Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ЯЗЫКИ (ПЕРЕВОДЫ)

Номинации отрицательных эмоций в английском и русском языках: структура и семантика

irina_krut2020 2000 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 80 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 27.03.2020
Актуальность данной работы объясняется необходимостью углубленного изучения эмоций в английском и русском языках. В качестве объекта исследования выступают лексические средства обозначения эмоций. Предметом рассмотрения в данной работе являются структура и семантика номинаций эмоций в английском и русском языках. Целью данного исследования является рассмотрение особенностей концептуализации эмоций в языке, специфики структуры и семантики отрицательных номинаций в английском и русском языках, изучение подтекста как средства выражения эмоций в текстах художественного стиля, а также эмотивность художественного текста. Данная цель послужила основой для таких задач, как: ? рассмотреть теоретические основы исследований лексики эмоций; ? определить роль и место эмоций как объекта исследования психологии; ? охарактеризовать семантические особенности номинаций эмоций; ? проанализировать репрезентацию отрицательных эмоций в английском и русском языках на материале художественных текстов; ? проанализировать структуры номинаций эмоций. В данной работе были использованы следующие методы: 1) сопоставительный метод; 2) элементы количественного подсчета; 3) метод анализа научной литературы; 4) описательный метод; 5) метод словарной дефиниции. Материалом исследования послужили 625 отрицательных эмотивных единиц английского языка и 985 единиц русского языка словарной выборки, а также 1913 отрицательных эмотивных единиц английского языка и 3937 единиц русского языка при текстовой выборки. Уровень дискурса дает возможность рассмотреть проявление и актуализацию эмоций в наиболее полном объеме. При отборе лексических единиц учитывалось наличие в дефинициях слов «эмоция», «чувство», которые имеют отрицательный эмоциональный оттенок. Среди многообразия отрицательных состояний базовыми являются эмоции: «безразличие», «злость», «гнев», «отчаяние», «презрение» и «раздражение». Функции данных отрицательных эмоций состоят в том, что они являются эмотивными основами для установления социальных контактов и помогает устранить накопившиеся отрицательные эмоции. Структура возникновения и развития эмоции прослежена на уровне взаимодействия и функционирования основных систем, заключающих в себя восприятие, ощущение на физическом уровне, моторику как проявление неподконтрольных субъекту физиологических реакциях его тела, возникновение некоторых желаний и, наконец, контролируемых субъектом эмоций, выраженных в моторной активности или речевой деятельность. При изучении конкретно взятой эмоции следует исходить из положения, что недостаточно знаний лишь об одном из способов ее представления через синтаксическую конструкцию или эмоциональную лексику. Номинация эмоций представляет собой совокупность нескольких способов ее презентации, которая включает косвенные факты проявления. Важно иметь полный комплекс, чтобы сформировать целостное представление о характере презентации эмоций. В этом состоит методологическое обоснование настоящего исследования. Теоретическая значимость исследования заключается в комплексном подходе к анализу номинации отрицательных эмоций на основе исследования английского и русского языков. Также значимым является дальнейшая разработка феномена эмоций в языковом и паралингвистическом аспектах. Полученные результаты могут быть использованы в дальнейшей работе над темой и стать основой для магистерского исследования. Практическая ценность дипломной работы состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы в процессе преподавания английского и русского языков, так как номинации отрицательных эмоций позволяет обогатить словарный запас и упростить процесс межкультурной коммуникации. Данное исследование также может быть нацелено на решение актуальных лингвистических задач, а также результаты проведенного исследования могут найти применение при чтении лекций по теоретической фонетике, стилистике, лингвистике текста, дискурсивной лингвистике, при написании курсовых и дипломных работ. В дипломной работе представлены результаты количественной обработки данных лингвистического эксперимента по анализируемым в работе эмоциям. Привлечение дополнительных результатов анализа дает возможность наглядно представить и сравнить степень соотношения и участия средств и способов номинации основных эмоций, доказывая индивидуальность и особенность процесса для каждой из них. Апробация работы представлена на Международной заочной научной конференции «Язык и речь в синхронии и диахронии» в Таганрогском институте имени А.П. Чехова (филиал) ФГБОУ ВО «РГЭУ (РИНХ)», Ростов-на-Дону, 2017. Основные положения работы также отражены в докладах на XVI Международной студенческой научной конференции «Сопоставительное изучение германских и романских языков и литератур» в Донецком национальном университете, Донецк, 2018.
Введение

Значительную роль в жизни человека играют эмоциональные процессы. Эмоции проявляются во всех видах человеческой деятельности, окрашивая восприятие объективной действительности. В процессе номинативной деятельности человека создается его лексикон как неотъемлемая характеристика языковой картины мира. Наименования в действительном мире объединяют объект с его языковым обозначением, они указывают на его содержание, идею, эмоциональную окраску. Значительный пласт в составе этих наименований принадлежит номинациям отрицательных эмоций. Язык антропоцентричен: он предназначен для человека, и вся языковая категоризация объектов, эмоций и явлений ориентирована на человека. С помощью номинаций эмоций человек проявляет свое отношение к себе, к миру, к другому человеку. Поэтому эмоции как средство выражения человеческого отношения приобретают в языке множество наименований. Человек характеризуется как носитель общественных отношений и как существо биологическое. Выбор отрицательной эмотивной лексики как материала исследования обусловлен «ассиметрическим характером аксиологической шкалы. Поскольку все позитивное в нашем сознании воспринимается как норма, внимание говорящих концентрируется на отклонениях от нее» [7]. Данная работа посвящена сопоставительному анализу лексических средств объективизации концептосферы отрицательных эмоций в английском и русском языках, то есть лексических единиц разных частей речи, которые называют и выражают эмоции, а также описывают их внешнее проявление в художественном тексте. Изучаются особенности концептуализации и вербализации отрицательных эмоций, описываются способы лексикографического толкования семантики отрицательной эмотивной лексики [51].
Содержание

ВВЕДЕНИЕ 3 ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛЕКСИКИ ЭМОЦИЙ 8 1.1 Современные направления исследования эмоций в психологии 8 1.2 Эмоции как объект изучения лингвистики 12 1.3 Лингвокогнитивный и лингвокульторологический подходы к исследованию лексики эмоций……………………………………………….15 1.4 Исследование эмотивной лексики художественном тексте ………..22 Выводы к Главе 1…………………………………………..………………...32 ГЛАВА 2 СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ НОМИНАЦИИ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ЭМОЦИЙ В АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ…………………………………………………………..37 2.1 Семантические особенности номинаций отрицательных эмоций 37 2.2 Характеристика микрополей концептов отрицательных эмоций в английском и русском языках 41 2.2.1 Микрополе концепта «страх». 44 2.2.2 Микрополе концепта «грусть». 45 2.2.3 Микрополе концепта «гнев». 46 2.2.4 Микрополе концепта «раздражение». 46 2.2.5 Микрополе концепта «безразличие».. 47 2.2.6 Микрополе концепта «отчаяние». 48 2.2.7 Микрополе концепта «отвращение/презрение».. 48 Выводы к Главе 2 49 ГЛАВА 3 ОСОБЕННОСТИ ВЕРБАЛИЗАЦИИ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ЭМОЙЦ В РУССКО- И АНГЛОЯЗЫЧНОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ………………………………………………………………………….52 3.1 Типы эмотивной лексики в англоязычном и русскоязычном художественных текстах...................................................................................56 3.1.1 Микрополе концепта «страх»……………………………………...58 3.1.2 Микрополе концепта «грусть»……………………………………..60 3.1.3 Микрополе концепта «гнев»………………………………………...60 3.1.4 Микрополе концепта «раздражение»……………………………...61 3.1.5 Микрополе концепта «безразличие»……………………………….62 3.1.6 Микрополе концепта «отчаяние»……………………..……………63 3.1.7 Микрополе концепта «отвращение/презрение»…………………...64 Выводы к Главе 3……………………………………………………………..67 ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………..….69 НАУЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА……………………………………………………72
Список литературы

1. Арнольд, И. В. Стилистика. Современный английский язык: Учебник для вузов – 4-е изд., испр. и доп. / И. В. Арнольд. М.: Флинта: Наука, 2002. – 384 с. – ISBN 5-89349-363-Х (Флинта), ISBN 5-02-022688-2 (Наука). 2. Артемьева, Е. Ю. Психология субъективной семантики / Е. Ю. Артемьева. М.: Наука1980 – 136 с. 3. Арутюнова Н. Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: «Советская энциклопедия», 1990. — 688 с. 4. Аскольдов, С.А. Концепт и слово//Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология / С. А. Аскольдов. М.: Acadimia, 1997. – С. 267–279. 5. Бабаева Е.В. Лексическое значение слова как способ выражения культурно-языкового концепта // Языковая личность: культурные концепты. – Волгоград - Архангельск: Перемена, 1996. - С. 25-33 6. Бабенко, Л. Г. Лексические средства обозначение эмоций в русском языке. Л. Г. Бабенко. Свердловск.: Урал, ун-та – 1989. – 184 с. – ISBN 5-7525-0061-3. 7. Батищев, Г.С. Социальные связи человека в культуре // Культура, человек и картина мира / Г.С. Батищев. – М.: Наука, 1987. 8. Беляевская, Е.Г. Семантика слова / Е.Г. Белявская. М.: Высшая школа, 1987. – 128 с. 9. Бессонова, О.Л. Оценка ка семантический компонент лексического значения слова (на материале существительных – наименований лица в английском, французском и украинском языках): дисс. … канд. филол. наук: 10.02.19 / О.Л. Бессонова. Донецк, 1995. – 323 с. 10. Болотов, В. И. Эмоциональность текста в аспектах языковой и неязыковой вариатив¬ности: (Основы эмотивной стилистики текста) / В. И. Болотов. Ташкент: ТГПИ, 1981. 11. Будагов, Р. А. Язык – реальность – язык / Р. А. Будагов. М., 1984. – 279 с. 12. Буряков, М. А. К вопросу об эмоциях и средствах их языкового выражения // Вопросы языкознания / М. А. Буряков. 1979 – № 3. – 320 с. 13. Васильев, Л. М. Семантика русского глагола / Л. М. Васильев. М.: Высшая школа, 1981. – 184 с. 14. Вежбицкая, А. Язык. Культура. Познание / А. Вежбицкая [пер. с англ.]. М.: Русские словари, 1996. – 416 с. – ISBN 5-89216-002-5. 15. Вилюнас, В. К. Психология эмоциональных явлений / В. К. Вилюнас. М.: МГУ, 1976. 16. Виноградов, В. В. О категории модальности и модальных словах в русском языке / В. В. Виноградов. / / Тр. ин-та рус. яз. М.; Л.; 1950. Т. 2. – 418 с. 17. Виноградов, В. В. История слов. / Отв. ред. Н. Ю. Шведова. М.: Российская Академия Наук. – 1999. – с. – ISBN 5-88744-033-3, ISBN 5-89285-026-9. 18. Виноградов, В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография / В.В. Виноградов. М.: Наука, 1977. – С. 162–189. 19. Витт, Н. В. Речь и эмоции / Н. В. Витт. М., 1984. – 184 с. 20. Витт, Н. В. Эмоциональная регуляция речевого поведения при общении / Н. В. Витт. М., 1983. – 248 с. 21. Вольф, Е. М. Функциональная семантика оценки/ Е. М. Вольф. М. Наука, 1985. – 228 с. 22. Гак, В. Г. К эволюции способов речевой номинации //Вопросы языкознания / В. Г. Гак. 1985. № 4. – С. 47–153 с. 23. Гальперин, И. Р. Сменность контекстно-вариативных форм членения текста //Русский язык: Текст как целое и компоненты текста / И. Р. Гальперин. М. Высшая школа, 1982. 24. Гальперин, И. Р. Текст как объект лингвистического исследования / И. Р. Гальперин. М.: Язык, 2003. – 298 с. 25. Гончаров, В. И. Очерки становления и развития лексики русского языка. К.: ФАДА, ЛТД, 2002. 26. Гридин, В. И. К вопросу о систематизации эмоциональной лексики //Переводная и учебная лексикография / В. И. Гридин. М.: Русский язык, 1979. – С 112–121. 27. Додонов, Б.И. В мире эмоций / Б.И. Додонов. К: Политиздат, 1987. 28. Додонов, Б. И. Классификация эмоций при исследовании эмоциональной направлен¬ности личности / / Вопросы психологии / Б. И. Додонов. 1975. N° 6. 29. Долинин, К. А. Имплицитное содержание высказывания / К. А. Долинин // Вопр. языкознания. — 1983. — № 6. 30. Достоевский Ф. Преступление и наказание. АСТ, Астель – 2010. – 608 с. ISBN: 978-5-17-068801-2, 978-5-271-29877-6. 31. Залевская, А.А. Введение в психолингвистику / А. А. Залевская. М.: Российскк. гос. гуманит. ун-т, 1999. – 382 с. 32. Ибраев, Л. И. Надзнаковость языка / / Вопр. Языкознания / Л. И. Л. И. 1981. № 1. – 65 с. 33. Иванов В.В. Язык в сопоставлении с другими средствами передачи и хранения информации // Прикладная лингвистика и машинный перевод: Сб. статей. Киев: КГУ, 1962. - С. 93-108. 34. Изард, К.Э. Психология эмоций. – СПб. – М. – Харьков – Минск: Питер, 1999. – 464 с. 35. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. -Волгоград: Изд-во ун-та, 2001. 111с. 36. Караулов, Ю. Н. Русский язык и языковая личность / Ю.Н. Караулов. М.: Наука, 1987. – 263 с. 37. Крылова И. Н. Подтекстовые значения в рассказе Э. Хемингуэя «На Биг-Ривер» / И. Н. Крылова // Анализ стилей зарубежной художественной и научной литературы: межвуз. сб. науч. ст. —Ленинград, 1982. 38. Квасюк, И. И. Структура и семантика отрицательно-эмотивной лексики (на материале разных частей речи современного английского языка): Дис. ... канд. филол. наук. 10.02.04 / МГПИИЯ им. М. Тереза. М., 1983. – 263 с. 39. Красавский, Н.А. Динамика эмоциональных концептов в немецкой и русской лингвокультурах / Н. А Красавский. Волгоград: Перемена, 2001. – 495 с. 40. Кубрякова, Е. С. Типы языковых значений. Семантика производного слова / Е. С. Кубрякова. М.: Наука, 1984. – 287 с. 41. Кубрякова, Е.С. Концепт // Кубрякова Е.С., Демьянков В.З. и др. Краткий словарь когнитивных терминов. – М., изд-во МГУ, 1996. – С. 90–93. 42. Леонтьев, А. Н. Проблемы развития психики / А. Н. Леонтьев. М.: Академия педагогических наук РСФСР, 1959. – 345 с. 43. Лихачёв, Д.С. Концептосфера русского языка// Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология / Д. С. Лтхачев. М.: Acadimia, 1997. – С. 280–287. 44. Лосев, А. Ф. О понятии смысловой валентности / А. Ф. Лосев. Изв. АН СССР. Сер. Лит. И яз., 1981. Т. 40, № 4. – 476 с. 45. Лук, Н. Н. Эмоции и личность. / Н.Н. Лук. М.: Наука, 1982. – 176 с. 46. Лукьянова, Н. А. Экспрессивная лексика разговорного употребления: проблемы семантики / Н. А. Лукьяянова. Новосибирск: Наука, 1986. – 230 с. 47. Ляпин, С.Х. Концептологическая формула факта // Концепты. Научные труды Центроконцепта. Вып. № 2. – Архангельск: Поморский гос. ун-т, 1997. – С. 5-71. 48. Маслова В.А. Введение в лингвокультурологию. Учебное пособие. — Москва : Наследие, 1995. — 208 с. 49. Муллинова, Т.А. Эмотивная лексика в художественном тексте: функционально-семантический аспект (на материале романов А. Белого «Котик Летаев» и «Крещеный китаец»): дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01: Краснодар, 2004. – 152 c., РГБ ОД, 61:04-10/1444 50. Мягкова, Е. Ю. Эмоционально-чувственный компонент значения слова / Е. Ю. Мягкова. Курск: Курск гос. пед. ун-та, 2000. – 110 с. 51. Общая психология. Психология мотивации и эмоций / Н.В. Зоткин, М.Е. Серебрякова. Самара: Универс групп, 2007. – 196 с. 52. Серио П. Квадратура смысла. Французская школа анализа дискурса. М: Прогресс, 1999. - 415 с. - ISBN: 5-01-004727-6 53. Сусов И.П. История языкознания. Учебное пособие для студентов старших курсов и аспирантов.Тверь: Тверской гос. ун-т, 1999. — 276 c. 54. Плотников, Б. А. Основы семасиологии / Б. А. Плотников. Минск: Вышэйшая школа, 1984. – 348 с. 55. Реформатский, А.А. Введение в языковедение / Под ред. В.А. Виноградова. М.: Аспект Пресс, 1996. – 536 с. – ISBN 5-7567-0046-3. 56. Рубинштейн, С. Л. Основы общей психологии / С. Л. Рубинштейн. М.: Наука, 1940. – 435 с. 57. Савченко, А. Н. Язык и система знаков / / Вопр. Языкознания А. Н. Савченко. М.: Наука, 1972. № 6. – 160 с. 58. Сарбаш, Е. С. Семантика позитивной эмотивной лексики: лингвокогнитивный и лексикографический аспекты (на материале английского, украинского и норвежского языков): дис. … канд. филол. наук: 10.02.17 / Е. С. Сарбаш. Донецк, 2008. – 231 с. 59. Селяев, А.В. Сопоставительный анализ лингвистических средств выражения положительных и отрицательных эмоций в британском и американском вариантах английского языка: Автореф. дис. … канд. филол. наук / А. В. Селяев. Нижний Новгород, 1998. – 18 с. 60. Серебренников, Б. А. Роль чело¬веческого фактора в языке / Б. А. Серебренников. М.: Наука, 1988. – 242 с. 61. Скидан, О.П. Предисловие редактора //Концепты. Научные труды Центроконцепта. Вып. № 1. – Архангельск: Поморский гос. ун-т, 1997. – С. 5–10. 62. Соколовская, Ж. П. Картина мира в значениях слов – семантические фантазии или катехизис семантики / Ж. П. Соколовская. Симферополь: Таврия, 1993. – 231 с. 63. Соколовская Ж.П. Система в лексической семантике (Анализ семантической структуры слова) / Ж. П. Соколовская. К.: Высшая школа, 1979. – 189 с. 64. Соколовская, Ж.П. Опыт системного описания семантических отношений в лексике (на материале русских имен прилагательных): Автореф. дис. … д-ра филол. наук. / Ж. П. Соколовская. К.: Высшая школа, 1981. 65. Сорокин, Ю. А. Межличностное общение и его этнокультурная специфика // Hermeneutics and Rhetoric in Russia. [Интернет ресурс] www hermeneuticsonline. Net. 2002. №1. 66. Степанов, Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования / Ю. С. Степанов. М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. – 824 с. 67. Столин, В. В. Самосознание личности / В. В. Столин. М.: Издательство Московского Университета,1983. – 288 с. 68. Текст и его когнитивно-эмотивные метаморфозы: (межкультурное понимание и лингвоэкология) / В. И. Шаховский, Ю. А. Сорокин, И. В. Томашева; [науч. ред. А. М. Шахнарович]. Волгоград: Перемена, 1998. – 148 с. 69. Телия, В. Н. Метафора как проявление антропоцентризма в естественном языке / / Язык и логические теории. М. Наука, 1987. 70. Телия, В. Н. Метафоризация и ее роль в создании языковой картины мира / / Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира / Отв. Ред. Б. Л. Серебренников. М.: Наука, 1988. – С. 173–204. 71. Трофимова, Е. В. Фразеологическая репрезентация негативных эмоций в английской и украинской национальных картинах мира: дисс. … канд. филол. наук: 10.02.17 / Е. В. Трофимова. Донецк, 2011. – 245 с. 72. Шаховский, В. И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка / В. И. Шаховский. Воронеж: Воронеж, ун-та, 1987. – 192 с. 73. Шаховский, В. И. Когнитивные ресурсы эмоциональной – языковой личности // Языковая личность: проблемы когниции и коммуникации / В. И. Шаховский. Волгоград: Перемена, 2001. 74. Шаховский В.И. Лингвистическая теория эмоций: Монография. – М.: Гнозис, 2008. – 416 с. 75. Шестопалова, Л. С. Эмоционально-оценочные компонент значений и их функционально-стилевое распределение / Вопросы германской филологии / Л. С. Шестопалова. Новосибирск, 1982. – 188 с. 76. Физиологические особенности положительных и отрицательных эмоциональных состояний.// Академия наук СССР, М: Наука, 1972. 77. Филиппова А.К. Курсовая работа. Анализ функционирования категории эмотивности в художественном тексте путем анализа реализации эмотивно-прагматической установки. Санкт-Петербург – 2011. 78. Язык и культура. Материалы Первой межд. конф. – Киев, 1992; Язык. Сознание. Этнос. Культура: Тез. докл. XI Всерос. симп. по психолингвистике и теории коммуникации. М., 1994. 79. Ярцева, В.Н. О методах анализа языка. // В кн.: Теоретические проблемы современного советского языкознания. М., 1964. 80. Aitchison, J. Cognitive clouds and semantic shadows / J. Aitchison // Language and Communication. – Oxford, 1985. – P. 69–93. 81. Bausinger, H. Identitaet//Grundzuege der Volkskunde. – Darmstadt, Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 1980. 82. Danes, F. Cognition and Emotion in Discourse Interaction: A Preliminary-Survey of the Field / F. Danes // Preprints of the Plenary Session papers of the XIV International Congress of Linguists. Berlin, 10-15 August 1987. – Berlin, 1987. – P. 272–291. 83. Diller, H. J. Emotions and the Linguistics of English // Proceedings… – Tubungen, 1992. 84. Ekman, P., Levenson, R.W. & Friesen, W. Autonomous nervous system activity distinguishes among emotions // Science. 1983. Vol.221. Pp. 1208–1210. 85. Hannerz, U. Kultur in einer vernetzten Welt. Zur Revision eines ethnologischen Begriffes//Kulturen – Identitaeten – Diskurse. Perspektiven Europaeischer Ethnologie. – Berlin, 1995, Akademie Verlag. 86. Kerbrat-Orecchioni, C. La connotation / C. Kerbrat-Orecchioni. – Lyon, 1977. – P. 7–23. 87. Korff, G. Kultur//Grundzuege der Volkskunde. – Darmstadt, Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 1980. 88. Lakoff, G. & Johnson M. Metaphors we live by. Chicago: University of Chicago Press, 1980. – 344 р. 89. Lakoff, G. & Kovecses Z. The cognitive model of anger inherent in American English // Cultural models in language and thought. Cambridge: Cambridge University Press, 1987. Рр. 195–221. 90. Maugham Somerset W. Of human bondage. – Penguin Publishing Group, 1992. – ISBN-13: 9780140185225, 342 р. 91. Pinker, S. The Language of Instinct. How the Mind Creates Language / S. Pinker. - N. Y., 1994. – P. 23–24. 92. Sapir, E. Language: An introduction to the study of speech / E. Sapir. – N. Y., 1994. – P. 56–61. 93. Stevenson, C. L. Some pragmatic aspects of meaning // Readings in semantics. ed. Labeeh F. und oth. Univ. of Illinois Press. Urbana, 1974. – 234 р. 94. Viebig 1914, с. 33. – Цит. по: Korff G. Kultur//Grundzuege der Volkskunde. – Darmstadt, Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 1980. СПИСОК ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ 95. Бабенко, Л.Г. Толковый словарь русских глаголов. Идеографическое описание. Английские эквиваленты. Синонимы. Антонимы / Под ред. проф. Л.Г. Бабенко. М.: Аст-Пресс, 1999. – 704 с. – ISBN 5-7805-0497-0. 96. Большая советская энциклопедия / Под ред. А.М. Прохорова. 3-е изд-ние. М.: Советская энциклопедия, 1972. Т. 10. – 590 с. 97. Большой энциклопедический словарь. М.: Большая Российская энциклопедия, 2003. 98. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4-х т. -М.: Русский язык, 1989. 99. Краткий словарь когнитивных терминов / Под общей ред. Кубряковой Е. С. М.: Издательство Московского государственного университета, 1996. – 245 с. – ISBN 5-89042-018-1. 100. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1989. -921с. 101. Словарь синонимов русского языка / Под ред. А.П. Евгеньевой. 4-ое изд. М.: Русский язык, 1999. 102. Этимологический словарь современного русского языка /Сост. Шапошников А. К.: в 2 т. Т. 1. М.: Флинта: Наука, 2010. 103. Active Study Dictionary of English. Лонгман Груп Лимитед, Харлоу. М.: Русский язык, 1988. 104. Longman Dictionary of Contemporary English. Special Edition: in 2 vols. Moscow: Longman, 1992. Vols 1, 2. 105. New Webster's Dictionary and Thesaurus of the English Language. Dan-bury, CT: Lexicon Publishers, 1993. 106. Oxford Student's Dictionary of Current English/A.S. Hornby, Christina Ruse. Moscow: Prosveshchenie Publishers; Oxford: Oxford University. Press, 1983. 107. The American Heritage® College Dictionary. Third Edition. Boston, New York: Houghton Miffin Company, 1997.
Отрывок из работы

ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛЕКСИКИ ЭМОЦИЙ 1.1 Современные направления исследования эмоций в психологии Психология эмоций как наука сформировалась относительно недавно по сравнению с другими науками. Многие исследователи человеческой природы, еще до появления каких-либо научных данных, понимали всю важность эмоций для человеческого самосознания и социальных отношений. Опираясь на их опыт, мы знаем, что именно эмоции питают творчество и отвагу. Однако до 80-х годов ХХ столетия эмоции в психологии практически не изучались. Современная лингвистика характеризуется устойчивым интересом к изучению способов репрезентации эмоциональной сферы человека. Когнитивная наука, которая изучает процессы восприятия, сохранения, обработки и передачи информации, не может не обратить внимание на эмоциональную составляющую личности, поскольку эмоции проникают во все виды деятельности человека и связаны со всеми ее когнитивными процессами. Как отмечает К. Изард, у психологов, так же как у философов и педагогов, нет единой точки зрения относительно роли, которую играют в жизни человека эмоции. Так, некоторые из них, полагая разум характеристикой истинно человеческого в человеке, утверждают, что смыслом человеческого существования должна быть именно познавательно – интеллектуальная деятельность [34]. Но другие ученые склонны относить человека к разряду существ эмоциональных или эмоционально - социальных. По их мнению, сам смысл существования человека имеет аффективную, эмоциональную природу: человек окружает себя теми людьми и вещами, к которым привязан эмоционально [34]. Говоря о переживаниях человека, употребляют два термина: эмоции и чувства. Рассмотрим более детально эти два понятия. Эмоции – субъективные реакции человека и животных на воздействие внутренних и внешних раздражителей, проявляющиеся в виде удовольствия или неудовольствия, радости, страха и т. д. Сопровождая практически любые проявления жизнедеятельности организма, эмоции отражают в форме непосредственного переживания значимость (смысл) явлений и ситуаций и служат одним из главных механизмов внутренней регуляции психической деятельности и поведения, направленных на удовлетворение актуальных потребностей (мотивации) [95]. Слово «эмоция» произошло (как и «мотивация») от французского глагола ‘motive’, означающего «приводить в движение». Ряд ученых давали определение «эмоция». Рассмотрим некоторые из них. Как писал С. Л. Рубинштейн: «Эмоция – психическое отражение актуального состояния потребностей. Эмоция – субъективный эквивалент потребности» [56]. А. Н. Леонтьев, в свою очередь, приводит другое объяснение: «Мотив – предмет потребности и предмет деятельности. Функции мотива: побуждение и образование смысла. Смысл – представленность в сознании отношения мотива к цели. Эмоция – психическая представленность смысла» [42]. На основе вышеупомянутых определений можно сделать вывод, что эмоция это всегда отношение к чему-то, это тесная связь с познавательной сферой. Субъективный элемент – переживание, подчеркивает приспособительный характер эмоций. Основной функцией эмоций является синтез объективных элементов. Чистое ощущение – свойство объекта. Чувства задают целостность ощущения, т.е. эмоция связана с мотивом. Выделяют некоторые критерии различия чувств: удовольствие – неудовольствие, возбуждение – успокоение, напряжение – разрядка. Более сложные эмоциональные явления называют аффектами, т. е. процессами. Признак аффекта – продолжение во времени. Качество аффекта: преемственность чувств, их последовательность, обладающая целостностью. Из вышеупомянутого следует, что аффект – форма течения чувств, которая связана с изменением в протекании представлений. Как отмечает Н. В. Зоткин, эмоции можно разделить на положительные и отрицательные. Положительные эмоции, связанны с удовлетворением потребностей индивидуума или сообщества. Для их возникновения необходимо сочетание двух факторов:1) неудовлетворённая потребность; 2) прирост вероятности её удовлетворения. Положительная эмоция побуждает к действиям по поддержке позитивного события. Отрицательные эмоции, в свою очередь, связанны с опасностью, вредностью и даже угрозой для жизни. Для их возникновения достаточно семантического рассогласования между прогнозируемой ситуацией и афферентацией, поступившей из внешней среды. Отрицательная эмоция всегда побуждает к действиям по устранению контакта с негативным событием. Из данных примеров следует, что отрицательные эмоции человек испытывает намного чаще, чем положительные. Многие психологи утверждают, что положительные эмоции требуют более сложного центрального аппарата [51, 77]. Если эмоция побуждает к действию, поступкам, высказываниям, увеличивает напряжение сил – она называется стенической. К такому виду эмоций относят радость, ненависть, гнев. Астеническая эмоция ведет к пассивности, подавленности или расслаблению, уходом в себя. К такой эмоции относят: горе, тоску, разочарование, грусть. Исследования психологов показывают, что позитивные эмоции в большей степени сопровождаются активацией левого полушария мозга, негативные – правого. Индивидуальные особенности асимметрии активации мозга являются устойчивыми во времени и представляют собой прогностический фактор индивидуального аффективного стиля, включающего реактивность в отношении эмоционально-положительных и эмоционально-отрицательных событий, темперамент, преобладающий фон настроения, иммунные функции. Эмоции поддаются волевой регуляции, но их трудно вызвать по собственному желанию. При сильном возбуждении степень контроля различна. Страх, гнев, радость человек может держать под контролем. Паника, ужас, бешенство, экстаз, полное отчаяние, аффект контролю не поддаются [51]. Эмоции по происхождению представляют собой форму видового опыта: ориентируясь на них, индивид совершает необходимые действия (по избеганию опасности, продолжению рода), целесообразность которых от него скрыта. Эмоции человека – продукт общественно-исторического развития. Они относятся к процессам внутренней регуляции поведения [98]. Подводя итоги по этой части можно сделать следующие выводы. Эмоциональные ощущения биологически, в процессе эволюции закрепились как своеобразный способ поддержания жизненного процесса в его оптимальных границах и предупреждают о разрушающем характере недостатка или избытка каких-либо факторов. Чем более сложно организовано живое существо, чем более высокую ступень на эволюционной лестнице оно занимает, тем богаче та гамма всевозможных эмоциональных состояний, которое оно способно переживать. Наши субъективные переживания не являются непосредственным, прямым отражением собственных органических процессов. С особенностями переживаемых нами эмоциональных состояний связаны, вероятно, не столько сопровождающие их органические изменения, сколько возникающие при этом ощущения. Чтобы понять роль эмоций в психической организации человека, нужно рассмотреть её главные функции, и её связь с другими психическими процессами. Вопрос о функциях является главным и пронизывает всю психологию эмоций. Эмоции выполняют функции такой обработки первичной информации о мире, в результате которой мы оказываемся способными формировать своё мнение о нём [27]. 1.2 Эмоции как объект изучения лингвистики Отношения человека к окружающему миру не только понимаются им и проявляются в действиях, но и переживаются в виде эмоций. В мире нет людей, которые сказали бы, что они никогда не испытывали и не испытывают ни эмоций, ни чувств. Эмоции есть одна из форм отражения сознанием реального мира. Но если восприятие отражает реальный мир при непосредственном его действии на органы чувств, а мышление опосредованно отражает связи и отношения между предметами и явлениями, то эмоции отражают эти предметы не сами по себе, а в их отношении к человеку, в их значении для его потребностей и мотивов деятельности. Эмоции - особый класс субъективных психологических состояний, отражающих в форме непосредственных переживаний, ощущений приятного или неприятного отношения человека к миру и людям, процесс и результаты его практической деятельности.В истории изучения соотношения и взаимодействия языка и эмоций можно проследить путь от полного игнорирования эмоций и отказа от их изучения в языкознании до признания важной роли эмоций в жизни и речи человека и выделения в отдельную парадигму лингвистики эмоций – эмотиологии, которая занимается вопросами «вербализации, аккумуляции, структурирования и трансляции от поколения к поколению знаний о зафиксированных в языке эмоциях». Существует давний спор между многими лингвистами (М. Бреаль, К. Бюлер, Э. Сепир, Ван Гиннекен, Г. Гийом, Ш. Балли и др.) о том, что лингвистика должна заниматься эмоциональными составляющими или нет. Долгое время ученые не могли прийти к единому мнению. Некоторые лингвисты считали, что главная функция языка – когнитивная, и потому они исключали изучение эмоционального компонента из исследований о языке (К. Бюлер, Э. Сепир, Г. Гийом). Другие лингвисты (Ш. Балли, Ван Гиннекен, М. Бреаль) считали выражение эмоций доминантной функцией языка [74]. С. Kerbrat – Orecchioni считает, что место эмоций в лингвистике XX в. минимально, так как проблема выражения эмоций, согласно ученому, не является основной [87]. Ученый отмечает, что язык, в первую очередь, служит для передачи актуальной информации, для рациональной обработки полученных знаний и для их передачи из поколения в поколение, но все эти процессы не могут не сопровождаться переживаниями, желаниями, эмоциями, а потому не могут не учитываться лингвистикой. Вышеупомянутый автор, видимо, опирается на уже не актуально мнение Э. Сепира, который считал язык инстинктивным средством [91]. По Э. Сепиру, «образование идеи для языка имеет большее значение, чем проявление воли и эмоции» [92]. Как утверждает В.И. Шаховский, такое мнение не совсем правильно и согласиться с ним нельзя, поскольку человек всегда движим эмоциями. Признавая, что большинство слов во всех языках имеет эмоциональную составляющую, которая является результатом удовольствия или боли, некоторые французские лингвисты продолжали утверждать, что эта составляющая не включается в семантику слова, а представляет собой ассоциацию, входящую в концептуальное ядро. Это мнение противоречит достижению отечественных психо-лингвистов, которые считали деление словарного состава языка на эмоциональный и нейтральный неоправданным, поскольку любое слово дискурсивно и может быть эмоционально заряженным [66, 49, 69]. Российские лингвисты (В. А. Мальцев, С. Б. Берлизон, М. Д. Городникова, Э. С. Азнаурова, И. В. Арнольд, Е. М. Галкина-Федорук, Н. М. Павлова, О. И. Быкова, Н. М. Михайловская и др.) доказали, что эмоции являются мотивационной основой сознания, мышления и социального поведения. Большой опыт описания отдельных частных группировок эмотивной лексики позволяет перейти к следующему этапу изучения этого разнообразия слов с единых методологических позиций. Как отмечает И. И. Квасюк, основанием единой модели глобального описания всего множества эмотивной лексики может служить категория эмотивности. Эта категория пока имеет спорный характер [38]. Вопреки активному интересу языковедов, категория эмотивности остается сложным феноменом, о котором свидетельствует тот факт, что лингвистами до сих пор несформулированно эдиной целостной теории эмотивности. Традиционно разделяют понятие эмоциональности и эмотивности. В отличие от эмоций, которые принадлежат к сфере психологи (таким образом, эмоциональность понимается как психических процесс), эмотивность предстает языковой категорией и понимается как линвистическое выражение эмоций. Категория эмотивности традиционно изучается в связи с категориями оценочности, экспрессивности, образности. Не вызывает сомнения тот факт, что эмотивность и оценочность характеризуются особо тесными отношениями, поскольку без оценочного компонента эмоций не бывает. Как отмечает В. И. Шаховский, тесная связь эмотивности и оценочности объясняется тем, что эмоция и оценка синхронно принимают участие в актах отражения и познания фактов действительности и представляют выражение субъективного аспекта результатов, которые оценивают отношение субъекта и их свойств. В.И. Шаховский в своих исследованиях проводит разграничение между эмотивностью и эмоциями: «На языковом уровне эмоции – трансформируются в эмотивность, эмоции – психологическая категория, эмотивность – языковая» [73]. Существует узкое и широкое понимание эмотивности. В узком понимании, эмотивность – это категория, которая соотносится с экспрессивной эмотивной лексикой и либо отождествляется в целом с коннотацией, [73, 71, 70] либо отождествляется с каким-либо из компонентов коннотации: эмоциональным компонентом [23], оценочностью [21]. В широком понимании эта категория освещает все языковые, а также и лексические средства передачи эмоций [38]. Такое понимание категории эмотивности предполагает, что «она объединяет семантически близкие языковые единицы разных уровней, в том числе и лексику», – Л.Г. Бабенко. При изучении категории эмотивности на материале лексики обычно возникает и проблема эмотивного значения [6]. Эта проблема долгое время была предметом споров. В.И. Шаховский один из первых предпринял попытку определить сущность эмотивного значения и привел множество доказательств в его пользу [73]. На основе изученной литературы, посвященной данной теме, следует, что понимание эмотивного значения тесно связано с трактовкой категории эмотивности. Л. Г. Бабенко пишет: «Узкое понимание эмотивного значения, рассматривается как способ выражения эмоций говорящего и охватывает соответственно междометия и эмоционально окрашенную лексику». К такой дефиниции эмотивного значения Л. Г. Бабенко приходит, основываясь на исследованиях известных ученых таких как: Азнаурова Э. С., Арнольд И.В., Гальперин И. Р., Шаховский В.И., и др. Суженное понимание эмотивного значения соответствует пониманию эмотивности, свойственному концепции В. И. Шаховского. Эмоции отображаются в семантике слова, предложения и текста. Основной проводник эмотивных смыслов в предложении и тексте – прежде всего эмотивная лексика, которая питает их своими эмотивными зарядами, поэтому именно эмотивная лексика является доминирующим средством отображения эмоций в языке. Лексика участвует в создании языковой картины мира чувств, а предложение и текст передают картину жизни человеческих эмоций. 1.3 Лингвокогнитивный и лингвокульторологический подходы к исследованию лексики эмоций В антропоцентрических исследованиях одним из ключевых понятий является понятие картины мира, которое относится к числу фундаментальных понятий, которое в свою очередь выражает специфику человека и его бытие, взаимоотношения человека с миром, самые важные условия его существования в мире. Сегодня мы знаем многое об эмоциональном мире человека. Многие ученые доказывают, что эмоции включены в структуру сознания и мышления, что они сопряжены с когнитивными процессами. У каждой эмоции есть свои характерные признаки, из которых формируется коммуникативная система эмоций человека. Доказано, что эмоции изменяются с ходом времени. В.И. Шаховский пишет, что каждому возрасту человека характерны свои эмоции, различным поколениям людей свойственны более или менее различные ключевые эмоции [74]. Ученые выделяют основные эмоции, но их количество варьируется в зависимости от разных научных школ. Общепринятым является то, что «все эмоции конструируются социокультурными параметрами» [85], поэтому, помимо универсальных эмоциональных переживаний, выделяются и специфические для определенной культуры эмоции. Культура любой страны всегда оставляет свой след в языке. В сою очередь, эмоции являются неотъемлемой частью культуры каждого народа и находят свое проявление в языке [79]. Социокультурный фактор, то есть те социокультурные структуры, которые лежат в основе структур языковых, окончательно подрывают идею «эквивалентности» слов разных языков, совпадающих по значению, то есть по соотнесенности с эквивалентными предметами и явлениями окружающего мира. В этом плане большой интерес представляют билингвы, люди, имеющие два родных языка, а также преподаватели иностранных языков и переводчики, профессионально владеющие иными языками. У билингвов одновременно существуют две языковые картины мира, у специалистов по иностранным языкам вторичная языковая картина мира накладывается на первичную, заданную родным языком. Отражение мира в языке – это коллективное творчество народа, говорящего на этом языке, и каждое новое поколение получает с языком полный комплект культуры, в котором уже заложены черты национального характера, мировоззрение (вдумайтесь в внутреннюю формулу этого прекрасного слова: воззрение на мир, видение мира), мораль и т.п. [68]. Язык, таким образом, отражает мир и культуру и формирует своего носителя. Он зеркало и инструмент культуры одновременно, выполняет пассивные функции отражения и активные функции созидания. Функции эти реализуются в процессе общения, коммуникации, главным средством которой является язык, поэтому всякое разделение на функции – условный, эвристический прием. Для ученого-лингвиста представляют интерес языковые средства, которые используются для выражения чувств говорящего и для воздействия на эмоциональную сферу слушающего [49]. Так появляется необходимость выстроить связующее звено, которое соединит структуры знания и структуры языка. Так же необходимо построение «связующего звена», которое объединяет языковую систему с концептуальной. Эту функцию, по мнению некоторых исследователей (Л. Л. Залевская, Л. В. Кравченко, Н. Ф. Алефиренко), выполняет семантика. Семантическая единица, соответствующая некоторой лексической единице, имеет два направления связей — «в сторону концептуальной системы и в сторону лексической системы; таким образом, обеспечиваются спецификации, разрешающие синтагматические звязи с другими единицами, и спецификации, которые дают возможность через слово распознавать единицы концептуального уровня» [31]. Благодаря языку человеку оказывается доступным представление концептов в коммуникативном процессе. Результатом концептуализации и категоризации является именно слово. Справедливо мнение Е.С.Кубряковой о том, что «концепты могут объективироваться в языке не только с помощью конкретных слов, но и с помощью разных классов слов, разрядов слов» [96]. Рассмотрим понятие «концепт» и выясним его значение. Имя существительное «conceptus» происходит от латинского глагола «concipere» – «зачинать», т.е. значит буквально «поятие, зачатие»; его русский эквивалент «понятие» образован также от глагола «пояти», имевшего в древнерусском языке значения «схватить, взять в собственность, взять женщину в жены» [67]. Как пишет Н. А. Красавский: «концепт – это многомерный мыслительный конструкт, отражающий процесс познания мира, результаты человеческой деятельности, его опыт и знания о мире, хранящий информацию о нём. Концепт в отличие от понятия не только мыслится, но и переживается. Его объём, таким образом, шире объёма понятия. Концепт включает в себя само понятие, являющееся, в свою очередь, его обязательным ядерным компонентом» [39]. Основываясь на работах известных ученых (С. А. Аскольдов, Д.С. Лихачев, Е.С. Кубрякова, Ю.С. Степанов, С.Х. Ляпин, О.П. Скидан и др.), Н. А. Красавский выводит понятие «эмоционального концепта». «Эмоциональный концепт – это этнически, культурно обусловленное, сложное структурно – смысловое, ментальное, как правило, лексически и/или фразеологически вербализованное образование, базирующееся на понятийной основе, включающее в себя помимо понятия, образ, культурную ценность, и функционально замещающее человеку в процессе рефлексии и коммуникации предметы (в широком смысле слова) мира, вызывающие пристрастное отношение к ним человека». Эмоциональный концепт, как и любой другой, всегда культурно обусловлен. Он возникает на определённом этапе развития этноса при определенных социальных и исторических условиях в нем. Совместная, коллективная деятельность людей является одним из важных условий появления концептов, и эмоциональные не исключение. Данный вывод можно сделать, основываясь на историко – этнографических работах [7, 82]. В доказательство вышеупомянутого можно привести слова немецкого этнографа и историка Х. Баузингера: «Труд формирует и шлифует образ жизни в целом <...> Через коллективный труд знания, навыки передаются из поколения в поколение. Совместная же деятельность ведёт к формированию общего языкового мира» [82]. Вторым важным условием появления концептов, которое напрямую связанно с совместной, коллективной деятельностью людей, можно считать социализацию личности. Человек проходит процесс социологизации благодаря развитию общественных экономических связей. В результате этого происходит трансформация менталитета любой этнической общности. В доказательство вышеуказанного приведем слова К. Вибит, которая давая описание жизни немецких крестьян в прошлом, указывает на изменения в их менталитете, причиной чему стали изменившиеся экономические условия, которые, по выражению историка, привели к «деформации коллективной человеческой психики» конкретной этнической общности. Психосоциокультурные трансформации такого страта, как немецкое крестьянство, выводятся К. Вибиг преимущественно из самой экономической системы, характерной для того времени [94]. Проф. Г. Корфф в статье, посвященной анализу книги К. Вибиг, пишет: «Она (К. Вибиг) указывает на то, что люди благодаря организации своей деятельности и возникающим нормам культуры «создают условия для появления не только её социальных структур, но и также для развития коллективной психики и менталитета» [88]. Из вышеперечисленных фактов следует, что западные этнологи, упоминая культуру как общественный феномен, всегда делают акцент на ее изучаемость, транслируемость, возможность усвоеняе последующими поколениями той/иной этнической общности. При исследовании явления культуры конца 20 столетия, этнограф У. Ханнерц отмечает: «сплетённость» нынешнего мира как культурного пространства, лишённого – в отличие от его более ранних этапов развития – географических барьеров для активного, интенсивного общения между народами, в особенности проживающих на удалённых друг от друга территориях» [86]. Итак, «эмоциональный концепт» – это культурно и этнически обусловленные ментальные образования. Их этническая специфика определяется такими социо–культурно–психологическими характеристиками конкретного сообщества людей (своего рода формами его материального и духовного существования), как традиции, обычаи, нравы, особенности быта, стереотипы мышления, модели/образцы поведения и т.п., исторически складывающиеся на всём протяжении развития, становления той/иной этнической общности. Их учёт, конечно же, важен не только для исторических и этнографических исследований, но и для лингвокультурологических работ, особенно, для адекватного изучения концептосфер разных языков [40]. Структура эмоционального концепта – понятие, оценка и образы – изменчива во времени, что обусловлено в целом многочисленными лингвокультуральными факторами (социально-экономическими трансформациями общества, сменой моральных ценностей, выбором ценностных приоритетов и т.п.; языковыми изменениями – заимствования, деривационные процессы, метафоризация, метонимия и т.п.) [39]. Сегодня наблюдается активное развитие антропологической лингвистики и в связи с этим возникает потребность обратиться к учению В. фон Гумбольдта, который призывал изучать язык в тесной связи с человеком [35, 60]. Всемирно известно, что основа характерных свойств человека (наряду с биолого-физиологическими, социально-трудовыми и родственными) – «сфера психической деятельности и эмотивных оценок человека (способность мыслить, проявлять волю, воображение, эмоции, различные диспозиционные установки, мораль, нравственность и т. п.)» 60]. И одна из важных областей, где особенно ярко проявляется деятельность человека в языке, – это, по мнению В. И. Постоваловой, «формирование картины мира в языке и создание языкового инвентаря» 60]. Следовательно, одной из основных категорий антропологической лингвистики является языковая картина мира. Как отмечает Л. Г. Бабенко в своем исследовании, «…в зависимости от аспектов и объема мира действительности, отображаемого языковой картиной, различаются глобальная картина мира, универсум (мир в полноте и целостности), и локальная картина мира (мир в одной из его составляющих, фрагмент мира)» [6]. Человек всегда испытывал одни и те же чувства и эмоции на протяжении всей истории человечества. Накоплен огромный эмоциональный опыт. Психологи отмечают универсальность эмоций. Их перечень отражает общечеловеческий опыт осмысления психической жизни человека: «Некоторые отдельные эмоции являются универсальными, общекультурными феноменами. И кодирование, и декодирование ряда эмоциональных выражений одинаковы для людей всего мира, безотносительно к их культуре, языку или образовательному уровню» [34].
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Языки (переводы), 48 страниц
490 руб.
Дипломная работа, Языки (переводы), 101 страница
2525 руб.
Дипломная работа, Языки (переводы), 63 страницы
650 руб.
Дипломная работа, Языки (переводы), 105 страниц
990 руб.
Дипломная работа, Языки (переводы), 48 страниц
490 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg