Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / КУРСОВАЯ РАБОТА, КУЛЬТУРОЛОГИЯ

Керамика средневолжской неолитической культуры

irina_k200 480 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 40 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 15.09.2020
Цель работы – изучение памятников Среднестоговской культуры преимущественно восточного направления, анализ и обобщение информации по данной теме. Поставленная цель определяет следующие задачи: 1. Рассмотреть теоретические материалы по теме восточного направления среднестоговской культуры; 2. Проанализировать всю имеющуюся информацию по данной теме; Научная значимость данной работы состоит в оптимизации и систематизации существующей научно-методологической базы по исследуемой теме – еще одним независимым авторским исследованием. Практическая значимость Материалы данной дипломной работы могут быть использованы при подготовке факультативов, уроков истории в школе, при написании курсовых и других научных работ. Актуальность данной темы обусловлена необходимостью включения в исследовательский процесс всех имеющихся на сегодняшний день информационных источников по неолитической культуре Среднего Поволжья и особенностях ее развития. При проведении исследования особенностей развития и межэтнических связей неолитической культуры Среднего Поволжья были использованы следующие методы: - анализ существующей источниковой базы по рассматриваемой проблематике (метод научного анализа). - обобщение и синтез точек зрения, представленных в источниковой базе (метод научного синтеза и обобщения). - моделирование на основе полученных данных авторского видения в раскрытии поставленной проблематики (метод моделирования). Объект исследования – керамика неолитической культуры Среднего Поволжья. Предмет исследования – культурно–исторические процессы неолитической культуры Среднего Поволжья. Поставленные цели и задачи исследования обусловили необходимость использования конкретных специально - исторических методов. Историко - сравнительный метод позволил выявить особенности развития керамики неолитической культуры в Среднем Поволжье. Историко - системный позволил выявить факторы, определяющие культурно – бытовые особенности развития керамики неолитической культуры в Среднем Поволжье. Историко - генетический позволил рассмотреть межэтнические связи Среднеповолжских племен времен неолита с представителями других территорий и племен. Теоретико-методологическую базу исследования составили четыре группы источников. К первой отнесены авторские издания по исследуемой проблематике. Ко второй отнесены учебная литература (учебники и учебные пособия, справочная и энциклопедическая литература, комментарии к законодательству). К третьей отнесены научные статьи в периодических журналах по исследуемой проблематике. И к четвертой - специализированные веб-сайты организаций.
Введение

Историю изучения неолита лесостепного Поволжья на сегодняшний день можно условно разделить на 4 основных периода. Первый этап (50-е – середина 70-хгг. XX века) характеризуется началом систематических исследований в рассматриваемом регионе и формированием первых обобщающих схем развития. Во второй этап (средина 70-х - начало 90-х годов ХХ века) появляются культурно-хронологические интерпретации материалов и дается их характеристика, что происходит благодаря расширению источниковой базы. В качестве основной культуры развитого и позднего неолита лесостепного Поволжья выделяется средневолжская археологическая культура. На третьем этапе (90-е гг. - начало XXI века) происходит увеличение источниковой базы; в сопредельных регионах выявляются близкие средневолжским материалы; появляются обобщающие работы, связанные с целым рядом проблем изучения неолита Волго-Уралья. На четвертом этапе (начало XXI в. – настоящее время) происходит качественный сдвиг в процессе познания неолитизации Среднего Поволжья благодаря созданию базы данных по технологии изготовления средневолжской посуды и ее абсолютных датировок
Список литературы

1. Бадер Н., 1973. Волго-Камская этнокультурная общность эпохи неолита // МИА. 172. 2. Бадер О.Н., 1981. Некоторые итоги и перспективы изучения каменного и бронзового веков Урала // Вопросы археологии Урала. Свердловск. 3. Бобринский А.А., 1978. Гончарство Восточной Европы. М. 4. Бобринский А.А., Васильева Н.Н., 1998. О некоторых особенностях пластического сырья в истории гончарства // Проблемы древней истории Северного Прикаспия. Самара. 5. Васильев Н.Б., Выборнов А.А., 1988а. Неолит Поволжья (степь и лесостепь). Куйбышев. 6. Васильев Н.Б., Выборнов А.А., 1988б. Неолитические культуры лесостепного Поволжья и их взаимодействие с населением Волго-Камья // Проблемы изучения раннего неолита лесной полосы Европейской части СССР. Ижевск. 7. Васильев Н.Б., Пеннин Г.Г., 1977. Елшанские стоянки на реке Самаре в Оренбургской области // Неолит и бронзовый век Поволжья и Приуралья. Куйбышев. 8. Васильев И.Б., Выборнов А.А., 1988. Неолит Поволжья (степь и лесостепь). Куйбышев. 9. Выборнов А.А., Третьяков В.П., 1988. Неолит Сурско-Мокшанского междуречья. Куйбышев. 10. Выборнов А.А., 1992. Неолит Прикамья. Самара. 11. Выборнов А.А., 1988. Гребенчатая неолитическая керамика лесного Волго-Камья // Проблемы изучения археологической керамики. Куйбышев. 12. Выборнов А.А., Пенин Г.Г., 1979. Неолитические стоянки на реке Самаре // Древняя история Поволжья. Куйбышев. 13. Габяшев Р.С., 1976. Памятники неолита с накольчато-прочерченной керамикой приустьевой части Камы. // Из археологии Волго-Камья. Казань. 14. Габяшев Р.С., 1976. Памятники неолита с накольчать-прочерченной керамикой приустьевой части Камы. // Из археологии Волго-Камья. Казань. 15. Гусенцова Т.М., 1993. Мезолит и неолит Камско-Вятского междуречья. Ижевск. 16. Даниленко В.Н., 1969. Неолит Украины. Киев. 17. Догель В.А., 1981. Зоология беспозвоночных. М. 18. Кольцов П.М., 1988. Ранненеолитическое поселение Джангар // Археологические культуры Северного Прикаспия. Куйбышев. 19. Колев Ю.Н., Maмонoв А.Е., Ластовский А.А., 1995. Многослойное поселение эпохи неолита – позднего бронзового века у села Нижняя Орлянка на реке Сок // Древние культуры лесостепного Поволжья. Самара. 20. Кузьмина О.В., Ластовский А.А., 1995. Стоянка Красный Городок // Древние культуры лесостепного Поволжья. Самара. 21. Королев А.Н., Ластовский А.А., Мамонов А.Е., 1997. Мезолитический комплекс стоянки Чекалино II // Историко-археологические изыскания. Вып.2. Самара. 22. Лаврушин Ю.А., Спиридонова Е.А., 1990. Заключение по результатам геологического и палинологического изучения стоянок Лебяжинка IV и Чекалино IV в Самарской области // Архив археологической лаборатории СамГПУ 23. Мамонов А.Е., 1995. Елшанский комплекс стоянки Чекалино IV // Древние культуры лесостепного Поволжья. Самара. 24. Мамонов А.Е., 1988. Ильинская стоянка и некоторые проблемы неолита Лесостепного Заволжья // Проблемы изучения раннего неолита лесной полосы Европейской части СССР. Ижевск. 25. Мамонов А.Е, 1999. О культурном статусе елшанских комплексов // Вопросы археологии Поволжья. Вып. I. Самара. 26. Моргунова Н.Л., 1995. Неолит и энеолит юга лесостепи Волго-Уральского междуречья. Оренбург. 27. Матюшин Г.Н., 1996. Неолит Южного Урала. М. 28. Никитин В.В., 1996. Каменный век Марийского края. Йошкар-Ола. 29. Выборнов А.А., Андреев К.М., Кулькова М.А., Нестеров Е.М. Радиоуглеродные данные к хронологии неолита лесостепного Поволжья // Радиоуглеродная хронология эпохи неолита Восточной Европы VII-III тысячелетия дон. э. Смоленск, 2016. С.74. 30. Вискалин А.В. Елшанка XI – новая стоянка средневолжской неолитической культуры на Верхней Свияге // Исторические исследования. Вып.5. Самара, 2004. С.144-152. 31. Васильева И.Н. Гончарные традиции населения средневолжской культуры (к вопросу о многокомпонентном составе) // XXI Уральское археологическое совещание. Самара: Изд-во СГСПУ, 2018. С.18. 32. Васильева И.Н., Выборнов А.А. Время появления и динамика распространения неолитических керамических традиций в Поволжье // Поволжская археология. Вып.3 (17). Казань, 2016. С.114
Отрывок из работы

Раздел 1. 1.1. Обзор археологических памятников Среднего Поволжья При изучении неолита источниками служат керамика и кремневые орудия. Памятники елшанского типа впервые были выявлены при раскопках Елшанских стоянок в Оренбургской области (Васильев И.Б., Выборнов А.А, 1977). В дальнейшем стоянки данного типа обнаружены и на территории Куйбышевской области. Памятники данного типа немногочисленны, но материалов достаточно чтобы охарактеризовать характер культуры. На Старо – Елшанской стоянке найдены фрагменты примерно 15 керамических сосудов и один целый сосуд. Форма сосуда мешковидная, шейка несколько заужена, венчик слабо отогнут. Сосуд ассиметричен, в плане имеет овальную форму. Фактура теста плотная, в глине песок и мелкотолченая раковина. Цвет сосуда серый и коричневый, обжиг неровный. На внешней и внутренней поверхности имеется толстый слой известковой корки, на внешней стороне есть следы лощения. На шейке на противоположных сторонах сосуда имеются отверстия, видимо для подвешивания. Под венчиком несколько горизонтальных, неглубоких вдавлений, другого орнамента нет. Остальная керамика данного типа аналогична описанному сосуду, но есть и прямостенные, не профилированные сосуды. У двух сосудов на срезе венчика имеются поперечные насечки, у одного под венчиком нанесен ряд глубоких вдавлений, «жемчужин». Три сосуда имеют резной орнамент, один ряд ямок. На Ивановской стоянке выделено керамических 83 сосуда. Сосуды изготовлены из хорошо перемешанной глины с примесью мелкотолченой раковины, песка и мелкого шамота. Фрагменты серого или коричневого цвета, поверхность хорошо заглажена, иногда залощена. Керамика плотная, но полностью не прожжена, на изломе двух или трехслойная. Кремневый инвентарь стоянок данного типа. Сырьем для изготовления орудий труда служил галечниковый кремень невысокого качества, встречающийся на речных пляжах. После очищения галек от корки получался нуклеус – ядрище, с которого и получали заготовки для изготовления орудий труда. С нуклеусов скалывали в основном отщепы, которые преобладают над ножевидными пластинами. Орудий труда не так уж и много – около 50 в каждой коллекции. Это так же указывает на архаику, а с другой стороны на временный характер стоянок. Ведущей категорией орудий являются скребки для обработки шкур, дерева и кости, изготовленные на пластинах или отщепах, концевого или округлого типов. Вторая по численности группа изделий – резцы на пластинах для работы по дереву или кости. Для сверления или прокалывания использовались острия. Наконечники стрел на пластинах немногочисленны. Очень хорошо представлены на каждом памятнике деревообрабатывающие орудия: тесловидные и долотовидные, изготовленные при помощи обивки и шлифовки. Благодаря радиоуглеродному методу удалось определить по ракушкам и костям (обнаруженным в культурных слоях елшанских памятников) возраст вышеописанных материалов. Их развитие проходило от середины 7 тысячелетия до нашей эры и до начала 6 тысячелетия до нашей эры, то есть 8,5 тыс. лет назад. Было раскопано два погребения данной культуры. Первый костяк был ориентирован головой на северо-запад. Лежал в сильно скорченном положении на правом боку, а руки были подложены под голову. Второй был ориентирован головой на север. Вытянут на спине, а руки были сложены на тазобедренных костях. По определению палеонтрополога Хохлова А.А. представители Елшанской культуры относятся к древнеуральской расе. Одним из наиболее показательных для характеристики средневолжской культуры является комплекс стоянки Ильинка. В результате раскопок было обнаружено около 50 сосудов с примесью песка в глиняном тесте. Их можно подразделить на несколько групп. Первая представлена прямостенными или S – образными сосудами либо без орнамента, либо с прочерченными линиями. Важно отметить что аналогичная группа керамики представлена в небольшом количестве на многих памятниках средневолжской культуры. А во-вторых, нетрудно заметить ее большое сходство с керамикой Елшанской культуры. Это может свидетельствовать о том, что определенная часть населения Самарского Поволжья явилась одной из основ для сложения средневолжской культуры. Данный вывод в некоторой степени подтверждает и кремневый набор изделий, обнаруженный на Ильинской стоянке. Скребки на пластинах и отщепах концевого и округлого типов, резцы на углу пластины, симметричные острия и сверла, скобели, наконечники стрел на пластинах, рубящие орудия. Вторая группа керамики на стоянке Ильинская представлена фрагментами, украшенная наколами треугольной формы в отступающей манере. Аналогичная керамика представлена как на памятниках бассейна р. Сок, так и на памятниках р. Самары. Под срезом венчика у многих сосудов проходит горизонтальный ряд ямочных вдавлений. Орнаментальные композиции представлены горизонтальными и наклонными рядами, их сочетанием, волнистым или горизонтальным зигзагом, меандрами и треугольниками. Большинство сосудов с накольчатым орнаментом плоскодонные. Третья группа посуды на Ильинке характеризуется зубчатой техникой нанесения орнамента. Сходные черепки обнаружены практически на всех памятниках средневолжской культуры. Так же, как и у предыдущих групп, под срезом венчика проходит ряд «жемчужин». Узоры представлены горизонтальными или наклонными рядами, вертикальным зигзагом, «шагающей» гребенкой, «косой» решеткой. Днища преимущественно плоские. 1.2. Характеристика культуры Елшанская культура раннего неолита, судя по имеющимся данным, объективно является наиболее древней керамической культурой в междуречье рек Волги и Урала, а при сопоставлении ее с другими неолитическими культурами Европы, она оказывается наиболее ранней и среди них. Данное обстоятельство вызывает к Елшанской культуре повышенный интерес, поскольку ее своеобразный облик и хронологические сопоставления позволяют предполагать наличие самостоятельного очага раннего гончарства на Волге и существенно меняют взгляд на время начала эпохи неолита в Восточной Европе. К настоящему моменту известно более полутора десятков памятников Елшанской культуры, составляющих солидную источниковедческую базу для ее изучения. Наиболее известными и информативными среди них являются Ивановская, Старо-Елшанские I и II, Виловатовская, Максимовская стоянки, расположенные в долине реки Самары и ее притоков, а также памятники бассейна реки Сок: стоянки Красный Городок, Нижняя Орлянка II, Чекалино IV, Лебяжинка IV, Ильинка. К этому же кругу, видимо, принадлежат и некоторые неолитические памятники Ульяновской области – Луговое III, Лебяжье I и др. Все они являются памятниками поселенческого типа, хотя на нескольких из них обнаружены единичные. погребения. Ареал «елшанских комплексов» распространяется в пределах современной лесостепи между реками Волга и Урал, захватывая также часть Волжского правобережья в пределах Ульяновской области, хотя ареал культуры, возможно, несколько шире и включает в себя также часть территории Примокшанья. В.В. Ставицкий считает, что некоторые материалы этого региона, в первую очередь, часть коллекции стоянки Имерка VII, аналогичны елшанским. Наблюдения за топографической ситуацией, в которой находятся ранненеолитические стоянки, показали достаточно стандартный набор условий, необходимых для их местонахождения. Практически все памятники занимают останцы первых надпойменных террас, расположенные в пределах низкой поймы. Второе условие – это наличие близ памятника притока у основного русла реки или небольшой протоки, существующей или пересохшей. Например, стоянка Большая Раковка II расположена близ места впадения р. Черной в р. Сок, Ильинская – р. Тростянки в р. Сок, Ивановская – р. Турганика в р. Ток. Следы протока были зафиксированы в раскопе во время работ на Чекалино IV, возможно, это старица р. Орлянки, притока р. Сок. В аналогичных условиях находится Виловатовская стоянка и другие памятники. Конечно, трудно с уверенностью говорить, чем вызвано подобное единообразие топографических условий – особенностями сезонного функционирования, хозяйственными причинами, связанными с определенными приемами рыболовства или какими-либо иными детерминантами. Но признак этот представляется важным хотя бы потому, что даст возможность практически безошибочно обнаруживать неолитические памятники во время разведочных работ. В местах сужения долины реки стоянки располагаются достаточно высоко относительно русла. На участках же расширения долины памятники расположены вблизи понижений на поверхности высокой поймы. По мнению Ю.А. Лаврушина, относительно высокое гипсометрическое положение стоянок в местах сужения долины свидетельствует об имевших в ту эпоху место высоких половодьях. Что касается участков расширения долины, то низкое гипсометрическое положение стоянок говорит, по-видимому, об их кратковременном характере. О том, что поселения существовали недолго и носили, скорее всего, сезонный характер, свидетельствуют и иные признаки. Культурные отложения характеризуются сравнительной немногочисленностью артефактов, небольшой мощностью (10–20 см) культурных слоев, отсутствием долговременных углубленных в материк жилищ при наличии на некоторых стоянках очажных пятен, небольших хозяйственных ям, содержащих кости рыб и отходы кремневого производства. Остатки небольшого котлована, возможно, жилищного, были встречены лишь, на одной стоянке – Лебяжинке IV. К любопытной разновидности культурных отложений относятся скопления раковин моллюсков семейства Unionidae, обнаруженные на ряде стоянок (Максимовка, Виловатое, Чекалино IV и др.). Об их антропогенном характере убедительно свидетельствует намеренное вкладывание створок одна в другую, зафиксированное на Чекалино IV, а также данные об образе жизни двустворчатых моллюсков, согласно которым они не могут естественным путем образовать подобных скоплений, а тем более «вложиться» одна в другую. Раковины, находившиеся в культурном слое Чекалино IV и на полу котлована Лебяжинки IV, послужили образцами для радиоуглеродного датирования. Основными категориями находок на стоянках времени раннего неолита являются, как это бывает повсеместно, кремневые орудия и керамическая посуда. Елшанская керамика вызывает повышенный интерес в силу своей глубокой древности. Технология ее изготовления специально изучалась в лабораторных условиях с применением метода бинокулярной микроскопии по методике А.А. Бобринского. Автор анализов И.Н. Васильева пришла к важному выводу о том, что, вопреки традиционным представлениям, для изготовления Елшанской посуды использовалась не глина с примесями искусственных добавок, а иное пластическое сырье, которое исследователь идентифицирует с илистыми или сапропелевыми отложениями. В составе этого материала фиксируются включения специфической растительной органики, рыбьей чешуи и ребер, а также изредка фрагменты раковины до 1 мм. Данные примеси носят, скорее всего, естественный характер и вполне обычны для сырья, связанного с водоемами, которое в процессе изготовления посуды просто промешивалось без использования искусственных отощителей. В сырье много железистых соединений в виде зерен оолитового бурого железняка и охристых включений. Фрагментированность керамического материала не позволяет в полном объеме представить способ конструирования Елшанской посуды; тем не менее несколько более или менее хорошо сохранившихся сосудов позволили охарактеризовать эту часть гончарной технологии. Конструирование, по мнению И.Н. Васильевой, велось путем лоскутного налепа с помощью форм-моделей и использованием прокладок из шкур животных. О применении таких прокладок свидетельствуют статические отпечатки волос животных на поверхностях сосудов. В качестве строительных элементов использовались тонкие лепешки размером около 5 см. В одном случае удалось определить, что конструирование было зональным и производилось по кольцевой траектории. Высота зон составляла 6–7 см. Внешние поверхности сосудов заглаживались и полировались костью или галькой, внутренние же обрабатывались менее тщательно – они шероховаты и несут на себе следы заглаживания инструментом наподобие деревянного скребка. Изнутри на поверхностях сосудов фиксируются статические отпечатки растительности и вмятины от давления пальцев. Обжиг был низкотемпературным – 450–6500, но с долговременной выдержкой. А.А. Бобринский, а также автор приведенных определений И.Н. Васильева, предполагают, что при использовании подобной технологии водонепроницаемость и прочность изделий достигалась не только с помощью обжига, но и путем их пропитки некими органическими растворами, что являлось реликтом догончарной эпохи. Эти авторы относят гончарство елшанского населения к протогончарным производствам, основанным на использовании илистого сырья. Елшанская посуда существенно отличается от керамики других культур европейского раннего неолита, что служит одним из веских оснований для типологического обособления этой группы материалов. При этом наблюдается определенное сходство в формах наиболее ранних сосудов самого широкого круга евразийских неолитических культур с елшанскими, что на начальных этапах изучения елшанского феномена послужило основанием для привлечения в качестве аналогий керамики с весьма удаленных территорий. Дальнейшие исследования вынудили отказаться от большинства подобных сопоставлений, хотя сам факт схожести форм наиболее древних сосудов ряда европейских и азиатских раннекерамических культур вызывает определенный интерес и в свое время послужил основой для выдвижения В.Н. Даниленко гипотезы «архаико-неолитического импульса», благодаря которому, по его мнению, неолитическая традиция распространилась из восточно-каспийского региона в Европу вплоть до Дании и Норвегии. У этой гипотезы до сих пор есть сторонники. Но если даже подобный импульс имел место, то Елшанская культура, скорее всего, либо совсем не испытала его воздействия, либо оно было крайне незначительным. Аргументы в пользу такой точки зрения будут изложены ниже. Елшанские сосуды, в основном, сравнительно небольших размеров, тонкостенные, в стенках довольно часто встречаются сквозные конические отверстия, сделанные после обжига. Верхние части сосудов имеют либо прямую, либо плавную S-видную профилировку, срезы венчиков плоские, приостренные и округлые. Преобладают плоские и приостренные днища, но некоторые сосуды имеют и округлые донца. На Ивановской, II Старо-Елшанской и II Нижнеорлянской стоянках было обнаружено по одному сосуду, имеющему острое донце, завершающееся своеобразным «шипом». При анализе керамики совершенно справедливо особая роль отводится орнаментации. Елшанская керамика украшена своеобразными орнаментами, выполненными с применением трех разновидностей техники нанесения: прочерченных линий, разреженных наколов и ямочных вдавлений правильной округлой или неправильной формы и с негативом – «жемчужиной» или без него. В единичных случаях фиксируется гладкая качалка, либо короткие насечки. Анализ показывает, что с применением тех или иных приемов орнаментировано, как правило, порядка 50–80% сосудов. Так, из 37 сосудов стоянки Нижняя Орлянка II, полностью лишены орнамента лишь шесть сосудов, из 25 сосудов стоянки Чекалино IV не орнаментированы 10, из девяти сосудов Красного Городка не несут орнамента два. При этом необходимо отметить, что значительная часть сосудов украшена лишь ямочно-жемчужным пояском, но это не лишает данный элемент декора статуса орнамента. Наиболее часто встречающимся орнаментальным мотивом является горизонтальный ряд ямок с выпуклыми негативами на внутренней или, в зависимости от того, где нанесены ямки, внешней стороне сосуда. Этот ряд приурочен к верхней части сосуда; иногда таких рядов несколько, 110 больше трех не зафиксировано. Нередко ямочно-жемчужный поясок представляет собой ряд сквозных отверстий при наличии «жемчужины» – негатива. Ряды ямок зачастую встречаются в композиции с другими мотивами. Большой интерес представляет сосуд со стоянки Нижняя Орлянка II, имеющий под венчиком сквозные отверстия, между которыми с внешней и внутренней стороны видны отпечатки тонкого и плоского ремешка. Другой распространенный мотив – ромбическая сетка, выполненная прочерченными линиями. Довольно часто встречается мотив «висячих» треугольников, нанесенных ямками, прочерченными линиями, либо разреженными наколами в сочетании с прочерченными линиями. Известны сосуды, на которых орнамент выглядит в виде зигзага из прочерченных линий, иногда в сочетании с разреженными наколами. В ряде случаев разреженные наколы представляют самостоятельный орнаментальный мотив. Единичные сосуды украшены гладкой качалкой, либо короткими насечками, выстроенными в оригинальные композиции. Прочерченными линиями иногда выполнялись простые композиции в виде горизонтальных или наклонных линий. Значительное число елшанских сосудов имеет орнаментированные насечками, либо разреженными наколами срезы венчиков. Важно отметить, что основные из перечисленных орнаментальных признаков примерно в одних и тех же соотношениях присутствуют в большинстве коллекций Елшанской керамики. Это свидетельствует об их устойчивой взаимосвязи и о наличии вполне определенной орнаментальной традиции. Кремневый инвентарь на елшанских памятниках всегда превосходит керамические изделия. Дать достоверную характеристику кремневой индустрии, соответствующей керамике Елшанской культуры долгое время было довольно затруднительно в силу того, что все, без исключения, памятники с Елшанской керамикой содержали также и другие материалы, занимающие совершенно иную культурно-хронологическую позицию. Так, например, на Ивановской стоянке Елшанская керамика залегала совместно с накольчатой и гребенчатой, аналогичная ситуация наблюдалась и на других стоянках бассейна реки Самары. Применительно к этим памятникам можно говорить лишь о том, что типологически вычленяемые Елшанские сосуды, хотя и совместно с керамикой иного облика, находились в самых нижних слоях этих поселений. Коллекции кремневых изделий со стоянок бассейна реки Самары рассматриваются в публикациях, как правило, суммарно. Вычленение из этих коллекций орудий, соответствующих Елшанской керамике, весьма затруднительно по причине того, что все они найдены на памятниках со смешанными культурными слоями. Случаев бесспорной вертикальной стратиграфии, позволяющей выделить «чистые» Елшанские комплексы, всего три: Чекалино IV, Красный Городок и Ильинка. Кроме того, на стоянке Нижняя Орлянка II, благодаря планиграфической обособленности неолитических находок и их резкого отличия от артефактов основного комплекса памятника – эпохи поздней бронзы, также удалось вычленить условно «чистый» елшанский комплекс. На этих памятниках факт соответствия кремневых изделий керамическому инвентарю надежно установлен уже на стадии полевых исследований. Соответствующие коллекции предельно подробно описаны в посвященных этим материалам публикациях. Здесь мы суммарно опишем основные черты каменной индустрии этих памятников, которые, вероятно, могут рассматриваться как характерные признаки кремневого производства елшанских комплексов в целом. Для первичного расщепления использовался обломочный материал различной формы и размеров. Сырьем для изготовления орудий служил местный кремень, встречающийся в виде галек и конкреций в ряде мест Самарского Заволжья. По типу сырья выделяется две основные группы. К первой относится кремень серого с различными оттенками цвета, непрозрачный, однородный, скрыто кристаллической структуры. Вторая группа представлена кремнем красных, розовых, желтых, коричневых оттенков, зачастую с халцедоновыми включениями, неоднородным по структуре. Обе группы сырья являются местными. Встречаются и иные разновидности кремня, но они составляют незначительный процент от общего числа кремневого инвентаря. Удельный вес того или иного типа сырья на разных стоянках различен, но при этом сырье первой группы в основном преобладает и является своеобразным признаком архаичности кремневых комплексов, в то время как кремень второй сырьевой группы характерен для более поздних памятников. В производстве использовались одноплощадочные нуклеусы с зауженным основанием и зоной скалывания не более 2/3 окружности или с торца, а также нуклевидные куски с бессистемным снятием отщепов. Встречается прием встречного расщепления с двух площадок, подтеска контрфронта. В небольшом количестве в коллекциях встречаются изделия со следами пребывания в огне в виде мелких паутинообразных трещин и характерных изменений структуры и цвета породы. В качестве заготовок применялись отщепы и ножевидные пластины. Наряду с ними широко использовались обломки галек, различные технические сколы, морозобойные куски и т.п. Приемы вторичной обработки представлены ретушью, резцовым сколом, двусторонней обивкой. Единичные 'экземпляры орудий имеют следы частичной шлифовки. Ножевидные пластины, как правило, удлиненных пропорций. Среди них имеются как хорошо ограненные экземпляры с параллельными краями, так и пластины с нерегулярными гранями и изогнутым профилем. Среди этой категории заготовок пластины, оформленные регулярной ретушью, не составляют большинства. Весьма значителен удельный вес пластин со следами мелкой псевдоретуши, образовавшейся в результате работы без предварительной вторичной обработки изделий. Орудийный набор представлен различными разновидностями режущескоблящего инвентаря, деревообрабатывающими инструментами, перфораторами, наконечниками, выемчатыми и комбинированными орудиями. Среди скребков преобладают отщеповые формы различных типов, хотя имеются и скребки на пластинах, преимущественно концевые. Некоторые из них имеют альтернативные рабочие края. Резцы изготавливались практически на всех видах заготовок, начиная от пластин и заканчивая отщепали и техносколами различных типов. Заметную роль среди изделий с резцовыми сколами играют ретушные и трансверсальные формы. Резцы на пластинах изготовлены по методу нанесения скола на край. Наряду с орудиями, имеющими целенаправленно оформленные резцовые сколы, имеются также и псевдорезцы с выкрошенными от работы углами и кромками.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Курсовая работа, Культурология, 34 страницы
408 руб.
Курсовая работа, Культурология, 23 страницы
700 руб.
Курсовая работа, Культурология, 29 страниц
348 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg