Онлайн поддержка
Все операторы заняты. Пожалуйста, оставьте свои контакты и ваш вопрос, мы с вами свяжемся!
ВАШЕ ИМЯ
ВАШ EMAIL
СООБЩЕНИЕ
* Пожалуйста, указывайте в сообщении номер вашего заказа (если есть)

Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ИСТОРИЯ

Корейская диаспора в России в конце XX– начале XXI вв.

irina_krut2020 1500 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 60 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 18.04.2020
Цель данного исследования – определение места и роли корейской диаспоры как этнического меньшинства в современной России.. Задачи работы состоят в том, чтобы: • Выявить основные черты государственной политики по отношению к корейской диаспоре в современной России и СССР; • Определить специфику социальной адаптации корейцев в России; • Охарактеризовать способы самоорганизации корейской диаспоры; • Проанализировать проблемы создания и функционирования национальных организаций корейцев в современной России. • Проследить историю корейской диаспоры в России, определить основные ее этапы формирования, демографическую динамику По проблеме российских корейцев сегодня уже существует отдельная историографическая традиция. Труды историков досоветского периода дают достаточно полную картину жизни и быта корейцев в России после её иммиграции на Дальний Восток. Своеобразным итогом исследовательской работы начала ХХ века можно считать трехтомное «Описание Кореи» (1900) . Сегодня эти труды формируют полное представление о комплексах традиционной культуры, которые были у корейцев Дальнего Востока в начале ХХ века . В первые годы советской власти также вышел ряд работ, посвященных расселению и труду корейцев на Дальнем Востоке, в том числе от авторов, занимавшихся народами Дальнего Востока в досоветский период. Значимыми для этого периода были труды А. А. Аникста, Н. Б. Архипова , А. М. Ярмоша, В. К. Арсеньева и Б. И. Титова . Новый этап в развитии данной проблематики начался со второй половины 1950-х гг., когда в стране выходило множество литературы об участии интернациональных подразделений Красной армии в Гражданской войне. Первый исторический труд, посвященный корейцам в России и СССР, появился в 1965 г. Советский кореец Ким Сын Хва , автор книги «Очерки по истории советских корейцев», впервые поднял вопрос об этнической истории российских корейцев, о их статусе как самостоятельной этнической общности. С этого момента начинается собственно историография российских корейцев. Во второй половине ХХ века темой российских корейцев занимались также Р. Ш. Джарылгасинова , Ю. В. Ионова и ряд других исследователей. Однако они касались данной темы в контексте общей этнической истории корейского народа. С конца 1980-х гг., после ввода в оборот документов, касающихся депортации, начался новый этап в отечественной историографии корейцев. Одним из первых исследователей, приступивших к изучению темы депортации, был Н. Ф. Бугай. Он изучал обстоятельства депортации, а также поучаствовал в написании ряда работ по истории корейцев России . Исследование истории корейцев в России и СССР ведется также рядом ученых из СНГ . Большую работу по изучению культурного наследия корейцев Средней Азии ведет Г. Н. Ким. Автор рассматривает не только историю поселения корейцев в Российской империи, но и жизнь корейского населения в первые десятилетия после депортации . Большой вклад в формирование подходов к периодизации, осмыслению общей истории корейцев в России внес Б. Д. Пак. В своих работах автор детально изучил начало, причины и обстоятельства миграции корейцев в Россию. Историей российских корейцев занимается также ряд исследователей из Республики Корея. Значимыми трудами по теме являются работы Н.Ф. Бугая, в которых исследуются различные аспекты жизни этнических корейцев в России и СССР . Особое внимание автор уделяет вопросу депортации корейцев с российского Дальнего Востока в Среднюю Азию в 1937 г. и общественным объединениям корейцев России . Можно выделить еще несколько авторов, в той или иной степени исследовавших различные вопросы, связанные с историей корейской диаспоры как в России, так и в других странах Дальнего Востока. Это публикации А.Н. Ланькова, где освещаются основные моменты истории корейской диаспоры в России , Е.У. Кима, который проанализировал особенности корейской диаспоры на постсоветском пространстве Своеобразным итогом развития отечественной историографии корейцев является издание в 2004 г. «Энциклопедии корейцев России». Этот монументальный труд включает в себя публикации ведущих отечественных корееведов по различной проблематике, описание современных процессов в культуре, языке и повседневном быте, биографии наиболее знаменитых корейцев России . Благодаря трудам современных историков произошло научное осмысление феномена российских корейцев, детально изучены основные этапы их пребывания в России, созданы перспективные направления для новых исследований. Среди официальных документов, использованных в качестве источников и ставших предметом пристального анализа, необходимо отметить Постановление Верховного Совета Российской Федерации "О реабилитации российских корейцев" подписанное в 1993 г . Важный фактический материал был почерпнут из статьи корейского исследователя Ким Ён Чжина “Специальное законодательство по поддержке возвращения и расселения для сахалинских корейцев ”, вышедшей в Сеуле в 2009 г. Изучение корейской диаспоры невозможно без определения сущности таких понятий как «диаспора», «этничность», «этническая идентичность» и других. Для постсоветской науки пересмотр терминов стал актуален в силу кризиса идеологии как в обществе в целом, так и в науке в частности. Проблема определения национальности стала чрезвычайно остро не только для ученых, но в первую очередь для рядовых граждан, для которых разрешение ее было вопросом не только благополучия, но подчас и вопросом жизни и смерти. Многочисленные этнические конфликты, гражданские войны, мощные миграционные течение - все это требует внимания современных ученых. Даже если не придавать столь большого значения этническим конфликтам, проблема терминологии остается насущной в силу того, что в мире, который стремиться к глобализации, достаточно быстро изменяются принципы солидаризации людей. Распад личности в современном обществе естественным образом трансформировал этническое самосознание, сместив акцент от его групповой формы к индивидуальному проявлению. Эти процессы требуют описания в сообразных явлению терминах. С. А. Арутюнов в статье «Этничность - объективная реальность» пытается подвести почву под исследования современных этнологов, создавая информационную концепцию этноса: «в основе возникновения и самоподдержания этносов лежат сгустки коммуникационных, информационных связей. Они же, несомненно, лежат и в основе создания других общественных группировок религиозных, профессиональных, политических, спортивных, любительских и т.д. Однако все такие группировки основываются на сгустках тематически выборочных инфосвязей, и только этнос базируется на лишенной всякой выборочности их всеобщей совокупности» . Наиболее важной для написания данной работы стала трактовка процессов происходящих внутри диаспор была предложена В.А. Тишковым. Рассматривая характеристики диаспоры, одной из главнейших В.А. Тишков полагает идеологию, в основе которой лежит мысль о том, что члены диаспоры никогда не смогут быть полностью приняты обществом проживания. Согласно его определению диаспора - это культурно отличительная общность на основе представления об общей родине и выстраиваемых на этой основе коллективной связи, групповой солидарности и демонстрируемого отношения к родине. Если нет подобных характеристик, значит, нет и диаспоры. Другими словами, диаспора - это стиль жизненного поведения, а не жесткая демографическая и тем более этническая реальность, и тем самым это явление отличается от остальной рутинной миграции Содержание работы. Для наиболее эффективного достижения цели работы, материал структурирован следующим образом: работа включает в себя введение, две главы, пять параграфов, заключение, список используемых источников и литературы.
Введение

Объект исследования – корейская диаспора, проживающая на территории России. Предмет исследования - организации, структуры и этническое самосознание корейцев в современной Российской Федерации. Хронологические рамки работы охватывают период, начиная с конца ХХ – начало XXI вв. Выбор хронологических рамок работы объясняется началом повторной миграции, начавшейся в связи с постановлением Верховного Совета Российской Федерации "О реабилитации российских корейцев”, датируемое 1993 г. Репрессированные корейцы и их потомки , составлявшие первую волну насильственных переселенцев, были восстановлены в правах и возвращались на места своего прежнего проживания.
Содержание

ВВЕДЕНИЕ 3 ГЛАВА I. Современная корейская диаспора в России: специфика формирования и институциональные структуры 9 1.1 Основные этапы формирования корейской диаспоры в России 9 1.2 Региональные объединения корейцев РФ 18 ГЛАВА II. Корейцы в современной России: проблемы идентичности 25 2.1 Этнопсихологические установки российских корейцев 25 2.2 Мероприятия корейских общин по укреплению этнической идентичности 31 2.3 Корейские общины в России: проблемы внутреннего единства 40 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 47 Список использованных источников и литературы 52
Список литературы

1. Вечерний Оренбург. № 22 1 июня 2011 [Электронный ресурс]. URL:http://www.vecherniyorenburg.ru/cat804/ (Дата обращения 15.12.16) 2. Всесоюзной конференции КПСС “О межнациональных отношениях” [Электронный ресурс] URL:http://constitutions.ru/?p=2952 (Дата обращения 15.01.18) 3. Данные Всероссийской переписи населения 2002 г [Электронный ресурс] URL: http://www.perepis2002.ru/index.html?id=11 (Дата обращения 15.11.17) 4. Данные Всероссийской переписи населения 2010 г [Электронный ресурс] URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (Дата обращения 15.11.17) 5. Данные Всесоюзной переписи населения 1989 г [Электронный ресурс]. URL: http://demoscope.ru/weekly/ssp/sng_nac_89.php (Дата обращения 15.11.17) 6. Информационный портал Вести.ru . [Электронный ресурс]. URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=113037 (Дата обращения 15.11.17) 7. Информационный портал Планета Южный Урал. [Электронный ресурс.] URL: http://mediazavod.ru/articles/98909 (Дата обращения 15.11.17) 8. Постановление Верховного Совета Российской Федерации "О реабилитации российских корейцев". 1993 г.[Электронный ресурс ] URL:http://www.memorial.krsk.ru/zakon/930401.html (Дата обращения 15.11.17) 9. Резолюция XIX “О национальной политике партии в современных условиях”. Доклад Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбчёва.19 сентября 1989 года. [Электронный ресурс] URL:http://soveticus5.narod.ru/85/pl890919.htm (Дата обращения 15.01.18) 10. Сайт южнокорейского Фонда зарубежных. [Электронный ресурс] URL:http://www.okf.or.kr/portal/PortalView.do?PageGroup=USER&pageI d=1328006198603&query= (Дата обращения 15.11.17) 11. ???. ??? ??? ??? ??? ??1999?? ?????? ??????? ??? ???, 1999.12 , 112 С [Электронный ресурс] URL:http://www.dbpia.co.kr/Journal/ArticleDetail/NODE00907952 (Дата обращения 15.11.17) 12. ???. ??? ??? ??? ?? ??? ?? ???. ??.2009?. (Ким Ё.Ч. Специальный законодательство по поддержке возвращения и расселения для сахалинских корейцев) 108 С. [Электронный ресурс] URL:http://www.dbpia.co.kr/Journal/ArticleDetail/NODE00907952 (Дата обращения 15.11.17) 13. ????. ?????. ??????? ???. 2005?(Республика Корея. Количество корейских граждан, проживающих заграницей, 2005 год) [Электронный ресурс] URL:http://www.koreis.com/main/06_koreis/koreis_01.asp (Дата обращения 15.11.17) 14. Резолюция XIX Всесоюзной конференции КПСС “О межнациональных отношениях” [Электронный ресурс] URL:http://constitutions.ru/?p=2952 (Дата обращения 15.01.18) 15. О национальной политике партии в современных условиях.. Доклад Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. ГОРБАЧЕВА.19 сентября 1989 года. [Электронный ресурс] URL:http://soveticus5.narod.ru/85/pl890919.htm (Дата обращения 15.01.18) Литература 16. Алексеева С. Южная Корея и диаспора: прочная связь с исторической родиной [Электронный ресурс] URL:http://ruvek.ru/?module=articlesp&action=view&id=9320 (Дата обращения 15.01.18) 17. Арсеньев В. К., Титов Е. И. Быт и характер народностей Дальневосточного края. Хабаровск; Владивосток, 1928. 82 с. 18. Арутюнов C.A. Этничность - объективная реальность (отклик на статью С.В. Чешко)//90. 1995. No5. С.7-10 [Электронный ресурс] URL: http://e-notabene.ru/pr/article_14228.html (Дата обращения 15.11.17) 19. Архипов Н. Б. СССР по районам. Дальневосточная область. М.; Л., 1926; 156 с. 20. Бабута М.Н. Этнология Восточной Азии: учебное пособие // Томский политехнический университет. Изд. Томского политехнического университета, 2012 г. 101 c.[Электронный ресурс] URL:http://www.disus.ru/knigi/365499-2-mn-babuta-etnologiya-vostochnoy-azii-uchebniki-tomskogo-politehnicheskogo-universiteta-izdatelstvo-tpu-federalnoe-agents.php (Дата обращения 15.11.17) 21. Бахмет (Попова) Ю.Н. Из истории корейских культурно-национальных организаций в России в 90-е гг. XX века//Голос минувшего: Кубанский исторический журнал. Краснодар, 2000. №3-4. С.52-56. 22. Бахмет (Попова) Ю.Н. К проблеме организации национального общества корейцев в России (на примере Краснодарского края)//Социальная организация и обычное право: Материалы научной конференции 24-26 августа 2000 г. Краснодар, 2001. С.72-78. 23. Бахмет (Попова) Ю.Н. Корейская семья в России (к вопросу о конструировании этничности)//Голос минувшего: Кубанский исторический журнал. Краснодар, 1999. №> 1-2. С. 67-69. 24. Бахмет Ю.Н. Корейская семья в России (к вопросу о конструировании этничности) // Голос минувшего. Краснодар 2000. № 1-2 С. 67 25. Бугай Н. Ф Выселение советских корейцев с Дальнего Востока. Вопросы истории. 1994. № 5. 148 с. 26. Бугай Н. Ф Депортация этнических общностей: проблемы реабилитации в России и Казахстане. Россия и Казахстан: проблемы истории (ХХ — начало ХХI века). М., 2006; 27. Бугай Н. Ф О выселении корейцев из Дальневосточного края. Отечественная история. М., Наука, 1992. № 6. 168 с. 28. Бугай Н. Ф Социальная натурализация и этническая мобилизация (опыт корейцев России). М.: ЦИМО, 1998 138 с. 29. Бугай Н. Ф. К вопросу о депортации народов СССР в 30–40-е годы. История СССР. 1989. № 6. 144 с. 30. Бугай Н. Ф. О выселении корейцев из Дальневосточного края . Отечественная история. 1992. № 6. 168 с. 31. Бугай Н. Ф., Сим Хон Ёнг. Общественные объединения корейцев России: конститутивность, эволюция, признание. М., 2004 32. Бугай Н.Ф. Белая книга о депортации корейского населения России. М., 1992. Кн. 1. 204 с. 33. Бугай Н.Ф. Корейцы в Союзе ССР - России : ХХ-й век : (история в документах). М., 2004. 304 с.; 34. Бугай Н.Ф. Корейцы стран СНГ: общественно-«географический синтез» (начало XXI века). М., 2007. 290 с.; 35. Бугай Н.Ф. Российские корейцы и политика «солнечного тепла». М., 2002. 255 с. 36. Бугай Н.Ф. Российские корейцы: новый поворот истории 90-е годы. М., 2000. 89 с. 37. Бугай Н.Ф., Сим Хон Ёнг. Общественные объединения корейцев России ; конститутивность, эволюция, признание. Москва-Сеул, 2004. 375 с. 38. Бугай, Н. Ф. Корейцы России: вопросы экономики и культуры./ Н.Ф. Бугай М.: Познавательная книга плюс 2008. 380 с. 39. Ващук А .С. Миграция как фактор развития корейской диаспоры в Приморье (90-е гг. ХХв.)// Диаспоры. М., 2001. № 2-3.. 170 с. 40. Волкова Т.В. Российские корейцы. К вопросу о самоидентификации. [Электронный ресурс] URL: https://koryo-saram.ru/t-v-volkova-rossijskie-korejtsy-k-voprosu-o-samoidentifikatsii/ (Дата обращения 15.11.17) 41. Де-Вос Дж. Этнический плюрализм: конфликт и адаптация. Личность, культура, этнос: Современная психологическая антропология. М., 2001. [Электронный ресурс] URL:http://static.iea.ras.ru/books/Belik_lichnost_kultura_etnos.pdf (Дата обращения 15.11.17) 42. Джарылгасинова Р. Ш. Этногенез и этническая история корейцев по данным этнографии. М., 1979. 182 с. 43. Ем Н. К проблеме национально-смешанных браков // Известия корееведе¬ния. Вып. 2. Алматы, 1997. 63 с 44. Ионова Ю. В. Корейцы, народы Средней Азии и Казахстана. М., 1963. 848 с. 45. Карабулатова И.С. Обобщенный социально-психологический портрет российского корейца в современном массовом сознании тюменцев//Корейцы в Тюменском крае. Сборник материалов научной конференции, посвященной 140-летию переселения корейцев Россию и 75-летию Тюменского государственного университета. Тюмень, 2005. 16-17 с. 46. Ким Г. Н. История иммиграции корейцев. Книга первая. Вторая половина XIX в. — 1945. Алматы, 1999. 424 с. 47. Ким Г. Н., Кинг Р. История, культура и язык коре сарам. Историография и библиография. Алматы, 1993. 128 с. 48. Ким Г. Н.. Коресарам: историография и библиография. Алматы, 2000 210 с. 49. Ким Г.П. К вопросу о формировании корейской диаспоры в полиэтничном Орен бургском регионе . Вестник ОГУ №5 (141). май 2012 г. 154-156 с. [Электронный ресурс]. URL: http://vestnik.osu.ru/2012_5/23.pdf (Дата обращения 15.11.17) 50. Ким Е.В. Корейская диаспора и стратегии Республики Корея по взаимодействию с ней // Гуманитарные науки в Сибири. – 2012. – № 2. – С. 83-86. 51. Ким Е.В. Корейские национальные организации Сибири, факторы конструирования диаспоральной идентичности // Материалы XLVII Региональной археолого-этнографической студенческой конференции. – Новосибирск, 2007. С. 304-307 [Электронный ресурс] URL: http://kronk.spb.ru/library/2007-ns-raesk.htm (Дата обращения 15.12.17) 52. Ким Е.В. Опыт диаспоральной политики Российской федерации на примере взаимодействия с корейцами России // Научно-практическая конференция с международным участием «Россия – глазами народов Сибири». – Новосибирск, 2012. – С. 27-29. 53. Ким Е.В. Российские корейцы: грани этнической идентичности // Азия и Африка сегодня. – 2013. – №2. – С. 53-56 54. Ким Ё.У. Переселение корейцев в Россию: начало и этапы .Энциклопедия корейцев России. М., 2003. 1450 с. 55. Ким Е.У. Положение и перспективы корейцев после образования СНГ // Корейский полуостров и корейцы СНГ : материалы международной конференции ученых Северо-Восточной Азии - 2005. М., 2005. С. 97-115 56. Ким С. Х. Очерки по истории советских корейцев. Алма-Ата, 1965. 251 с. 57. Ким, И.А. Некоторые особенности миграционных процессов среди российских корейцев/ И.А. Ким // Сборник статей / Межкультурные взаимодействия в условиях глобализации: опыт России и Кореи./Отв. ред. Р.К.Тангалычева, И.А.Коргун. СПб., 2012. С.235-249. 58. Концевич Л. Р. О развитии традиционного корееведения в царской России (Историко-библиографический очерк). Энциклопедия корейцев России. М., РАЕН, 2003. 102 с. 59. Ланьков А. Н. Корея: будни и праздники [Текст]. М.: Между- народные отношения, 2000. 480 с. 60. Ланьков А. Н.Корейцы СНГ, или Необыкновенные приключения конфуцианцев в России. [Электронный ресурс] URL:http://old.russ.ru/politics/20020111-lan.html (Дата обращения 15.11.17) 61. Ланьков А.Н. Корейцы СНГ : страницы истории // Восточный портал. Электрон, дан. [Б. м.], 2002. [Электронный ресурс] URL: http://lankov.oriental.ru/d25.shtml (дата обращения: 22.10.2017) 62. Ланьков, А.Н. Быть корейцем/ А.Н.Ланьков. М.: Восток-Запад, 2006. 542 с. 63. Межкультурные взаимодействия в условиях глобализации: опыт России и Кореи / Отв. ред. Р. К. Тангалычева, И. А. Коргун. СПб.:«Скифия-принт», 2012. 448 с. 64. Пак Б. Д., Бугай Н. Ф. 140 лет в России. Очерк истории российских корейцев. М., 2004. 464 с. 65. Романов Р.Е. Корейцы. Историческая энциклопедия Сибири.Институт истории СО РАН. Изд. Историческое наследие Сибири. Новосибирск, 2009. [Электронный ресурс] URL: http://bsk.nios.ru/enciklodediya/koreycy (Дата обращения 15.11.17) 66. Сим Л. М. Корейцы Союза ССР, России и Казахстана: социокультурные процессы (20-е годы ХХ в. — начало XXI в.): автореф. дис. канд. ист. наук. Краснодар, 2006. 32 с. 67. Солдатова Г. Психология межэтнической напряженности. М., 1998. 386 с. (Сер. “Фундаментальная психология”) [Электронный ресурс]. URL: http://www.twirpx.com/file/264754/ (Дата обращения 15.11.17) 68. Тишков В.А. Исторический феномен диаспоры//ЭО. 2000. №2. 43 - 63 с.[Электронный ресурс] URL: http://e-notabene.ru/pr/article_14228.html (Дата обращения 15.11.17) 69. Чой, В.И. Проблема сохранения культурной идентичности (на примере корейских репатриантов)/ В.И. Чой, Д.А. Соколова // Сборник статей / Межкультурные взаимодействия в условиях глобализации: опыт России и Кореи./Отв. ред. Р.К.Тангалычева, И.А.Коргун. СПб., 2012. С.306-317 70. Энциклопедия корейцев России. Под ред. академика РАЕН, д. х. н. и д. физ.-мат. н., проф. Цоя Брони. Ли Г. Н., Цой Б., Чен В. С., Югай М. А. М., 2003. 1440 с. 71. Юн Санвон. Однажды сто лет назад//Российские корейцы. 2014 г. № 151. 22-23 с. 72. Янг, М. А. Проблемы и перспективы межкультурных взаимодействий между Россией и Южной Корей в условиях глобализации./ М.А.Янг // Сборник статей / Межкультурные взаимодействия в условиях глобализации: опыт России и Кореи./Отв. ред. Р.К.Тангалычева, И.А.Коргун. СПб., 2012. С.51-78. 73. ???. ???. ??? ??? ??? ??? ??? ????. ????? ?? ?4? 1?, 2004.4, (Сим Х.Ё, Ким Ч.Г. Положение беженцев и защита прав человека Корейских реэмигрантов в России) 152 с [Электронный ресурс] URL:http://www.dbpia.co.kr/Journal/ArticleDetail/NODE00907952 (Дата обращения 15.11.17) 74. ???. ??? ??? ??????? ????? ??. : ??? ??? ?? ???? ????.2000?. (Ли Ч. М. Сравнительное исследование корейских иммигрантов на Дальнем Востоке в России и Маньчжурии.). 98 с. [Электронный ресурс] URL: http://dbpia.co.kr/Journal/ArticleDetail/NODE0090813 (Дата обращения 15.11.17)
Отрывок из работы

Глава 1. Современная корейская диаспора в России: специфика формирования и институциональные структуры 1.1 Основные этапы формирования корейской диаспоры в России В конце 80-х годов прошлого столетия, в условиях происходящей в нашей стране перестройки и про¬цессов демократизации, тогда ещё советские корейцы положили начало созданию. Своих собственных национально-культурных организаций. Окрылённые чувством свободы для выражения сути своего этноса, преумноженным традиционно присущими им амбициям, корейцы с энтузиазмом стали создавать всевозможные корейские общества, отчасти даже соревнуясь в этом друг с другом. Так сколько же этих обществ и организаций было? Всевозможные центры Корейской культуры, Интернациональ¬ное культурно-просветительское общество корейцев, АСОК (Ассоциация содействия объединению Кореи), Бомминрён (“Общенациональное единение”), МКАДиС (Международная ассоциация дружбы и сотрудничества) и прочие. Другие этнические группы, те же: евреи, немцы, украинцы, татары, азербайджанцы, создав всего лишь по одно¬му своему культурному центру, крайне удивлённо наблюдали за тем, как растущие как после дождя грибы, появлялись корей¬ские общества, центры и ассоциации. С чего же всё началось? А началось всё с перестройки и сопроводивший её распад СССР, крайне ра¬дикально изменивший привычный ход жизни и сознание представителей этнических меньшинств. Новые подходы в сфере национальных отно¬шений впервые нашли отражение в резолюции «О межна¬циональных отношениях», принятой на ХIХ-ой Всесоюз¬ной партконференции (28 июня – 1 июля 1988 г.). Однако формулировки резолюции были столь обобщенными и рас¬плывчатыми, что не имели каких-либо конкретных выходов в область практических решений. Решающим документом, определившим основные направления в решении нацио¬нального вопроса, стал сентябрьский (1989 г.) Пленум ЦК КПСС, принявший платформу КПСС «Национальная поли¬тика партии в современных условиях» . Следующим шагом стало принятие в апреле 1990 г. Закона СССР «О свободном национальном развитии граждан СССР, проживающих за пределами своих национально-государственных образова¬ний или не имеющих их на территории СССР» , в котором рекомендации Пленума, в частности, возможность создания в местах компактного проживания национальных групп национальных административно-территориальных еди¬ниц (национальные районы, национальные поселки, наци¬ональные сельсоветы), и право на создание общественных объединений, основанных на этническом принципе (нацио-нальные культурные центры, национальные общества и зем¬лячества), получили законодательное закрепление. 19 марта 1990 г. в Москве состоялся Учредительный съезд советских корейцев, создавший Всесоюзную ассоциа¬цию советских корейцев (ВАСК). С развалом СССР на 2-ом съезде ВАСК, состоявшемся 29 февраля 1992 г. в Алма-Ате, было принято решение изменить название в соответствии с новыми обществен¬но-политическими реалиями на – Междуна¬родную конфедерацию корейских ассоциаций (МККА) . Темпы формирования корейских организаций в разных регионах Советского союза протекали по-разному. В некоторых случаях от начала создания инициативных групп до их официальной регистра¬ции проходило более двух лет, например, так как это было в Узбеки¬стане. Подобное затягивание было связано с последующими при¬чинами. Первая причина заключалась в том, что местные регистрирующие органы зачастую не желали проявлять инициативу в вопросах регистрации общественных объединений и ждали пока им поступят указания сверху. По-добная задержка стала причиной появления в прессе критических статей относительно регистрации корейских культурных центров. Во-вторых, зачастую у местного аппарата власти имело место быть своё, особое понимание корейского вопроса, и местное начальство в большей сте¬пени опиралось на это понимание, они не руководствовались буквой Закона, что в принципе было характерной чертой советского управленческого аппа¬рата. Принятие корейскими группами и организациями, навязываемого осмысления данной проблемы стало своего рода условием , позволяющим получить разрешение на проведение учреди-тельной конференции и регистрации. В-третьих, вмешательство властей в регистрацию ко¬рейских культурных центров во многом объяснялось ещё и противостоянием первых корейских организаций и сопровождающими его бесконечными жалобами и протестами, обращённые к местным руково¬дящим органам. Ну и в-четвертых, многое объяснялось тем, что в самом на¬чале, когда только-только зарождались все корейские общественные организации, большинство людей, и особенно люди на местах, не обладали обхдоимыми для этого достаточными знаниями и опытом. В. Ким, бывший заведующий ташкентским отделением организации «Ле¬нин Кичи» и один из самых активных участников по созданию корейских куль¬турных центров в Узбекистане, говорит об атмосфере корейского движения на этапах зарождения так : «Никто не знал, где регистрировать общественную организацию, но все по¬нимали, что без регистрации нельзя. Почему? Кто мешает открывать курсы языка, создавать кружки художественной самодеятельности, праздновать свои праздники? Вроде бы никто. Но нам даже в голову не приходило, что можно все это организовать самостоятельно. Слишком хорошо мы зна¬ли, как поступают в советской стране с теми, кого заподо¬зрили в национализме, в создании несанкционированных обществ…» . При своем формировании большинство корейских организаций в каче¬стве своих основных и первоочередных задач обозначили намерения возрождения национальной культуры, языка, тради¬ций и обычаев. Столь прямонаправленная в сторону культуру программа деятельности большинства корейских организаций и ассоциаций была далеко не случайной. В конечном итоге это нашло отражение даже в названии наиболее массовых корейских организаций и культурных центров. Так какие же факторы послужили условием декларации возрождения языка, обычаев и традиций в ка¬честве основных целей и задач корейских обществ, центров и ассоциаций. Во-первых, тема как такового возрождения стала знаковой именно в пери¬од перестройки. Все новации, все реформы, что были выдвинуты пришли под лозунгами о возрождении утраченного. Тогда в обществе говорили о возрождении национальных культур, обрядов и обычаев, о возрождении традиционных промыслов, о возрождении Яс¬ной Поляны и Арала и т. д. И здесь цели и задачи корейских сообществ крайне удачно совпали с общепринятой тогда риторикой и направ¬ленностью постановки насущных проблем. Во-вторых, в области взаимоотношений наций тема воссоздания национальной культуры, языка, обычаев и традиций этнических меньшинств несла в себе меньше опасности для властных структур, чем те темы, которые поднимались крупными представительными этносами, например, выход из состава Советского Союза, опираясь на право на самоопреде¬ление, разделение территориальных границ между республи-ками, повторное распределение полномочий центра и республик. Даже несмотря на то, что и союзный и местные законы об обще¬ственных объединениях давали право регистрировать лю¬бые организации, за исключением экстремистских, направ¬ленных на свержение конституционного строя, пропаганду фашизма, разжигание религиозной и национальной вражды, на практике на местах регистрация тех или иных объедине¬ний полностью зависела от одобрения структур власти. Иными словами, регистрация носила не заявительный, а разрешитель¬ный характер. И если бы корейцы в уставных документах в качестве своих целей и задач отразили бы не возрождение культуры, а более деликатные, обсуждаемые в кулуарах, во¬просы, такие, как создание национально-административных единиц (Закон СССР «О свободном национальном разви¬тии граждан СССР, проживающих за пределами своих на¬ционально-государственных образований или не имеющих их на территории СССР», который предусматривал возможность создания таковых) или возвращение в Приморье, можно однозначно сказать, что подобные уставы не были бы заре¬гистрированы. Разрешительный характер жёстко контроли¬руемой властями регистрации общественных объединений предоставлял лишь усеченную возможность для самореали¬зации этнических меньшинств. Таким образом, хотя законо¬дательная база формально и открывала широкие возможно¬сти для национальных групп, фактически среди множества проблем малых этнических групп был открыт шлюз лишь для решения вопросов культуры (возрождения языка, обы¬чаев и традиций), так как это не затрагивало политических и экономических основ системы и не провоцировало возмож¬ного осложнения социально-политической ситуации. В-третьих, тема возрождения культуры, языка, обычаев и традиций этнических меньшинств была менее опасной не только для властных структур, но и для самих корейцев. К чему могут привести конфликты на этнической почве, свя¬занные с другими, более острыми вопросами, все видели на примере Нагорного Карабаха, Цхинвали, Абхазии, Прид-нестровья, Ошской области, Ферганской долины. Если к этому добавить память о пережитой депортации с её по¬следствиями, то станет ясно, что учредители корейских ор¬ганизаций сознательно не анонсировали в своих уставных документах каких-либо задач, могущих быть детонатором потенциальных осложнений и негативных перемен в отно¬шении корейцев. В-четвертых, поскольку корейцы СССР являлись не нацией в строгом смысле слова, которой присущи опре¬деленная атрибутика и институты (государство, общена¬циональный государственный язык, территория и т. п.), а этнической группой (советские корейцы или коре сарам), они идентифицировали себя прежде всего по национальной культуре: языку, обрядам, обычаям, традициям, кухне, пес¬ням, танцам. Этническое самосознание коре сарам своди¬лось именно к этим составляющим. По другим параметрам они не отличали себя от других граждан СССР. Естествен¬но, что в условиях появившихся возможностей этнической самореализации самосознание корейцев было обращено в первую очередь к национальной культуре, к тому, что в са¬мосознании корейцев их отличало от других. Другие отли¬чия в тот период самосознание корейцев не фиксировало. В-пятых, в период создания корейских организаций корейцы ещё не осознали себя в качестве субъекта полити¬ческой деятельности. Политическое сознание общины ещё не проснулось . Этим объясняется культурная направлен¬ность программных документов корейских организаций. В 2005 году правительством Республики Корея внедрена новая программа поддержки этнических корейцев, проживающих в странах СНГ, согласно которой на плановой основе оказывается финансовая поддержка строительству культурных учреждений для этнических корейцев СНГ, а также существующим в странах бывшего СССР газетам на корейском языке и радиостанциям с целью сохранения этнической идентичности корейцев стран Содружества. Государства СНГ включены в список приоритетных государств при планировании поездок за рубеж южнокорейских государственных творческих коллективов и молодых волонтеров. В качестве специальных мер по укреплению связей с «постсоветскими» соотечественниками правительство РК реализует программы по их организованному посещению Южной Кореи. В тесном взаимодействии с российскими региональными властями принимаются меры по правовой легализации лиц корейской национальности, прибывающих из Средней Азии, с их компактным поселением в Приморском крае, Ростовской и Волгоградской областях, а также других российских регионах. Департаментом зарубежных соотечественников и консульской службы претворяется в жизнь «План улучшения консульского обслуживания соотечественников и реагирования на жалобы этнических корейцев» как составная часть принятой МИДВТ программы «Дипломатия вместе с нацией» . В рамках реализации указанной инициативы в 2005 году создан и продолжает действовать Консульский телефонный центр по приему заявлений от этой категории граждан по фактам возникновения чрезвычайных обстоятельств. Кроме того, создана отдельная электронная консульская информационная система «e-service» для более оперативного и эффективного реагирования на запросы соотечественников при организации их визитов в Южную Корею. Согласно проведенной в 2009 году реформе Закона о выборах , в проводимых на территории РК выборах впервые получили право участвовать «зарубежные соотечественники». Численность избирателей, получивших такую возможность только на пространстве СНГ, превысила 9 тысяч человек. В правительстве Республики Корея создана рабочая группа по решению проблемы корейцев, насильственно вывезенных на Сахалин в годы японского колониального господства в Корее. Южнокорейское правительство намерено изучить возможность дополнительной компенсации японской стороной ущерба этой категории корейцев, которая не была учтена в ходе переговоров с японцами о нормализации отношений, завершившихся в 1964 году. В Республике Корея работа с соотечественниками была возложена на возглавляемую премьер-министром Комиссию по политике в отношении зарубежных корейцев. Координатором выступает Министерство иностранных дел и внешней торговли РК, а именно Департамент по работе с зарубежными соотечественниками и консульской службы, и образованный при министерстве в октябре 1997 года специализированный фонд (Overseas Koreans Foundation), который частично получает финансирование из госбюджета и непосредственно занимающийся работой с корейской диаспорой через ассоциации корейских землячеств. Помимо фонда отдельные программы проводятся министерствами образования, объединения, юстиции, культуры и туризма. Организации, занимающиеся соотечественниками - Комиссия по политике в отношении зарубежных корейцев, координатором выступает МИДВТ РК (Департамент по работе с зарубежными соотечественниками и консульской службы) и образованный при министерстве в октябре 1997 г. специализированный фонд (Overses Koreans Foundation), частично финансируемый из госбюджета и непосредственно занимающийся работой с корейской диаспорой через ассоциации корейских землячеств. Помимо фонда отдельные программы проводятся министерством образования, объединения, юстиции, культуры и туризма. Сеулом поддерживается деятельность созданного сахалинскими корейцами «Корейского фонда за восстановление справедливости», который собирает деньги для защиты их интересов в японском суде (общая сумма иска, по прогнозам, может составить до 4 млрд. долларов США). Отдельные националистически настроенные южнокорейские общественно-политические деятели не скрывают наличия официально не афишируемых планов по созданию в России корейской национальной автономии. Они рассчитывают, что в период до 2015 года в район о.Ханка Приморского края должно переселиться более 30 тысяч корейцев из европейской части России и стран Средней Азии, и утверждают, что идея создания автономии вполне реальна, так как, по российскому законодательству, в случае компактного проживания более 30 тысяч представителей одной национальности они имеют право создать автономное административное образование. Подчеркивают при этом, что Правительство России постановлением от 1 августа 1997 года разрешило создание корейской национальной автономии без территориального оформления и признало ошибкой сталинскую политику насильственного переселения корейцев в 1937 году с Дальнего Востока в республики Средней Азии. Вместе с тем массовое «возвращение» корейцев на Дальний Восток и закрепление мест их компактного проживания, особенно в качестве национальной автономии, здесь считают делом весьма отдаленного будущего, высказывая мнение, что сейчас для этого нет ни политической заинтересованности руководства России или других стран СНГ, ни юридических оснований, ни финансовых средств, ни четко выраженной воли корейских диаспор СНГ. Еще одним существенным фактором считают прогнозируемое появление антикорейских настроений у местного населения, живущего на месте предполагаемой автономии. Реализацию этой идеи в Сеуле полагают возможной лишь в условиях экономического подъема на постсоветском пространстве, политической стабильности, значительного роста благосостояния населения, развитой демократии и толерантности общества. 1.2 Региональные объединения корейцев РФ 1 апреля 1993 г. Совет национальностей Верховного Со¬вета РФ принял постановление «О реабилитации российских ко¬рейцев». Корейцы, ставшие жертвами политических репрессий, стали получать социальные льготы, права на бесплатное приобретение жилья и получение земельных участков. В 1990-е гг. глубокий кризис промышленного и сельскохозяйственного производства способствовал их активному присоединению к сфере торговли и ус¬луг. В начале XXI в. в условиях стабилизации экономической ситуации корейские специалисты стали вновь привлекаться в промышленность, строительство, сферу управления, образования, культуры. Часть членов диаспоры, имеющая мелкие свои предприятия и фирмы, стала за¬ниматься малым бизнесом. В 1988-89 гг. появились первые корейские национальные ассоциации и группы. В 1990 г. была основана Всесоюзная ассоциация со¬ветских корейцев. В октябре 1991 г. была создана Ассоциация корейцев России, в июле 1993 г., позже преобразованная в Еди¬ную ассоциацию корейцев России. В первой половине 90-х гг. прошлого столетия региональные организации данной ассоциации появились в таких городах как Новосибирск, Томск, Хабаровск, Владивосток, Южно-Сахалинск. К 1995 г. в Приморье функционировали уже 11 корейских общественных объеди-нений, Краевой фонд приморских корейцев «Возрож¬дение», Краевой корейский культурный национальный центр «Един¬ство», осуществлявшие культурно-образовательную деятельность среди корейского населения. Во второй половине 1990-х гг. начался новый этап развития корейского общественного движения, который был связан с появлением национально-культурных автономий. В 1996 г. была создана Федеральная национально-культурная автономия российских корей¬цев. Статус автономий получили корейские региональные ассоциа¬ции Сибири и Дальнего Востока. Главными задачами данных ассоциаций являются объединение всех корейцев, проживающих на территории Российской Федерации и налаживание связей с их исторической родиной. Так же данными объединениями принимаются все необходимые меры для сохранения национальной культуры и традиций, в частности, прово¬дятся национальные праздники такие как «День дружбы», Новый год по лунному календарю. На современном этапе созданы все условия для сохране¬ния и изучения корейского языка. На Дальнем Востоке преподавание языка осуществляется в Хабаровском и Приморском центрах корееведения, в Хабаровской гимназии восточных языков и культуры, и 11 общеобразовательных школах Сахалинской области. В дальневосточных регионах нашей страны выпускаются газеты как на русском, так и на корейском языках, в том числе «Се Коре Синмун», «Вон-Дон». При Государственной телерадиовещательной компании «Сахалин» работает корейское радио «Ури маль пансонгук» .В целом деятельность национально-культурных автономий оказывает позитивное влияние на распространение родного языка и культуры среди представителей диаспоры. Деятельность общественных организаций вносит крайне важный вклад в формирование и актуализацию этнической идентичности российских корейцев. Тема возрождения этноса, его самосознания на постоянной основе присутствует в корейских печатных СМИ, в выступлениях корейских учёных-историков. Корейская общественность продолжает бить тревогу по поводу угрозы ассимиляции и размывания нации. В 1990-е гг., в условиях глобальных геополитических процессов, на Южном Урале существенно активизировались миграционные потоки, менялась этническая структура региона, увеличивалась численность малых этносов. Среди них был и корейский, который имеет в России особую историческую судьбу, уникальную культуру, ярких представителей. Первые на Южном Урале корейцы поселяются в пределах Оренбургской губернии на рубеже XIX-XX веков. В 1954 г. представители корейского народа, пережив период насильственной депортации, переселяются на Южный Урал из Средней Азии, после того как им было разрешено покидать места ссылки. Однако и в тот период численность корейцев в регионе была несущественной. Более многочисленной корейская община Южного Урала стала только после распада СССР, когда в условиях острого экономического кризиса сотни корейцев переселились в Россию и на Урал. Корейцы относятся к этносу, численность которого на Южном Урале в последние 20 лет неуклонно растет. Так, если по переписи 1989 года в Оренбуржье их было всего 385 чел. (0,02% в национальной структуре региона), то в 2002 году численность корейцев составила 1 321 чел (или 0,06%) , а в 2010 г. – 2080 чел (0,1% от населения области). То есть численность корейцев всего за 21 год выросла в пять с половиной раз! Аналогичная ситуация и в Челябинской области. Численность корейцев в межпереписной период 1989-2010 гг. здесь выросла с 453 чел. до 905 чел. (0,03% в этнической структуре) То есть почти в 2 раза. Хотя в межпереписной период 2002-2010 гг. их численность наоборот сократилась примерно на 5% (54 чел.) , что свидетельствует о процессах аккультурации и дальнейшей миграции корейцев в другие регионы России. В Республике Башкортостан корейцы также стабильно занимают свою небольшую долю в этнической структуре региона. Накануне распада СССР их было всего 237 чел., а в 2002 г. уже 722 чел., в 2010 г. - 777 чел. (0,02% в национальном составе населения). Здесь, как и в др. субъектах Южного Урала, их численность значительно увеличилась в постсоветский период (в 3,5 раза). Таким образом, общая численность корейского этноса на Южном Урале составила в 2010 г. 3 762 чел. и по сравнению с 1989 г. произошло увеличение численности этноса почти в 3,5 раза, что свидетельствует о высокой динамике прироста. При этом сложилось так, что наиболее привлекательной для корейцев остается Оренбургская область, в силу ее географического положения и исторических особенностей. Наименьшей численность корейцев – в Башкортостане. В 1990-е г., одновременно с увеличением численности, идет активный процесс роста национального самосознания корейцев на Южном Урале: впервые создаются национально-культурные общества, открываются школы, начинают работать секции корейского спорта – тхэквондо. 11 января 1992 г. в Челябинской области появилась Областная общественная организация «Корейский культурный центр», решавшая вопросы сохранения и развития корейского языка, образования, национальной корейской культуры. Одновременно, при средней школе №4 г. Челябинска появилась возможность изучать корейский язык. Там же были организованы занятия по корейской национальной борьбе – тхэквондо . Также в Челябинске существует корейская диаспора «Ариран», президентом которой является С.А. Шегай. Одними из первых в Челябинской области, корейцы создали свою воскресную школу, вокруг которой в последние годы проходила вся этнокультурная жизнь корейцев. Возглавляет деятельность центра в области Василий Пак. В 2004 - 2009 гг. челябинские корейцы отметили 140 и 145 лет переселения своего народа в Россию. В городе действует Корейская Пресвитерианская церковь. Богослужение ведет пастор из Кореи. Скоро в четвертой школе откроется музей культуры корейского народа . В Оренбургской области с октября 2009 г. при библиотеке им. Н.А. Некрасова работает Оренбургское отделение Общероссийского объединения корейцев, председателем которого являлся Вячеслав Кан. Корейское общество периодически проводит национальные праздники и фестивали, среди которых «Страна зелёных гор и майских красок», «Солньлаль» корейский Новый год и др. Корейская национально-культурная организация активно участвует в культурной жизни города Оренбурга, организует праздники, фестивали, иные мероприятия, которые знакомят оренбуржцев с богатой культурой и историей корейского народа. Так, в сентябре 2013 года в Оренбурге прошел фестиваль корейской культуры, организованный оренбургским отделением «Общероссийского объединения корейцев» . Большим событием стало проведение Фестиваля корейской культуры, приуроченный к важной юбилейной дате – 150 летию проживанию корейцев в России. В Республике Башкортостан корейская община самая малочисленная, но и здесь процессы этнокультурного развития корейского народа в последние десятилетия существенно активизировались. Общины корейцев существуют в Уфе и Стерлитамаке. Работает Корейский культурный центр Республики Башкортостан, председателем которого является Сим Ой Ра. Организация зарегистрирована в 2012 г., её целью является популяризация корейской культуры и традиций. В 2012 г. в Уфе создана региональная общественная организация «Общество дружбы Башкортостан Корея», целью которого является сотрудничество в области науки, экономики и культуры. Так, идёт обмен между студентами и преподавателями БГУ и крупными корейскими вузами. Совместную работу ведут Академия наук Башкортостана и Ассоциация нанотехнологий при Министерстве образования, науки и технологий Республики Корея. Южноуральские корейцы вносят свой вклад в экономику региона, испокон веков известно их трудолюбие, честность, предприимчивость. В целом можно сделать вывод об успешном опыте этнокультурного развития корейцев на Южном Урале. В рассматриваемый постсоветский период корейцы Уральского региона создали свои национально-культурные организации, открыли школы и кружки по изучению языка, истории и культуры.
Условия покупки ?
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Служба поддержки сервиса
+7 (499) 346-70-XX
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg