Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

Информационные войны как стратегия формирования отношения к спортивному событию со стороны общественности (на примере XXIII Зимних Олимпийских игр)

irina_krut2020 2025 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 81 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 01.04.2020
Объект исследования – информационные войны. Предмет исследования – информационные войны как технология воздействия на общественное мнение. Целью работы является выявление механизмов формирования общественного мнения по средствам информационных войн на примере XXIII Зимних Олимпийских игр. Задачами исследования является: ? рассмотреть теоретические основы изучения понятия информационной войны; ? проанализировать механизмы информационных войн; ? изучить спорт как конкурентную среду; ? выявить роль скандала и эпатажа в создании новости и события; ? рассмотреть спортивных звёзд и их публичный имидж; ? проанализировать информационную войну против России на примере XXIII Зимних Олимпийских игр; ? выявить технологии противостояния информационной войне на примере на примере XXIII Зимних Олимпийских игр. Методы исследования. Методологическую основу исследования составляет общенаучные методы познания, к которым, прежде всего, следует отнести формально-логические методы (анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия), а также специальные методы (формальный, метод сравнительного и системного анализа). Степень научной разработанности проблемы. В настоящее время вырабатываются концепции и подходы к пониманию природы процессов, происходящих в ходе информационного противоборства (Г. Почепцов , С. Расторгуев , И. Н. Панарин , И. Михальченко , Я. Мальцева ). Актуальными становятся вопросы защиты от информационной агрессии. В последнее время интерес к проблеме информационной безопасности распространился на академические круги, свидетельством чему служит перечень диссертаций на очень близкие к проблематике «информационной войны» темы . Теоретическая и практическая значимость исследования. Проведенный анализ послужит теоретической и методологической основой для дальнейших исследований идеологических, политических и социально-философских аспектов возникновения и осуществления информационной войны как стратегии формирования отношения к спортивному событию со стороны общественности. Структура работы обусловлена ее целью. Дипломная работа состоит из трех глав, заключения и списка использованной литературы.
Введение

Актуальность исследования. Политическое пространство – это пространство, которое через функцию политического воздействия целенаправленно заполняется политическими смыслами для формирования, в соответствии с поставленными политическими целями, определённой функции политического отклика у факторов политической деятельности. Конструирование политического пространства является элементом политического процесса, связанного с формированием сетевой структуры нужной конфигурации и организацией взаимодействия определённых элементов, относящихся к политическому пространству. Элементы политического пространства характеризуются количественными и качественными характеристиками . Современный спорт – это динамично развивающаяся индустрия, новый инвестиционно привлекательный сектор экономики. Бизнес все активнее сотрудничает со спортом, многие крупные компании являются партнерами международных и национальных федераций по видам спорта, профессиональных лиг и клубов, а также организаторами спортивных соревнований . Информационное пространство обеспечивает удовлетворение информационных потребностей современных государственно - организованных обществ , а также информационное взаимодействие государств (составляющих мировое сообщество), их властей и обществ (в том числе соответствующих групп интересов), международных и национальных (в то числе региональных и местных) организаций и структур. При этом инфопространство представляет собой (складывается) из таких главных компонентов, образующих «инфотриаду», как информационные ресурсы, организационные структуры и средства информационного воздействия . Особо следует подчеркнуть, что от состояния инфопространства по многим ключевым аспектам зависит политическая, экономическая, экологическая и социокультурная безопасность в конкретных государствах. Актуальность проблемы обусловлена тем, что в современном спорте конструкция образа события и его участников играет важнейшую роль в его популярности, успехе, в привлечении наибольшего количества целевой аудитории (зрителей, болельщиков, потребителей медиа материалов и т.д.) И всё чаще, в условиях жесткой конкуренции используются все средства продвижения, в том числе информационная война, возникшая как результат расширения мнения масс-медия в современном обществе.
Содержание

Введение 3 Глава 1. Информационные войны в современном мире 7 1.1. Теоретические основы изучения понятия информационной войны 7 1.2. Механизмы информационных войн 13 Глава 2. Факторы формирования информационной войны в области спорта. 29 2.1. Спорт как конкурентная среда 29 2.2. Спортивные звёзды и их публичный имидж 41 Глава 3. Формирование отношения общественности к спортивному событию под влиянием информационной войны 52 3.1. Информационная война против России на примере XXIII Зимних Олимпийских игр 52 3.2. Технологии противостояния информационной войне на примере XXIII Зимних Олимпийских игр 66 Заключение 72 Список использованной литературы 76
Список литературы

1. "Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 19.02.2018) // "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954 2. Абельмас Н.В. Универсальный справочник по Паблик Рилейшнз. Ростов н/Д, 2008. http://www.klex.ru/bxd 3. Агамиров К.В. Прогностические проблемы совершенствования правовой системы, законотворчества и социального механизма правореализации. М., 2016 4. Агамиров К.В., Григорьева М.А. От права на самореализацию к праву на саморазвитие // Человеческий капитал. 2016. № 12 5. Белоглазова Л.А. Социально философские и инвайронментальные аспекты деструктивности техногенной цивилизации [Текст] / Л.А. Белоглазова // Новая наука: Опыт, традиции, инновации. 2016. № 9. С. 97 99 6. Васильева Е. Г. Массовое сознание и политика: Автореф. дисс. . канд. полит, наук. — Волгоград, 1997. 7. Вершинин, М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе: Монография/ М.С. Вершинин -Спб.: Издательство Михайлова В.А., 2001, 253 с 8. Власенко И.С., Кирьянов М.В. Информационная война: искажение реальности. М., 2011. 9. Воинов Д.Е. Типологизация влияния политики на современные олимпийские игры // Журнал социологии и социальной антропологии. 2017. Т. XVI. № 5 (70). С. 21 - 38. 10. Голодов А.Г. О методах ведения информационной войны в массовой прессе // Иностранные языки в высшей школе. 2015. № 2. С. 67-76 11. Гриняев С.Н. Интеллектуальное противодействие информационному оружию. – М.: Синтег, 1999. – 232 с. 12. Гриняев С.Н. Информационная война [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.agentura.ru / equipment / psih / info / war 13. Дмитриев А.В., Сычев А.А. Скандал: социофилософские очерки. М., 2014. 14. Дмитриев А.В., Сычев А.А. Скандал: социофилософские очерки. М., 2014 15. Дмитриев А.В., Сычев А.А. Скандал: социофилософские очерки. М., 2014. 16. Доценко Е. Л. Механизмы психологической защиты от манипулятивного воздействия: Автореф. дисс. канд. психол. наук. — М., 1993 17. Еремин, М.В. Особенности олимпийских игр в России с применением запрещённых препаратов / М.В. Еремин, А.И. Милюков, А.В. Абросимова // В сборнике: ИННОВАЦИИ, ТЕХНОЛОГИИ, НАУКА. Сборник статей международной научно-практической конференции: в 4 частях. 2017. С. 81-83. 18. Карпов, В.Ю. Современный взгляд на подготовку спортивного менеджера / Карпов В.Ю., Августимова О.С., Еремин М.В. // В сборнике: Имидж образования – вызовы современного мира. Материалы первой международной конференции. Под научной редакцией проф. Е.А. Петровой. 2015. С. 85-90. 19. Клюге Ф. История олимпийского гимна: поэт и его композитор // Наука в олимпийском спорте. 2015. № 4. С. 4 - 13. 20. Кононов А. Эпатаж на музыкальном радио. http://www.guzei.com/ radio/journal/ 21. Леднев В.А. Индустрия спорта: как объединить интересы государства и бизнеса // GR Sport . 2016. №1. 22. Леднев В.А. Конкуренция в спорте: новые тренды и закономерности развития // Современная конкуренция. 2012. №6 23. Леднев В.А. Менеджмент в индустрии спорта. /Выпуск 1. Сборник статей под ред. В.А. Леднева. М., 2016. 24. Лисичкин В. Шелепин Л. Третья мировая (информационно психологическая) война. М., 2009 25. Мальцева Я. В. Цивилизационные перемены в России: информационный аспект (последняя четверть XX — нач. XXI вв.): Автореф. днсс. . канд. полит, наук. — Владивосток, 2004. 26. Манойло А.В., Петренко А.И., Фролов Д.Б. Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны. М., 2012 27. Михайлова, И.В. Диверсификация содержания подготовки магистров по адаптивной физической культуре / И.В. Михайлова, А.И. Сесёлкин, А.С. Махов, М.В. Еремин // Ученые записки университета им. П.Ф. Лесгафта. 2018. №3 (129). С. 194-198. 28. Михальченко И. А. Информационные войны и конфликты идеологий в условиях геополитических изменений конца XX века: Автореф. дисс. . канд. полит наук. — СПб., 1998 29. Наумов А. О. «Мягкая сила» и внешнеполитиче- ский имидж Российской Федерации. Электронный ресурс: URL: http://www.perspektivy.info/rus/gos/ magkaja_sila_i_vneshnepoliticheskij_imidzh_ rossijskoj_federacii_2015-03-30.htm 30. Норберт Больц. Азбука Медиа. – М.: Издательство «Европа», 2011. – С. 17 31. Овчинников Ю.Д. Олимпийское образование детей как социальный фактор воспитания здорового поколения / В сборнике: Теоретические и практические проблемы развития современной науки сборник материалов 4 - й Международной научно - практической конференции. 2014. С. 167 - 168 32. Олешко В.Ф. Журналистика как творчество. Учебное пособие для курсов «Основы журналистики» и «Основы творческой деятельности журналиста». М.: РИП-Холдинг, 2013 33. Панарин И. Н. Информационно-психологическое обеспечение национальной безопасности России: Автореф. дис. докт. полит, наук. — М., 1997; Панарин И. Н. Технология информационной войны. — М., 2003; Панарин И. Н. Информационная война и дипломатия. — М., 2004 34. Панарин И.Н. Информационная война и власть. – М.: Мир безопасности, 2001. – 224 с. 35. Петрова, М.А. Мотивация к занятиям спортом у слабослышащих юношей и девушек в возрасте 18 - 24 лет / М.А. Петрова, М.В. Еремин, Р.В. Козьяков // В сборнике: ПРАКТИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА И ПСИХОЛОГИЯ: МЕТОДЫ И ТЕХНОЛОГИИ. Сборник статей Международной научно-практической конференции. 2016. С. 57-60 36. Почепцов Г. Г. Информационно-психологическая война. — М., 1999; Почепцов Г. Г. Информационные войны. — М., 2001; Почепцов Г. Г. Психологические войны. — М., 2002. 37. Почепцов Г.Г. «Информационные войны. Новый инструмент политики» / Почепцов Г.Г., «ТД Алгоритм», 2015 – 87с. 38. Разворотнева С. В. Психологические аспекты политического влияния: коммуникационные аспекты: Автореф. дисс. . канд. полит, наук. — М., 1993. 39. Расторгуев С. П. Информационная, война — М., 1998; Расторгуев С. П. Философия информационной войны. — М., 2002 40. Региональное информационное пространство [Текст] / Рук ли авт. колл. Колесник В.Г., Стожаров А.В. – Салехард Надым – НИЦ «Горизонт М», 2003. 114с 41. Рогалева Е.А. Эпатаж в ХХ веке. Теория игры в анализе эпатажа // Социология. 2014, №3. 42. Смышляев В.А. Политика обеспечения региональной экономической безопасности: приоритеты, российский аспект [Текст] / В.А. Смышляев // В книге: Глобальные вызовы в экономике и развитие промышленности (INDUSTRY 2016). Труды научно практической конференции с зарубежным участием. Под ред. А.В. Бабкина. 2016. С. 41 44 43. Толоконникова Н. Pussy Riot. Что это было?. М.: Алгоритм, 2012 44. Толстая Т.Н. Лед и пламень // Не кысь. М.: Изд-во Эксмо, 2010 45. Томан И. Б. Олимпийское спокойствие: миф или реальность?(Олимпийские игры в Древней Элладе) // Современные проблемы сервиса и туризма. 2015. № 3. С. 7 - 9. 46. Хренов Н.А. Творческая личность как пороговая личность: от юродства инока Авраамия до перформанса О. Кулика // Ярославский педагогический вестник. 2015. №1. Том I (Культурология). 47. Цветков О. М. Политическое манипулирование: Природа и особенности в различных типах политических систем: Автореф. дисс. . канд. полит, наук. — М., 1996 48. Чистякова Е.А. Проблема интеграции единого информационного пространства России в мировое информационное пространство [Текст] / Е.А. Чистякова // В сборнике: Развитие современной цивилизации: ответы на вызовы времени. Сборник трудов по материалам международной научно практической конференции. 2016. С. 389 393. 49. Швецов А. Н. «Информационное общество». Теория и практика становления в мире и в России / А.Н. Швецов. М.: Красанд, 2015. – 280 c. 50. Joint Pub 3 13.1 “Command and Control Warfare”, DOD US, February 1996. 51. Thomas P. Rona, “Weapon Systems and Information War”, Boeing Aerospace Co., Seattle, WA, 1976 52. URL: http://psyfactor.org/lib/psywar25.htm 53. URL: http://psyfactor.org/lib/psywar25.htm 54. URL: http://www.newsru.com/world/28sep2016/russianhackers.html 55. URL: https://www.business-gazeta.ru/article/366331
Отрывок из работы

Глава 1. Информационные войны в современном мире 1.1. Теоретические основы изучения понятия информационной войны Актуальность темы данной главы связана, прежде всего, с тем, что в настоящее время информационные войны и их последствия являются одной из сложнейших проблем XXI века. Под информационной войной следует понимать процесс соперничества и организованных действий, для воздействия на информационные ресурсы противника, с целью снижения имеющегося потенциала соперника, с одновременным укреплением и сохранением собственных информационных систем, и использованием своего потенциала. Впервые термин «информационная война» был упомянут в 1976 году американцем Томасом Роном. В своём отчете для компании Boeing «Системы оружия и информационная война» он обратил внимание на то, что информационная инфраструктура становится не только ключевым компонентом американской экономики, но и наиболее уязвимой целью. В дальнейшем этот термин нашел своё применение в деятельности вооруженных сил США. Так, информационные технологии впервые были использованы как средство ведения активных боевых действий в 1991 году во время проведения в Ираке операции «Буря в пустыни». Официально этот термин был введен в директиве министра обороны США от 21 декабря 1992 года. Необходимо отметить, что для ведения информационной войны, равно как и для любой другой, её участники используют оружие, в данном случае информационное, которое представляет собой специальные информационные технологии, позволяющие вносить изменения в существующую информацию, искажать смысл, уничтожать, копировать, похищать её, а также преодолевать специально созданные системы защиты информации, выводить «из строя», т.е. дезорганизовывать работу технических средств для достижения определенных целей. Наиболее ярко информационные войны проявляют себя в политической сфере. По мнению И.Н. Панарина, на сегодняшний день основными сферами информационно - психологического противоборства являются: политическая, дипломатическая, финансово-экономическая и военная . Так или иначе, все они затрагивают другие не менее важные сферы жизнедеятельности общества: экономическую, политическую, социальную и духовную. Отсюда появилось такое понятие, как «геополитическое информационное противоборство» под которым понимается форма борьбы между странами для нарушения целостности информационной безопасности с одной стороны (одного государства), и для защиты своих информационных ресурсов с другой стороны (другого государства). Цель данного противоборства представляет собой дезорганизацию работы систем, обеспечивающих информационную безопасность страны, психологическое воздействие на руководящий аппарат, политическую элиту, население, как неотъемлемую составляющую общества в целом, политическое настроение внутри государства, завоевание главенствующего положения в сфере информации, а также обеспечения информационной защиты от вмешательства из вне. Современные политологи выделяют два типа информационных войн: информационно-технический и информационно-психологический. Методами, которые используются при информационно-технической войне, являются различные телекоммуникации и технические устройства, так как они призваны непосредственно воздействовать на информационно-технические системы. В информационно-психологических войнах, как правило, применяются средства массовой информации, системы формирования общественного мнения, в целях влияния на сознание людей и руководящие структуры. Говоря о наиболее знаковых примерах информационных войн, необходимо обратить внимание на тот факт, что ещё в Древнем Китае был создан военный трактат «36 стратагем», в котором описывались скрытые приёмы для достижения, поставленных целей, что в определенной степени можно расценивать как опыт информационно-психологической войны. Иным примером информационной войны в истории человечества является пример монголо-татарского ига, когда войска монгольских ханов распространяли и активно использовали слухи о своей жестокости и военной мощи. Наибольшую популярность «информационные войны» получили в конце XX - начале XXI века. Наглядным примером информационного противоборства в настоящее время является противостояние России, как правопреемницы СССР, и США. Ещё в 80-е годы в США были образованы структурные подразделения анализа и ведения информационной войны против СССР. С начала 90-х годов в каждом виде Вооруженных Сил США функционируют собственные Центры информационной войны . Руководство данной деятельностью осуществляет Министерство обороны. Первый такой центр был создан в 1993 году в Военно-воздушных силах США. Работа центра законодательно урегулирована. Существует Положение о Центре, в котором определены его задачи: разработка, поддержка, развертывание средств борьбы с системами командования и оперативного управления противника, планирование их оперативного применения, а также обеспечение их приобретения и испытания. В 1994 году был создан Центр информационной войны в Военно-морских силах США. Его задачами является исследование важных аспектов информационной войны, способствующих разрешению будущих конфликтов с участием Военно-морских сил США. Служба наземных информационных боевых действий ВС США разрешает проблемы информационной войны в Сухопутных войсках США. Руководство США заботится о подготовке высококвалифицированных кадров для ведения информационной войны. Их обучение осуществляется в Университете национальной обороны, где открыта соответствующая специальность. Другие страны также не остаются в стороне от современных событий и противоборства между двумя державами. Например, ФРГ использует СМИ для «очернения» России . Так в известном и авторитетном германском издании BILD, а также в других немецких СМИ при упоминании США, бывшего президента Барака Обамы, известных американских личностей в конфликте на Украине используются словосочетания: «нашёл ясные, понятные, правильные слова»; «назвал ответственного»; «своим понятным высказыванием Обама опроверг»; «Обама призывает к глобальному альянсу». При упоминании же России, президента В.В. Путина появляются следующие фразы: «пригвожден к позорному столбу»; «призывают к глобальному альянсу против Путина»; «не уважает человеческую жизнь»; «помогает скрыть преступление». Отсюда напрашивается вывод о том, что редакторы подготавливают свои материалы не на основании реальных событий, а на их эффективности воздействия на массы посредством устрашающих либо чрезмерно хвалебных высказываний. Тот факт, что СМИ ФРГ проводят определенную защитную политику действий США, давно не является секретом в виду того, что Германия озвучивала свою проамериканскую позицию в отношении большого количества политических вопросов. Необходимо отметить, что таких примеров на сегодняшний день можно встретить значительное количество, поскольку информация всецело завоевывает пространство и становится главным оружием политического противоборства. Итак, формирование информационного общества, процессы глобализации, повсеместное распространение СМИ, навязчивая потребность в наличии звукового фона (звук телевизора, радио, музыки и другие) дали толчок развитию феноменов информационной агрессии и информационной войны. На сегодняшний день эти явления играют одну из наиболее значимых ролей в современной международной информационной политике. Прежде чем перейти к понятию «информационная война» нужно дать определение понятиям «информация» и «информационное воздействие». «Информация» – это универсальная субстанция, пронизывающая все сферы человеческой деятельности, которая служит проводником сведений, знаний, инструментом общения и взаимопонимания, утверждение стереотипов мышления и поведения. «Информационное воздействие» предполагает целенаправленное производство и распространение специальной информации, которая оказывает непосредственное влияние как на функционирование, так и на развитие информационо-психологической среды государства, поведение, психику политической элиты и населения. Понятие «информационная война» начало применяться в связи с развитием информационных ресурсов, СМИ и информационных, телекоммуникационных технологий. В настоящее время они рассматриваются как высокоэффективные средства для достижения превосходства в научно- технической, военной, политической, экономической, социальной и духовной сферах жизни общества. Сейчас «информационная война» – это совокупность психологических и информационных воздействий, направленных на изменение общественного сознания, с целью получения материальной или политической выгоды . Основная цель информационной войны – затруднение доступа людей к достоверной информации. Так как принятие решений всегда основывается на анализе данных, то при доступе к качественной информации будут приниматься качественные решения. И наоборот – недостоверная информация приведет к принятию неадекватных решений. В XXI веке информационным оружием считается радио, телевидение, пресса, Интернет. Если информационные потоки в печатных изданиях, на радио и телевидении еще можно контролировать и структурировать, то в интернет-изданиях и блогах поток информации не поддается контролю и не регулируется законодательством. Одной из проблем на сегодня является идентификация источника информации в Интернете. Существуют определенные методы для затруднения доступа населения к достоверной информации. Смысл манипулирования состоит в затруднении для индивидов фактического доступа к достоверной информации, что заставляет их полагаться на ее официальную интерпретацию. Методы, используемые для затруднения доступа населения к достоверной информации: 1. Выборочное замалчивание: скрытие в нужное время значимой информации; 2. Дезинформация: это управляемая ложь, сознательная клевета, и направлена она не только на обман человека, но и на подавление здоровой защитной реакции нации против губительного воздействия; 3. Стереотипы: применяются в целях формирования у людей образного и иллюзорного мышления, используются и как средство воздействия на человека в определенных политических или социальных условиях; 4. Интерпретация: СМИ стараются дать каждому событию свою оценку, соответственно можно отследить, что комментарии могут быть противоречащими друг другу; 5. Опрос общественного мнения; 6. Двойной стандарт: порождает разрушительные процессы в социуме, вызывает у людей апатию и равнодушие, поощряет безынициативность и смирение; 7. Пропагандистские приманки: с помощью них формируется общественное мнение, читателям указывают на ту информацию, которая заслуживает внимания в первую очередь; 8. Зомбирование: сочетание манипуляций, направленных на осуществление изменений в убеждениях и мировоззрении человека при помощи пропаганды, давления и ограничения доступа к независимым источникам информации . В информационном обществе, сопровождаемом процессами глобализации, реальную власть имеет не тот, кто владеет информацией, а тот, кто имеет доступ к средствам её распространения. Тем самым формы и способы ведения информационной войны за короткое время потерпели качественные изменения. В настоящее время значимость информационных технологий и СМИ многократно возросла. Они стали ключевыми средствами достижения военно-политических целей государства. 1.2. Механизмы информационных войн Сегодня много говорится об «информационной войне». Однако вряд ли кто-либо сможет точно сказать, что это такое. Более того, даже специалисты не знают, когда же все-таки появилось само словосочетание «информационная война» и когда впервые стали рассматривать возможность использования информации в качестве оружия. История применения информационных воздействий при ведении войны уводит в глубь веков. С древних времен ведение боевых действий сопровождалось психологическим воздействием на противника. Задача этого воздействия, по большому счету, сводились к стремлению убедить противника, еще до начала открытой борьбы, в своем превосходстве и т.о. по возможности уничтожить желание врага сражаться. По существу, каждая сторона стремилась передать противнику некую информацию о своём превосходстве, морально подавить его. Таким образом, в каждой войне изначально присутствует информационный аспект. Впервые термин «информационная война» был применен в отчете под названием «Системы вооружения и информационная война», подготовленным Т. Рона в 1976 г. по запросу компании «Боинг». Т. Рона в своём докладе пришел к заключению, что именно информационный компонент становится ключевым в структуре экономики США. Однако при этом, информационная инфраструктура представляет собой достаточно уязвимую цель в условиях как военного, так и мирного времени . После появления в печати отчета Т. Рона, в СМИ хлынула настоящая лавина публикаций по этой тематике. Ещё с 1980г. велось активное обсуждение проблемы среди американского военного командования. Уже к тому времени в заинтересованных кругах было достигнуто понимание того факта, что информация может представлять собой мощное оружие. Термин «информационная война» занял прочное место в лексиконе военных специалистов КНР. В настоящее время они разрабатывают концепцию информационной войны. Предполагается, что она будет включать все исторические и национальные представления о том, как воевать на стратегическом, оперативном и тактическом уровне, а также на 36 «стратегемах» великого Сун Цзы, который делает акцент на обман, войну знаний и поиск асимметричных преимуществ над противником». Параллельно этому изучается вопрос о создании формирований информационной войны – специальных воинских подразделений, которые состояли бы из высококлассных компьютерных экспертов, обучавшихся в лучших университетах, академиях и учебных центрах. Основной акцент делается на привлечение молодежи. В подготовке ВС вопросам ведения информационной войны уделяется особое внимание. Согласно руководящим документам альянса, принятым в 1999 году, информационные операции определяются как «действия, предпринимаемые с целью оказания влияния на принятие решений в поддержку собственных политических и военных целей путем воздействия на информацию, информационные процессы и системы управления противника, при одновременной защите собственной информации и информационных систем». Подобно американскому подходу также введены понятия оборонительных и наступательных информационных операций. Вместе с тем на проведенной объединенным штабом НАТО в начале 2000 года конференции по проблемам ИВ ее участники пользовались определениями, разработанными в странах, которые они представляли. В Великобритании рассматриваемой проблемой занимается департамент правительственных коммуникаций (The Government Communications Head-quarters), где численность персонала достигает 6 тыс. человек. Представление британских военных аналитиков об информационной войне аналогично тому, что характерно для американских: информационная война определяется как воздействие на информационные системы противника при одновременной защите собственных. Вместе с тем британские специалисты активно исполь-зуют юридический нормативный акт (Regulation of Investigatory Powers Act, принят в 2000 году), который в значительной степени может быть применим к действиям в киберп-ространстве. Согласно этому документу нападения на информационные системы может рассматриваться как обычное уголовное преступление со всеми вытекающими отсюда последствиями. Данный акт позволяет британскому правительству перехватывать и читать электронную почту, а также требовать расшифровки личных файлов по требованию государственных чиновников. В Германии в стране создан центр обеспечения безопасности информационной техники (Bundesamt fuer Sicherheit in derInformationstechnik) со штатом около 500 сотрудников и годовым бюджетом более 50 млн евро. Планируется открыть также испытательный центр по информационным технологиям министерства обороны ФРГ. Вместе с тем представление немецких специалистов об информационной войне совпадает с принятым в США и Великобритании. Оно включает ведение наступательных и оборонительных операций информационной войны для достижения национальных целей. В то же время явно просматривается тенденция к большей систематизации, что объясняется немецкой педантичностью. При определении угроз и возможных ответов иностранные государства рассматриваются отдельно, негосударственные объединения (типа политических партий, международных организаций и СМИ) - отдельно, преступные сообщества (организованные преступные группы хакеров и т. д.) выделены в специальную категорию, а индивидуумы (включая религиозных фанатиков и т. п.) - в еще одну. С другой стороны, в отличие от американских экспертов, немецкие рассматривают управление средствами массовой информации как элемент информационной войны. Кроме того, они отдельно рассматривают экономическую информационную войну (подобно французам). Это является следствием того, что в ФРГ оценили размеры возможного экономического ущерба, который может быть нанесен немецкому бизнесу и экономике. Французские эксперты придерживаются концепции информационной войны, состоящей из двух главных элементов: военной и экономической (гражданской). Военная составляющая предполагает несколько ограниченную роль информационных операций, поскольку информационная война рассматривается главным образом в контексте конфликтов малой интенсивности или в миротворческих операциях. При таком подходе союзники не могут быть потенциальными противниками. Напротив, экономическая или гражданская концепция включает более широкий диапазон потенциального применения информационных операций. Точка зрения французских экспертов отличается более широким и более глубоким изучением конфликтов в экономической сфере, причем в подобных ситуациях французы не чувствуют себя связанными рамками НАТО, ООН или мнением США. Их подход к экономическому конфликту допускает, что и союзник может одновременно являться объектом информационной войны. В стране активно формируются структуры по контролю ее граждан в киберпространстве. Так, по сообщению американских СМИ, французы создают собственную версию системы «Эшелон». Журналисты -уже окрестили ее «Frenchelon». Система направлена, прежде всего, на перехват сообщений во французских (и не только) линиях электронных коммуникаций. Многие страны мира сейчас создают у себя системы защиты от информационной агрессии и американской культурной экспансии. Например, во Франции доля иностранных кинофильмов, демонстрируемых по телевидению, не должна превышать 50 проц. общего числа транслируемых картин. Среди других предлагаемых мер такие, как формирование специальных координирующих органов по контролю за созданием и применением информационного оружия, объединение усилий в научных исследованиях проблем информационной войны, обеспечение информационной безопасности, разработка специальной юридической базы в сфере обеспечения информационной безопасности, принятие единой терминологии, четкое распределение полномочий между федеральными ведомствами в разработке согласованной программы их действий в сфере информационной безопасности. После завершения периода «холодной войны» перед американским правительством встали новые цели, и благодаря им, понятие «информационная война» очень скоро появилось в словаре сотрудников Министерства обороны США. Этот термин стал часто встречаться и в СМИ, особенно после того, как в 1991 году в ходе операции «Буря в пустыне» новые методы информационного воздействия впервые были применены как средство ведения военных действий. А официально термин «информационная война» в первый раз встречается в директиве Министерства обороны США DODD 3600 от 21.12.1992г. Именно эта директива стала тем документом, который впервые обозначил возможности и концепцию ведения информационной войны. В декабре 1996 года один из военных экспертов Пентагона, Роберт Банкер, составил доклад, в котором озвучил свои взгляды на разработку военной доктрины ВС США в преддверии 21 века (так называемая Концепция «Force XXI») . В основе данной концепции лежала идея о том, что вся возможная арена военных действий делится на две части: - пространство в традиционном смысле, - киберпространство. Причем автор делал особый акцент на то, что именно киберпространство будет иметь определяющее значение в войнах следующего столетия. Опираясь на эти соображения, Р. Банкер представил концепцию «киберманевра» , которая удачно дополнила концепции традиционных военных операций, имеющих своей целью уничтожение либо подавление противника. В результате, инфосфера, наряду с земной поверхностью, водой, воздушным пространством и космосом, прочно вошла в число возможных мест ведения военных действий. И уже очень скоро было достигнуто полное согласие военных экспертов в том, что в войнах 21 века следует однозначно рассматривать системы информации противника и его психические характеристики как основные и наиболее важные объекты поражения. Осенью 1998 года Минобороны Соединённых Штатов одобрило «Объединённую доктрину информационных операций». Интересно, что изначально этот документ назывался «Общей доктриной информационных войн». Согласно определению, предложенному американскими военными экспертами, сущность информационной войны составляют действия, которые осуществляются в процессе реализации государственной военной стратегии и своей целью имеют завоевание информационного превосходства посредством целенаправленного воздействия на информационные системы и инфраструктуру противника, с одновременной защитой своей информации и информационных систем. Информационное противодействие включает в себя в первую очередь действия, направленные на нейтрализацию управленческих систем и систем контроля (Command&Control Warfare, C2W), на уничтожение либо внедрение в компьютерные системы и информационные сети противника (Computer Network Attack, CNA) . Информационная война подразумевает применение многообразных обеспечиваемых компьютерами возможностей с целью ведения «бесконтактной» войны, количество жертв которой (в прямом смысле) было бы сведено к минимуму. «Мы близки к тому уровню развития, когда даже не являясь солдатом, каждый человек становится участником военных действий, - это цитата одного из высших командующих лиц Пентагона. – Наша цель теперь - не физическое уничтожение человеческих ресурсов противника, а изменение приоритетов, ценностей и мировоззрения людей, и в конечном счете разрушение общества» . Таким образом, можно увидеть, что в изначальное определение понятия «информационная война» в основном заложен сугубо технологический аспект ведения информационной войны, при этом идеологические, психологические и т.п. аспекты противоборства не упоминаются. Однако позднее они также стали неотъемлемой частью информационных операций различного рода, осуществляемых одними государствами либо организациями против других государств. Самый распространенный механизм информационной войны – социальные сети. В социальные сети вбрасываются не только публикации, охаивающие все и вся, что связано с российской властью (очернительство), но и грубые вымыслы, или откровенная ложь (сколько миллиардов на счету у Владимира Путина, какие дворцы у Дмитрия Медведева и т. п.), и статусы, основанные на полуправде (манипулирование информацией). Например, после выборов в Государственную Думу-2016 на основании нарушений избирательного законодательства, без которых не обходится ни одна выборная кампания, делаются выводы о всеобщих подтасовках, приведших в победе «Единой России». Факты коррупции чиновничества используются для обвинений поголовно всех представителей той или иной структуры государственного аппарата в воровстве и мздоимстве. Даже позитивные изменения в жизни общества, связанные с его вхождением в постиндустриальную фазу (электронная почта, электронный документооборот, электронный паспорт и т. д.) трактуются не иначе как вмешательство в личную жизнь человека с целью тотального контроля за всей его жизнью, финансовой деятельностью в особенности. Социальные сети – это и мощнейший информационный прорыв, и бич нашего времени. Они раздвигают время и пространство, помогают если не преодолеть, то по крайней мере скрасить одиночество, способствуют самореализации человека, выкладывающего в них свои произведения в той или иной форме. В то же время социальные сети являются серьезным источником напряженности, граничащей на грани экстремизма, которая очень часто переступается, свидетельством чего служат возбуждаемые по статье 282 Уголовного кодекса дела, доведенные до суда и наказания виновных.
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Физическая культура, 56 страниц
1400 руб.
Дипломная работа, Физическая культура, 46 страниц
450 руб.
Дипломная работа, Физическая культура, 58 страниц
550 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg