Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИССЕРТАЦИЯ, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Инструменты ограничения применения иностранного права в российском международном частном праве

irina_k20 2610 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 87 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 25.06.2020
Объектом исследования является комплекс правоотношений, склады-вающихся в процессе взаимодействия правовых и судебных систем различных государств при применении иностранного права, а также признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений. Предметом диссертационного исследования являются формы норма-тивно-правового закрепления оговорок о публичном порядке и сверхимпера-тивных нормах в российском праве, положения международных договоров, актов Европейского Союза, акты негосударственного регулирования (lex mercatoria), теоретические и практические аспекты их взаимодействия. Целью исследования является наиболее полное изучение институтов, ограничивающих применение иностранного права, раскрытие их содержания, соотношение оговорки о публичном порядке и сверхимперативных норм, особенности их применения государственными судами и международными коммерческими арбитражами, а также выявление основных тенденций развития концепции сверхимперативных норм и оговорки о публичном порядке в России и зарубежных странах. В процессе исследования рассматриваются теоретические и практические аспекты. Теоретические аспекты раскрываются в установлении содержания публичного порядка и сверхимперативных норм, классификации данных понятий с точки зрения российского права, рассмотрению юридических оснований действия оговорки о публичном порядке и сверхимперативных норм в российском и европейском праве, а также место данных институтов в современном международном частном праве. Практические аспекты охватывают судебную практику, анализ и обобщение которой раскрывают применение данных инструментов ограничения иностранного права. Для достижения цели исследования были поставлены следующие задачи: • проанализировать теоретические и практические подходы к определению понятия и содержания оговорки о публичном порядке и сверхимперативных норм, • определить содержание, сферу применения оговорки о публичном порядке и сверхимперативных норм с помощью анализа практики их применения, • проанализировать механизм применения оговорки о публичном порядке и сверхимперативных норм и выявить специфику их взаимодействия, • установить основные подходы к решению вопроса о применении свер-химперативных норм и оговорки о публичном порядке правопримени-тельными органами. Методологическую основу исследования составляют общенаучные методы анализа, синтеза, обобщения, системного и логического подхода. В исследовании использовались специальные и юридические методы: формально-юридический, сравнительно-правовой, метод юридического толкования, исторический метод. Исследование предлагаемых в доктрине и правоприменительной практике России и зарубежных стран дефиниций и признаков сверхимперативных норм, оговорок о публичном порядке проводилось с помощью формально-юридического, сравнительно-правового и лингвистического методов познания. При исследовании практики применения сверхимперативных норм различными национальными судами и международными коммерческими арбитражами использовался сравнительно-правовой метод, а также метод юридического толкования. Теоретической основой исследования послужили работы как отече-ственных, так и зарубежных юристов-правоведов. Использованы работы авто-ров в области теории государства и права, а также в области международного частного права, труды отечественных ученых в области международного ком-мерческого арбитража: Т.Е. Абовой, А.В. Асоскова, М.П. Бардиной, Ю.Г. Богатиной, М.М. Богуславского, И.В. Гетьман-Павловой, И.Ю. Гизетдиновой, Г.К. Дмитриевой, Н.Ю. Ерпылевой, А.Н. Жильцова, В.П. Звекова, Е.В. Кабатовой, Б.Р. Карабельникова,А.С. Комарова, С.В. Крохалева, Л.А. Лунца, А.Л. Маковского, Н.И. Марышевой, Ю.Г. Морозовой, О.В. Новиковой, О.Н. Садикова, В.Л. Толстых, Г.Ю. Федосеевой и других. Нормативную основу исследования составляют разнообразные нормативные материалы. В частности, материалы, относящиеся к юридически обязательным источникам международного права, односторонним актам государств, решениям международных судебных органов, как имеющих юридически обязательную силу, так и носящих вспомогательный характер. В процессе исследования использованы факультативные документы международного характера: модельные законы, типовые регламенты и иные рекомендательные акты международных органов и организаций, законодательство и иные акты Российской Федерации, государств-членов Европейского Союза и других стран, а также положения источников негосударственного регулирования (lex mercatoria). Эмпирическую основу исследования составляет правоприменительная практика российских и иностранных судов, практика, создаваемая в рамках делопроизводства в международных коммерческих арбитражах. Практическая значимость данного исследования заключается в том, что сведения и выводы, приведенные в диссертации, показывают объективное со-стояние правового регулирования отношений, изучаемых в данной работе. Основные положения, отражающие результаты диссертационного исследования, изложены в следующих положениях, выносимых на защиту: 1. Оговорка о публичном порядке и сверхимперативные нормы имеют сходные исторические и доктринальные основы, задачи, однако оговорки о публичном порядке и сверхимперативные нормы сохраняют свое самостоятельное значение в международном частном праве. Различия в содержании и применении данных институтов позволяет сделать вывод об их самостоятельности. 2. Разница в механизмах применения оговорок о публичном порядке и сверхимперативных норм заключается в том, что первая является только средством защиты от некоторых последствий применения иностранного права, определенного с помощью коллизионных норм, тогда как вторая подлежит применению независимо от содержания иностранного права. Оговорка действует после выбора иностранного права, а сверхимперативные нормы до. 3. Различие в содержании оговорок о публичном порядке и сверхимперативных нормах заключаются в том, что сверхимперативные нормы являются нормами права, самостоятельно определяющими условия и последствия своего применения, тогда как публичный порядок состоит из общих принципов права страны суда, которые противостоят несовместимым с ними последствиями применения иностранных норм. 4. Обращение к оговорке о публичном порядке является исключительной мерой, ее применение не направлено против иностранного права в целом, а предполагает учет последствий действия конкретной правовой нормы, которые и должны явно противоречить публичному порядку страны суда. Признание этого факта должно осуществляться с учетом конкретных последствий и обстоятельств дела, без принятия решения prima facie. 5. Содержание сверхимперативных норм связано с защитой интересов государства, что сближает механизм их применения с методом анализа правительственных интересов. Появление института сверхимперативных норм способствует более четкому нормативному закреплению принципа международной вежливости и защите публичного порядка, основанного на данном принципе. При этом применение иностранной сверхимперативной нормы может быть оправдано не столько интересами сторон, международной вежливостью или взаимностью, сколько совпадением интересов нескольких государств. 6. Межгосударственные интересы помогают идентифицировать сверхимперативные нормы и способствуют их применению, тем самым, сокращая количество случаев использования оговорки о публичном порядке. 7. Применение иностранного права не ставится в зависимость от применения российского права в соответствующем иностранном государстве, принцип взаимности носит исключительно ответный характер. Структура научного исследования обусловлена его целью и задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в общей сложности одиннадцать параграфов, заключения и списка использованных источников.
Введение

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в настоящее время государственные суды достаточно часто обращаются к ограничению иностранного права в процессе рассмотрения частноправовых споров. Это один из важнейших институтов современного международного частного права, который объединяет особую группу норм, подлежащих применению независимо от выбранного компетентного правопорядка и включающий нормы непосредственного применения, институт оговорки о публичном порядке, и принцип взаимности в частноправовых отношениях, осложненных иностранным элементом. Данные нормы действуют в случае, когда в качестве применимого избрано иностранное право и ограничивают его применение. В современных частноправовых отношениях, осложненных иностранным элементом, при выборе применимого права и порядка разрешения споров все более широко применяется принцип lex voluntatis (автономия воли сторон) и иные гибкие механизмы регулирования. Однако при этом существуют и активно используются инструменты обеспечения защиты основополагающих национальных правовых принципов и публичных интересов, способные ограничить применение иностранного права. Эффективное правовое регулирование в условиях глобализации экономических отношений требует сочетания ограничительных механизмов с гибкими формами регламентации трансграничных частноправовых отношений. Существование этой проблематики и обусловило выбор темы правовых инструментов, ограничивающих применение иностранного права в качестве тематики диссертационного исследования. Особое значение представляют основания для применения сверхимпера-тивных норм, а также определение и пределы применения сферы публичного порядка, не имеющей строгой дефиниции ни в унифицированных конвенциях, ни и в отечественном законодательстве. Отсюда и возникает необходимость четкого определения оснований применения сверхимперативных норм, а также раскрытия элементов, составляющих содержание публичного порядка. Неопределенность содержания данных категорий делает актуальным анализ обращения судов к данным средствам ограничения применения иностранного права и особенностей применения норм материального права, к которым приводит реализация данных механизмов. Четкий перечень законов и норм, составляющих публичный порядок отсутствует, так же, как и отсутствует точный круг норм, которые можно считать сверхимперативными. Таким образом, необходимо изучить какое развитие данные институты международного частного права получили в континентальной и англо-американской правовой доктрине. Важно отметить, что именно вопросы о сверхимперативных нормах были наиболее острыми в процессе подготовки Римской конвенции и заменивших ее регламентов Рим I и Рим II. «Использование достижений европейской доктрины международного частного права не только допустимо, но и желательно, учитывая их высокий уровень и важное значение – особенно для юридических дисциплин, ориентированных на изучение проблем взаимодействия отечественной правовой системы с иностранными правопорядками». Отдельно стоит отметить вклад прецедентного права. Значение Лондона, как ведущего финансового центра трудно недооценить. Развитость и гибкость обеспечивается английским правом, поддерживающим этот высокий статус. В частности, правовая доктрина и практика Великобритании сыграли огромную роль в развитии общеевропейского подхода к оговоркам о публич-ном порядке и сверхимперативным нормам. Все это служит основой широкой практики регистрации юридических лиц в английской юрисдикции, подчине-нию английскому праву международных контрактов, в том числе и со стороны многих российских компаний, закреплению в арбитражных оговорках Лондона в качестве места рассмотрения споров. Анализ подходов к оговоркам о публичном порядке и сверхимператив-ным нормам позволяет понимать, в каком случае будут применяться институты ограничения иностранного права, праву какого государства лучше не подчинять контракт, обосновать необходимость применения отечественного права или наоборот, иностранного. Важным направлением развития концепции сверхимперативных норм является также признание необходимости их применения в различных видах договорных, брачно-семейных, наследственных, трудовых и иных трансграничных частноправовых отношениях. Важнейшее значение имеет проблема идентификации сверхимперативных норм, установления критериев, позволяющих отграничить сверхимперативные нормы от других императивных предписаний. Понятие публичного порядка также имеет проблематику в толковании и определении его составных элементов, несмотря на двухвековую историю су-ществования (впервые был закреплен в ГК Франции 1804 г.). С данными во-просами сталкиваются практически все страны, в законодательстве которых закреплен данный институт. В доктрине часто отмечается тот факт, что возможность расширения перечня вопросов, которые относятся к публичному порядку, могут сделать безграничным применение права страны суда к спорным правоотношениям. В научной литературе существуют разногласия относительно: понятия, признаков, составных элементов и институтов ограничения применения иностранного права, что препятствует формированию единого, унифицированного подхода к пониманию данных правовых институтов. В современных экономических условиях у субъектов международного частного права возникает объективная заинтересованность в признании и ис-полнении иностранных судебных решений. Следовательно, необходимо развивать доктрину и практику обращения к инструментам ограничения применения иностранного права, для того, чтобы избежать слишком широкого или необоснованного обращения к данным механизмам. Степень научной разработанности темы. Проблема исследования во-просов ограничения применения иностранного права подчеркивается многими авторами и подтверждается новыми исследованиями институтов оговорки о публичном порядке и сверхимперативных норм в отечественной литературе. С момента принятия раздела VI части III Гражданского кодекса РФ, содержащей статьи 1192, 1193 российские суды и арбитражи выработали современные подходы в применении оговорки о публичном порядке и сверхимперативных норм и процесс дальнейшей проработки и развития в этой сфере продолжается. К числу последних работ, затрагивающих вопросы ограничения приме-нения иностранного права относятся исследование Ю.Г. Богатиной о применении института публичного порядка (2010 г.) диссертационные работы А.А. Даниловой (2005 г.) и О.В. Новиковой (2011 г.), исследующие вопросы соотношения оговорки о публичном порядке и сверхимперативных норм в доктрине международного частного права, диссертация О.Ф. Засемковой (2017г.), исследующая понятие, признаки и практику применения сверхимперативных норм международного частного права. Отдельные аспекты ограничения применения иностранного права исследовались такими авторами, как: А.В. Асоскова, И.В. Гетьман-Павловой, Е.В. Кабатовой, С.В. Крохалева и О.Н. Садикова. Из периода дореволюционной России следует упомянуть работу М.И. Бруна «Публичный порядок в международном частном праве», изданную в 1916 году.
Содержание

Введение 2 Глава I. Особенности закрепления строя института сверхимперативных решение норм в законности российском праве. 12 1.1. История возникнование оговорок о публичном порядке и норм непосредственного применения 12 1.2. Различия в права содержании категорий мнению «оговорка о элементом публичном порядке» плавно и «сверхимперативные расширение нормы» 19 1.3. Концептуальные основы оговорки о публичном порядке и сверхимпера-тивных норм 22 1.4. Законодательно закрепление сверхимперативных норм и оговорки о публичном порядке в российском праве 27 Глава II. Содержание могут и сфера йоркской применения оговорок правоотношение о публичном этим порядке и предотвращении института сверхимперативных публичному норм в зависимость российском праве. 32 2.1. Применение норм материального права как результат использования оговорки о публичном порядке и сверхимперативных норм 32 2.2. Интересы государства как основополагающий критерий применения оговорок 36 2.3. Механизм применения оговорок о публичном порядке и сверхимперативных норм 45 2.4. Оговорка о публичном порядке и приведение в исполнение иностранных судебных решений 49 2.5. Сверхимперативные нормы как основание отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений 61 Глава III. Иные институты, ограничивающие применение иностранного права 67 3.1. Реализация принципа взаимности 67 3.2. Применение института реторсий 70
Список литературы

1. Регламент (ЕС) N 593/2008 Европейского парламента и Совета от 17 июня 2008 г. «О праве, подлежащем применению к договорным обязательствам («Рим I»)» // Official Journal of the European Union. L 177. 04.07.2008; 2. Регламент (ЕС) N 864/2007 Европейского Парламента и Совета «О праве, подлежащем применению к внедоговорным обязательствам («Рим II»)» // Official Journal of the European Union. L 199. 31.07.2007; 3. Конвенции Организации Объединенных Наций о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, 1958 г. http://www.uncitral.org/pdf/russian/texts/arbitration/NY-conv/New-York-Convention-R.pdf; 4. Гаагская конвенция «О праве, применимом к отношениям доверительной собственности» 1985 г.; 5. Гаагская конвенция «О праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров» 1986г.; Нормативно-правовые акты 6. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Электронный ресурс]: федер. закон от 30 ноября 1994 г. №51-ФЗ – (в ред. от 29.12.2017 г.) — СПС «КонсультантПлюс»; 7. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Электронный ресурс]: федер. закон от 26 января 1996 г. №14-ФЗ – (в ред. от 18.04.2018 г.) — СПС «Консультант Плюс»; 8. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Электронный ресурс]: федер. закон от 26 ноября 2001г. №146-ФЗ – (в ред. от 28.03.2017) — СПС «Консультант Плюс»; 9. Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации [Электронный ресурс]: федер. закон от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ – (в ред. от 29.12.2017) — СПС «Консультант Плюс»; 10. Закон РФ от 07.07.1993 N 5338-1 (ред. от 29.12.2015) "О международном коммерческом арбитраже" — СПС «Консультант Плюс»; 11. Закон РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 (в ред. от 03.07.2016 г.) «О защите прав потребителей» // Российская газета. 07.04.1992; 12. ФЗ от 30.06.2003 г. (в ред. от 06.07.2016) № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» // Российская газета. 03.07.2003; 13. ФЗ от 29.07.2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» // Российская газета. 05.08.2004. № 3543; 14. ФЗ от 29.04.2008 г. № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» // СЗ РФ. 05.05.2008. № 18. Ст. 1940; 15. "Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 28.12.2017) — СПС «Консультант Плюс»; 16. Федеральный закон от 30 декабря 2006 г. N 281-ФЗ «О специальных экономических мерах» https://rg.ru/2007/01/10/specmeri-dok.html; 17. Федеральный закон от 28.12.2010 N 390-ФЗ (ред. от 05.10.2015) «О безопасности» http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_108546/; 18. Федеральный закон от 28.12.2012 N 272-ФЗ (ред. от 23.05.2015) «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации». http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_139994/; 19. Федерального закона от 29.04.2008 № 57-ФЗ (ред. От 18.07.2017) «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_76660/; 20. Указ Президента РФ «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации» http://kremlin.ru/events/president/news/46404; Иные правовые акты 21. "Гражданский кодекс РСФСР" (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) (ред. от 26.11.2001) — СПС «Консультант Плюс»; 22. Гражданский кодекс Франции 1804 г. https://pravo.hse.ru/intprilaw/doc/041401; 23. Вводный закон 1896 г. к Германское гражданскому уложению https://pravo.hse.ru/intprilaw/doc/040401; 24. Закон Швейцарии о международном частном праве 1987 г. // URL: http:// www. wipo.int/wipolex/en/details.jsp?id=5921 Диссертации и авторефераты 25. Новикова О.В. Оговорки о публичном порядке и сверхимперативных нормах в английской доктрине международного частного права: дис. …канд. юрид. наук. М., 2011; 26. Новикова О.В. Оговорки о публичном порядке и сверхимперативных нормах в английской доктрине международного частного права: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2011; 27. Данилова А.А. Нормы непосредственного применения (mandatory rules, lois de police, regles d`application immediate) в международном частном праве: дис. …канд. юрид. наук. М., 2005; 28. Засемкова О.Ф. Сверхимперативные нормы международного частного права: понятие, признаки, практика применения: дис. …канд. юрид. наук. М., 2017; Учебная литература 29. Воробьев А.А. Ответственность судовладельца, возникающая из международной перевозки грузов морем: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Воробьев Алексей Александрович; Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова. - М.,2005. С.3-51. 30. Курс торгового права. Т. III: Вексельное право. Морское право. / Г.Ф. Шершеневич [Электронный ресурс] // Братский Государственный Университет. Web-лаборатория БрГУ. URL: http://library.brstu.ru/static/bd/klassika_ros_civilizac/Elib/988.html#480 (да-та обращения: 20.09.2016) 31. Учебник торгового права по изданию 1914 г. / Г.Ф. Шершене-вич. - М.: Фирма "СПАРК", 1994. - 335 с. 32. Курс морского торгового законоведения для мореходных классов. / В. Г. Струкгов. – СПб.: Типография СПб Градоначаль-ства, 1893. - 154 с. 33. Очерки по теории торгового права. Выпуск III. Морское Пра-во. /П. П. Цитович. СПб.: Типо-литографияМ.Б.Вольфа, 1902. – 110 с. 34. Обязательственное право. / О.С. Иоффе. - М.: Юридическая литература, 1975. – 880 с. 35. Международное частное право: учебник.в 2 т. Т. 2: Особенная часть / Отв. ред. С.Н.Лебедев, Е.В. Кабатова. – М.: Статут, 2015. – 764 с. 36. Международные транспортные операции. Конспект лекций / А.В. Зимовец.- Таганрог: Издательство ТИУиЭ, 2008. [Электронный ресурс] // Административно-управленческий портал AUP.ruURL: http://www.aup.ru/books/m207/3_2_1.html (дата обращения: 20.11.2016) 37. Международное частное транспортное право. Анализ норм международного и российского транспортного права: учеб.пособие / К.В. Холопов. - М.: Статут, 2010. – 702 с. 38. Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации (постатейный) / А. М. Симоненко [Электронный ресурс] // Сейчас.руURL: https://www.lawmix.ru/commlaw/417 (дата обращения 31.05.2017) Научная литература 39. Кокин А.С. Международная морская перевозка груза: право и практика. / А.С. Кокин. -М.: ВолтерсКлувер, 2007. - 584 с. 40. Садиков О. Н. Правовое регулирование международных пе-ревозок. / О.Н. Садиков. М.: Юридическая литература, 1981. -286 с. 41. Звеков В.П. Коллизии законов в международном частном праве. / В.П. Звеков. - М.: ВолтерсКлувер, 2007. – 392 с. 42. Гуреев С.А. Коллизионные проблемы морского права. / С.А. Гуреев. –М.: Международные отношения, 1972. [Электронный ресурс] // Центральный Военно-Морской Портал URL: http://flot.com/publications/books/shelf/gureev/2.htm?print=Y (дата обращения: 18.11.2016) 43. Косовская В.А. Морская перевозка как частноправовой институт/ В.А. Косовская. - Спб., 2008. [Электронный ресурс] // Электронная библиотека PROFLIBURL: https://profilib.com/chtenie/15591/viktoriya-kosovskaya-morskaya-perevozka-gruza-kak-chastnopravovoy-institut-5.php (дата обращения: 17.05.2017) 44. Ланцева В. Ю. Юридическая природа договора морской перевозки груза в праве Российской империи // Право: история, теория, практика: материалы II междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2013 г.). СПб., 2013. С. 29-33. 45. Тихенко Т.Ю. Правовая природа договора морской перевозки груза. // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2015. № 3 (104). С. 114 - 119. 46. Иванова Т.Н. Договор морской перевозки грузов в линейном судоходстве // Транспортное право. 2005. N 4 47. Иванов Н. Подставной флаг — средство конкурентной борьбы в капиталистическом судоходстве // Морской флот. 1970. № 12. С. 56—57. 48. Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте/ Н.Г. Вилкова. - М.: Статут, 2004. — 510 с. 49. Касаткина А.С. Международные морские перевозки грузов: актуальные проблемы правового регулирования // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2016. № 2. С. 171–185. 50. Лебедев С.Н. Новая конвенция ООН о морской перевозке грузов // Ежегодник морского права. 2008. М., 2009. С. 288. 51. Цао Липин, Правовые проблемы регулирования деятельности водного транспорта и морских перевозок Груза в Китае. / Вестник РУДН, серия Юридические науки. 2010. №2., С. 71-74. 52. Алешина А.В. К вопросу о выборе применимого права к договору морской перевозки груза // Правозащитник. 2014. №1. 53. Ардашев В.Л., Канашевский В.А. Применение ИНКО-ТЕРМС при заключении и исполнении внешнеторговых контрактов [Электронный ресурс] // ООО «Юридическая фирма «АРДАШЕВ и ПАРТНЕРЫ» URL: http://www.ardashev.ru/index.php/article/archive/448/0 (дата обращения: 10.07.2017) 54. Носик А.В. Проформы как элемент системы правового регу-лирования тайм-чартера [Электронный ресурс] // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. URL: http://jurnal.org/articles/2008/uri35.html (дата обращения 13.07.2017) Судебная практика 55. Kum and Another v Wah Tat Bank Ltd: HL 1971 [Electronic resource] // Правовойпортал Swarb.co.uk: http://swarb.co.uk/kum-and-another-v-wah-tat-bank-ltd-hl-1971 / (датаобращения: 17.05.2017) Интернет-ресурсы 56. Choice of law [Electronic resource] // Freight transport association, URL: http://www.fta.co.uk/policy_and_compliance/sea/long_guide/law_jurisdiction.html (датаобращения: 18.07.2017) 57. Путь изваряг в греки [Электронный ресурс] // Мегаэнциклопедия Кирилла и МефодияURL: http://megabook.ru/article/Путь %20из%20варяг%20в%20греки.html (дата обращения: 20.09.2016) 58. ЮНСИТРАЛ [Официальный сайт], URL: http://uncitral.org/uncitral/ru/uncitral_texts/transport_goods/rotterdam_status.html (дата обращения 18.05.2017) 59. Роттердамские правила международной перевозки грузов. Статья. [Электронный ресурс] // Учебник творческого инвестирования SPRINTinvest.RU URL: http://sprintinvest.ru/rotterdamskie-pravila-morskoj-mezhdunarodnoj-perevozki-gruzov (дата обращения 18.05.2017) 60. Международное транспортное право [Электронный ресурс] // Студми.Учебные материалы для студентов., URL: http://studme.org/1386120329862/pravo/mezhdunarodnaya_konventsiya_unifikatsii_nekotoryh_pravil_otnosyaschihsya_perevozke_bagazha_passazhirov_morem (дата обращения: 24.05.2017) 61. USA shipping law 2017, [Electronic resource] // International Comparative Legal Guides, URL: https://iclg.com/practice-areas/shipping-law/shipping-law-2016/usa (датаобращения: 06.06.2017) 62. Протекционизм США в морских перевозках [Электронный ресурс] // Морские вести России URL: http://morvesti.ru/analitics/detail.php?ID=32481 (дата обращения: 06.06.2017) 63. Акты частноправовой унификации (акты нового lexmercatoria (NLM), акты субправа или мягкого права). [Электронный ресурс] // Студми.Учебные материалы для студентов. URL: https://studme.org/75873/pravo/akty_chastnopravovoy_unifikatsii_akty_novogo_mercatoria_akty_subprava_myagkogo_prava (дата обращения: 18.06.2017) 64. ICC Russia (International Chamber of Commerce) [Официальный-сайт] URL: http://www.iccwbo.ru/blog/2016/terminy-inkoterms/ (датаобращения: 11.07.2017) Иностранная литература 65. Y.H.V. Lun, K.H. Lai, T.C.E. Cheng. Shipping and Logistics manage-ment. Springer. London. 2010. P. 2-3. 66. Delic, A. The Birth of Modern Private International Law: The Treaties of Montevideo (1889, amended 1940), 2016. [Blog] [Electronic resource] // Oxford Historical Treaties URL: http://opil.ouplaw.com/page/Treaties-Montevideo (датаобращения: 15.05.2017). 67. Berlingieri F. International Maritime Conventions (Vol.1): The Carriage of Goods and Passengers by Sea (Maritime and Transport Law Library). Abingdon, 2014. P. 201. 68. Vielleville, Daniel Eric, "Choice of the Applicable Law in United States Maritime Law and the Venezuelan System" (1996). LLM Theses and Essays. P. 190. 69. Frank Nectali Miranda Guerra, Le conflit de lois en droit des transports de marchandises par mer, 12.07.2013 [Electronic resource] // Peace Palace Li-brary, The International law library. URL: https://www.peacepalacelibrary.nl/ebooks/files/372552803.pdf (дата обра-щения: 07.06.2017)
Отрывок из работы

Глава I. Особенности закрепления института сверхимперативных норм в российском праве. 1.1. История возникновения оговорок о публичном порядке и норм непосредственного применения Оговорка о публичном порядке - один из важнейших институтов совре-менного международного частного права. Основы его формирования можно обнаружить еще применительно к правоотношениям, складывающимся внутри государств Древнего Египта и Индии. Наиболее современное правовое оформление института оговорки о публичном порядке можно обнаружить в римском праве во II - III вв. нашей эры. Например, немецкий ученый А. Нуссбаум следующим образом иллюстрирует применение оговорки римским судьей: при рассмотрении имущественного спора, вытекающего из семейных отношений, судья вынужден был отказать в признании египетского закона (папируса II в.), поскольку последний противоречил представлениям римлян о размере и юридическом статусе приданого. Существует предположение относительно причины зарождения оговорки о публичном порядке. Появление данного института может быть связано с делением правовой системы на две ветви - право частное и право публичное. В связи с этим необходимо достоверно установить, в какую же историческую эпоху и в каком государстве впервые была осуществлена данная классификация, когда возникают первые предпосылки необходимости создания механизма, охраняющего публичный порядок. Первая, наиболее четкая граница между частным и публичным правом проводится в романо-германской правовой системе, но и для стран общего права она не является чуждой, хотя и выражена в менее четкой форме. В Древней Греции примерно с VI в. до н.э. ученые начали различать право частное и право публичное (с явным приоритетом второго). Данный процесс связан с возникновением государственно-правовой организации общества и приданием городу-государству статуса самостоятельной политической, военной, правовой единицы. Сформировалась объективная необходимость в построении единой системы органов государственной власти. Для успешного функционирования системы органов государственной власти требовались нормы, устанавливающие принципы ее построения, регулирующие деятельность, обеспечивающие охрану. Сюда же включались и нормы, закрепляющие её верховентсво, легитимное действие и приоритет издаваемых актов. Так происходит формирование публичного права. Данная отрасль призвана регулировать важнейшие вопросы, касающиеся государства как особой организации властвования, и отражает специфическое, присущее любому государству с момента его появления свойство – верховенство власти на своей территории. Существование абсолютно изолированного государства не представляется возможным. Взаимосвязи формировались во всех сферах жизнедеятельности общества, особенно в политическом, экономическом, военном разрезе. Формируется необходимость более комплексного регулирования отношений, складывающихся между государствами. Это круг вопросов, включающий в себя вопросы войны и мира, установления границ, принадлежности территорий, торговли. Так, на основе уже существовавших межплеменных правил зарождаются первые нормы международного права. Однако, подчиняясь объективному развитию, участниками международ-ного оборота становится население государств. Осуществление нормального товарного обмена создает объективную потребность разрешить торговлю на территории государства иностранным купцам, наделить их основными частными права, принадлежащими гражданам данного государства, и в частности правом осуществления ими действий, основанных на заключенных сделках. То есть государства были вынуждены открыть свои границы для иностранных граждан, тем самым ограничив свой суверенитет. Развитие торгового обмена стало основанием для появления гражданско-правовых отношений, "осложненных иностранным элементом". С одной стороны, данную правовую связь на современном этапе можно выразить как связь обязанного или управомоченного лица с другим государством, то есть субъектом такого отношения является иностранный гражданин - юридическое лицо, а объектом является вещь, находящаяся за границей. С другой стороны, это выражается в юридическом факте, с которым связано возникновение, изменение, прекращение правоотношения и который имеет место за границей. «Укрепление экономических связей между различными автономными регионами и странами привело к необходимости правового регулирования це-лого комплекса возникших в связи с этим гражданских правоотношений, воз-никла необходимость выработки правил для рациональной организации тор-говли». Юристы Древнего Мира предпринимали первые попытки создания спе-циальных норм, посвященных регулированию статуса иностранных граждан. «С расширением территории и усилением экономического положения Римское государство становится средоточием мировой торговли, появляется потребность урегулирования как межгосударственных отношений, так и отношений с частными лицами других стран. Однако цивильное право, во-первых, не распространялось на неримских граждан, а во-вторых, не располагало соответствующими средствами для решения новых правовых вопросов. Возникла необходимость в создании нового права, свободного от национальных и местных перегородок. Выход был найден путем учреждения в 242 г. до н.э. претора перегринов (иностранцев), юрисдикция которого распространялась на отношения между перегринами, а также между перегринами и римлянами, создавшего новую правовую систему - ius gentium (право народов). С течением времени, в связи с продолжающимся развитием и укреплением уже возникших экономических связей, с появлением развитой товарно-денежной инфраструктуры, расширением научных, культурных и иных связей выяснилось, что регулировать отношения, в которых участвуют иностранные подданные, на основе внутренних законов оказывается нецелесообразным. Связано это было не только и не столько с несовершенством отечественного законодательства, сколько с тем, что внутренние правовые нормы по своей природе преимущественно предназначены для регулирования внутренних правоотношений. Кроме того, регулирование частноправовых отношений на базе исключительно отечественного закона могло привести к игнорированию такого государства как участника мирового торгового сообщества. Причина тому - неудобства, с которыми могли столкнуться иностранцы при осуществлении в данном государстве коммерческой деятельности» . В современном мире растущая актуальность обращения судов к ино-странному праву обуславливается, в первую очередь, высокой скоростью интеграции экономик государств, усилением социальных, культурных связей между частными субъектами различных стран. Результатом этого является взаимодействие национальных правовых систем и связь судебных процессов, осуществляемых компетентными органами разных государств. На сегодняшний день возможность применения иностранного права предусмотрена в трех случаях: 1) в силу указания международного соглашения; 2) в силу наличия коллизионной нормы, закрепленной во внутреннем законодательстве; и 3) согласно принципу автономии воли сторон (lex voluntatis). Обращение к иностранному праву является скачком в неизвестность, от-сюда могут образовываться противоречия, когда в одном государстве норма права применяется, а другом она будет противоречить законодательству. Например, положение о применении срока исковой давности к определенным видам правоотношений может отсутствовать в иностранной правовой норме, в то время как в государстве суда срок давности предусмотрен. Иностранное законодательство может предусматривать заключение договоров по поводу вещей, ограниченных или изъятых из оборота в данной стране, например, частную куплю-продажу оружия, драгоценностей или запрещенных наркотических средств. Ряд иностранных правовых норм, регулирующих вопросы возмещения имущественного ущерба, базируются на принципе punitive damages (карательная компенсация), который предполагает элемент уголовного наказания за неисполнение гражданско-правовой сделки. Таким образом, различные факторы: экономические, политические, социальные, национальные, идеологические, духовные оказывают воздействие на право, отражают уровень развития общества в отдельно взятом государстве, указывают на преобладающие в нем приоритеты. В связи с этим законодателю необходимо принимать во внимание, что обращение к нормам иностранного законодательства, вероятнее всего, приведет к результату не только отличному, но и просто несовместимому с основными принципами построения его экономической, политической, правовой системы, нормами морали, существующими в обществе. Иностранные правовые нормы не всегда обладают свойством безболез-ненной интеграции в правовую систему какой-либо страны, так как по своей природе, истории возникновения, происхождению, изменения, целям могут не соответствовать её основополагающим принципам, отсюда может возникнуть дестабилизация. Именно поэтому в правовых системах многих государств мира существуют такие институты в ограничении применения иностранного права, как оговорка о публичном порядке и сверхимперативные нормы. Публичный порядок является сугубо российским правовым термином, за рубежом используются другие его аналоги. В английской доктрине данный институт международного частного права именуется как «public order», в французской правовой науке он звучит как «ordre public». Несмотря на языковые различия, все же данные термины являются взаимозаменямыми. Согласно ст. 16 Римской конвенции 1980 г. «О праве, применимом к договорным обязательствам», при составлении текстов международных договоров, эти термины считаются аутентичными. Помимо оговорки о публичном порядке, составляющей содержание законов о МЧП, Римская конвенция 1980 г. «О праве, применимом к договорным обязательствам», Гаагская конвенция «О праве, применимом к отношениям доверительной собственности» 1985г., а также Гаагская конвенция «О праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров» 1986г., положила начало концепции «особых императивных норм». Они действуют независимо от коллизионных норм и влияют на правоотношение, если избранным правопорядком, регулирующим его, является иностранный правопорядок. В российской доктрине О.Н. Садиков впервые упомянул их как «сверхимперативные . Термин «сверхимперативные» нормы, по своей природе носит всё же доктринальный характер. В ст. 1192 ГК РФ, которая называется: «нормы непосредственного применения», используется термин «императивные нормы» в смысле международного частного права. Императивность здесь выражена через призму международного частного права, речь идет не об обычных императив-ных нормах, поэтому в данной работе под императивными нормами понимаются «сверхимперативные» нормы. Появление и дальнейшее развитие сверхимперативных норм исторически связано с европейским правом, в частности французским, положения которого были восприняты другими европейскими странами. На современном этапе концепция «сверхимперативных» норм получила продолжение в европейском праве, начиная с вышеупомянутой Римской конвенции 1980г. и получивших свое отражение в Регламентах Рим I и Рим II . Огромную роль в составлении данных регламентов сыграли доктринальные наработки английских и иных юристов, представляющих страны англо-саксонской правовой системы. «Есть целый ряд материальных норм, действие которых не может быть устранено или ограничено коллизионной привязкой данного отношения к иностранному закону» , - отмечал Л.А. Лунц. Вступление в силу части третьей ГК РФ в 2002 году ознаменовало официальное закрепление положений об императивных нормах международного частного права. В законодательстве СССР и России до вышеупомянутого события подобные нормы отсутствовали. В разделе VI части третьей ГК РФ сверхимперативным нормам посвящена статья 1192, которая именует такие нормы как «нормы непосредственного применения». Из содержания данной статьи следует указание: «правила настоящего раздела не затрагивают действия тех императивных норм законодательства РФ, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права (нормы непосредственного применения)». Отсюда можно сделать вывод, что законодатель выделяет две группы императивных норм. Первая группа - нормы, являющиеся таковыми «вследствие указания в самих императивых нормах» и нормы, относимые к императивным ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов. Необходимо отметить современные направления в развитии института оговорки о публичном порядке. В доктрине традиционно выделяют позитивную оговорку и негативную оговорку о публичном порядке. Позитивная оговорка зародилась во Франции, где ее понимают, как определенную совокупность внутренних норм французского права, в которых заинтересован «публичный порядок и добрые нравы» (ст. 6 ГК Франции). В случае применения данных норм, они устраняют применение норм иностранного права. Название «позитивная» означает, что существует некая совокупность норм национального права, которая имеет особое значение для государства. В международном частном праве преобладает негативная оговорка, является наиболее популярной. Она исходит непосредственно из содержания иностранного права, то есть иностранное право, в случае, если коллизионная норма отсылает к иностранному правопорядку, не будет применяться, если оно или его отдельные нормы не совместимы с публичным порядком этого государства. Сам термин «публичный порядок» имеет различное выражение в нормативно-правовых актах, регулирующих отношения, входящих в предмет международного частного права. Например, в §6 Закона Австрии о международном частном праве 1978 г., под публичным порядком понимаются «основы правопорядка». В ст. 6 Вводного закона к Германскому гражданскому уложению, в ред. 1994 г., публичный порядок упоминается как «основные принципы германского права». В КНР существует отдельные закон, регулирующий сферу МЧП, Закон о применении права к гражданским отношениям с иностранным участием Китая, в ст. 5 которого упоминаются «публичные интересы». Приведенные формулировки свидетельствуют о том, что существуют лишь лексические различия в которых отражается один и тот же институт международного частного права - институт публичного порядка. Сама по себе оговорка о публичном порядке не имеет четко очерченного содержания. Но это едва ли возможно. В российском законодательстве, в частности, отсутствует точное закрепление элементов, составляющих публичный порядок. Гражданский кодекс не раскрывает понятие публичного порядка, поэтому его элементы выделяются с учетом судебной практики разных государств. Следует отметить, что в настоящий период существует локальный пуб-личный порядок - публичный порядок ЕС. Основываясь на схожей идеологии, культуре, правовых стандартах, в Европейском Союзе практически размыты экономические и правовые границы государств-участников. В результате, на данной территории гарантирована свобода передвиже-ния товаров, лиц, рабочей силы, услуг, капиталов, введена единая валюта, единые правила антимонопольного, таможенного законодательства. Кроме того, здесь существует некая гарантия соблюдения единого публичного порядка ЕС - Европейский Суд ЕС, решения которого по толкованию и единообразному применению положений международных договоров европейских стран являются обязательными для применения национальными судами. 1.2. Различия в содержании категорий «оговорка о публичном порядке» и «сверхимперативные нормы» Оговорка и публичном порядке и сверхимперативные нормы относятся к категории институтов, ограничивающих применение иностранного права. Несмотря на общую конечную цель, в данных инструментах существуют принципиальные различия. Что касается сверхимперативных норм, то они, по своей природе, пред-ставляют собой самостоятельные нормы права, закрепленные в конкретных национальных источниках, определяют условия и последствия своего применения. В то же время, публичный порядок состоит из общих принципов права страны суда, которые несовместимы с данными иностранными нормами, но не могут применяться путем их использования в механизме норм непосредственного применения. Более того, к публичному относят общепринятые принципы морали, законные интересы граждан и юридических лиц, принципы и нормы международного права. Оговорка о публичном порядке является, скорее, вспомогательным институтом, к которому обращается правоприменительный орган в случае, когда найти конкретную норму права не представляется возможным. В любом другом случае, преимущественное применения будет у сверхимперативной нормы. В литературе отмечается, что «в европейской доктрине международного частного права проводится четкое деление императивных норм на два вида - императивные нормы внутреннего гражданского права и императивные нормы международного частного права». При этом внутренние императивные нормы применяются лишь в случае, когда они входят в состав применимого права. В ст. 422 ГК РФ термин «императивные нормы» применяется именно в этом значении. Императивные нормы же, входящие в состав международного частного права подлежат применению независимо от применимого права. В качестве примера императивной нормы внутреннего права можно привести ст. 198 ГК РФ: «Сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон». В то же время стороны контракта могут выбрать в качестве применимого иностранное право, где установлены иные сроки исковой давности, чем в российском законодательстве. Такое соглашение будет рассматриваться как проявление автономии воли сторон, а не как недействительное. Примером сверхимперативной нормы является п.2 ст. 414 КТМ РФ: «Наличие соглашения сторон о применимом к договору праве может повлечь за собой устранение или уменьшение ответственности перевозчика», установленной КТМ РФ. Иными словами, ответственность международного морского перевозчика регулируется КТМ РФ в случае, если избранное сторонами иностранное право устраняет его ответственность или уменьшает ее по сравнению с КТМ РФ. В России оговорка о публичном порядке закреплена в ст. 1193 ГК РФ. Гражданский кодекс не раскрывает понятие публичного порядка, а использует приблизительную формулировку, которая звучит следующим образом: «основы правопорядка». Однако какой-либо дефиниции или иного указания на содержание данного понятия в российском законодательстве не приводится. Отсюда необходима расшифровка основ правопорядка с учетом практики разных государств. Понятие «основы правопорядка» включают следующие четыре элемента: 1) основополагающие, фундаментальные принципы российского права, прежде всего конституционные, а также частноправовые 2) общепринятые принципы морали, на которые опирается российский право-порядок 3) законные интересы российских граждан и юридических лиц, российского общества и государства, защита которых является основной задачей правовой системы страны 4) общепризнанные принципы и нормы международного права, являющиеся частью российской правовой системы, включая международно-правовые стандарты прав человека. Данные составляющие «основ правопорядка» находят свое отражение и в судебной практике. Например, постановление арбитражного суда Северо-Западного округа оставило без изменения определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга об отказе признания и исполнения решения иностранного суда на том основании, что оно противоречит российскому публичному порядку, то есть основам правопорядка РФ. По мнению суда,- «основы правопорядка включают в себя помимо основ морали и основополагающие принципы российского права», к которым, в частности, относятся конституционные принципы, а также основные начала гражданского права. Высший Арбитражный суд с данной интерпретацией публичного порядка согласился. Однако современные тенденции в развитии законодательства, в том числе и российского, свидетельствует о том, что законодатель стремится дать формулировки ограничений применения оговорки о публичном порядке. Первое ограничение связано с не противоречием самих иностранных норм права основам отечественного правопорядка, а результатом их примене-ния: норма иностранного права не применяется, когда именно последствия ее применения не совместимы с российским правопорядком, ведь объективное содержание иностранной правовой нормы и результат ее применения могут не совпадать. Второе ограничение направлено на предупреждение неоправданно широкого применения судом оговорки о публичном порядке: суд обязан применять данный механизм в исключительных случаях и при наличии убедительных доказательств того, что в случае применения иностранной нормы права, последствия такого применения будут явно несовместимы с национальным правопорядком. Опираясь на требование «явной несовместимости» и «исключительности», суд обязан доказать, что несовместимость существует без всяких сомнений: нормы иностранного права «в исключительных случаях не применяется, когда последствия ее применения явно противоречили бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. Третье ограничение связано с различиями в политическом, социально-экономическом устройстве государств. Согласно ч.2 ст. 1193 ГК РФ, отказ в применении норм иностранного права не может быть основан лишь на отличии правовой, политической или экономической системы иностранного государства от собственной системы. Принципиальная разница в механизмах применения оговорок о публич-ном порядке и сверхимперативных норм заключается в том, что первая является только средством защиты от некоторых последствий применения иностранного права, а вторая применяется всегда, то есть независимо от содержания иностранного права. Еще одно важное отличие состоит в том, что оговорка будет действовать после выбора иностранного права, в то время как сверхимперативные нормы действуют и применима до его определения. 1.3. Концептуальные основы оговорки о публичном порядке и сверхимперативных норм В связи с развитием европейского законотворчества, в области ограничения применения иностранных норм, получившее продолжение в российском законодательстве, а также судебная практика, подтверждающая использование инструментов ограничения правоприменительными органами, вызывает необходимость осветить концептуальные основы оговорки о публичном порядке. Считается, что данный институт международного частного права берет свое начало в XIX веке. В Голландии впервые появляется подобие оговорки, которое именуется как «местный правопорядок». Механизм реализации данного института представлял собой принятие во внимание судами иностранного закона при разрешении спора. В случае если иностранные законы, применяемые на территории Голландии, противоречили местному правопорядку их заменяли на свой, национальный закон. В классическом виде концепция оговорки о публичном порядке в классическом виде впервые была разработана во Франции и закреплена в ст. 6 Французского гражданского кодекса: «Отдельными соглашениями нельзя исключить действие законов, которые касаются общественного порядка и добрых нравов». Таким образом, любое действие или соглашение, противоречащее общественному порядку и добрым нравам, будет отвергнуто в соответствие со статей 6 ФГК. В дальнейшем, эта концепция ограничения действия иностранного зако-на, как противоречащего общественному, публичному порядку, общественной морали и нравственности и т.д., была воспринята большинством Европейских государств и действует в качестве своеобразного ограничителя применения иностранного закона на территории государства и сегодня. Современное развитие международного частного права и процесса, стремительный рост экономических связей, взаимной интеграции усиливает актуальность защиты публичного порядка. Национальные правовые системы, а также судебные органы взаимодействуют друг с другом, что приводит к проникновению в правовое поле государства публичных актов иностранного государства, решений судов. Отсюда возникают ситуации, где иностранное право не может быть при-менено, а акты исполнены. Основная причина - несоответствие концепций публичного порядка, вызванное различными факторами: национальными, расовыми, религиозными, культурными, и, следовательно, правовыми. Например, могут возникать ситуации, когда иностранная норма разрешает заключение договоров по поводу вещей ограниченных или изъятых из оборота в данной стране. В подобных случаях нормы иностранного права не могут быть применены в данной стране, так как они не соответствуют ее правовым принципам, нарушают публичный порядок. Очевидно, что государство не допустит нарушение публичного порядка и применение подобных актов. Оговорка о публичном порядке обладает защитным действием по отно-шению к правовой системе того или иного государства и начинает действовать только в тех случаях, когда существует реальная угроза или действительное нарушение фундаментальных принципов и норм отечественного права.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Диссертация, Право и юриспруденция, 87 страниц
850 руб.
Диссертация, Право и юриспруденция, 97 страниц
990 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg