Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / КУРСОВАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Соблюдение требований законодательной техники как средство предотвращения нормотворческих ошибок

irina_k200 360 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 30 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 13.09.2020
Объект исследования – определение соблюдение требований законодательной техники. Цель исследования изучить соблюдение законодательной техники как средство предотвращения нормотворческих ошибок. В соответствие с целью были поставлены задачи: - определить понятие и средства законодательная техники; - рассмотреть соблюдения требований законодательной техники как средство предотвращения правотворческих ошибок. Методология и методы исследования. Методологическую основу исследования составляют принципы системного и структурно-функционального подходов. В работе будут использованы общелогические методы анализа и синтеза, обобщение, а также анализ документов (литературы, нормативных правовых актов). Нормативную основу работы составили: Конституция РФ, федеральные законы, а также нормативные правовые акты Российской Федерации. Теоретическую базу исследования составили труды таких авторов как: Ю. Г. Арзамасов, И.П. Кожокарь, В.М.Сырых, и других. С учетом характера и специфики темы, а также степени разработанности исследуемых в ней проблем, построена и структура контрольной работы, которая состоит из введения, основной части, заключения, списка использованных источников.
Введение

Актуальность выбранной темы, объясняется тем, что анализ юридической литературы и современного состояния российского законодательства позволяет сегодня говорить о требованиях законодательной техники как о своеобразном тандеме, то есть объединении двух блоков правил, во-первых, это правила нормативно закрепленные в Конституции, федеральных конституционных законах, федеральных законах, нормативных указах Президента, а также в целом ряде подзаконных нормативных документов исполнительных органов власти, а во-вторых, это доктринальные установки, то есть идеи, принципы, специальные правила (стандарты) поведения, исходящие из содержания научных трудов ученых юристов. В современных реалиях соблюдение требовании законодательной техники являются особенно важными, при чем это касается всех без исключения видов правотворческого процесса, будь это законодательная деятельность федерального парламента, либо законодательных (представительных) органов субъектов Федерации. Конечно, лучший вариант для правового регулирования, если вести речь с аксиологической точки зрения, когда эти требования закреплены нормативно на уровне акта, обладающего высшей юридической силой, тогда они выступают правовым форпостом перед правотворческими ошибками. Законными (легитимными) нормативные акты могут быть только тогда, когда они приняты в соответствии с требованиями законности, то есть источником данных требований является Конституция, федеральные конституционные законы и федеральные законы. Однако здесь следует заметить, что даже четкое и неуклонное соблюдение таких требований субъектами, обеспечивающими правотворческий процесс и субъектами правотворчества и не дает полную гарантию от правотворческих ошибок, но, тем не менее, значительно минимизирует их количество, придает нормативным актам такое качество как легитимность.
Содержание

Введение 3 1. Понятие и средства законодательная техники 5 2. Соблюдение требований законодательной техники как средство предотвращения правотворческих ошибок 8 Заключение 27 Список используемых источников и литературы 29
Список литературы

1. Конституция Российской Федерации принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года (в ред. от 05.02.2014) // Собрание законодательства РФ. - 2014. - № 9. - Ст. 851. 2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 01.03.2020) // Собрание законодательства РФ.-2002.-№1.- Ст.1 Литература 1. Арзамасов Ю.Г. Теория и практика ведомственного нормотворчества в России : монография / Ю. Г. Арзамасов. – М.: Юрлитинформ, 2013. -269 с. 2. Бахвалов С.В. Опубликование нормативных правовых актов: типичные ошибки, пути их преодоления / С.В. Бахвалов // Правотворческие ошибки: понятие, виды, практика и техника устранения в постсоветских государствах: материалы Международного научно-практического круглого стола (29–30 мая 2013 года) / Под ред. В.М. Баранова, И.М. Мацкевича.- М.: Проспект, 2014. – 173 с. 3. Белоусов С.А. Правотворческие ошибки и законодательный дисбаланс: технико-юридические способы предотвращения / С.А. Белоусов // Вестник Саратовской государственной юридической академии. -2014. -№5(100).- С. 11-15. 4. Власенко, Н.А. Нормотворческая юридическая техника [Электронный ресурс] / Н.А.Власенко. – М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, Юстицинформ, 2013. - http://www.iprbookshop.ru/23023. 5. Желдыбина Т.А. Вопросы законодательной техники в процессе кодификации права / Т.А. Желдыбина // Российская юстиция.- 2016. -N 4. -С. 6 - 9. 6. Кауфман М.А. Правотворческие ошибки в уголовном праве / М.А. Кауфман // Журнал Российского права.- 2016. -№9.- С. 92-101. 7. Кожокарь И.П. Неполнота правовой регламентации как дефект системы российского права / И.П. Кожокарь // Законы России: опыт, анализ, практика. -2019. -N 5.- С. 82 - 87. 8. Маремкулов А.Н. К вопросу изучения принудительного правотворчества как способа устранения правотворческих ошибок / А.Н. Маремкулов // Северо-Кавказский юридический вестник.- 2016.- №3.- С. 32-35. 9. Сыдыгалиев М.К. О понятии законодательной техники / М.К. Сыдыгалиев // Известия Иссык-Кульского форума бухгалтеров и аудиторов стран Центральной Азии. -2016. -№1-2-2(13). -С. 515-519. 10. Сырых В.М. Российское законодательство: проблемы и перспективы / В.М. Сырых. – М.: Проспект, 2005. – 617 с. 11. Чигидин Б.В. Классификация технико-юридических ошибок, допускаемых в современном российском законодательстве (часть 1) // Представительная власть – XXI век: законодательство, комментарии, проблемы. – 2013. – № 2-3 (50-51). 12. Шафиров В.М. Проблема пробелов в праве и современное (интегративное) правопонимание / В.М. Шафиров // Нормативное и индивидуальное в правовом регулировании: вопросы теории и практики: Матер. VII междунар. науч.-практич. конф-. М.: РАП, 2013.- 84 с.
Отрывок из работы

1.Понятие и средства законодательная техники Начиная разговор о законодательной технике и ее составляющих, следует заметить, что в общей теории права и государства существуют различные подходы относительно понимания данного термина. Так, например, профессор В.М. Сырых отмечал, что законодательная техника включает достаточно развитую систему требований к официальным реквизитам, структуре, содержанию нормативного правового акта, системным связям норм, как внутри закона, так и с другими законодательными актами, к стилю закона . М.К. Сыдыгалиев понятие законодательной техники также раскрывал через систему определенных правил. При этом он подразделил данные правила на два вида познавательно-логичного и нормативно-структурного формирования правового материала. Кроме того, в рассматриваемом определении он выделил шесть взаимосвязанных элементов: а) познавательно-юридический; б) нормативно-структурный; в) логический; г) языковой; д) документально-технический; е) процедурный . Само понятие «законодательная техника» входит в другое, более широкое, понятие – «юридическая техника», которое включает в себя не только совокупность или, вернее сказать, систему приемов, правил и средств, направленных на подготовку, принятие, изменение либо отмену совершенных по форме, структуре и содержанию законов и подзаконных нормативных актов, но и индивидуальных правовых актов, а также актов официального толкования права. Проведенный анализ показал, что в понимании законодательной техники можно выделить два подхода – «узкий» и «широкий». Позиция сторонников первого основывается на том, что под законодательной техникой понимают систему правил, приемов и средств подготовки совершенных по форме и содержанию нормативно-правовых актов, смысл которых будет понятен каждому. Данная позиция имеет широкое распространение в юридической науке, и ее разделяют многие правоведы. Сторонники «широкого» подхода под законодательной техникой понимают учение о законодательной системе, ее структуре, формах и методах ее построения. Законодательная техника, по мнению И.П. Кожокарь, охватывает чисто технические моменты подготовки проектов нормативных актов, под которыми следует понимать все то, что не имеет прямого отношения к содержанию готовящихся проектов, а носит прикладной характер и касается внешнего оформления таких проектов, методики их подготовки . Разделяя эту точку зрения, необходимо отметить, что к основным средствам законодательной техники относятся: нормативное построение, юридические конструкции, отраслевая типизация, юридическая терминология. Нормативное построение предполагает, что внутренняя структура правовой нормы содержит, не только правила поведения (диспозицию) и те жизненные условия, при которых эти правила начинают действовать, но и предусматривает наличие юридических последствий: карательных, поощрительных, правовосстановительных и т.д. Данное построение необходимо для того, чтобы любой человек, не имея специального образования, мог прочитать правила поведения, выраженные в нормативном акте. Тем не менее, сегодня законодательная техника при построении норм прав идет по двум противоположным направлениям. С одной стороны, просматривается дифференциация норм права. Так, например, в кодифицированных актах широко распространено помещение гипотез в общую часть кодексов, что препятствует их многочисленным повторениям в статьях нормативных актов и способствует экономичности и компактности в изложении нормативного материала. С другой, все чаще используется такое средство законодательной техники, способствующее интеграции норм права, как нормативное построение, которое предполагает, что внутренняя структура правовой нормы должна содержать, не только правила поведения (диспозицию) и те жизненные условия, при которых эти правила начинают действовать, но и предусматривать наличие юридических последствий: карательных, поощрительных, правовосстановительных. Данное построение необходимо для того, чтобы любой человек, не имея специального образования, мог прочитать правила поведения, выраженные в нормативном акте. Применение такого средства юридической техники, как нормативное построение характерно для подготовки таких подзаконных актов, как указы Президента, а также ведомственные нормативные акты, то есть нормативные акты таких федеральных органов исполнительной власти, как федеральные министерства и федеральные службы. Другим средством законодательной техники являются юридические конструкции. Они представляют собой схемы-шаблоны, которыми пользуются компетентные органы при разработке юридических документов. Так, например, в МВД России разработаны унифицированные образцы основных нормативно-правовых актов, с помощью которых исполнители могут определить нужную форму проекта подготавливаемого акта и правильно его построить. Данные образцы, при правильном их использовании, будут способствовать повышению качества ведомственных нормативных актов. Отраслевая типизация помогает юристу отнести нормативный документ к той или иной системе норм, регулирующих определенную сферу жизни, то есть к отрасли права (гражданской, финансовой и т.д.). Юридическая терминология является средством законодательной техники, с помощью которой конкретные понятия приобретают словесное выражение в тексте нормативного акта. Являясь первичным материалом для создания правовых норм, юридические термины имеют сквозное значение в юридической технике. Используя юридические термины, государство в лице своих органов власти говорит на языке права и выражает свою волю, т. е. устанавливает всевозможные запреты, возлагает на юридических и физических лиц и их объединения определенные обязанности, предоставляет возможности для реализации прав и законных интересов. В юридической литературе юридические термины подразделяют на общеупотребительные термины, которые используются в обыденной речи и понятны всем и специально-юридические, которые обладают особым правовым содержанием (аккредитив, деликтоспособность, исковое заявление и т.п.), такие термины служат для обозначения юридических понятий, выражения юридических конструкций, отраслевой типизации и т.д. Таким образом, специально-юридические термины являются переходным звеном от нормативных предписаний к более сложным пластам правовой материи. Нормодатель при подготовке проектов нормативных актов использует также технические термины, которые отражают область специальных знаний машиностроения, энергетики и т.д. Технические термины широко применяются в таких документах, как: правила техники безопасности, правила взрывных и горных работ, правила проведения экспертизы технических решений и т.п. Вопрос о юридической терминологии – это вопрос о юридическом языке. Поэтому текст нормативного акта должен быть написан ясным и доступным языком, без присутствия устаревшей терминологии. А для того чтобы специально-юридические термины стали понятны всем гражданам, нормодатель использует особые нормы, которые не регулируют общественные отношения, а раскрывают содержание каких-либо понятий. Например, административный проступок в административном праве, оферта и акцепт – в гражданской отрасли права, акциз – в финансовом праве и т.п. Такие нормы носят название нормы-дефиниции. 2. Соблюдение требований законодательной техники как средство предотвращения правотворческих ошибок Анализ юридической литературы и современного состояния российского законодательства позволяет сегодня говорить о требованиях законодательной техники как о своеобразном тандеме, то есть объединении двух блоков правил, во-первых, это правила нормативно закрепленные в Конституции, федеральных конституционных законах, федеральных законах, нормативных указах Президента, а также в целом ряде подзаконных нормативных документов исполнительных органов власти, а во-вторых, это доктринальные установки, то есть идеи, принципы, специальные правила (стандарты) поведения, исходящие из содержания научных трудов ученых юристов. В современных реалиях соблюдение требовании законодательной техники являются особенно важными, при чем это касается всех без исключения видов правотворческого процесса, будь это законодательная деятельность федерального парламента, либо законодательных (представительных) органов субъектов Федерации. По нашему мнению, важное значение имеют требования, предъявляемые к содержанию нормативных актов, где одним из главных следует выделить требование соответствия общепризнанным международным документам о правах и свободах человека и гражданина. При этом, международные стандарты в области прав человека и гражданина нельзя назвать раз и навсегда установленными «каноническим правилами», так как возникнув в определенный период истории развития общества и государства они, бесспорно, подлежат видоизменению в связи с конкретными условиями функционирования и реформирования государства, с изменением общества и его индивидов. Следующее требование напрямую корреспондируется с первым, однако, по нашему мнению, его можно выделить отдельно. Оно заключается в том, что в нормативных актах не должно содержаться норм, ущемляющих или ограничивающих законные права человека и гражданина. Последние в соответствии со ст. 55 Конституции могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Из данной нормы следует, что ограничение прав и свобод граждан возможно только в особых, исключительных случаях и то только на основе норм, обладающих высшей юридической силой закона . Тем не менее, сами законодательные нормы не всегда являются образцами законности, поскольку иногда принимаются федеральные законы и иные акты прямо, либо косвенно ущемляющие права, свободы и законные интересы граждан. К большому сожалению, в государстве, провозгласившем себя «правовым», в отдельных законодательных нормах закреплена юридическая ответственность за совершенно правомерные действия. Следующее требование – это соответствие нормативных актов Конституции, законам и другим актам высших органов государственной власти. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции конституционные нормы имеют высшую юридическую силу, прямое действие и применяются на всей территории Российской Федерации. Законы и другие нормативные акты, которые принимаются в России, входят в систему ее законодательства и не должны противоречить Основному Закону. Тем не менее, соподчиненность многих нормативных актов, за исключением норм отдельных отраслей права, а также их виды, порядок подготовки и принятия до сих пор еще не закреплены федеральным законодателем, что позволяет говорить о наличии явного пробела в праве, что также можно позициировать как правотворческую ошибку. Далее хотелось бы остановиться на том, что нормы права должны соответствовать реальным общественным отношениям и нормам общественной морали. Требование соответствия нормативных актов реальным общественным отношениям означает соответствие тем связям, которые сложились в той или иной сфере, на определенных участках правовой жизни в ходе правоприменительной деятельности государственных и муниципальных служащих. Отход от рассматриваемого требования приводит к таким правотворческим ошибкам как несоответствие содержания норм права реально существующим отношениям в социуме. Если само общество еще не готово к проведению тех или иных реформ, то они не пройдут либо, по субъективным причинам, то есть граждане и их объединения будут выражать свое неприятие новел в законодательстве, при чем как в ярко выраженной форме (пикетирование, забастовки, жалобы), так и в пассивном их несоблюдении, что тоже негативно сказывается на действии того или иного вида механизма правового регулирования, либо по вполне объективным причинам (отставание общественных отношений от позициируемых идей, отсутствие социальных институтов, неподготовленность общественного мнения и т. д.). Несоблюдение перечисленных выше требований приводит не только к таким серьезным гносеологическим ошибкам как коллизии норм права, но и к ущемлению прав, свобод и законных интересов граждан. В данном случае под гносеологическими ошибками следует понимать несоответствие «сущего» «должному», иными словами желаемого, которое установил федеральный законодатель, реальному отходу от требований норм Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, а также от общепризнанных моральных норм и принципов. К данному перечню требований можно присоединить и такое правило, как: принятие нормативных актов органами государственной власти в соответствии со своей компетенции . Законодательные и исполнительные органы государственной власти должны издавать нормативные акты на основе и во исполнение федеральных конституционных законов, федеральных законов, указов и распоряжений Президента Российской Федерации, постановлений и распоряжений Правительства Российской Федерации, а также в пределах их компетенции. Из этого следует, что закон не подчинен другим правовым актам и поэтому должен содержать «первичные», базовые нормы, которые, как показывает практика, в большинстве случаев, нуждаются в конкретизации, как правило, осуществляющейся на подзаконном уровне . В связи с этим, федеральные органы исполнительной власти должны создавать только «производные» нормы, конкретизирующие и организационно обеспечивающие «первичные» нормы законов, а также нормативных указов Президента Российской Федерации. Закрепление в нормативных актах федеральных органов исполнительной власти «первичных» норм без соответствующего разрешения следует рассматривать как компетенционную правотворческую ошибку, которая может привести к признанию нормативного акта ничтожным соответствующим судебным органом власти. Такие вопросы в соответствии со своей компетенцией уполномочен рассматривать Верховный Суд Российской Федерации. Он рассматривает дела о соответствии законности нормативных актов, принятых такими федеральными органами исполнительной власти, как федеральные министерства и федеральные службы, подведомственные Правительству Российской Федерации. Другим же федеральным органам исполнительной власти, в соответствии с указами Президента, устанавливающими структуру и систему федеральных органов исполнительной власти осуществлять нормативно-правовое регулирование запрещается . Таким образом, несоблюдение данного требования можно назвать ни чем иным как компетенционной ошибкой. Однако нарушения компетенции не будет в том случае, если в федеральном законе содержится «прямое указание закона» на необходимость принятия нормативного акта такими федеральными органами исполнительной власти как федеральные службы и федеральные агентства, либо если федеральному органу исполнительной власти делегировано федеральным парламентом право на принятие нормативного акта, содержащего «первичные» нормы. Второй блок требований, предъявляемых к нормативным актам составляют требования соответствия правилам юридической техники. Несомненно, законодатель должен обладать высокой профессиональной квалификацией, необходимыми знаниями, умениями и навыками, чтобы сформулировать правило поведения с максимальной точностью и ясностью, что оно было «читаемо», понятно всем дееспособным людям, без исключения. Несоблюдение данного требования приводит к различным ошибкам технико-юридического плана. Например, к системно-структурным ошибкам. Так, например, в охранительной норме права может отсутствовать такой структурный элемент нормы права как санкция, что попросту делает данную норму «мертвой», то есть не способной защитить соответствующие общественные отношения от противоправных деяний. Также норма права, будучи элементом системы права, должна в обязательном порядке согласовываться с другими нормами и, естественно, им не противоречить, если этого нет, то это серьезная правотворческая ошибка, требующая устранения. В связи с этим, такое пристальное внимание сегодня уделяется требованиям, предъявляемым к законодательной технике. По нашему мнению, законодательная техника должна включать в себя следующие требования: 1. Выбор правильной формы нормативного акта и унификация данных форм. Например, федеральные законы должны содержать базовые нормы, которые затем будут конкретизированы подзаконными актами (указами Президента, постановлениями Правительства, ведомственными нормативными актами). В этом отношении законодательное оформление технико-юридических норм, содержащих требования, предъявляемые к автомобильным бензинам и дизельному топливу является ни чем иным как законодательной ошибкой, поскольку не логично закреплять такие нормы в форму федерального закона, по нашему мнению, они должны содержаться в соответствующих регламентах и утвержденных либо постановлением Правительства Российской Федерации, либо приказом соответствующего федерального министерства. Чтобы избежать возможных проблем в выборе формы нормативного акта, законодателю следует обращаться к действующему законодательству в этой области. В сегодняшних условиях проведения правовых реформ важное значение имеет унификация форм нормативных актов на уровне федерального закона, а не подзаконных актов, как это существует в современной ситуации. Однако, отдельные министерства принимают нормативные акты в форме писем, инструктивных писем, циркулярных писем и т. п., что также следует отнести к явным правотворческим ошибкам, которые выражаются, в большей степени, в несоответствии формы содержанию, поскольку письмо, как таковое, - это не нормативный документ и оно, соответственно, не может содержать нормы права. Аналогичная ситуации с инструктивными и иными письмами. Большое значение в унификации нормативных актов играют юридические конструкции, представляющие собой схемы-шаблоны, которыми пользуются компетентные органы при подготовке юридических документов. Поэтому, если законодатель использует иную форму юридической конструкции, которая предусмотрена в данной инструкции, либо он перепутает, закрепленные указанным документом формы юридических конструкций, по незнанию, либо умышленно, то это также приведет к системно-структурным ошибкам . В этой связи актуальной проблемой совершенствования правового регулирования является разработка и принятие общих, унифицированных для всех органов государственной власти образцов основных нормативных актов, с помощью которых исполнители могут определить нужную форму проекта подготавливаемого акта нормативного документа, а затем уже подготовить его проект. Теперь остановимся на правилах, вытекающих из юридической лингвистики, то есть речь будем вести о «языке закона». «Язык закона» - официальный язык законодателей, который представляет собой функциональный стиль литературного языка. Язык закона выступает определенным видом официального делового стиля, то есть такого языка, на котором государство, в лице своих органов власти, общается, иными словами «разговаривает» с другими субъектами правовых отношений (гражданами, их объединениями, апатридами, бипатридами, юридическими лицами, другими государствами и т. п.), утверждая уголовные, административные, финансовые и иные запреты, устанавливая обязанности, чем придает им легитимный характер и, конечно, закрепляя различные дозволения, а иногда даже и рекомендации. Поэтому, для более полной характеристики данного стиля литературного языка следует указать те особенности, которые свойственны именно для языка законодателей. Тем не менее, приоритетным методом правового регулирования, применяемым законодателями даже в современных условиях, является императивный (властный, предписывающий) метод. Здесь справедливо задать вопрос: использование неверного метода правового регулирования – это законодательная ошибка? Очевидно, да, поскольку изменится не только способ правового регулирования, выбранный законодателем, но по сути и смысл норм права. Как с общетеоретической точки зрения, так и с практической, для более полного раскрытия особенностей языка законодателей необходимо выделять в особую группу требования, предъявляемые именно к стилю языка закона. Рассмотрим их подробнее. 2. Требования, предъявляемые к стилю нормативных актов. а) Логичное изложение норм права. Нормативный материал должен быть правильно и логично изложен. Присутствие логики должно быть обязательным, ибо ее законы и правила подчиняют операции законодателя правилам русского языка логическую основу текста закона. При этом, данное требование должно соблюдаться автором проекта нормативного акта на всем протяжении создания документа, как в начале текста, так и в конце. Соблюдение требования логичного изложения норм права выражается в соблюдении запретов на использование алогизмов, тавтологии, перескакивания смысла и других противоречий, приводящих к такой правотворческой ошибке как смысловой разнобой. Чтобы избежать подобных лексических ошибок, законодатель должен внимательно относиться не только к правилам, в которых закрепляются конкретные требования законодательной техники, но и ко всему набору средств законодательной техники. В частности, не менее важную роль здесь играет нормативное построение. Оно предполагает, что внутренняя структура правовой нормы должна содержать не только сами правила поведения и те жизненные условия, при которых эти правила начинают действовать, но и предусматривать наличие определенных юридических последствий, иными словами санкций. Нормативное построение способствует тому, чтобы в нормативном акте не было коллизий и других правотворческих ошибок. Кроме этого, логичному изложению норм права способствуют также и юридическая терминология, а именно нормы-дефиниции, которые раскрывают значение специфических, не понятных обывателям юридических терминов. Не менее важно и такое средство юридической техники как отраслевая типизация, ориентирующая юристов, к какой отрасли права следует отнести тот или иной нормативный документ. б) Компактное изложение норм права. Текст любого закона, должен быть четким, без лишних рассуждений, научных дискуссий и без эмоциональных характеристик. Например, нельзя использовать такие термины, как: «тесное взаимодействие», «высокая эффективность» и т. п., которые широко могут применяться в отчетах и других ненормативных документах. Отход от этого требования неминуемо приведет к правотворческим ошибкам логико-структурного вида, сделает текст нормативного акта не понятным, нечитаемым. В этой связи следует заметить, что даже процедурные нормы законов не должны изобиловать мельчайшими деталями. Такие особенности лучше закреплять в нормах таких подзаконных актов как: приказы, инструкции, правила. Текст любого нормативного акта должен быть не только ясен и доступен, но и краток. Помимо этого, необходимо избегать при построении норм права применения сложных предложений, состоящих из множества составных компонентов, изобилующих причастными и деепричастными оборотами, сложноподчиненными предложениями, которые образуют несколько частей грамматического подчинения, что приводит только к загромождению нормативного материала и вызывает трудности при его прочтении, иными словами, это приводит к структурно-логическим правотворческим ошибкам .
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 21 страница
252 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 28 страниц
336 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 24 страницы
288 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 49 страниц
588 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 24 страницы
288 руб.
Курсовая работа, Право и юриспруденция, 36 страниц
432 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg