъективных причин и, вследствие этого, получили название «эмоционально-окрашенных» или «выразительных». Сравните, например, устаревшее значение слова «damn» – «осуждать», «порочить» и его современное значение: проклинать, посылать к черту и т. д. В качестве ещё одного примера можно привести слово «bloody» (кровавый, окровавленный), которое в современном значении несёт субъективно-эмоциональный заряд и переводится как «проклятый», «чертовски», «страшно» и т. д. При таком подходе термин «экспрессивность» можно рассматривать как «forcefulness» (усиление) или «intensity» (интенсивность) поскольку сам текст благодаря своей необычной синтаксической структуре или использованию в нём «слов-интенсификаторов» [28] выделяется на фоне нейтрального языкового окружения. То же самое (т. е. усиление выразительности) происходит при использовании «обыденных слов в непривычной новой стилистической среде художественной литературы» [36]. Экспрессивно-изобразительный потенциал таких лексических единиц неизмеримо возрастает. Ярким примером вышесказанного могут служить известные пушкинские строки из «Графа Нулина»: В последних числах сентября (Презренной прозой говоря) Поэтическая образность бытовых безобразных выражений была очевидна для современников. В. Вересаев писал: «Мне иногда кажется, что образ – только суррогат настоящей поэзии, что там где у поэта не хватает сил просто выразить свою мысль он прибегает к образу» [39]. Эта же мысль, но выраженная другими словами находит подтверждение и у В. Ф. Одоевского: «Многие писатели желая расцветить своё произведение, оживить его, кидаются в метафоры отчего происходит только бомбаст» [19]. Всё это показывает, насколько многосложен вопрос об образности художественной речи или поэтического языка. Он во всяком случае не сводится к проблеме переносного употребления слов и выражений, к проблеме тропов, метафор, сравнений. Он относится скорее к вопросам эстетики художественного слова. При создании художественного текста происходит отбор стилистических средств различных уровней с учётом поставленных целей и задач. Итак, экспрессивность текста предполагает воздействие последнего на читателя, в то время как эмоциональность является субъективной категорией и выражает авторское отношение к описываемым событиям. Далее рассмотрим возможности достижения экспрессии в английском художественном тексте. 1.2. Достижение экспрессивности в английском художественном тексте при помощи лексических средств. Развитие литературного языка, его стилистической системы может вы-ражаться не только в изменении его состава и семантических и стилистиче-ских свойств языковых единиц или их разновидностей, но и в изменениях принципов и приемов организации текста. Связь изменения структуры текста и развития литературного языка с особой очевидностью проявляется в художественном, конкретно – в автор-ском повествовательном тексте. Рассмотрение художественного текста как «еди– ницы литературного языка» [33] должно осуществляться с привлече-нием «нормативного» и «эстетических» моментов [28]. Другими словами, язык рассматривается, в данном случае, как явление искусства и как обычное средство общения. Как понятие, в котором скрещиваются нормативно–литературные и эс-тетические свойства языка литературы, выдвигается «нейтральная повество-вательная норма» реализацией которой и является художественный текст. С. В. Тюленев выдвигает следующие параметры, воплощающего «по-вествовательную норму» художественного текста, созвучные образу автора: социально- и культурно-типологическая определенность текста (и соответ-ственно образа автора), ее экспрессивная характеристика (эмоциональное состояние образа автора), отношение к внехудожественной языковой действительности и литературной норме (и – соответственно – степень конкретности или обобщенности образа автора), характер соотнесенности субъективных и объективных моментов в повествовании. Художественный текст, относящийся к реалистической литературе, ос-новывается на общественном узусе, «языке действительности» и отличается высокой экспрессивной свободой, степенью субъективности автора [11]. Эмоциональная окрашенность и экспрессивность как устной, так и письменной речи в значительной степени создается различными эмфатиче-скими средствами, грамматическими и лексическими, а иногда и теми, и другими вместе. Мы будем придерживаться экспрессивности в таком же широком диапазоне как ее определяет Е. М. Галкина-Федорук: «Экспрессивные средства в языке служат усилению выразительности и изобразительности как при выражении эмоций, выражении воли, так и при выражении мыслей» [20] Различные средства выражения эмфазы встречаются даже в тех стилях письменной речи, которые не обладают эмоциональной окрашенностью; как, например, стиль научной прозы или официально-деловой стиль. Но, конечно, художественная литература и, в частности ее реалистическое направление, сосредотачивают в себе большую часть экспрессивности, которая в данном случае рассматривается как авторское отношение к действительности, к реально описываемым событиям. Эмфатические (выразительные) модели, конструкции, обороты, сочетания лексико-грамматических элементов – естественно воспринимаются как таковые в противопоставлении с нейтральными элементами. Но это не значит, что они должны рассматриваться как отступление от нормы, но напротив, как закономерное явление экспрессивной или эмоционально-окрашенной речи. Эмфатические модели могут не только подчеркивать отдельные члены предложения, но и придавать экспрессивную или эмоциональную окраску всему предложению в целом. Эмфатические модели возможны благодаря тому, что грамматическая форма обладает и денотативным и коннотативным значением. По определе-нию Е. И. Шендельс [23] денотативное значение – это весь объем значений формы, за исключением ее эмоционально-экспрессивной окраски. Коннота-тивное значение – это спектр субъективных значений словоформы – экпрес-сивности, интенсивности, эмоциональности. Большое разнообразие средств выражения эмфазы в английском языке и их своеобразный характер позволяют говорить о национальной специфике эмфатических моделей. Эмфатические модели в английском и русском языках, конечно, иногда совпадают, но чаще наблюдается несовпадение. Следует также отметить, что и совпадение бывает частичным или даже кажущимся. Национальный характер и разнообразие средств выражения эмфазы в английском языке иногда представляют трудности для понимания текста и, как следствие, для перевода, что заставляет переводчика прибегать к адекватным заменам или к компенсации выразительности текста.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg