Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Коррупционные правонарушения в сфере публично—правовых отношений

irina_k200 200 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 20 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 20.07.2020
Цель исследования – проанализировать порядок предупреждения и противодействия коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений. Задачи исследования: — дать понятие коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений, — описать основные положения коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений, — рассмотреть направления предупреждения и противодействия коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений, — выявить перспективы реформирования предупреждения и противодействия коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений. Объект исследования – общественные отношения, возникающие в процессе порядка предупреждения и противодействия коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений. Предмет исследования – нормы права, регулирующие порядок предупреждения и противодействия коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений. Структура исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.
Введение

Актуальность исследования заключается в том, что в действующем законодательстве Российской Федерации в целом, как и непосредственно в Федеральном законе от 25 декабря 2008 г. № 273—ФЗ «О противодействии коррупции», до сих пор не выработан единый стройный подход к определению понятия «коррупционное правонарушение» и его квалифицирующих признаков. Отсутствие единого категориально—понятийного аппарата влечет невозможность установления четких пределов его правового регулирования, в результате чего все усилия по противодействию коррупции в большей степени приобретают «лоскутный», а не системный характер . На законодательном уровне не отражены соотношение и связь данного понятия с понятиями «коррупционное преступление», «коррупционный проступок» и «правонарушение, создающее условия для коррупции». В то же время на ведомственном уровне правоприменителями введено в оборот понятие «преступления коррупционной направленности». Основным и единственным существующим критерием дифференциации коррупционных правонарушений законодатель определяет вид ответственности, установленной за их совершение, что, бесспорно, отвечает как канонам и принципам правовой доктрины, так и положениям международных норм. Соответственно, основываясь на видах юридической ответственности, установленных за совершение такого девиантного поступка, как коррупционное деяние, являющегося противоправным, выделяются четыре вида коррупционных правонарушений: административные проступки, преступления, гражданско—правовые деликты и дисциплинарные проступки. «Правонарушение», являясь общим понятием, представляет собой виновное противоправное деяние (действие и (или) бездействие) лица, причиняющее вред личности, обществу и государству, за которое наступает юридическая ответственность. В зависимости от степени общественной опасности и социальной вредности правонарушения делятся на преступления и проступки.
Содержание

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………...……………3 ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОРРУПЦИОННЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ В СФЕРЕ ПУБЛИЧНО—ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ § 1. Понятие коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений……………………………….…………5 § 2. Основные положения коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений…………………………………………7 ГЛАВА 2. ПРАВОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИОННЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ В СФЕРЕ ПУБЛИЧНО—ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ § 1. Направления предупреждения и противодействия коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений…………..……….....9 § 2. Перспективы реформирования предупреждения и противодействия коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений….13 ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………….…………………………………18 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК………………………………………..….19
Список литературы

Федеральные нормативные правовые акты 1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6—ФКЗ, от 30.12.2008 № 7—ФКЗ, от 05.02.2014 № 2—ФКЗ, от 21.07.2014 № 11—ФКЗ) // СЗ РФ. — 04.08.2014. — № 31. — ст. 4398. 2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51—ФЗ (ред. от 06.01.2019). // РГ. — № 238—239. — 1994. 3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14—ФЗ (ред. от 06.04.2019) // РГ. — № 23. — 1996. 4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 № 146—ФЗ (ред. от 05.05.2019). // РГ. — № 233. — 2001. 5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230—ФЗ (ред. от 31.11.2019). // РГ. — № 289. — 2006. 6. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195—ФЗ (ред. от 02.12.2019). // СЗ РФ. — 07.01.2002. — № 1 (ч. 1). — ст. 1. 7. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63—ФЗ (ред. от 03.11.2019). // СЗ РФ. — 17.06.1996. — № 25. — ст. 2954. 8. Федеральный закон от 25.12.2008 № 273—ФЗ (ред. от 26.07.2019) «О противодействии коррупции». // РГ. — № 266. — 2008. 9. Федеральный закон от 12.08.1995 № 144—ФЗ (ред. от 28.12.2019) «Об оперативно—розыскной деятельности» (принят ГД ФС РФ 05.07.1995) // СЗ РФ. — 14.08.1995. — № 33. — ст. 3349. 10. Федеральный закон от 28.12.2010 № 403—ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 22.12.2010) // СЗ РФ. — 03.01.2011. — № 1. — ст. 15. 11. Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202—1 (ред. от 07.02.2019) «О прокуратуре Российской Федерации» // СЗ РФ. — 20.11.1995. — № 47. — ст. 4472. 12. Федеральный закон от 25.12.2008 № 273—ФЗ (ред. от 29.12.2019) «О противодействии коррупции». // РГ. — № 266. — 2008. 13. Федеральный закон от 27.07.2004 № 79—ФЗ (ред. от 03.07.2019) «О государственной гражданской службе Российской Федерации». // РГ. — № 162. — 2004. 14. Указ Президента РФ от 19.05.2008 № 815 (ред. от 04.11.2019) «О мерах по противодействию коррупции» // СЗ РФ. — 26.05.2008. — № 21. — ст. 2429. 15. Указ Президента РФ от 21.07.2010 № 925 «О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона «О противодействии коррупции» // Собрание законодательства РФ. 26.07.2010. № 30. ст. 4070. Литература 16. Андрианов, В.Д. Бюрократия, коррупция и эффективность государственного управления: история и современность. — М. — 2018. — 665 с. 17. Брежнев, О.В. Проблемы правового регулирования противодействия коррупции в органах местного самоуправления // Муниципальная служба: правовые вопросы. — 2019. — № 4. — С. 23 — 25. 18. Григорьев, В.В. Комментарий к Федеральному закону от 25 декабря 2008 г. № 273—ФЗ «О противодействии коррупции» (постатейный). М. — Деловой двор. — 2019. — 208 с. 19. Евстифеев В.В., Куракин А.В., Марьян А.В. Проблемы противодействия коррупции в системе государственной службы // Административное и муниципальное право. — 2018. — № 4. — С. 32 — 36. 20. Карпович, О.Г. Уголовно—правовые вопросы борьбы с коррупцией в странах СНГ // Внешнеторговое право. — 2018. — № 2. — С. 2 — 6. 21. Коваль, А.В. Государственная политика в области противодействия коррупции // Законность. — 2019. — № 10. — С. 43 — 47. 22. Комментарий к Федеральному закону от 25 декабря 2008 г. № 273—ФЗ «О противодействии коррупции» (постатейный) / И.С. Алихаджиева, Д.С. Велиева, Г.Н. Комкова и др.; под ред. С.Ю. Наумова, С.Е. Чаннова. М. – Юстицинформ. — 2019. — 272 с. 23. Спектор, Е.И. Коррупционные правонарушения: проблемные вопросы юридической квалификации // Журнал российского права. — 2018. — № 8. — С. 40 — 46. 24. Синицын С.А., Позднышева Е.В. Гражданско—правовые санкции за совершение коррупционных правонарушений // Законодательство и экономика. — 2018. — № 5. — С. 7 — 10. 25. Черепанова, Е.В. Правовые аспекты предупреждения коррупционных правонарушений // Журнал российского права. — 2018. — № 10. — С. 86 — 92.
Отрывок из работы

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОРРУПЦИОННЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ В СФЕРЕ ПУБЛИЧНО—ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ § 1. Понятие коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений Соответственно, с точки зрения соблюдения чистоты юридической терминологии полагаем целесообразным законодателю оперировать либо понятием «коррупционное деяние», либо понятием «коррупционное правонарушение», определяемым как противоправное деяние, обладающее признаками коррупции, за которое нормативным правовым актом установлена гражданско—правовая, дисциплинарная, административная или уголовная ответственность. Вместе с тем Закон № 273—ФЗ, не предусматривающий легального определения понятия «коррупционное правонарушение» и оперирующий базовым и обобщающим понятием «коррупция», в п. 1 ст. 1 раскрывает его через призму простого перечисления уголовно—правовых деяний, составляющих должностную преступность в виде: злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), получения взятки (ст. 290 УК РФ), дачи взятки (ст. 291 УК РФ), коммерческого подкупа (ст. 204 УК РФ). К последним можно отнести легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, представление неполных или недостоверных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, нарушение требований Кодекса этики и служебного поведения, неформальные отношения обмена услугами; подкуп избирателей, участников референдума, незаконное привлечение к трудовой деятельности государственного служащего (бывшего государственного служащего), преступления против правосудия (вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта, незаконное освобождение от уголовной ответственности, незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей и проч.) и др . Незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами. Примечательно, но Закон № 273—ФЗ не предусматривает и легального определения термина «правонарушение, создающее условие для коррупции», одновременно устанавливая ответственность юридических лиц за его совершение (ч. 1 ст. 14 Закона № 273—ФЗ). Вместе с тем системное толкование составов административных правонарушений ст. 19.28 и 19.29 КоАП РФ подтверждает факт установления административной ответственности юридических лиц именно за совершение коррупционных правонарушений, а не «правонарушений, создающих условия для коррупции», что соответствует пониманию подходов к криминализации коррупционных деяний юридических лиц и коррелирует определенным международным обязательствам России. Судя по всему, логика законодателя исходит из того, что если правонарушение препятствует формированию в обществе нетерпимости и негативного отношения к коррупционному поведению (п. 3 ст. 7, п. 1 ст. 6 Закона № 273—ФЗ), то оно тем самым создает предпосылки для совершения непосредственно коррупционного правонарушения, обладающего всеми признаками, которые определены в п. 1 ст. 1 Закона № 273—ФЗ. Полагаем, что заложенная законодателем возможность расширительного толкования правоприменителем действительного смысла и содержания понятия «правонарушение, создающее условие для коррупции», равно как и его квалифицирующих признаков относительно своего словесного выражения, является, во—первых, незаконной и, во—вторых, недопустимой в части применения принципа аналогии в «наказательном праве». Любое расширение состава преступления (правонарушения) и его квалификация (установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного противоправного деяния и признаками состава правонарушения, предусмотренного правовой нормой) являются исключительной прерогативой законодателя. Правоприменитель аналогичными полномочиями не обладает . К числу основных квалифицирующих признаков коррупционного деяния следует отнести использование специальным субъектом своего служебного положения и полномочий вопреки интересам своей службы, организации, реализацию им управленческих функций в том числе в коммерческой или иной организации, умышленную форму вины, корыстный мотив либо иную личную заинтересованность (выгоду неимущественного характера, обусловленную побуждениями получить взаимную услугу, карьеризм, семейственность и т.п.). Субъектом коррупционного деяния может выступать и лицо, заинтересованное в осуществлении определенных действий (бездействия) специальным субъектом. § 2. Основные положения коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений Отсутствие слаженного механизма гражданско—правовых средств противодействия коррупционным преступлениям образует существенный пробел в законодательстве современной России. В частности, нет специальных норм о недействительности коррупционных сделок (состав и последствия), норм, позволяющих определить потерпевшего при совершенном коррупционном правонарушении. Статья 169 ГК РФ является общей, «каучуковой» нормой, действие которой не может обеспечить восстановление баланса прав и законных интересов, существовавшего до заключения и исполнения коррупционной сделки: в доктрине недействительность сделок, совершенных с противоправными целями, традиционно связывалась с действием общих норм, сферу действия которых трудно оценить заранее . Конфискация (ст. 243 ГК РФ) является не гражданско—правовой санкцией (ни самостоятельным видом, ни разновидностью) или мерой гражданско—правовой ответственности в собственном смысле слова, а особым правовым последствием совершения преступления или правонарушения, ответственность за которое в санкции нормы уголовного или административного права предусматривает в качестве наказания конфискацию. ГК РФ лишь закрепляет гражданско—правовые последствия конфискации как прекращения права собственности, конкретизируя уже установленную законодателем санкцию. Пункт 8 ч. 2 ст. 235 ГК РФ нуждается в конкретизации, поскольку практическое применение этой нормы осложнено неясностью круга лиц, чье имущество может быть обращено в доход Российской Федерации, неопределенностью процессуальной формы и вида судопроизводства, при котором может осуществляться обращение в доход государства такого имущества. Норма пункта 8 ч. 2 ст. 235 имеет ярко выраженную специфику. От разновидности конфискации ее отличает то, что отсутствие доказательств приобретения имущества на законные средства и доходы само по себе еще не образует никакого правонарушения или преступления, а может порождать лишь предположения. Дополнение перечня оснований прекращения права собственности на имущество, в отношении которого в соответствии с законодательством о противодействии коррупции не представлены доказательства приобретения на законные доходы (п. 8 ч. 2 ст. 235 ГК РФ), выглядит не только нормативно не конкретизированным, но и излишним, поскольку при наличии дополнений в ГК РФ с задачей обращения взыскания в доход государства имущества, приобретенного на незаконные доходы, мог бы справиться институт неосновательного обогащения (гл. 60 ГК РФ). ГЛАВА 2. ПРАВОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИОННЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ В СФЕРЕ ПУБЛИЧНО—ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ § 1. Направления предупреждения и противодействия коррупционных правонарушений в сфере публично—правовых отношений Проблема противодействия коррупционным проявлениям в последнее время трансформировалась в одну из важнейших государственных задач. В целях устранения коренных причин коррупции в обществе Национальная стратегия противодействия коррупции предусматривает взаимодействие органов государственной власти, иных государственных органов, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества, организаций и физических лиц. Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273—ФЗ «О противодействии коррупции» называет три основополагающих вида деятельности, направленных на противодействие коррупции: предупреждение коррупции, борьба с ней и минимизация и (или) ликвидация последствий коррупционных правонарушений. При этом вполне обоснованно Закон провозглашает принцип приоритетного применения мер по предупреждению коррупции (п. 6 ст. 3) . Предупреждение коррупции должно иметь безусловный приоритет перед иными мерами противодействия коррупции, в том числе мерами уголовной политики государства. Вместе с тем это направление является одним из самых трудных, ведь его результаты не видны сразу, чаще они направлены на долгосрочную перспективу, что не всегда находит поддержку со стороны отдельных государственных органов, институтов гражданского общества и населения. В настоящее время сформировался целый комплекс мер, направленных на предупреждение коррупционных правонарушений. Рассмотрим некоторые из них. Издаваемые государственными и муниципальными органами правовые акты определяют юридические статусы, режимы и социально—правовые роли всех субъектов права. Отступление же от правовых предписаний, их нарушение, корыстное истолкование и использование служит питательной почвой для коррупции . Основополагающим актом, устанавливающим правовые и организационные основы для проведения экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов на предмет наличия в них коррупциогенных факторов в Российской Федерации, является Федеральный закон от 17 июля 2009 г. № 172—ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов». В нем определяются цели проведения экспертизы, принципы ее организации, субъекты, уполномоченные на проведение экспертизы, а также устанавливается перечень нормативных правовых актов и их проектов, подлежащих антикоррупционной экспертизе. Для эффективной реализации данного Федерального закона Правительство РФ утвердило Правила и Методику проведения экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, которые среди прочего содержат перечень коррупциогенных факторов. Задачи гражданско—правового регулирования, функции и принципы гражданского права, определенные в статье 1 Гражданского кодекса РФ, изначально не преследуют цели репрессивного воздействия на правонарушителя, а потому гражданско—правовые санкции направлены преимущественно на восстановление положения, предшествовавшего правонарушению, имеют ярко выраженный компенсаторно—восстановительный, а не карательный характер, ориентированы на полное возмещение причиненного вреда. Гражданско—правовые средства и гражданское законодательство самостоятельно не регулируют и не разрешают вопросы о выявлении и пресечении коррупционных правонарушений, а играют вспомогательную роль в восстановлении правового положения, предшествовавшего их совершению, содействуют наиболее полному возмещению причиненного вреда. Нормы гражданского законодательства могут образовывать дополнительный правовой инструмент борьбы и противодействия коррупционным преступлениям, который применим в единстве с нормами уголовного и уголовно—процессуального права, но не в качестве единственно возможной альтернативы норм уголовного или административного права . Исторически сложилось, что правовое противодействие взяточничеству оказывалось именно уголовным правом. И это вполне логично, поскольку коррупционные правонарушения квалифицируются не иначе как преступления, наказуемые уголовными наказаниями . Верно и то, что коррупционные схемы на корню подрывают авторитет и доверие населения к аппарату государственных служащих, в их изобличении и искоренении заинтересовано общество. Общественная опасность коррупционных правонарушений чрезвычайно высока, поскольку их совершение не только дискредитирует значимость органов власти и управления, но и влечет за собой слияние преступного поведения с государственным аппаратом, который перестает выступать мерилом и зеркалом законности и правопорядка. На текущий момент система российского гражданского законодательства не обеспечивает адекватные и эффективные механизмы противодействия коррупционным преступлениям. Обращают на себя внимание как трудности и пробелы в восприятии международного регулирования, так и более частные национальные особенности российского законодательства. Гражданско—правовой механизм противодействия коррупционным правонарушениям не может ограничиваться предусмотренными законодательством составами недействительности коррупционных сделок. Целесообразно также использовать богатый потенциал гражданского права в части одностороннего расторжения договора, экономическая невыгодность исполнения которого для публичного образования будет установлена в ходе контрольно—ревизионных мероприятий деятельности органа власти или должностного лица. Одностороннее расторжение договора не должно обосновываться вступившим в силу приговором уголовного суда по делу о коррупционном преступлении. Следующим перспективным направлением совершенствования действующего российского гражданского законодательства может стать закрепление норм о возмещении репутационного вреда публично—правовому или муниципальному образованию, причиненного совершением преступления коррупционной направленности, в цивилистическом процессе. В соответствии с пунктом 2 ст. 2 ГК РФ нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ. При этом к нематериальным благам относятся в том числе доброе имя и деловая репутация (ст. 150 ГК РФ).
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Контрольная работа, Право и юриспруденция, 21 страница
320 руб.
Контрольная работа, Право и юриспруденция, 21 страница
250 руб.
Контрольная работа, Право и юриспруденция, 13 страниц
130 руб.
Контрольная работа, Право и юриспруденция, 11 страниц
200 руб.
Контрольная работа, Право и юриспруденция, 25 страниц
350 руб.
Контрольная работа, Право и юриспруденция, 10 страниц
100 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg