Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ПРАВО И ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Мнимые и притворные сделки в гражданском законодательстве РФ.

irina_krut2020 2100 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 84 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 30.03.2020
Цель выпускной квалификационной работы состоит в комплексном анализе мнимых и притворных сделок на основе теоретических осмыслений понятия и правовой природы этих сделок и их места в общей системе недействительных сделок. Для решения поставленной цели необходимо разрешить следующие задачи: --раскрыть понятие и правовую природу недействительной сделки, а также его соотношение с понятиями сделки и юридического факта; --выявить место и роль мнимых и притворных сделок в системе недействительных сделок, с учетом установленного классификационного отнесения мнимых и притворных сделок к сделкам с пороком содержания осветить требование законности содержания сделки как условия ее действительности; - изучить правовую природу мнимых и притворных сделок и определить их юридический состав; --рассмотреть проблемы правоприменительной практики, связанные с квалификацией и доказыванием мнимых и притворных сделок; --раскрыть понятие «обход закона» и его соотношение с понятиями мнимых и притворных сделок; --проанализировать гражданско-правовые последствия недействительности мнимых и притворных сделок. Объектом исследования являются общественные отношения, которые возникают в результате совершения субъектами гражданского оборота мнимых и притворных сделок. Предметом исследования является гражданское законодательство о сделках, в том числе о недействительных сделках, включая мнимые и притворные сделки, а также цивилистическая доктрина и правоприменительная практика. Методологическая основа выпускной квалификационной работы состоит из общенаучных и специально-юридических методов познания. В процессе исследования были использованы диалектический, аналитический, системный, сравнительно-правовой, эмпирический, формально юридический и другие научные методы. Среди источников, составивших теоретическую основу настоящего исследования, являются научные труды представителей отечественной юридической науки, - М.М. Агаркова, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, Н.Г. Вавина, В. Л. Вольфсона, В.В. Витрянского, Д.М. Генкина, Б.М. Гонгало, А.Г. Гойхбарга, В.П. Грибанова, О.В. Гутникова, Г.Ф. Дормидонтова, А.В. Егорова, В.С. Ема, О.С. Иоффе, О.А. Красавчикова, Л.А. Лунца, Матвеева И.В, Д.И. Мейера, А.И. Муранова, К.А. Непесова, И.Б. Новицкого, В.А. Ойгензихта, И.С. Перетерского, Н.В. Рабинович, Б.М. Рубинштейна, В. А. Рясенцева, О.Н. Садикова, И.С. Самощенко, А.П. Сергеева, М.И. Семенова, С.А. Степановой, Е. Д. Суворова, Е.А. Суханова, В.С. Толстого, Ю.К. Толстого, В.М. Хвостова, Ф.С. Хейфеца, В.П. Шахматова, Г.Ф. Шершеневича и других. Эмпирической основой исследования явилась судебная практика. Нормативно-правовой основой настоящей работы выступает Конституция Российской Федерации, Федеральные законы, подзаконные нормативные акты. Результатом работы стало определение места недействительных сделок в системе юридических фактов как правонарушений. Посредством изучения оснований недействительности сделок и правовой природы мнимых и притворных сделок, сделан вывод о том, что мнимые и притворные сделки в общей системе недействительных сделок относятся к группе сделок с пороком содержания. В работе были рассмотрены и выявлены проблемы, связанные с квалификацией и доказыванием мнимых и притворных сделок, а также установлено соотношение мнимых и притворных сделок с понятием «обход закона» и раскрыты гражданско-правовые последствия мнимых и притворных сделок.
Введение

Выбранная мною тема выпускной квалификационной работы традиционно вызывает живой интерес у юристов, занимающихся как теоретической, так и практической деятельностью. Она не утратила внимание своей актуальности и в настоящее время. В Российской Федерации конституционно гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Из содержания части 3 статьи 17 Конституции9РФ следует, что осуществление принципа свободы экономической деятельности предполагает соблюдение участниками прав, свобод и законных интересов других лиц. Согласно части 1 статьи 34 Конституции РФ «каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности». Реализация указанных конституционных норм возможна лишь при нормальном функционировании гражданского оборота, а также института сделки одного из важнейших и сложнейших институтов гражданского права. Согласно ст. 153 Гражданского Кодекса РФ (далее - ГК РФ) под сделками понимаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки являются наиболее распространенным основанием возникновения гражданских прав и обязанностей, поэтому устойчивость сделок является гарантией стабильности гражданского оборота. Однако правоприменительная практика свидетельствует, что достаточно распространенным явлением в гражданском обороте выступают недействительные сделки, включая мнимые и притворные сделки, воплощающие в себе намеренный обман. Защита прав и законных интересов участников гражданского оборота и устранение негативных правовых последствий мнимых и притворных сделок требуют создания отлаженного механизма по пресечению действий совершаемых в форме таких сделок. В этих целях законом установлены основания недействительности, а также правовые последствия мнимых и притворных сделок. Однако с развитием российской экономики как рыночной усложнились формы мнимых и притворных сделок, и, как следствие, их квалификация. Эффективность применения законодательства предполагает дальнейшее теоретическое исследование института недействительных сделок, в целом, и мнимых и притворных сделок в их системе, в частности. Далеко не случайным является внимание, уделяемое высшими судебными инстанциями совершенствованию практики применения законодательства о недействительных сделках. Наиболее значимым является Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее - Постановление №25), в котором разъясняется ряд сложных вопросов относительно недействительности сделок, в том числе мнимых и притворных, с учетом современной реформы гражданского законодательства. Требуют внимательного аналитического изучения и теоретические проблемы, имеющиеся в доктрине относительно мнимых и притворных сделок. Здесь требует внимания классификация мнимых и притворных сделок в системе оснований недействительности сделки и соотношение этих сделок с иными основаниями недействительности сделки. Дополнительного изучения требуют также юридическая природа мнимых и притворных сделок, правовые последствия недействительности данных сделок. Таким образом, избранная для выпускной квалификационной работы тема обладает теоретической и практической актуальностью, что и предопределило её выбор для настоящего исследования.
Содержание

Введение 3 Глава 1. Общая характеристика недействительных сделок 7 1. Понятие и правовая природа недействительной сделки 7 2. Законность содержания сделки как условие её действительности 25 3. Мнимые и притворные сделки в системе недействительных сделок 33 Глава 2. Недействительность мнимых и притворных сделок 45 1. Понятие и основания недействительности мнимых и притворных сделок 45 2. Проблемы доказывания мнимости и притворности сделки 52 3. Мнимые и притворные сделки и сделки в обход закона: проблемы соотношения 58 Глава 3. Гражданско-правовые последствия недействительности мнимых и притворных сделок 68 1. Правовые последствия недействительности сделок 68 2. Особенности правовых последствий ничтожности мнимых и притворных сделок 73 Заключение 76 Список использованной литературы 78
Список литературы

Нормативно-правовые акты: 1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ). Официальный текст Конституции РФ с внесенными поправками от 21.07.2014 опубликован на Официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 01.08.2014, в «Собрании законодательства РФ», 04.08.2014. № 31. С. 4398. 2. Гражданский кодекс Российской Федерации (в ред. от 29.12.2017 № 459-ФЗ). / Первоначальный текст документа опубликован в изданиях «Собрание законодательства РФ». // Российская газета. 05.12.1994. № 32. С. 3301; 08.12.1994. № 238-239. 3. Гражданского Кодекса РСФСР 1922 года. Собрание узаконений РСФСР, 1922. № 71. С. 904; Известия ВЦИК. 12 ноября 1922. № 256. 4. Гражданского Кодекса РСФСР 1964 года. Первоначальный текст документа опубликован в издании «Ведомости ВС РСФСР». 1964. № 24. С. 407. Специальная литература: 1. Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву. // Советское государство и право. 1946. № 3-4. 2. Белозеров А., Петрова Г., Смирнов А. Рыночные цены на квартиры и подоходный налог с граждан. // Российская юстиция. 2001. № 4. 3. Вавин Н.Г. Ничтожные сделки. - М.: Правовая защита, 1926. 4. Вольфсон В. Л. О притворности, мнимости и Лжеатрибуции: «Обход закона» как когнитивная деформация фиктивных сделок». // Вестник Санкт-Петербургского университета. 2015. Выпуск 1. С. 4-22. 5. Вольф В.Ю. Основы хозяйственного права. - М.,1967. 6. Генкин Д.М. Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону. - М.: Ученые записки ВИЮН, 1947. Вып. 5. С.40-57. 7. Гойхбарг А.Г. Хозяйственное право РСФСР. Т.1. - М.: Госиздат,1924. 8. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. - М.: Статут, 2000. 9. Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. - М.: Бератор-Пресс, 2003. 10. Дормидонтов Г.Ф. Классификация явлений юридического быта, относимых к случаям применения фикций. - Казань: Типо-лит. Имп. ун-та, 1985. 11. Егоров А.В. Обход закона: использование дозволенной правом формы ради запрещенной правом цели. // Вестник международного коммерческого арбитража. 2011. № 2. С. 170-190. 12. Иоффе О.С. Советское гражданское право. - М.: Юрид.лит, 1967. 13. Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. - М.: Юрид.лит, 1984. 14. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. - М.: Наука, 1982. 15. Кулматов Т.Ш. Недействительные сделки по гражданскому праву и деятельность органов Внутренних дел по их пресечению. / Дис. на соискание ученой степени к.ю.н. - М., 1996. 16. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. - М.: Госюриздат, 1958. 17. Матвеев Г.К. Вина в советском гражданском праве. - Киев: Изд-во Киев. ун-та, 1955. 18. Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок. - М.: Юрлитинформ, 2002. 19. Малеин Н.С. Правонарушение понятие, причины, ответственность. - М.: Юрид.лит, 1985. 20. Макаров Г. Правовые способы защиты граждан от посягательств на их права при совершении жилищных сделок // Хозяйство и право. 1997. № 5. С.136-154. 21. Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч.1. - М.: Статут, 1977. 22. Мейер Д.И. О юридических вымыслах и предположениях, о скрытых и притворных действиях / Избранные труды по гражданскому праву. URL: https://search.rsl.ru/ru/record/01003562976. (Дата обращения: 10.11.2017). 23. Муранов А.И. Проблема «Обхода Закона» в материальном и коллизионном праве. - М., 1999. 24. Мындря Д.И. Недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам. - Екатеринбург, 2003. 25. Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. - М.: Госюриздат, 1954. 26. Овдиенко Е.Б. Общая характеристика понятия «обход закона» в договорном праве. // Юрист. 2013. № 22. С.21-25. 27. Победоносцев К.П. Курс гражданского права. В 3 т. / Под. ред. В.А. Томсинова. - М.: Зерцало, 2003. Т. 3. 28. Перетерский И.С. Гражданский кодекс РСФСР. Научный комментарий. Сделки. Договоры. - М.: Юрид. изд-во НКЮ РСФСР. 1929. Вып. 5. 29. Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1960. 30. Рубинштейн Б.М. Советское хозяйственное право. - М.: Сов. законодательсво, 1935. 31. Рясенцев В.А. Лекции на тему «Сделки по советскому гражданскому праву» (1-я и 2-я). - М., 1951. 32. Садикова О.Н. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй. - М.: Контракт, 1997. 33. Самощенко И.С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. - М.: Юрид.лит, 1963. 34. Семенов М.И. Законность содержания сделки как условие ее действительности // Юрист. 2001. № 5. С.4-10. 35. Скловский К. Залог, арест имущества, иск как способы обеспечения прав кредитора // Российская юстиция. 1997. № 2. 36. Слесарев В.Л. Объект и результат гражданского правонарушения. / под ред. Меренкова Л.К. - Томск: Изд-во Томск. ун-ва, 1980. 37. Степанова С.А. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации к ч. 1 (учебно-практический). 4-е издание. - М.: Проспект, 2015. 38. Суворов Е. Д. Проблемы правовой квалификации сделок и иных действий, совершенных в обход закона. - М., 2009. 39. Суханов Е.А. Гражданское право. Т.1. - М.: БЕК, 1993. 40. Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. - Ленинград, 1967. 41. Тимербулатов А. Неправомерные действия при банкротстве // Законность. 2001. № 6. 42. Федоренко Н., Пипник Т. Обзор практики разрешения арбитражным судом Ростовской области споров с участием банков // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. № 5 43. Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. - М.: Спарк, 1996. 44. Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. - М.: Юрайт, 1999. 45. Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последст¬вия. - Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1967. 46. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. - М.: Изд. Бр. Башмаковых, 1911. 47. Эрделевский А. Недействительность сделок: условия, виды, последствия. Недействительность сделок // Российская юстиция. 1999. № 12. 48. Ярков В., Бойко Т. Как вернуть свое имущество по решению арбитража. 49. Гражданское право: Учебник для вузов. Ч. 1. / Под общ. ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. - М.: Норма, Инфра-М, 1998. 50. Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 1. Научно-практический комментарий / Отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. - М.: Бек. 1996.
Отрывок из работы

Глава 1. Общая характеристика недействительных сделок 1. Понятие и правовая природа недействительной сделки Теоретической основой исследования понятий мнимой и притворной сделок является анализ понятия и правовой природы недействительной сделки, поскольку и мнимая, и притворная сделки является разновидностями недействительных сделок. В гражданском законодательстве институт недействительности сделок известен уже давно, но в науке гражданского права до сих пор не суще¬ствует единства мнений об определении понятия и правовой природы недей-ствительных сделок. Правовая природа таких сделок предполагает разрешение ряда вопросов, в том числе определения места недействительных сделок в системе юридических фактов, а также их специфических признаков, позволяющих отграничить сделки от других юридических действий. Для выяснения правовой природы недействительной сделки необходимо её сравнить с понятием «сделка», легальное закрепление которого дается в ст. 153 ГК РФ в виде действия граждан и юридических лиц, направленных на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей. М.М. Агарков указывал, что «уже в конце XVIII и начале XIX вв. рус¬ская юридическая мысль, разрешая вопрос о системе юридических фактов, отчетливо противопоставляла вопрос правонарушения и воле¬изъявления» . Под волеизъявлением в данном случае он понимал сделку. В советское и постсоветское время было продолжено осмысление понятия сделки и сделан вывод, что таковыми являются акты осознан¬ных, целенаправленных, волевых действий участников гражданского оборота, при совершении которых последние стремятся к достижению оп¬ределенных правовых последствий . Понятие сделки как действия, имеющего направленность на возникновение, изменение и прекращение гражданских правоотноше¬ний, впервые нашло свое отражение в ст. 26 ГК РСФСР 1922 г., а затем, лишь в слегка измененном виде переместилось в ст. 41 ГК РСФСР 1964 г. и в ст. 153 ГК РФ 1994 г. Также понятие сделки было закреплено в ст. 140 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. и ст. 26 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. Российские цивилисты и советского, и современного периодов стремились выработать определения понятия сделки, которое вобрало бы в себя все присущие ей признаки для того, чтобы с уверенностью можно было бы отли¬чить её от иных юридических фактов. Значительный вклад в решение данных задач внесла работа М.М. Агаркова «Понятие сделки по советскому граж¬данскому праву» : в ней дается определение понятия сделки и выявлены её специфические черты. Так, под сделками автор понимал «правомерные юридические действия, совершаемые од¬ним или несколькими лицами, выступающими в качестве субъектов имущественных (гражданских) прав, и устанавливающие, изменяющие гражданские правоотношения, на установление, изменение или пре¬кращение которых они направлены» . И. Б. Новицкий с учетом таких признаков сделки, как правомерность и направленность на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, дал схожее определение. Он указывал, что « сделкой называется правомерное юридиче¬ское действие, совершаемое одним или несколькими дееспособными лицами, выступающими в качестве субъектов имущественных (граж¬данских) прав, направленное на установление, изменение или прекра¬щение гражданских правоотношений» . В данных базовых определениях раскрыты важнейшие признаки сделки: правомерность, целенаправленность, сделкоспособность совершающих её субъектов. Из последующих работ, посвященных развитию теории сделок, следует выделить монографию В.П. Шахматова «Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия ». По его мнению, отсутствует необходимость в определении единого понятия сделки, но надо отдельно рассматривать действительные и недействительные сделки. Под действительной сделкой он подразумевал: «волеизъявление сделкоспособного субъекта (субъектов), направленное на законное и осуществимое воздействие на фактические общественные отноше¬ния путем возникновения, изменения или прекращения соответст¬вующих гражданских прав либо обязанностей, содержание которого соответствует подлинной воле субъекта (субъектов), выраженное предусмотренным законом способом, и включает в себя условия, при¬знаваемые правом существенными» . Значимость предложенного подхода в том, что в указанном определении отражены логически взаимосвязанные устоявшиеся в отечественной науке гражданского права условия, которые предъявляются к сделкам. В их числе: сделкоспособность участников сделки, соответствие волеизъявления подлинной воле участников сделки, соблюдение установленной законом формы сделки, закон¬ность её содержания. Определенным итогом проведенных цивилистами исследований стала монография Ф.С. Хейфеца «Недействи¬тельность сделок по российскому гражданскому праву» , в которой сделка и определяется как «правомерное юриди¬ческое действие одного или нескольких дееспособных субъектов граж¬данских (имущественных) прав, совершенное в установленной законом или их соглашением форме, соответствующее подлинной воле субъ¬ектов и приводящее к правовым последствиям (установлению, измене¬нию или прекращению гражданских прав или обязанностей), на дости¬жение которых оно направлено» . Анализ данных и иных имеющихся в литературе определений позволяет выявить сущностные признаки сделки. Так, сделка: -.является волевым действием; -.имеет направленность на достижение не противоречащего законодательству определенного правового результата, который выра¬жается в установлении, изменении или прекращении гражданских правоотношений; - участники сделки должны обла¬дать гражданской правосубъектностью; - должна заключаться в установленной законом или соглашением сторон форме. В отношении недействительных сделок надо отметить, что и в советском, и в современном гражданском законодательстве нет определения понятия недействительной сделки. Законодатель устанавливает только перечень недействительных сделок, вне пределов которого все иные действия, имеющие признаки сделки, признаются действительными. Сущность правового явления недействительности сделки выражена в абз. 1 п. 1 ст. 167 ГК РФ. Согласно данной норме, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с её недействительностью, и недействительна с момента её совершения. В отечественной цивилистике принято подразде¬ление действительных и недействительных сделок на основании их соответствия условиям действительности сделок, к которым наука гражданского права традиционно относит: сделкоспособность участника сделки, соответствие волеизъявления участника сделки его истинной воле, соблюдение установленной формы сделки, законность содержания сделки. При нарушении любого из этих условий действие, совершенное в виде сделки, признается недействительной сделкой. Таким образом, в отечественной науке гражданского права выработалось пони¬мание недействительной сделки как той, которая не создает тех правовых последствий, к которым стремились совершившие её стороны, что привело к дискуссиям относительно правовой природы недействительной сделки. Одним из главных вопросов, которые ставят перед собой цивилисты, это вопрос о том, является ли недействительная сделка юридическим фактом и является ли она сделкой. Ответ на этот вопрос предполагает обращение к системе юридических фактов. Как известно, юридический факт - это факт реальной действительности, с которым закон связывает возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. В отечественной науке гражданского права устоялась классификация юридических фактов и по волевому признаку они делятся на действия и события. Действия в свою очередь делятся по признаку соответствия или несоответствия закону, следовательно, они бывают правомерные и неправомерные. Затем правомерные действия вновь делятся по волевому признаку на юридические поступки и юридические акты, к числу последних и относятся сделки. Целесообразно обратить внимание на критику подобного деления юридических фактов. В частности, О.В. Гутников считает её ошибочной и логически противоречивой, так как после деления юридических фактов по волевому признаку акцент переносится на соответствие юридического факта закону, а затем они вновь начинают делиться по волевому признаку . Итак, является ли недействительная сделка разновидностью сделки как часть и общее, или недействительная сделка является чем-то другим, вызывал в отечественной цивилистике определенный интерес. Ряд ученых считали, что недействительная сделка должна быть включена в понятие сделки. По их мнению, независимо от тех последствий, которые влечет недействительная сделка фактический состав действий, имеющих направленность на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, хоть и неправомерных, был. Например, Д.М. Генкин указывал, что «правомерность или неправо¬мерность действия не является необходимым элементом сделки, а определяют лишь те или другие последствия сделки» . И.Б. Новицкий подчеркивал, что разграничивать сделку и правовые последствия необходимо и даже для противоправной сделки, так как она все же ведет к определенным юридическим последствиям. Такая сделка приводит не к тем результатам, на достиже¬ние которых она была направлена, а к другим, неблагоприятным последствиям. Из современных цивилистов, который разделяет сделку и её последствия, является, в частности, О.В. Гутников. При этом сделку он рассматривает в двух аспектах: как юридический факт и как правоотношение. По мнению автора, недействительность относится к сделке - правоотношению, которое в силу присущих ей недостатков не приведет к правовым последствиям, однако, как юридический факт сделка имеет место быть . Тем самым автор недействительной сделке придавал значение сделки, но как той, которая не влечет правовых последствий, которые должны были из данной сделки возникнуть. Интересна позиция Н.В. Рабинович, которая недействительные сделки называла одновременно и сделками, и правонарушениями «особого порядка», отмечая, что в данном случае следует говорить о «правонарушении в широком смысле этого слова» . Она усматривала схожесть со сделкой в содержании, форме и направленности. В то же время недействительную сделку она рассматривала как правонарушение, поскольку она «нарушает норму закона, установленный правопорядок» , вследствие чего автор подчеркивала неправомерный характер недействительных сделок. Отличие недействительных сделок от правонарушений, Н.В. Рабинович усматривала в том, что они не имеют направленности на такие последствия, которые находятся в противоречии с объективным правом. Тем не менее, она указывала, что недействительная сделка «не перестает быть сделкой, точно так же, как не перестает быть административным актом тот акт, который был незаконным, неправильным, как не перестает быть договором тот договор, который не исполняется» . Таким образом, Н.В. Рабинович рассматривала недействительные сделки как неделиктные правонарушения. В.П. Шахматов определял недействительную сделку как ту, «состав которой не соответствует описанным в нормах права призна¬кам состава сделок данного вида в силу общественно вредных или общественно нежелательных свойств» . При этом он считал, что недействительная сделка является сделкой, несмотря на то, что признак правомерности присущ лишь действительной сделке. Тем не менее, В.П. Шахматов обращал внимание на общественную опасность и нежелательность недействи¬тельных сделок и поэтому выделил из группы недействительных сделок так называемые противоправные сделки. Но, несмотря на это, он все же считал недействительную сделку разновидностью сделки. И.С. Самощенко полагал, что «сделка - один из видов действий участников общественных отношений. Регулируя их, гражданское право не только определяет общие условия и порядок их совершения, не только регламентирует отдельные типы сделок, но и определяет, какие сделки независимо от их типа - запрещены» . Как мы видим, И.С. Самощенко также считает, что недействительная сделка является разновидностью сделки. Таким образом, сторонники данной точки зрения не рассматривают правомерность в качестве квалифицирующего признака сделки. По их мнению, недействительная сделка порождает правовые последствия, хотя и связанные только с её недействительностью, вследствие чего она является юридическим фактом - сделкой, поскольку, исходя из диспозиции ст. 153 ГК РФ, сделками признаются действия, имеющие направленность, а не ведущие к правовым последствиям. Анализируя другую точку зрения о соотношении понятий «сделка» и «недействительная сделка», надлежит отметить, что еще в дореволюционной отечественной цивилистике Д.М. Мейером было верно указано, что «только законные сделки можно назвать сделками, ибо сделки незаконные не считаются дейст¬вительными, следовательно, и существующими» . Он считал, что неза¬конные сделки сделками вовсе не являются. Г.Ф. Шершеневич также полагал, что «юридической сделке проти-вополагается правонарушение как такое юридическое действие, кото¬рое хотя и влечет за собой юридические последствия, но не те, кото¬рые желало лицо» . В советской науке гражданского права многие видные ученые считали сделкой лишь правомерные действия, а недействитель¬ные сделки, в силу неправомерности, сделками не считали. Так, И.С. Перетерский отмечал, что «сделка есть дейст¬вие, дозволенное законом; действие, хотя и вызывающее юридические последствия, но не пользующееся охраной закона, не является сдел¬кой. Если же действие имеет вид сделки, но направлено против за¬кона, то оно не является сделкой» . О.А. Красавчиков также указывал на правомерность сделки: «закон предоставляет ох¬рану и защиту лишь правомерному поведению лиц» . М.М. Агарков подчеркивал, что «термин «сделка» должен быть сохра¬нен лишь для обозначения действий, создающих тот правовой эффект, на который они направлены» , следовательно, понятие «сделка» к недействительной сделке неприменимо. Аналогичной позиции придерживался Ю.К. Толстой и многие другие авторы. Итак, позиция представителей данной точки зрения свидетельствует о том, что недействительная сделка сделкой как таковой не является. Данная точка зрения представляется более верной, поскольку такое понимание недействительной сделки, на наш взгляд, отвечает логике и действительному положению вещей. Как можно заметить, многие авторы неоднократно обращали внимание на то, что сделка влечет правовые последствия, а недействительная сделка вызывает иные последствия, которые связаны с её недействительностью. Подобного рода выводы можно сделать также исходя из структуры института сделок, расположившемся в главе 9 подраздела 4 раздела 1 части 1 ГК РФ, где сделки и недействительные сделки разграничиваются именно исходя из последствий, которые они влекут. При таком понимании недействительной сделки, а именно как той, которая в отличие от сделки, не влечет типичных для последней правовых последствий, можно утверждать, что недействительная сделка сделкой не является. Сделанное заключение требует ответа на следующий вопрос - если недействительная сделка к сделке не относится, то, что это такое и какое её место в системе юридических фактов? К исследованию данной проблемы обращались многие авторы, в том числе Ф.С. Хейфец , Т.Ш. Кулматов и И.В. Матвев и другие. Они считали, что не¬действительная сделка, которая не соответствует требованиям закона и иных правовых актов, не является сделкой, а по своей природе представляет собой правонарушение, несмотря на то, что по содер¬жанию и форме она возникла как сделка. Так, Ф.С. Хейфец, анализируя критерии разграничения ничтожных и оспоримых сделок, писал: «…и ничтожные, и оспоримые сделки относятся к одной категории, од¬ному виду юридических фактов - к гражданским пра¬вонарушениям (недействительным сделкам), которые противопоставляются сделкам» . В.Б. Исаков недействительную сделку относил к дефектным юридическим фактам. Он полагал, что «дефектной следует считать такую ситуацию, в которой отсутствуют некото-рые необходимые признаки» . Таким образом, анализ цивилистической литературы выявляет наличие двух принципиально различных концепций. Сторонники первой из них рассматри¬вают сделку и недействительную сделку как целое и часть, а значит, считают недействительную сделку - сделкой. В отличие от этого, сторонники второго подхода рассматривают недействительную сделку как гражданско-правовое правонарушение. Если посмотреть на сделку с формально-юридической стороны, то в соответствии со ст. 153 ГК РФ она имеет направленность на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обя¬занностей; также из анализа п. 1 ст. 167 ГК РФ следует, что сделка как правомерное действие должна привести к появлению тех юриди¬ческих последствий, которые стремились достичь её стороны на момент совершения сделки. С учетом сказанного, полагаем, что обязательным признаком сделки яв-ляется «правомерность действия, составляющего его существо» . Сопоставление ст. ст. 153 ГК РФ и 167 ГК РФ, свидетельствует о том, что недействительная сделка противопоставляется сделке, поскольку она не влечет правовых последствий, кроме последствий, связанных с её недействительностью, и считается недействительной со времени её совершения. Поэтому мы считаем, если действие возникло в виде сделки, из которого возникло правоотношение, а затем было признано недействительным, да и еще с обратной силой, то такое действие сделкой не является, так как все права и обязанности, возникшие в результате её совершения, были аннулированы. Исходя из этого, следует вывод о том, что недействительная сделка по смыслу ст.153 ГК РФ сделкой не является. Таким образом, правовая природа недействительной сделки иная, нежели сделки, ибо сделка достигает правового результата, а недействительная сделка этого результата не создает в силу её ничтожности либо этот результат аннулируется судом в силу её оспоримости. При таком понимании недействительной сделки, а именно как антипода сделки - то есть правомерного действия, можно прийти к заключению, что совершенная недействительная сделка является не¬правомерным действием. Вновь обращаясь к системе юридических фактов, в частности, к неправомерным действиям, стоит отметить, что они подразделяются на правонарушения и проступки. Решение вопроса о том, к какому виду неправомерных действий относятся недействительные сделки, возможно по критерию наличия или отсутствия вины. В том случае, когда обе стороны хотели заключить сделку, но обе заблуждались относительно природы отношений или предмета сделки, имеет место неосторожность и такие действия следует относить к гражданским проступкам. Если сделка заключена с прямым умыслом, например, стороны заключают сделку в целях обойти установленные законом ограничения, то тогда данное действие надо относить к гражданским правонарушениям. Резюмируя вышесказанное, можно с уверенностью сказать, что недействительная сделка представляет собой неправомер¬ное действие, совершенное под видом сделки, в содержании которого усматривается нарушение любого из условий действительности сделки, не способное породить те гра¬жданско-правовые последствия, ради которого оно совершалось. В пользу того, что недействительная сделка является неправомерным действием, свидетельствует также и то, что возникшие из неё правоотношения аннулируются судебным актом и к ней применяются соответствующие последствия, которые в свою очередь представляют собой возникновение охранительного правоотношения. Как известно возникновение охранительного правоотношения на основе норм гражданского права неразрывно связано с совершением граж¬данского правонарушения . Поэтому можно с уверенностью говорить, что стороны недействительной сделки, заключив, а также исполнив её, совершают гражданское правонарушение, влекущее установленные действующим законодательством правовые последствия. Как мы уже отмечали, по нашему мнению, недействительная сделка является правонарушением исключительно в слу¬чае её виновного совершения. Так, Г.К. Матвеев подчеркивал: «не каждое противоправное дейст¬вие является правонарушением, а только такое, которое совершено виновно» . Явным примером гражданского правонарушения являются мнимые и притворные сделки, где их участники действуют с прямым умыслом, они же будут являться правонарушителями, нарушившими законные интересы третьих лиц. Попробуем выявить признаки правонаруше¬ния, в частности, гражданского, а затем постараемся определить, имеются ли эти признаки у недействительной сделки. В науке гражданского права устойчиво утвердилось мнение, что правонарушение является антиподом правомерного действия, с чем вряд ли можно не согласиться. В частности, В.Н. Кудрявцев, давая характеристику правомерному действию, определял его как «общественно необходимое и общественно полезное явление, которое считается объективной предпосылкой нормального функционирования гражданского общества, содействует его благополучию и развитию» . Данный автор определял правомерное поведе¬ние как совершаемое в рамках установленных законом предписаний, а правонару¬шение - как всегда нарушающее установленные предписания. Еще одним видным цивилистом, разделяющим данную точку зрения, был И.С. Самощенко. Он усматривал сущность правонарушений в том, что они «связаны, прежде всего, с неисполнением юридических обязанно¬стей» , а также верно отметил, что «не каждое противоправное действие является правонарушением, а только такое, которое совершается ви¬новно» . Н.С. Малеин обращал внимание на то, что правонарушение есть нарушение общественных или индивидуальных, экономических или духовных, учитываемых, правом, интересов» . Как видно из указанных утверждений, перечисленные авторы в качестве правонарушения усматривают любое виновное действие, которое противоречит действующему законодательству. Таким образом, в отечественной правовой науке упрочилось традиционное мнение о том, что правонарушение представляет собой виновное общественно-опасное деяние, влекущее для правонарушителя привлечение к юридической ответст¬венности. Исходя из данного определения, можно выявить признаки, присущие правонарушению. К ним относятся: общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость. Итак, попробуем найти все вышеперечисленные признаки правонарушения у недействительной сделки. Общественная вредность правона¬рушения проявляется в том, что оно всегда посягает на общественные приоритеты и ценно¬сти, а также посягает на частные и общественные инте¬ресы. Общественная вредность в недействительных сделках, по нашему мнению, выражается в причинении вреда нормальному функционированию гражданско¬го оборота, его закономерному развитию, а также причинении имущественного вреда третьим лицам. Противоправ¬ность недействительных сделок означает, что на правовом уровне они запрещены законом и не влекут тех правовых последствий, на достижение которых они направлены. Нередко в недействительной сделке можно также усмотреть такой признак, как виновность, которое означает, что для признания деяния правонарушением, субъект должен совершить его виновно, то есть с умыслом или по неосторожности. Подавляющее количество недействительных сделок совершается с умыслом. Умысел виновных участников недействительной сделки можно с уверенностью усмотреть в случаях совершения мнимых и притворных сделок. Степень вины контрагентов недействительной сделки в некоторых случаях может иметь квалифицирующее зна¬чение для признания сделки недействительной, а также для определения её последствий. Так, в абз. 5 п. 85 Постановления № 25 в отношении антисоциальной сделки разъясняется, что «сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, влечет общие последствия, установленные статьей 167 ГК РФ (двусторонняя реституция). В случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом». Поскольку любое правонарушение по своей природе представляет собой нарушение юридических норм, то действующим законодательством за данное деяние предусмотрена юридиче¬ская ответственность и виды санкций, применяемые к правонарушителям. Юридическая ответственность представляет собой предусмотренную нормами права обязанность субъекта правонарушения претерпевать не-благоприятные последствия. Гражданско-правовая ответственность как разновидность юридической ответственности на протяжении многих лет является спорной правовой категорией в отечественной науке. В частности, В.П. Грибанов определял её как «одну из форм государственного принуждения, свя¬занную с применением санкций имущественного характера, направ¬ленных на восстановление нарушенных прав и стимулирование нор-мальных экономических отношений юридически равноправных участ¬ников гражданского оборота» .
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 35 страниц
875 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 75 страниц
1875 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 69 страниц
1725 руб.
Дипломная работа, Право и юриспруденция, 84 страницы
850 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg