Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ЛИТЕРАТУРА

Творчество Д. Глуховского: идейно-тематический и жанровый аспект.

irina_krut2019 1225 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 49 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 20.01.2020
Дипломная работа: с. 53, источн. 62 ТВОРЧЕСТВО, ЖАНР, ТЕМА. Объект исследования – творчество Д. Глуховского Предмет исследования – идейно-тематическое и жанровое своеобразие творчества Д. Глуховского. Цель исследования – выявить идейно-тематическое и жанровое своеобразие творчества Д. Глуховского. Методы исследования: сравнительно-сопоставительный, биографический. Область возможного применения: работа может использоваться на занятиях по современной русской литературе со студентами-филологами.
Введение

Дипломная выполнена в рамках утопиологических рамках, активно осуществляющихся с конца 1980-х годов. На протяжении всего периода становления утопиологии появлялись и становились доминирующими всевозможные концепции понимания жанров утопии и антиутопии. Делая упор на позицию Н.Д. Тамарченко [60, с. 29], который выделяет обычный и исследовательский разновидности жанров, мы формулируем рабочую концепцию. Она заключается в понимании жанра антиутопии как «исследовательского» вида жанра. Актуальным представляется вопрос о том, какие непосредственно показатели считаются жанрообразующими для антиутопии. Утопиологи практически единодушно считают пространство и время, также мотив жанрообразующими для антиутопии. Исследователи помимо прочего называют метажанровость, псевдодокументальность, формульность и так далее. Актуальность исследования обусловлена обостренным интересом к современному литературному процессу и назревшей в литературоведении потребностью исследования непосредственно антиутопии, активно развивающейся в последние десятилетия. Обращение к анализу антиутопии «Метро 2033» и последующих произведений разъясняется необходимостью увидеть изменения, происходящие с творчеством автора на выделенном рубеже его становления, найти место и значение слов, которые учувствуют в современном литературном процессе. «Метро 2033» во многом дает целостное представление о главных направленностях в развитии российской антиутопии 2000-х годов. Хотя критики (Ланин Б.А. [32, с. 177], Черняк В.Д. [61, c. 10]) оценивая их по-разному, размышляли о жанре произведения, его месте в литературном процессе, «Метро 2033» не стал предметом подробного анализа. Между тем его определяют недалёкие и знаковые для литературы 2000-х годов тенденции, содержащиеся в поисках креативных путей постижения современной реальности. Объектом данного изучения является идейно тематические и жанровые аспекты Д.А. Глуховского. Предмет изучения – творчество писателя. Цель дипломной работы - изучить идейно-тематическое и жанровое своеобразие творчества Д. А. Глуховского. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи: 1) выделить ключевые особенности жанра антиутопии, указанные в произведении «Метро 2033»; 2) обнаружить единое и отличное в формировании пространственно-временной организации и мотивной структуры выбранных произведений в контексте становления писателя; 3) уточнить жанровое определение исследуемых произведений через анализ пространственно-временной организации и мотивной структуры. Обзор литературных источников: Теоретическое значение: художественная концепция антиутопии в русской литературе имеет значение одной из узловых проблем современного литературоведения. Универсальные черты и свойства данной концепции сказываются в произведениях общей литературы, в которых развивается тема антиутопии и фантастики. Эти положения определяют актуальность темы данной работы. Практическая ценность исследования заключается в том, что выводы и основные положения работы, а также наблюдения над конкретными произведениями русской литературы могут быть использованы при разработке курсов истории русской литературы, спецкурсов и спецсеминаров, посвященных изучению своеобразия современного русского, а также при подготовке заданий для написания курсовых, дипломных, контрольных работ студентами филологического факультета. Обзор литературных источников: Изучением данной темы занимались известные литературные критики. В частности, это работы Н.Д. Тамарченко «Жанр литературный», В.Д. Черняка «Массовая литература в понятиях и терминах», Б.А. Ланина «Русская антиутопия ХХ - начала ХХI веков в контексте мировой антиутопии». Проблему русской антиутопии в своих трудах описали: А.Н. Воробьева «Русская антиутопия», А.В. Григоровская «Пространственно-временная организация и мотивная структура в антиутопии 2000-х годов». Следует отметить, что обзорного комплексного исследования данной темы не проводилось, что и обуславливает актуальность нашей курсовой работы.
Содержание

Введение 4 Глава 1 Современная литература 7 1.1 Антиутопическая реальность и Антиреальность 7 1.2. Анализ компьютерной игры 9 Глава 2 Жанровые особенности антиутопии 13 2.1 Проблемы антиутопии. Анализ статьи Г.Морсона 13 2.2 Анализ антиутопии Д. Глуховского «Метро 2033» 19 Глава 3 Проблематика жанра рассказа Д.А. Глуховского 29 3.1 Проблематика рассказов Д.А. Глуховского 29 3.2 Жанровые разновидности произведений Глуховского 33 Заключение 45 Список использованных источников 49
Список литературы

1. Артамонов, С. Д. История зарубежной литературы ХУП–ХУШ вв. / С. Д. Артамонов. – М. : Просвещение, 1989, С. 29-30. 2. Белов, С. Правда – это ложь. Артур Кестлер и Джордж Оруэлл / С. Белов – М., 1991. – С. 9-48. 3. Брандис, Е. Вахта Арамиса / Е. Брандис, Е. В. Дмитриевский ; пер. в эл. вид А.Кузнецова – Л. : Лениздат, 1967. – С. 440-471. 4. Геллер, Л. Вселенная за пределом догмы / Л. Геллер. – М. : Прогресс, 2004, с. 130-131. 5. Глуховский, Д. Мы. – / Е. Замятин. – М. : Правда, 1989. – 462 с. 6. Зверев, А. Когда пробьет последний час природы... / А. Зверев // Вопросы литературы. – 1989. – № 1. 7. Зверев, А. О старшем брате и чреве кита / А. Зверев // Литературное обозрение.– 1989. – № 9. 8. Липков, А. И. Проблемы художественного воздействия: принципы аттракциона / А. И. Липков. – М., 1990. – 200 с. 9. Пелевин, В. Сочинения: в 2 т. Т. 1 Омон Ра : роман, Бубен нижнего мира : рассказы / В. Пелевин. – М. : Тера, 1996. 10. Рабинович, B. C. Западная литература. История духовных исканий : пособие для учащихся X–XI классов / В. С. Рабинович. - М. : Интерпракс, 1994. – 376 с. 11. Рабинович, В. С. Олдос Хаксли: эволюция творчества / В. С. Рабинович.– 2-е изд., перераб. и доп. – Екатеринбург: Уральское литературное агентство, 2001.–448 с. 12. Утопия и утопическое мышление: антология зарубежной литературы / под ред. В. А.Чаликовой.– М.: Прогресс, 1991. – 405 с. 13. Философский словарь / под ред. Розенталя М. М. – М., 1975. – с.64 - 65, 258-259, 456. 14. Философский энциклопедический словарь / под ред. Л. Ф. Ильичева – М., 1983. – с.29, 708, 710-711. 15. Хаксли, О. О дивный новый мир / О. Хаксли. – М. : Иностранная литература, 1990. – 260 с. 16. Чаликова, В. Утопия и свобода / В. Чаликова. – М. : Весть, 1994.– 184 с.38 17. Чаликова, Г. Социокультурные утопии ХХ в. : [реф. сб.] / Пер. в эл. вид Л.Блехер ; ИНИОН. – М., 1985. – С. 92-166. 18. Шишкин, А. «Есть остров на том океане...» Утопия в мечтах и реальности НО дивный новый мир: Английская антиутопия / А. Шишкин. – М., 1990. – С. 5–34. 19. Дубин Б. В. Рецензия: Цветан Тодоров «Введение в фантастическую литературу» // Дубин Б. В. Обращенный взгляд / Слово — письмо — литература: Очерки по социологии современной культуры. М.: НЛО, 2001, с. 42-46 20. Ковтун, Е. Н. Художественный вымысел в литературе 20 века / Е.Н. Ковтун Высшая школа, 2008, с. 214 21. Василевский А. Опыты занимательной футуро(эсхато)логии / Новый мир. - 1990 - № 5 - С. 60-62. 22. Воробьёва А. Н. Русская антиутопия ХХ – начала ХХI веков в контексте мировой антиутопии. Автореф. дис. доктора филологических наук. - Саратов, 2009. – 166с. 23. Гальцева Р., Роднянская И. Помеха-человек / Гальцева Р., Новый мир. - 1982 - №12 , с. 202. 24. Григоровская А. В. Пространственно-временная организация и мотивная структура в антиутопии 2000-х годов. Автореф. дис. кандидата филологических наук. - Тюмень, 2012. – 198с. 25. Городова М. Татьяна Толстая: Хождения за радостью / Городова М. Крестьянка. - 2000 - №3 – с. 43. 26. Делекторская И. Б. Утопия и антиутопия в русской литературе / Литература в школе. – 1998. - № 3 – с. 55-62. 27. Ефремова Т.Ф. Толковый словарь. – М.: Русский язык, 2000. - 526 с. 28. Зверев А. Когда пробьёт последний час природы / Вопросы литературы. - 1989. - №1 - С. 17-24. 29. Золотоносов М. Мечты и фантомы / Литературное обозрение. - 1984. - №4 - С. 100-103. 30. Иванова Н. Пройти через отчаяние / Юность. - 1990. - №2 - С. 32-35. 31. Ланин Б. А. Анатомия литературной антиутопии. / Общественные науки и современность. - 1993. - № 5 - С. 154-163. 32. Ланин Б.А. Русская антиутопия ХХ - начала ХХI веков в контексте мировой антиутопии. Автореф. дис. доктора филологических наук. - М, 1993.- 350с. 33. Латынина Ю. Л. В ожидании золотого века / Октябрь. - 1989. - №6 - С. 177-187. 34. Липовецкий М. След Кыси / Искусство кино. - 2001. - №2 - С. 160-163. 35. Лисичкин Г. Мифы и реальность / Новый мир. - 1988. - №11 - С. 20. 36. Лотман Ю. М. О русской литературе. - СПб.: Искусство, 1997. - 848 с. 37. Морсон Г. Границы жанра / Утопия и утопическое мышление. – М.: Прогресс, 1991. – С. 233-251. 38. Муриков Геннадий. Они и "мы" / Звезда. - 1989. - №1 - С. 20-22. 39. Нянковский М. А. Антиутопия / Литература в школе. – 1998. - № 4 – С. 94 – 102. 40. Сапогова Е.Е. "Хронотоп Бахтина": соблазн проникновения / Культурно-историческая психология. - 2006. - №1 - С. 39-42. 41. Сахаров В. Воспоминания о будущем / Литературная Россия. - 1994. - №40 - С. 40-43. 42. Славникова О. Пушкин с маленькой буквы / Новый мир. - 2001. - №3 - С. 62-67. 43. Стародомская К. Колыбель для Кыси / Стародомская К. Новое время. - 2001. - №52 - С. 30. 44. Степанин К. Отношение бытия к небытию / Степанин К. Знамя. - 2001. - №3 - С. 17. 45. Ушаков Д. Н. Толковый словарь. - М.: Учпедгиз, 1940. — 262 с. 46. Харитонова О. Н. О русской социальной утопии / Харитонова О. Н. Литература в школе. – 1998. - № 4 – С. 89-94. 47. Чупринин С. Предвестие / Чупринин С. Знамя. - 1989. - №1 - С. 10. 48. Шаталов А. Путешествие в страну мёртвых / Шаталов А. Дружба народов. - 2002. - №2 - С. 33. 49. Шайтанов И. Анатомия утопии: роман «Мы» в контексте творчества Е. Замятина / Литература. – 1999. - № 5 – С. 9-12. 50. Шацкий Е. О. Утопия и традиция. - М.: Прогресс, 1990. - 456с. 51. Шишкин А. П. Утопия и антиутопия ХХ века. - М.: Прогресс, 1990. - 220с. 52. Шишкин А. П. Бабуины жаждут? Перечитывая Олдоса Хаксли / Шишкин А. П. Диапазон. – 1993. - №3 – С. 4-9. 53. Щеглова Е. В своём кругу / Щеглова Е. Литературное обозрение. - 1990. - №3 - С. 15. 54. Славникова О. Пушкин с маленькой буквы / Славникова О. Новый мир. - 2001. - №3 - С. 62-67. 55. Степанин К. Отношение бытия к небытию / Степанин К. Знамя. - 2001. - №3 - С. 17. 56. Ушаков Д. Н. Толковый словарь. - М.: Учпедгиз,1940. — 262 с. 57. Харитонова О. Н. О русской социальной утопии // Харитонова О. Н. Литература в школе. – 1998. - № 4 – С. 89-94. 58. Шацкий Е. О. Утопия и традиция. - М.: Прогресс, 1990. – 456 с. 59. Шишкин А. П. Утопия и антиутопия ХХ века. - М.: Прогресс, 1990. – 220 с. 60. Тамарченко, Н.Д. Жанр литературный / Литературоведческие термины (материалы к словарю). Вып. 2. - Коломна: Коломенский пед. ин-т, 1999. – с. 29-33. 61. Глуховский, Д.А. Метро 2033 / Д. А. Глуховский. – Москва: Книжный мир, 2007. – с. 384 62. Глуховский Д.А. Сумерки / Д. А. Глуховский. – Москва: Книжный мир, 2009. – с. 434
Отрывок из работы

Глава 1 Современная литература 1.1 Антиутопическая реальность и Антиреальность Говоря о книге Дмитрия Глуховского «Метро 2033», первым делом следует упомянуть что чего-то нового от романа ожидать не приходится. По тому, как разграничиваются понятие антиутопии можно сделать вывод, что все зависит от того, как человек воспримет это произведение. Антиутопия – это то, как создается общество и то, как читатель это общество воспринимает. Основная сложность состоит, прежде всего, в том, что определить четкую границу между реальностью и антиреальностью практически невозможно. Само произведение может вместе с изменением системы ценностей, которую воспринял читатель в процессе социализации, менять свою природу [26, c.55]. Есть два критерия социальной модели антиутопии. Первым критерием можно выделить эмоциональную окраску романа, вызванную у читателя. Так, в романе «Метро 2033» неприятие вызывает совершенная предопределенность судьбы человека. [27, c.526]. Трубы – один из примеров антиреальности. Это аномалия, которая издает звук, который идет из, собственно, труб. Под действием голоса труб человек теряет рассудок или сознание, в отдельных случаях начинает видеть галлюцинации и бредить [61, c. 243]. Жители метро по-разному объясняют происхождение голоса труб. Хан считает, что в трубах живут души умерших. Некоторые считают, что в трубах возникает инфразвук, отрицательно воздействующий на психику [28, c. 17]. После того, как читатель погружается в мир «Метро», ему кажется, что грань между реальностью и антиреальностью разграничивается, и тот мир, который дает автор читателю становится антиреален, и это имеет свои отличия от заявленного жанра постапокалиптического романа. Однако автор «Метро 2033», видимо зная свои сильные и слабые профессиональные стороны, не предлагает читателю ко всему относится серьезно, поэтому стереотипы и преувеличения завуалированы здоровым юмором и иронией: «Одна станция официально вернулась к идеалам коммунизма и социалистическому типу правления, потом – соседняя, потом – соседи с другой стороны туннеля заразились революционным оптимизмом, скинули свою администрацию, и пошло-поехало» [29, c.100]. Красная ветка метро, находящаяся под управлением Коммунистической Партии Московского Метрополитена им. товарища Ленина, явная пародия на социалистический строй СССР. Персонажи с этой ветки не только неправдоподобны, а просто комичны: «А скажите, товарищ комиссар, собственно марксизм-ленинизм разговаривает о безголовых мутантах? Меня это издавна уже волнует. Я пытаюсь быть идеологически крепок, а здесь у меня пробел выходит» [61, c. 258]. Содружество станции концевой линии с именем «Ганза» - отражение в кривом зеркале капиталистической модели Америки. Нетрудно догадаться, что вражды между этими 2-мя странами было не избежать. Между читателем и произведением происходит расхождение. Читатель не воспринимает данный мир как что-то, что когда-либо может произойти, у него идет отторжение. Это усиливается атмосферой ужаса, «мутантов» и так далее. Естественно, что эмоциональное отторжение вызвано не столько содержательными смысловыми составляющими, но и многообразными художественными средствами и способами, отличительными чертами авторского стиля описания антиреальности. Данные приемы довольно актуальны, так как при их поддержке автор усиливает эмоциональное отторжение, неприятие ценностей и норм антиутопической действительности читателем за счет механизма самоотождествления читателя и героя-борца, сопереживания и так далее [29, c.101]. Категория социоконформистов сразу формирует и требуемую психологическую атмосферу неприятия читателем антиутопической действительности. Так, 1-ые главы романа «Метро 2033», в которых рассказ ведется от лица вполне счастливого персонажа Артема, предрасполагают к восприятию романа как утопии. Антиутопия предупреждает и предостерегает неблагоприятную линию развития [30, c. 32]. Из этого можно сделать вывод, что мир «метро» своеобразен и уникален по своей структуре и прослеживаются явные черты антиутопии на всем протяжении романа. 1.2. Анализ компьютерной игры С темой постапокалипсиса у российских геймеров сложились какие-то удивительно теплые отношения. Никто до сих пор не понимает, почему этому жанру уделено столько внимания. Некоторые полагают, что это из-за «холодной войны». «Игровой» вариант «Метро 2033» – это очень достоверный перенос на мониторы всего, что было в книге. Московский метрополитен, где ютятся те, кто не сгорел в атомном пожаре Третьей мировой, – идеальный антураж для компьютерной игры. За двадцать лет станции превратились в города-государства, принадлежащие разным группировкам – военным, коммерсантам, коммунистам и неофашистам. Станции – наиболее пригодные для жизни места – со временем превратились в независимые города. Создаются и разрушаются коалиции, заключаются союзы, а порой начинаются настоящие войны за выгодный маршрут или удобный выход на поверхность. Постепенно образуются группировки «по интересам», среди которых «Ганза» – объединение торговцев и «Красная линия» – настоящее коммунистическое государство. Не заставила людей образумиться и новая напасть – «черные». Мутанты, идеально приспособленные к ночному образу жизни, быстрые и опасные, способные воздействовать на психику людей, буквально повалили с севера в районе станции ВДНХ. Именно здесь мы знакомимся с главным героем. Артем – типичный представитель нового поколения, ни разу в жизни не видевший солнечный свет, но с детства обученный обращению с оружием и готовый отдать жизнь за родной дом. Впрочем, есть у него и свои тайны: именно Артем связан с нападением «черных», ему же уготовано стать очередным спасителем мира. Здесь выращивают свиней и грибы, используют довоенные патроны калибра 5,45 в качестве денег и мечтают об одном – дожить до следующего дня. Вернувшись из очередного похода в разрушенную столицу, сталкер по прозвищу Хантер поручает ему миссию чрезвычайной важности: добраться до Полиса, что на пересадочном узле «Библиотеки имени Ленина», и предупредить тамошний Совет о новой опасности. «Черные» – так называют загадочного противника– угрожают не только обитателям Калужско-Рижской линии, а сразу всему цивилизованному метро. Киевская студия 4A Games серьезно поработала с первоисточником. Сценаристы расширили ряд эпизодов, изменили расстановку сил, добавили альтернативную «оптимистическую» развязку и вырвали с корнем добрую пару глав. Самая забавная перемена коснулась сцен на поверхности. В оригинале сталкеры предпочитали устраивать вылазки ночью, чтобы уберечь себя от невыносимо яркого солнца и опасных тварей. В игре герой путешествует днем, стараясь успеть до заката. Немудрено: в сумерках заснеженные руины смотрелись бы не так впечатляюще. В компьютерной игре соединилось то, что удавалось немногим, объединив художественную и техническую стороны графики. Десятки случайно подсмотренных нами сценок и диалоги, взятые прямо из книги, погружают еще глубже. Мрачный эмбиент и грустные гитарные аккорды – заключительные штрихи к картине безысходного будущего. «Метро 2033» – коллекция незабываемых образов, пример толкового переноса книги в интерактивный формат, наконец, потрясающая постъядерная «чернуха» [32, c. 354]. Таким образом, сюжет романа прост и понятен. Система ценностей романа отличается от привычной нам видимой социальной картины. Вообще, под термином «общество» в антиутопической реальности подразумевается та социальная модель, которая конструируется автором в произведении – антиутопии. Одним из критериев является эмоциональная доминанта и то, как общество устроено и как оно воспринимает текущую действительность. Например, в романе неприятие вызывает некая предопределенность судьбы человека. И это – гарант социальной стабильности, являющейся главной ценностью в мире «Метро» ? Глава 2 Жанровые особенности антиутопии 2.1 Проблемы антиутопии. Анализ статьи Г.Морсона В начале XX века возникла реализация утопических идей на практике - на территории целых государств и судьбах целых народов. Превосходный русский мыслитель Николай Бердяев (1874-1948) в своей работе «Новое средневековье» сказал, что утопии оказались более осуществимыми, чем это казалось раньше. Победоносная утопическая буква стала для простого народа неким ужасом, предвестником боли и страданий для человечества. Благодаря тоталитаризму ликвидировались миллионы, если не миллиарды, людей, а мораль и устои общества менялись кардинально. Попытки сделать счастливым всех людей, становились муками для кого-то одного, отдельного человека [1, с. 29-30]. Погибель всех утопических мыслей отразилось и в жизни определенным отрицанием, ведь, как известно, у каждого действия есть свое противодействие. Противодействием в данном случае выступила антиутопия. Первым, кто начал использовать термин «антиутопия» стал английский экономист, а позже и философ Джон Стюарт МиллМиММилл в далеком 1868 году [2, с 9]. Тенденции антиутопии были в художественной литературе еще до Джона Стюарта, однако, сформироваться как жанр и приобрести известность она смогла именно в XХ веке. [1, с 29-30] Классическим примером жанра личности во между антиутопии можно выделить два романа – «О счастливым русский ибо дивный новый мир» году джоном идеи Олдоса Хаксли и «сказал человека утопического Мы » Евгения Замятина. Само значение и жанровое своеобразие антиутопии не означает только отрицание утопических идей. По своей сути это – противоположные художественные миры Модель социума в жанре утопии обозначает нечто завершенное в себе, в сюжете нет места уникальным мыслям и идеям, нет индивидуализма, вместо человека и его особенностей преподносится спроектированная схема. В является замятина точкой антиутопии же, все крутится и построено вокруг человека. Главный геройГла в антиутопическом произведении по традиции находится в ситуации «на грани», перед каким – либо выбором, который повлияет на судьбу героя или других персонажей. Он испытывает конфликт между внешней агрессией (навязывание стереотипов, ему говорят как действовать и как правильно мыслить) и своей внутренней природой, своим собственным «Я». Конфликт между личностью и спроектированной схемой порождает еще больший конфликт, химическую реакцию, взрыв. Если смотреть в суть конфликта, который хочет донести до нас автор, то мы увидим, что он состоит в глубокой вере в самостоятельную ценность человека, ведь каждый из нас – индивидуум, со своим поведением, мыслями, чувствами и восприятием внешнего мира [3, с. 440-471]. Жанр «утопия» показывает читателю мир, где все замерло. Мир достиг идеала и не имеет смысла развиваться дальше. Рассматривая антиутопию, можно сказать, что несуразица подобной ситуации становится отправной точкой развития сюжета. Конечность времени всегда относительна, ибо, закрыв глаза и уши, нельзя отменить окружающий мир. Социум и люди в жанре антиутопии предстают именно как закрытые, обнажая ограниченность прокламируемого идеала. Метафизическому идеалу в антиутопии противопоставляется реальное положение вещей, зашедшее в своих внутренних противоречиях до катастрофы. Напряженность конфликта создает возможность поиска внесхематичных решений, альтернативных утопическому идеалу. Так, собственно, и идет нормальная человеческая жизнь. Антиутопия показывает то, как «насилуется» история человечества, государств, природа, в конце концов. Следует отметить, что в этих примерах жертвой становятся люди. Можно привести следующий пример: насилие над природой грозит человечеству экологическими катастрофами, а уже из этого следует вывод, что если человечеству грозит катастрофа, то ставится под сомнение и его выживание. Но антиутопия отдала предпочтение насилию над историей, т.е. социумом: когда творцами основывалось новое совершенное общество, без изъянов и прочего, упускали одного конкретного человека. Эту мысль еще в 1920 году высказал Е. Замятин, создавая свой знаменитый роман «Мы» [5, c 130-131]. Великий литературовед из Америки Г. Морсон считал, что антиутопия – это антижанр [37, 233]. Основа этого жанра состоит в противодействии к утопии, можно даже сказать она в чем-то ее пародирует. Однако, антиутопия (в своих разнообразных вариациях) зачастую может быть неотделима от комбинированному жанра двойного прочтения. Так, «Метро 2033» Д. А. Глуховского может быть трактован как научная фантастика и как роман-предупреждение, в том же романе «Метро 2033» сильны черты социальной сатиры. Говорить о чистоте жанра сложно еще и потому, что любая антиутопия несет в себе следы не только авторской индивидуальности, но времени и места своего создания, конкретной социально-художественной задачи. Основная объединяющая черта всех антиутопий – вера в самоценную значимость человека и ее отстаивание от любых социальных, политических и экономических доктрин, покушающихся на эту феноменальность. Жанр антиутопии настолько прижился в искусстве, что его черты стали привычной деталью, более того – частью художественного мышления второй половины XX века [5, c. 462]. Назначение утопии состоит, прежде всего, в том, чтобы указать миру путь к совершенству, задача антиутопии – предупредить мир об опасности, которые ждут его на этом пути [4, с. 130-131]. Важной особенностью утопии является ее статичность, в то время как для антиутопии характерны попытки рассмотреть возможности развития описанных социальных устройств. Таким образом, антиутопия работает обычно с более сложными социальными моделями [8, с. 200]. Главной целью антиутопического настроения является: • подрыв основы оптимистического взгляда на будущее; • доказательство невозможности и кошмарности каких бы то ни было утопий. Для антиутопии характерно: 1) проекция на воображаемое общество именно тех черт, которые вызывают наибольшее неприятие в обществе современном; 2) расположение антиутопического мира на расстоянии – в пространстве или во времени; 3) описание характерных для антиутопического общества негативных черт таким образом, чтобы возникло ощущение кошмара [10, с. 376]. Основная цель в антиутопиях – это выжить. Возродиться чтобы вернуть свой мир, приняв таким, каков он есть, если он изменился под влиянием каких-либо сил, «...речь идет о выживании в такие времена…» [11, с. 376]. В антиутопиях автор пытается показать читателю «будущее, где его нет», где человек – просто винтик, без которого система может обойтись, ему всегда найдется замена [11, с. 378].
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Похожие работы
Дипломная работа, Литература, 60 страниц
2000 руб.
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg