Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ИСТОРИЯ

История Башкирского дворянства.

irina_krut2020 1450 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 58 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 11.03.2020
Цель работы заключается в анализе существующей научной литературы, направленной на изучение башкирского дворянства, с выделением круга проблем, касающихся особенностей исторического развития башкирских дворян. В соответствии с обозначенной целью, сформированы задачи работы: 1. Представить анализ истории происхождения башкирского дворянства, акцентируя внимание на его юридических и социокультурных аспектах; 2. Дать характеристику хозяйственной деятельности башкирских дворян, привлекая данные об аграрно-промышленном развитии дворянской собственности; 3. Привести сравнительные данные социально-экономического развития между башкирскими и татарскими дворянами; 4. Оценить вклад башкирского дворянского сословия в политическую и экономическую жизнь Российской Империи. Объектом исследования является башкирское дворянство с 1785 г. по 1917 г. Предметом исследования в данной работе выступает качественная характеристика социально-экономической жизни башкирского дворянства в период с конца XVIII в. до 1917 г. Для более подробного рассмотрения данного вопроса, дополнительно описана политическая и экономическая жизнь башкирских дворян. Хронологические рамки выпускной квалификационной работы укладываются в следующий временной период: 1785-1917 гг. Такой выбор хронологических рамок обоснован тем, что в связи с принятием в 1785 г. «Грамоты на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства», башкирская знать окончательно приобретает юридический статус дворян в составе сословий Российской Империи. В 1917 г. Центральным Исполнительным Комитетом Советов рабочих и солдатских депутатов принят декрет «Об уничтожении сословий и гражданских чинов». Данный акт упразднял всякие сословия и сословные правовые инструменты – звания, титулы и гражданские чины Российской империи в Советской России. Географические рамки исследования обусловлены территориями Уфимской и Оренбургской губерний с 1785 по 1917 г. Исторически Уфимская и Оренбургская губернии стали основными административным единицами, на которых проживало подавляющее большинство башкирского народа. Методология выпускной квалификационный работы составляет совокупность методов исследования, как специальных, так и общенаучных. Методология работы базируется на общих принципах объективности и историзма, с применением принципа исторической последовательности для рассмотрения историографических явлений. В дипломной работе автор применил ряд типичных для исторических исследований методов: Метод хронологии, используемый с позиций изложения во введении истории изучения выбранной темы. Историко-генетический метод, раскрывающий причинно-следственную связь между определенными процессами в истории развития башкирского дворянства. Проблемный метод, заключающийся в исследовании истории башкирского дворянства по соответствующим проблемам. Историко-сравнительный метод используется для сопоставления картин развития башкирского дворянства в XIX – XIX вв. и начале XX в. а также сравнения социального развития татарского и башкирского дворянства. Оперирование системным методом в выпускной квалификационной работе позволило автору рассматривать историю башкирского дворянства не как обособленное явление, а как часть общероссийского социально-экономического развития XVIII – нач. XX в. В том числе, системный метод связал между собой отдельные структурные элементы работы. Также в работе используются наиболее распространенные в исторических исследованиях методы, такие как системный метод, метод анализа, дедуктивный и индуктивный методы, логический анализ, метод синтеза. Степень изученности обозначенной темы довольно слабая. Исследование научных проблем, связанных с изучением истории башкирского дворянства завязаны лишь на анализе узколокальных проблем. Исследуется социальное положение башкирских дворян, дворянская усадьба, служба дворян русским царям, расселение башкирских дворян по губерниям. Однако есть одна работа Ильясовой Альбины Янгалеевной, в которой осуществлена попытка создать общую картину развития башкирского дворянства. В том числе, это единственная работа, в которой более-менее полно отражен ход исторической мысли по данной проблематике. Исследование Ильясовой Альбины Янгалеевной - это самое актуальное исследование, одним из пунктов которого является изучение истории башкирского дворянства. Альбиной Янгалеевной рассмотрено большое количество монографий, сборников, статей, документов. Она же предложила разделить источниковую базу по этой теме на три группы: 1) работы по истории российского, прежде всего русского, дворянства; 2) труды, в которых уделяется внимание непосредственно башкирскому дворянству; 3) исследования по истории татарского дворянства. Также следует отметить, что каждая группа разделяется на три периода изучения: дореволюционный, советский и современный. Историографический труд Ильясовой А.Я., на мой взгляд, является костяком в собирании данного раздела. Более того, он поистине собрал все, что имеется по этой теме. Поэтому, ссылаясь на её диссертацию, считаю единственно верным отметить наиболее важные труды, которые были привлечены в написания выпускной квалификационной работы. Тема истории дворянского сословия стала предметом особого исследования уже на поре зарождения российской исторической науки. Одной из первых таких работ о российском дворянстве стало исследование Г.Ф. Миллера. Дореволюционная историческая мысль формировалась в нескольких направлениях: консервативном, либеральном и марксистском. Их авторы старались выделить два основных вопроса: о роли и месте высшего сословия в политической и экономической жизни России и о будущем дворянского сословия. Лишь небольшое число этих трудов носит исследовательский характер. Из дореволюционной публицистической литературы, посвященной истории дворянства, можно отметить работы М.М. Ковалевского и Чернышова-Безобразова, рассматривающие роль дворян в российской политической системе. М.М. Ковалевский представил отличия между общественным мнением и взглядами дворянства, отметив несоответствие политики Совета объединенного дворянства наболевшим потребностям страны. Упоминание Альбиной Янгалеевной работ, посвященных изучению всего русского дворянства, в том числе общетеоретических работ, посвященных изучению социальной, экономической и политической жизни дворян здесь не случайно. Скудная источниковая база заставляла исследователей применять метод экстраполяции, и переносить некоторые тенденции развития русского дворянства на развитие в определенных территориях. В марксистской теории российское дворянство оценивалось в рамках концепции классовой ненависти, с позиций партийной субъективности. В работах В.И. Ленина дана яркая картина нарастания кризиса власти, проанализированы взаимоотношения между различными социальными слоями и политическими партиями. Советская историография 20-х годов особое внимание уделяла анализу форм и методов классовой борьбы. Поместное дворянство, установленное в разряд классовых врагов, любыми способами чернилось. С.И. Петропавловский, проанализировав взаимоотношения между дворянством, бюрократией и монархией перед Февральской революцией, сделал вывод об изоляции царизма и существовании разногласий между дворянством и самодержавной властью. Последующий период историографического овладения, охватывающий 1930-1950-е гг., характеризуется ограниченными рамками проблематики, воздействием марксистской парадигмы на исследовательский процесс. По идеологическим взглядам вопросы власти, самоуправления, деятельности общественных организаций намеренно не анализировались. В 1960-1980-е гг. существенное внимание было уделено анализу социально-экономической и политической ситуации в начале XX в. Проблемы места дворянства в политической системе самодержавия, основные курсы правительственной политики по отношению к дворянству нашли отражение в работах А.Я. Авреха, В.И. Старцева, Е.Д. Черменского и других исследователей. Концепция российского самодержавия, которая была выдвинута А.Я. Аврехом в конце 60-х годов, содержала ряд спорных суждений о роли дворянства в системе власти. Он считал, что общественные организации дворян не выражали видимого влияния, на экономическую и политическую жизнь. В более поздних работах он скорректировал свои оценки столыпинских реформ, роли Совета объединенного дворянства и пришел к выводу об отстранении власти от общества, банкротстве самой идеи самодержавия. Начиная с 1960-х гг. отечественная историография уделяла большое внимание изучению реформы 1861 г. и в связи с этим разбирала состояние помещичьего хозяйства в предреформенный период. Исследования Н.С. Баграмяна, Л.Г. Захаровой, E.H. Мухиной, Н.Г. Сладкевича посвящены анализу социально-политических настроений высшего сословия накануне и во время осуществления крестьянской реформы и выяснению уровню воздействия дворянства на ход реорганизаций. В 1960-1980-х гг. опубликовался ряд работ, посвященных общим тенденциям развития земельных связей в пореформенной деревне. Пореформенное положение дворянства стало темой исследования в работах И.Д. Ковальченко. Современная историография продолжила традиции изучения общественных настроений дворянского сословия в период реализации крестьянской реформы. На современном этапе она представлена работами М.Д. Долбилова, С.С. Секиринского, И.А. Христофорова. Привлечение новых источников и расширение предметной сферы исследования позволили авторам значительно продвинуться в рамках данного научного поля. В настоящее время центральное внимание научных деятелей направлено на разбор менталитета сословия, модификации его сознания и поведения. История дворянства, разбираемая в русле социально-психологического направления, также стала основой некоторого количества диссертационных работ. Авторы впервые сосредоточили внимание на существование автономной сословной психологии дворянства, изобразили его не как безликую массу, а социальный слой, имевший собственные моральные принципы. История башкирского дворянства традиционно не была предметом самостоятельных исследований в отечественной и зарубежной историографии, по этой причине, литература по вопросу башкир-дворян сравнительно скудна. Тем не менее, история изучения дворян из башкир отражает общую динамику и тенденции развития отечественной историографии, о которой упоминалось выше. Дворяне из башкир не являлись объектом заинтересованности дореволюционных авторов. Лишь В.А. Новиков в «Сборнике материалов для истории уфимского дворянства» перечисляет фамилии дворян, которые были внесены в дворянскую родословную книгу Уфимской губернии. В советское и постсоветское время башкирские дворяне также не были предметом специальных изучений. Поэтому Ильясова А.Я. пишет, что материал даже для её диссертации «буквально по крупицам собирался из общих работ, вышедших в свет на протяжении второй половины XX - начала XXI в.» Отдельные сведения содержатся в работах по истории Башкортостана. Материалы о хозяйстве отдельных представителей башкирских дворян содержат «Очерки по истории Башкирской АССР». В работах П.Е. Матвиевского, А.Н. Усманова и А.З. Асфандиярова об участии башкир в войнах и походах России среди награжденных за боевые заслуги можно встретить и представителей дворян из башкир с указанием награды «за отличие» им присвоенной. Особенно хочется отметить работу А.З.Асфандиярова «Башкирские тарханы». В ней говорится, что социальный строй башкир изучен крайне слабо. В историографии на данный момент не наблюдается ни одной большой работы по истории знати: дуванов, князей, тарханов, биев. волостных старост и старшин, не говоря уже об основной массе народа: патриархальных рабах, ясырах, туснаках, байгушах и общинниках. Тяжести в исследовании этого вопроса объясняются отсутствием обнаруженных и опубликованных источников. В 1999 г. выходит в свет работа Гумерова Ф.Х. «Законы Российской империи о башкирах, мишарях, тептярях и бобылях». Данная работа представляет собой сборник материалов, включающий в себя 430 законов и указов, принятых с 1649 г. - с «Соборного Уложения» царя Алексея Михайловича до 1913 г. - до начала первой мировой войны. Эти законы обширно объясняют политику Российской империи по отношению к башкирам и выявляют ее колониальную суть. Из данной работы взят ряд документов, позволивший написать второй пункт первой главы выпускной квалификационной работы. В работе А.З.Асфандиярова «Башкирские тарханы» анализируется такой социальный институт башкирской элиты как тарханство. В работе объясняется смысл и происхождение слова «тархан», даётся подробная характеристика тарханству в России и Башкортостане, численности тарханов, особенности их службы, говорится об их правах и обязанностях. В книге утверждается, что тарханы в свое время были опорой и доверенными лицами государственной власти России в башкирском крае. Далее автор продолжает работу описанием известных башкирских тарханов Алдара Исекеева, Исмагила Тасимова, Алибая Мурзагулова, приводит отрывки из Указов царей о присвоении этого почетного звания, называет имена тарханов и изображения тамги башкирских тарханов и волостей (племен). Особое внимание хотелось бы уделить совместному труду Н.А.Мажитова и А.Н.Султановой «История Башкортостана. Древность. Средневековье». Данная работа примечательная тем, что в ней анализируется история происхождения башкирской феодальной элиты на основе письменных и археологических источников. В монографии Азнабаева Б.А. «Башкирское общество в XVII – первой трети XVIII в.» представлены результаты исследования социально-политической формы объединения башкирских общин в XVII - первой трети XVIII вв. Во взаимоотношениях с российским государством и соседними народами башкиры выступали в качестве единой политической организации, высшим институтом которой являлись народные собрания. В книге Азнабаева Б.А. «Интеграция Башкирии в административную структуру Российского государства (вторая половина XVII - первая треть XVIII вв.)» рассматриваются проблемы приспособления существующих традиционных институтов башкирского общества к государственному строению Российского государства. В период изучения автор подходит к выводу, что Российское правительство на протяжении XVI - первой трети XVIII в. использовало несколько способов решения башкирского вопроса: от отстранения в дела родоплеменного самоуправления с сохранением самостоятельной военной организации (конец XVI - первая половина XVII в.) до прямого военного принуждения (начало XVIII в.). И только в конце 30 - начале 40-х г. XVIII в. были сформулированы оптимальные принципы управления Башкирией, ликвидировавшие важнейшие причины башкирских восстаний. В книге предпринята попытка проанализировать такие малоизученные проблемы, как специфика военного и финансового управления Уфимским уездом XVII - начала XVIII вв., организация службы по охране границ края XVII в., взаимоотношения башкир с калмыками в 30-60-е годы XVII в. Суть дворянской службы, её истоки, особенности и характеристика изложены в работе Азнабаева Б.А., Булякова И.И. «Башкирское общество конца XVI – XVII вв. по документам Уфимской приказной избы». Формирование капитализма в сельском хозяйстве Башкортостана, история колонизации края, эволюция землевладения и землепользования, анализ законодательства царского правительства в отношении башкирских земель, общественное расслоение многонациональной деревни разобраны в трудах А.З. Асфандиярова, А.И. Акманова, Х.Ф. Усманова, Б.С. Давлетбаева. По данной теме выпускной квалификационной работы написано несколько научных статей: Сайфуллина Л.Ф. «Правящая элита Башкирии конца XVI – первой половины XIX вв.: основные этапы формирования» , Зайтунов Р.Б. «Вопросы земельного обеспечения сельского населения Оренбургской губернии во второй половине XVIII века», Шайхисламов Р.Б., Азнабаев Б.А. «Помещичья колонизация Башкирии», Ильясова А.Я. «Особенности формирования дворянского сословия из башкир» , Кунафина И.Р. «Законы российского государства и нормы обычного права башкир (середина XVI – XIX вв.)» . В том числе, защищен ряд кандидатских диссертаций: Ильясова А.Я. «История башкирского дворянства», Васильев И.М. «Податное и военно-служилое население Оренбургской губернии по наказам в Уложенную комиссию 1767 г.» , Аминев Н.Р. «Социально-экономическое положение башкир во второй половине XIX в.» , Азнабаев Б.А. «Уфимское дворянство в конце XVI – первой трети XVIII вв. (землевладение, состав, служба)». В целом, в научной литературе по данному вопросу были рассмотрены краеугольные вопросы, касающиеся процесса вхождения башкирской знати в состав российского дворянства. Требуется повторить, что почти все авторы занимались разработкой какой-то конкретной проблемы, к примеру: социальная база башкирского дворянства, дворянская усадьба, трансформация тархан в дворян и т.д. В работе также задействованы некоторые исторические источники. Они помогли рассмотреть специфику процесса вхождения башкир в состав российского дворянства, строение российского дворянства, права, привилегии. Грамоты на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства. Это законодательный акт, принятый 21.04.1785 г., который сводил воедино все привилегии российского дворянства, закреплял его господствующее положение в обществе. В том числе, данный документ предоставлял особые существенные льготы - свобода от уплаты податей, службы. Дворяне имели право на владение крестьянами, мануфактурами, и т.д. «Жалованная грамота дворянству» - опорный документ, обеспечивающий правовое существование российского дворянства. Следующий документ «Декрет об уничтожении сословий и гражданских чинов». Этот декрет упразднил сословия и сословную правовую систему – титулы, чины, звания. Согласно этому декрету вводилось понятие «Гражданство России». Наиболее важным документом, затрагивающим наличие конкретно башкирских дворян, считается «Высочайше утвержденное 14 мая 1863 года, положение о башкирах, дополненное оренбургским генерал-губернатором, на основании высочайше утвержденного, 2 июля 1865 года, мнения государственного совета». Этот документ определил правовое положение башкир в составе Российской Империи. Данный документ был разработан под подчинением оренбургского генерал-губернатора Безака. А 14 мая 1863 г. Александр II утвердил «Положение о башкирах», обусловившее правовое положение башкир, мишарей, тептярей и бобылей после Крестьянской реформы 1861 г. Башкиры приобрели право производить разнообразные сделки, покупать в собственность движимое и недвижимое имущество, открывать и содержать промышленные и торговые предприятия, заниматься ремеслами, переходить в другие сословия, отлучаться из мест жительства, поступать на государственную службу и т.д. Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы.
Введение

На сегодняшний день, проблема изучения сословий и сословной системы в России остается наиболее сложной и дискуссионной как для историков, так и для политиков. Она требует глубокого и детального изучения. Изучение развития местного дворянства обосновано рядом причин, в основе которых лежат значительные изменения в российской, еще имперской действительности, которые повлекли за собой изменения в основных сферах жизни общества. Исходя из этого, появляется тенденция к пересмотру нравственных и духовных ценностей башкирского народа, поиска новых ориентиров, которые поспособствуют возрождению национального самосознания. Исследование истории развития дворянства, на примере дворянства Уфимской и Оренбургской губерний XVIII – XX в., обогатит нас знанием истории края, поможет увидеть и объяснить проблемы и противоречия в развитии имперской России. Исторический опыт этого времени, как позитивный, так и негативный, позволяет глубже исследовать духовные потребности и моральные принципы российского социума. Благодаря этому возникает множество знаний для анализа и реализации на практике в нашей сегодняшней жизни многих полезных советов того времени, а также позволит не допустить ошибок, совершенных в прошлом. Актуальность работы. Исследование направлено на развитие представлений о башкирском дворянстве, на попытке восстановления исторической справедливости по отношению к местному дворянству, и на решение связанных с этим дискуссионных вопросов. Без глубокого и детального изучения аграрного строя Российской империи невозможно объективное осознание современных социальных и политических процессов, которые составляют основу нынешнего общества. Теоретическая база по изучению данного вопроса, заложенная в советскую эпоху, когда дворянское сословие представлялось исключительно с позиций реакционеров, требует своего пересмотра и отступления от идеологических догматов прошлого. Это даёт нам возможность построения более объективной истории нашей страны, и по этой причине, надобность в научных исследованиях отдельных, в особенности малоизученных секторов истории. Так же как и ранее, этот вопрос актуален для сегодняшних экономических и политических проблем Российской Федерации, которая в процессе новейших государственных преобразований подошла к такому этапу, когда дальнейшее развитие невозможно без четкого решения социальных вопросов. В этом плане объективное осмысление исторического опыта поможет правильно решить насущные задачи. Изучение башкирского дворянства не получила должного внимания в исторической науке. Одна из главных групп населения края осталась незамеченной историками. Подобная тенденция в значительной степени искажает представления людей об истории нашей Республики. Итоги изучения в некоторой степени углубляют и исправляют имеющиеся в науке представления о российском дворянстве, об общественном строении башкирского народа, истории Башкортостана, выявляют вопросы национальной и сословной политики царского правительства по отношению к башкирам. Также актуальность подчеркивается необходимостью пересмотра исторического стереотипа, что дворянин – это враг, эксплуататор. Данный штамп порожден советской исторической наукой, и срочно требует своего пересмотра. Сегодня растет интерес к поиску своих корней и поиску родословной принадлежности. В российском социуме возобновляются родословные общества и дворянские собрания в виде общественных объединений. Похожие исследования оказывают помощь в восстановлении истории башкирских дворянских родов и занятий дворянских организаций. В том числе, в данной работе было проведено краткое сравнительное исследование, касающееся сравнения развития татарской и башкирской аристократии края. Подобная тенденция не была замечена автором ни в одной из существующих работ. Таким образом, все вышеперечисленное в совокупности определяет значимость и актуальность данной темы.
Содержание

Введение 2 1 Происхождение башкирского дворянства 13 1.1 Характер интеграции башкир в состав российского дворянства 13 1.2 Законодательная база существования башкирского дворянства 28 2 Хозяйственная деятельность башкирских дворян 37 2.1 Дворянское землевладение 37 2.2 Дворянская промышленность 46 Заключение 52 Список использованных источников и литературы 54
Список литературы

I. Источники 1 Грамоты на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/dv_gram.htm (Дата обращения: 03.02.2019) 2 Декрет об уничтожении сословий и гражданских чинов. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/DEKRET/soslov.htm (Дата обращения:7.02.2019) 3 Об освобождении от платежа денежных повинностей и взноса хлеба в запасные магазины башкир и мещеряков, признаваемых дворянами герольдиею. Именной, объявленный Оренбургскому военному губернатору военным министром. 16 марта 1848 г. Законы Российской империи о башкирах, мишарях, тептярях и бобылях. Уфа, 1999. C.317 4 О доставлении грамот на ордена остающихся по смерти башкирцев в капитул. Именной, объявленный капитулу российских орденов. 6 мая 1831 г. Законы Российской империи о башкирах, мишарях, тептярях и бобылях. Уфа, 1999. C.332 5 Высочайше утвержденное положение об Оренбургском Неплюевском военном училище. 6 декабря 1840 г. Законы Российской империи о башкирах, мишарях, тептярях и бобылях. Уфа, 1999. C.383 6 Высочайше утвержденное 14 мая 1863 года, положение о башкирах, дополненное оренбургским генерал-губернатором, на основании высочайше утвержденного, 2 июля 1865 года, мнения государственного совета. Законы Российской империи о башкирах, мишарях, тептярях и бобылях. Уфа, 1999. C.421-444 7 Манифест о вольности дворянства 1762 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/manifiest-o-volnosti-dvorianskoi (Дата обращения: 2.03.2019). 8 Табель о рангах. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://gosudarstvo.voskres.ru/army/range-table.htm (Дата обращения: 25.02.2019). II. Литература 9 Абсалямов Ю.М., Азаматова Г.Б., Гайнуллина А.В., Роднов М.И., Тагирова Л.Ф. Уфимские помещики: типы источников, виды документации. Уфа, 2013. 204 с. 10 Аврех А.Я. Царизм накануне свержения. М.: Наука, 1989. 251 с. 11 Азнабаев Б.А. Башкирское общество в XVII – первой трети XVIII в. Уфа, 2016. 370 с. 12 Азнабаев Б.А. Интеграция Башкирии в административную структуру Российского государства (вторая половина XVII – первая треть XVIII вв.) Уфа, 2005. 200 с. 13 Азнабаев Б.А. Уфимское дворянство в конце XVI – первой трети XVIII вв. (землевладение, состав, служба). / Азнабаев Б.А. // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Москва, 1992. 27 с. 14 Азнабаев Б.А., Буляков И.И. Башкирское общество конца XVI – XVII вв. по документам Уфимской приказной избы. Уфа, 2015. 204 с. 15 Акманов А.И. Земельные отношения в Башкортостане и башкирское землевладение во второй половине XVI – начале XX в. – Уфа, 2007. 360 с. 16 Акманов И.Г. Башкирия в составе Российского государства в XVII – первой половине XVIII в. Свердловск, 1991. 156 с. 17 Акманов И.Г. Социально-экономическое развитие Башкирии во второй половине XVI – первой половине XVIII в. Уфа, 1981. 80 с. 18 Аминев Н.Р. Социально-экономическое положение башкир во второй половине XIX века. // Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Уфа, 2013. 26 с. 19 Асфандияров А.З. Башкирия после вхождения в состав России (вторая половина XVI – половина XIX в.) Уфа, 2006. 504 с. 20 Асфандияров А.З. Башкирские тарханы. Уфа, 2006. 160 с. 21 Асфандияров А.З. Кантонное управление в Башкирии (1798 – 1865 гг.) Уфа, 2006. 504 с. 22 Асфандияров А.З., Рахимов Р.Н., Хисамитдинова Ф.Г. Документы и материалы по истории башкирского народа (1790 – 1912). Уфа, 2012. 544 с. 23 Асфатуллин С.Г. Башкиры в войнах России первой четверти XIX века. Уфа, 2014. 198 с. 24 Белявский М.Т. Дворянская империя XVIII века. Москва, 1960. 524 с. 25 Бикбулатов Н.В. Башкиры: Этническая история и традиционная культура. Уфа, 2002. 248 с. 26 Блосфельдт Г.Э. Сборник законов о российском дворянстве. Санкт-Петербург, 1901. 512 с. 27 Буканова Р.Г. Города-крепости юго-востока России в XVIII веке. Уфа, 1997. 256 с. 28 Буляков И.И. Золотоордынские государственные традиции в управлении башкирским краем во второй половине XVI – первой трети XVIII в. Уфа, 2012. 180 с. 29 Валиди Т.А. История башкир. Уфа, 2010. 352 с. 30 Валишин Р.А. Башкортостан с древнейших времён до наших дней. Хроника основных событий. Уфа, 2007. 480 с. 31 Васильев И.М. Податное и военно-служилое население Оренбургской губернии по наказам в Уложенную комиссию 1767 г. // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Уфа, 2001. 27 с. 32 Габдуллин И.Р. Институт тарханства в постзолотоордынских и Российском государствах XV-XVIII вв. // Татарские мурзы и дворяне: история и современность: Сборник статей. Выпуск. 1. Казань, 2010. C.37-42 33 Габдуллин И.Р. От служилых татар к татарскому дворянству. – Москва, 2006. 320 с. 34 Гвоздикова И.М. Башкортостан накануне и в годы Крестьянской войны под предводительством Е.И.Пугачева. Уфа, 1999. 521 с. 35 Гумеров Ф.Х. Законы Российской империи о башкирах, мишарях, тептярях и бобылях. Уфа, 1999. 567 с. 36 Демидова Н.Ф. Материалы по истории Башкортостана. Оренбургская экспедиция и башкирские восстания 30-х годов XVIII в. // Том VI. Уфа, 2002. 768 с. 37 Донелли А.С. Завоевание Башкирии Россией. 1552-1740. Уфа, 1995. 287 с. 38 Дружинин. Н.М. Социально-экономическая история России. Москва, 1987. 421 с. 39 Зайтунов Р.Б. Вопросы земельного обеспечения сельского населения Оренбургской губернии во второй половине XVIII века. // Русь, Россия: Средневековье и Новое время. Вып. 5. Пятые чтения памяти академика РАН Л.В. Милова. Материалы к международной научной конференции. Москва, 2017 г. с.380-385 40 Злобин Ю.П., Поляков А.Н. История Оренбургского региона. Часть первая. С древнейших времён до 1921 года. Оренбург, 2006. 254 с. 41 Ильясова А.Я. История башкирского дворянства. // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Уфа, 2010. 31 с. 42 Ильясова А.Я. Особенности формирования дворянского сословия из башкир. // Вестник Челябинского государственного университета. №38 (176). История, вып.37. Челябинск, 2009. с.26-32 43 Ковалевский М.М. Чем Россия обязана Союзу объединенного дворянства. Санкт-Петербург, 1914. 75 с. 44 Ковальченко И.Д. Русское крепостное крестьянство в 1-й половине XIX в. Москва, 1967. 383 с. 45 Корелин А.П. Дворянство в пореформенной России. Состав, численность, корпоративная организация. Москва, 1979. 303 с. 46 Кулбахтин И.Н., Кулбахтин Н.М. Наказы народов Башкортостана в Уложенную комиссию 1767-1768 гг. Уфа, 2005. 272 с. 47 Кульшарипов М.М. История башкирского народа. / Т.5. Уфа, 2011. 460 с. 48 Кунафина И.Р. Законы российского государства и нормы обычного права башкир (середина XVI – XIX вв.) // Актуальные проблемы российского права. №1. Москва, 2010. с.32-44 49 Мажитов Н.А., Султанова А.Н. История Башкортостана. Древность. Средневековье. Уфа, 2010. 528 с. 50 Новицкая Т.Е. Институты государства и права в их историческом развитии. Москва, 2012. 400 с. 51 Писарькова Л.Ф. Государственное управление России с конца XVII до конца XVIII века. Эволюция бюрократической системы. Москва, 2007. 758 с. 52 Рахимов Р.Н. На службе у «Белого царя». Военная служба нерусских народов юго-востока России в XVIII - первой половине XIX в. Москва, 2014. 544 с. 53 Рахматуллин У.Х. Население Башкирии в XVII – XVIII вв.: вопросы формирования небашкирского населения. Москва, 1988. 188 с. 54 Роднов М.И. Дворянская усадьба уфимского уезда второй половины XIX в. Восток. Север. Уфа, 2017. 204 с. 55 Романх Н.И., Суренская М.С. Оформление дворянского сословия. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/oformlenie-dvoryanskogo-sosloviya (Дата обращения: 9.02.2019). 56 Сайфуллина Л.Ф. Правящая элита Башкирии конца XVI – первой половины XIX вв.: основные этапы формирования. // Вестник БИСТ №3(7). Уфа, 2010. с.163-170 57 Смирнов Ю.Н. Оренбургская экспедиция (комиссия) и присоединение Заволжья к России в 30-40-е гг. XVIII века. Самара, 1997. 190 с. 58 Тагирова Л.Ф. Повседневность башкирского чиновничества первой половины XIX в.: воссоздание картины хозяйственно-бытового уклада. // Историческая этнология. Т.2№1. Казань, 2017. С.140-154 59 Усманов Х.Ф. История Башкортостана с древнейших времен до 60-х годов XIX века. Уфа, 1996. 520 с. 60 Шайхисламов Р.Б., Азнабаев Б.А. Помещичья колонизация Башкирии. // Вестник Санкт-Петербургского университета. История. Т.63 Вып.4. Санкт-Петербург, 2018. С. 987-1000. 61 Якубовская Е.В. Февральская революция 1917 г. в оценке советской и русской зарубежной историографии 1920-30-х гг. // Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Москва, 2011. С.27 62 Ямалов М.Б. История Башкортостана в XX веке. Уфа, 2007. 308 с. 63 Янгузин Р.З. Социальная структура башкирского общества в XVIII – XIX вв. Уфа, 1987. 87 с.
Отрывок из работы

1 Происхождение башкирского дворянства 1.1 Характер интеграции башкир в состав российского дворянства Первые дворяне из башкир появились в последней четверти XVIII в. на основании «Грамоты на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства». Сразу необходимо отметить, что процесс зарождения башкирского дворянства возник значительно позже, нежели русского. Если башкирское дворянство появляется на свет только в XVIII в., то зачатки существования русского дворянства можно наблюдать с XII – XIII в. Это ни в коем случае не значит, что до XVIII в. в башкирском обществе не существовало знати или общественной элиты. Напротив, уже в XV в. среди башкирской правящей верхушки было распространено «тарханство», которое выдавалось ханами или мурзами. И здесь становится интересным разобраться каким образом проходило слияние башкирской знати с русским дворянством. Было ли оно вообще? Как складывалось башкирское дворянство, если национальная элита выделяется уже с XV в.? Был ли это эволюционный процесс? Рассуждения над этими вопросами приводят к тому, что данную работу нельзя начинать с 1785 г. Для лучшего понимания исторической судьбы башкирской знати необходимо кратко описать особенности её развития в XVI – XVII вв. Итак, в XVI в. на территории современного Башкортостана продолжала существовать сложная родоплеменная верхушка, которая уже была в разнообразной степени связана с управленческими структурами Казанского ханства и Ногайской Орды. Некоторые местные вожди имели юридически оформленные привилегии, которые были даны им казанскими ханами или ногайскими мурзами. В Башкортостане ногайцы ввели такой социальный институт как «наместничество». Р.Г.Кузеев писал, что наместники – это приближенные ногайскому хану лица, которых он же и назначал. Помимо наместника, в управлении Башкортостаном принимали участие «помощники», контролировавшие отдельные районы края. Главная функция наместников – сбор ясака. В том числе, наместники и помощники из ногайцев занимались перегоном скота. Также есть мнение о том, что в общественную элиту XVI в. включались мурзы, свои местные ханы или князья-бии. Также о существовании башкирских ханов на рубеже XV-XVI вв., следует сказать, что имеются достоверные сведения в пользу данного мнения. Например, один из главных действующих лиц в политических событиях, связанных противостоянием ногайских мурз Алтакара и Би-тюряка, Басман-хан в первоисточнике назван ногаем. Но Басман-хан известен также по шежере тамьянских башкир, где перечень имен дан в такой последовательности: Туман-бей – Кильдар - бей - Нахамет-бей - Басман-хан - Айкым-бсй - Айдарали-бей - Шагали Шакман кеняз - Буралы-Бураш. В этом списке самым известным является Шагали Шакман. Он как предводитель тамьянских башкир в составе делегации южной группы башкир в 1555-1556 гг. ездил в Москву к царю Ивану Грозному с выражением воли своего народа о добровольном вхождении в состав Русского государства. Еще одним аргументом в пользу существования местной башкирской элиты в дорусский период могут послужить тексты надмогильных камней. Ученые определили имена башкирских ханов Тугаш-хана, Дауд-хана, Килик-хана, похороненных в районе устья р. Ик на Белой. Годы жизни названных ханов можно определить не ранее XIV в., но в целом XIV-XVI вв. Эти века совпадают временем массового появления на Южном Урале каменных и кирпичных мавзолеев, к числу которых следует отнести мавзолеи: 1) на озере Кисяне в Челябинской области; 2) Бэндэбике на р. Б. Ик (Кугарчинский район, РБ); 3)развалины двух мавзолеев близ поселка Приуральск на р. Урал (Кувандыкский район, Оренбуржье; 4) типтяре на р. Урал (Оренбуржье); 6) Хусейн-бека на р. Дема; 7) Турахана на р. Дема. С каждым из перечисленных мавзолеев (кэшэнэ) связаны исторические предания о захороненных в них людях, но легенда о мавзолее Бэндэбикэ, ввиду оригинальности, заслуживает особого упоминания. Согласно легенде, в мавзолее захоронена весьма уважаемая у степных башкир женщина по имени Бэндэбикэ. Причем, как выясниться позже, она была достаточно уважаемой женщиной, как у башкир, так и у казахов. Ее муж Ерэнсэ-сэсэн во главе своей дружины собрался совершить грабительский набег казахам. Узнав об этом, жена Бендэбикэ говорила ему, что с соседями-казахами надо жить в дружбе, и отговаривала от этой поездки. Но упрямый муж не послушался и отправился в свой авантюрный поход. Не смотря на продолжение существование башкирской элиты, требуется обратить внимание на последствия грабительского хозяйствования орды ногаев-кочевников XV - первой половины XVI в. Если сравнивать жизнь башкирского народа эпохи Золотой Орды и Ногайской Орды на документальной основе, то ногайское иго было более жестоким. Об этом говорит хотя бы пример существования у башкир при Чингисхане и в составе Золотой Орды собственных национальных ханов и наличие договорных отношений с татаро-монголами, что предполагало определенную самостоятельность в ведении политической и хозяйственной жизни. Аналогичную социальную схему можно наблюдать как у башкир в составе Казанского, так и башкир в составе Сибирского ханств. При ногаях эта относительная самостоятельность была ликвидирована. Произошедшие при ногайском господстве изменения в образе жизни башкир, привели к заметному уменьшению роли земледелия, забрасыванию постоянных поселений и превращению основной массы башкир в кочевников, вынужденных обслуживать сложное кочевое хозяйство ногаев в положении рабского населения. Подытоживая характеристику развития местной элиты в дорусский период хотелось бы в качестве доказательной базы привести некоторые имена башкирских биев и ханов, найденных в разных шежере: Муйтен-бий (XIII в.), Мангыт-бий (50-60-е г. XIII в.), Тумбай-бий (80-90-е гг. XIV в.), Карас-бий (конец XV в.), Сарбаш-бий (конец XV в.), Харыбаш-бий (начало XVI в.), Сурабан-бий (40-50-е гг. XVI в.) В конце XV-XVI в. происходят крупные видоизменения в составе русского дворянства, а также служилого класса в целом. Расширение Московского государства в XIV-XVI вв., присоединение в число его обладаний земель собственно русских (Черниговская и Смоленская, Новгородская и Псковская, Тверская и Рязанская земли) и нерусских (Казанское и Астраханское ханства, Башкирия, Большая и Малая Ногайская орда), вассальная зависимость Кабарды, возобновление и налаживание связей с соседними странами, особенно христианскими, имели в этом плане значимые последствия. В 1552 г. башкирская знать инициировала процесс вхождения башкир в состав Московского царства. Русская администрация нашла в институте тарханства свой интерес, поэтому русские цари, как и делали до них, продолжили выдавать башкирам за службу ярлык на тарханство. В процессе вхождения башкир в состав русского государства активную роль приняли башкирские бии. Под термином «бий» здесь понимается глава общины (улуса) племени, судья, князь, мурза. Появление Уфы на территории Башкортостана вызвало противодействие ногайских и сибирских феодалов. Дворяне отправлялись нести военную службу, а после ухода ногайцев возвращались в свои города. При первом воеводе и основателе Уфы Иване Нагом несколько дворян были поверстаны непосредственно по уфимскому дворянскому списку. Привилегированное положение тарханов подтверждалось правительственными грамотами: «Тарханы исстари были у башкирцов наподобие дворян: имели они перед другими разныя преимущества... Тарханы имели вольность перед ясачными в том, что они, где бы хотели землею владеть, сена косить и рыбу ловить, в том ясачники спорить не могли, токмо до бортных угодий и бобровых гон не касались». Примечательно, что в татарской среде прототипом дворянства стали «мурзы», потомки Чингисидов, князья, простые, служилые и кормовые татары. Издавна выходцы из татарских ханств переходили на службу к Московским великими князьям, получая владения с податным населением. Некоторые принимали крещение, положив начало ряду известных дворянских фамилий (Юсуповы, Урусовы и др.). Тарханов среди самих татар вообще не было, если были, то ничтожно малое количество. Данный вывод подкрепляется еще тем, что среди служилых татар и мещеряков с 1552 г. не было тарханов, кроме князей и мурз. Также нужно отметить, что татарская аристократия в российском дворянстве сформировалась из числа высшей знати и служилых людей татарских ханств, перешедших на русскую службу в силу различных обстоятельств. И если институт тарханства, это в большей степени изобретение башкирского общества, то татарская аристократия набиралась из ханов, султанов, царевичей, беков, мурз, казаков, и служилых татар. Более того, как показало историческое развитие, путь в дворянское сословие у татар был гораздо проще, нежели, чем у башкир. Башкирские тарханы отличались и от мордовских и татарских служилых людей, лишь военная служба, которая была главной обязанностью, объединяла всех. За сторожевую и казачью службу мордовские князья и мурзы получали значительные земельные пожалования и денежные вознаграждения. Правительство поддерживало местных мурз, охраняло их владения. Они получали звание тарханов и освобождались от тягла, а некоторые из них владели на поместном праве русскими крестьянами. Также следует отметить, что во второй половине XVI в. башкирская национальная элита была почти что целиком суверенна и самостоятельна, но с течением времени и изменением политики царской России в Башкирии правительство постепенно ограничивало их самостоятельность и начало образовывать новую, верную и полностью подчинённую в политическом плане социальную верхушку. Результатом царской политики стало появление смиреной элиты, не помышлявшей о восстаниях, и не имеющей никаких возражений против политики царского правительства. Вообще, для конца XVI – начала XVIII в. было характерно то, что башкирские племена автономно управлялись местной элитой. Вмешательство русской администрации было минимальным. Это позволило местной элите окрепнуть и даже отражать притязания ногайцев, казахов и калмыков на собственные земли. Утверждение России в Сибири потребовало привлечения значительных военных сил; и для понизовых дворян, в том числе и уфимских, сибирская служба становится основным видом походной службы. При этом не смотря на трудные войны России с Крымом и Швецией, Приказ Казанского дворца практически не предоставлял подведомственных ему служилых людей для военных действий, которые происходили за пределами своего административного образования. По мере углубления политической ситуации в Башкирии с начала XVII в. территория, на которой несли походную службу уфимские дворяне, все более уменьшается, пока не достигает границ только Уфимского уезда. Этому в немалой степени способствовало существенное усиление военного присутствия в г.Уфа. В начале XVII в. уфимцы были не в состояния без помощи других понизовых дворян противостоять даже возвращению некоторых ногайских улусов. С конца 20-х гг. активизируются калмыки. Некогда мелкие стычки между жителями края и калмыками перерастают в крупные сражения. В 1635 г. все служилое население Уфы участвовали в сражении с большими силами калмыков, направлявшихся в уезд для уничтожения Уфы. При этом служилых людей поддержала и башкирская конница. Сднако изменение политического курса политики правительства в отношении к подданству калмыков приводит к крупнейшему башкирскому восстанию 1662-1664 гг. В 1682 году в крае загорается новое восстание, причиной которого явились слухи, отчасти подтвержденные некоторыми действиями правительства, о насильственной христианизации иноверцев. Меры по установлению порядка в крае были весьма разнообразны. Уфимские дворяне не только участвовали в военных экспедициях вглубь Башкирии, но и командовали отрядами дворцовых крестьян и посылались в башкирские волости «для уговора и привода к смерти». В целом, действия уфимских служилых людей во время многочисленных войн и восстании, шокировавших край весь XVII в., возможно находить вполне эффективными. Численно превосходящему противнику так и не удалось овладеть наиболее существенными стратегическими пунктами Уфимского уезда, Хотя только Уфа с 1635 по 1685 годы 9 раз подвергалась нападению. Юго-восточные границы России и левобережье Волги не вошли во всероссийскую систему охраны внешних рубежей государства, поэтому надзор за этой частью границы был поручен на поннизовых дворян. В отличие от классического вида станичной службы в компетенцию уфимских станиц, кроме сугубо военных вопросов, входили еще некоторые административные задачи. Так, в наказах станичных голов часто говорится о недопущении миграции ясачного населения. Если станицы функционировали как подвижные конные патрули, то заставы образовывались как постоянные пункты военного присутствия в стратегически важных районах Уфимского уезда. Кроме задач обнаружения неприятеля и охраны дворцовых волостей заставы предназначались и для безопасной доставки собранного ясака. Приказ Казанского дворца помимо военных и адмнистративннх задач решал ещё и дипломатические вопросы в отношении восточных и юго-восточных соседей России. При этом компетенция местных властей была очень значительной, так как вследствие постоянной опасности здесь требовалось быстрое реагирование. С 1623 по 1685 гг. уфимские дворяне участвовали в 28 дипломатических поездках разной степени важности. Служба эта считалась опасной и довольно расходной. Назначались в нее в порядке очереди. Дворяне также несли службу как административные сотрудники, к примеру, в качестве приказчика дворцового села или ясачного сборщика. В результате анализа деятельности дворцовых приказчиков мы приходим к выводу о сравнительно обширной компетенции этих должностных лиц. По сути, их функции совпадали с полномочиями городовых всевод, так как они ведали не только административными, но и военными вопросами. Это обстоятельство, а также отсутствие реального контроля за исполнением делало эту должность весьма прибыльной. Поэтому срок несения службы на должности дворцового приказчика был ограничен 2 годами, а назначение получали только отличившиеся дворяне. К числу административных должностей относятся и фискальные службы. В первую очередь, это посты ясачных сборщиков, поскольку в Башкирии в XVII в. основной единицей напогообложения был ясак. Служба в ясачных сборниках не была очередной, а считалась пожалованием за службу. Её привлекательность заключалась в том, что в Башкирии не было определенной системы взимания налогов, так как отсутствовали именные списки. Служба дворян в стрелецких начальниках по характеру денежного обеспечения соответствовала придворной службе. Если городовые дворяне получали денежное «жалованье неполностью» и нерегулярно, то головы и сотники стрелецкие, как и их подопечные, имели гарантированный денежный оклад. Следует отметить и большую самостоятельность уфимских стрелецких голов в вопросах финансового и судебного надсмотра над стрелецкими войсками. Это предоставляло им возможность приобретать значительные дивиденды незаконными путями, что провоцировало большое количество коллективных челобитных приборных служилых людей. Кроме того, в качестве стрелецких голов ставили, как правило, уфимцев с безупречным дворянским происхождением. К числу рентабельных служб относятся и должности воевод в уфимских пригородах - Бирске и Соловарном городке. Правда, крайне упомянутая имела некоторую особенность, влиявшую на обширность полномочий воевод. Административная власть в Соловарном городе относилась к компании солепромышленников, которые не только определяли сроки пребывания дворян в городке, но и часто назначали определенного кандидата на должность воеводы. Б.А.Азнабаев выделяет четыре наиболее доходных должности, позволявшие существенно улучшить материальное положение дворян. Это служба в приказчиках дворцовых сел, ясачных сборщиках, стрелецких головах и воеводах уфимских пригородов. Пребывание на этих службах было ограничено 1-2-годичными указными сроками, а очередность назначений никакой роли не играла. Вместе с этим, двовряне дпоряне активно используют свое влияние и богатство для уклонения от расходных служб, о чем свидетельствуют многочисленные челобитные служилого города. Таким образом, часть расходный службы ложится на плечи беднейшей части дворянства, неспособной к несению полноценной полкововой службы. К 1638 г. в г. Уфе насчитывалось 68 дворян. Первые дворяне г. Уфы имели небольшие участки и небольшое количество крепостных. 16 из 62 уфимских дворянских фамилий вошли в состав российского дворянства не позднее второй половины XVI в. В XVI в. в составе гарнизонного войска было и нерусское крещеное население. Со временем эта часть служилых людей слилась с детьми боярскими. Ряды уфимских дворян пополнились фамилиями Ураковы, Уржумцевы, Ахметовы, Сокуровы, Курчеевы, Киржацкие, Тевкелевы, Тогонаевы. Важно отметить, что существовало принципиальное отличие башкирских тарханов от служилых татар и мишарей (мещеряков). Башкирская служилая элита не была материально инкорпорирована в структуру служилого сословия Российского государства. Если служилые татары и мишари, как и русские дворяне, верстались поместными и денежными окладами, то башкирские тарханы не получали никакого жалования. Мишари вместе со служилыми татарами, впоследствии растворившимися в их среде, составляли военно-служилое сословие, которое несло службу на Оренбургской и сибирских пограничных линиях. Особенно активно использовались они местным руководством при подавлении башкирских восстаний. Служилые татары о своем участии в этих событиях на стороне правительственных войск сообщали в наказах в Уложенную комиссию: «В 1708 против бунтующих воров башкирцев, что с ними имели мужественный и храбрый бой, и на том бою их побили и поймали». Общее количество военнослужилого населения Уфимского уезда неизвестно. По ведомости 1700 г. всех людей дворянского звания насчитывалось здесь 179 душ м. п. Частые восстания на башкирской земле (1662-1664 гг., 1681-1684 гг., 1704-1711 гг., 1735-1736 гг.) дали русской администрации повод пересмотреть своё отношение к башкирскому самоуправлению. В первую очередь, при Анне Иоанновне 11.2.1736 г. институт старост заменили на институт старшин. Причина заключалась в следующем: в большинстве случаев, старосты и сотники выступали своего рода зазывалами и вдохновителями вооруженного сопротивления. Старшины назначались губернатором, и были подчинены местным воеводам и канцеляриям. Старшины во второй половине XVIII в. были наиболее многочисленным классом высших слоев башкирского общества. Общая численность старшинской верхушки насчитывала 1400-1500 человек. С учреждением Оренбургской экспедиции состав войск на юго-восточной территории еще более усложнился. Кириллов предлагал включить в свою команду один батальон Уфимского гарнизонного полка, башкирских тарханов, служилых татар, половину рот дворянства, казаков и юношей из Уфы и Мензелинска. Во власти старшин находилась административная, полицейская власть в волостях. Они распределяли общинную землю, занимались сбором налогов, отвечали за несение повинностей. Рычаги социального и экономического давления на рядовых общинников приводили к тому, что в руках старшин стали накапливаться значительные денежные средства. Разумеется, верность царю всячески поддерживалась правительством. За заслуги перед Отечеством, башкирские старшины награждались деньгами, ценными вещами. Неудивительно, что в скором времени жизнь башкирской элиты стала развиваться в направлении сближения и срастания с русскими помещиками, заводчиками и администрацией. По мнению Рычкова в 1747 г. мишари, как и башкиры, были обложены ясаком (по 25 коп. с двора), и с этого времени было решено привлечь их на службу на Оренбургской линии. Однако некоторые документы показывают, что постановление о привлечении мишарей, как и башкир, на службу по линии было предложено И.И. Неплюевым и поддержавшим его уфимским вице-губернатором П.Д. Аксаковым еще 10 июля 1742 г. Важно отметить, что в работе Н.А.Мажитова сказано, что, в 1745 г. начинается процесс ликвидации бывшей военной аристократии – тарханов. В этом же году со всех башкир и мишарей сняли ясак, и заменили его своеобразным налогом – обязательной покупкой военной соли. Этот государственный документ окончательно уравнивает башкирское тарханство и рядовых общинников. Однако в работе Бикбулатова Н.В. встречаются иные сведения о начальной дате ликвидации тарханства. Там пишется, что в 1754 г. в связи с отменой ясака и переводом башкир в военноказачье сословие, а затем введением в 1798 г. кантонной системы управления тарханство теряет своё былое значение. Некоторые тарханы, получив офицерские звания, стали дворянами, другие - чиновниками. С 1845 г. потомки наследственных тарханов «тарханские дети» были наряду с рядовыми башкирами обложены налогами, а с 1865 г., с отменой кантонной системы, перешли в податное сословие. Исследователями отмечается то, что в 60-е г. XVIII в. казацкая старшина Оренбургской губернии стремилась к «одворяниванию». Казацкая старшина хотела освободиться от тяжелых видов трудовой повинности и денежных налогов. По указу Екатерины II от 27 февраля 1784 г. предоставлялись привилегии с присвоением дворянского звания татарским князьям и мещерякским мурзам, если последние могли доказать свою родословную. Около 15 мещеряков в Башкирии стали дворянами. Первые потомственные дворяне появились только в 1793 г. и ими стали полковой старшина К.У.Акчулпанов, А.У.Акчулпанов. С 1796 г. У дворянских собраний были отчуждены права самостоятельно принимать постановления о добавлении людей в дворянские родословные книги. Определения депутатских собраний по этому вопросу подлежали обязательному утверждению Герольдией. Исключение составляли определения о переносе дворян из родословной книги одной губернии в ту же часть родословной книги другой губернии и о «сопричислении» следующих поколений к уже утвержденным в дворянстве родам. Последние передавались на утверждение Герольдии только в том случае, если их рождение не было своевременно внесено в метрические книги, или если они родились до утверждения рода во дворянстве Герольдией, но документов на них не было представлено в родословном деле. Вообще, с 1785 по 1845 г. в потомственном дворянстве признавались башкиры, получившие действительные армейские чины (прапорщика, подпоручика, корнета 14 класса). В XIX в. большая масса башкирских феодалов являлась личными дворянами, но существовали и потомственные. Но царское правительство всячески мешало росту состава башкирского дворянства. Так, указом Сената от 5 июля 1828 г. офицеры казачьих войск могли воспользоваться только личным дворянством, в то время как мурзы татарского происхождения пользовались правом потомственного дворянства. Интересно описание башкирской элиты, которое приводится в работе Б.А.Азнабаева. В башкирских шежере упоминание охоты с ловчими птицами также ассоциируется с башкирской элитой. По информации шежере башкир Юмран-табынской волости, кантонный начальник Ишмухамет Умитбаев, выслуживший дворянское звание в первой половине XIX в., выезжал на охоту со своими беркутами и ястребами. Хотелось бы отметить вклад местного дворянства в победу над войсками Наполеона. Дворянство Оренбургской губернии, не смотря на огромные доходы с имений, пожертвовало всего лишь 3493 рублями. В 1804-1851 г. Оренбургский край был разбит в административном положении на 12 уездов: Оренбургский, Верхнеуральский, Троицкий, Челябинский, Уфимский, Стерлитамакский, Бирский, Мензелинский, Бугульминский, Бузулукский, Белебеевский и Бугурсланский. Главой каждого уезда был капитан-исправник, избираемый местными дворянами и утверждаемый правительством по представлению военного губернатора. Самые важные звенья аппарата управления краем комплектовались из русских дворян и служилых людей. Делопроизводство велось на русском языке. В 1813 г. Сенат приказал Оренбургскому собранию, что в дворянской грамоте и в других узаконениях нет постановления, чтоб тарханов по доказательствам их вносить в дворянскую родословную книгу, «а только велено указом Сената 1734 г., чтобы тарханы за службы и их детям, кои служить могут, записываться в Уфимской канцелярии в тарханскую книгу». Башкирские тарханы юридически не были равны ни с одним из видов дворянства. Будучи свободными от всех денежных и натуральных повинностей, они несли военную службу. В 1821 г. губернскими властями были скоплены сведения о числе тарханов. Оказалось, что большинство потомственных тарханов давно потеряли свои грамоты, пожалованные царями. К тому же в сохраняющихся документах не было оговорено, что тарханы приравняются к дворянам. Поэтому генерал-губернатор Эссен решил «оставить их на правах прежних в башкирском сословии».
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, История, 85 страниц
850 руб.
Дипломная работа, История, 85 страниц
2125 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg