Войти в мой кабинет
Регистрация
ГОТОВЫЕ РАБОТЫ / ДИПЛОМНАЯ РАБОТА, ИСТОРИЯ

Своеобразие контактирования немецкого и романских языков в процессе исторического развития

irina_krut2019 1325 руб. КУПИТЬ ЭТУ РАБОТУ
Страниц: 53 Заказ написания работы может стоить дешевле
Оригинальность: неизвестно После покупки вы можете повысить уникальность этой работы до 80-100% с помощью сервиса
Размещено: 15.01.2020
Дипломная работа 54 с., 54 источника. ЯЗЫКОВЫЕ КОНТАКТЫ, ДИАХРОНИЯ, СИНХРОНИЯ, ЗАИМСТВОВАНИЯ, НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫК, РОМАНСКИЕ ЯЗЫКИ, ТЕМАТИЧЕСКИЕ ГРУППЫ, СЕМАНТИКА. Объект исследования – лексические единицы романского происхождения в немецком языке. Предмет исследования – особенности процесса заимствования немецким языком лексических элементов романского происхождения. Цель работы – анализ заимствованных из романских языков лексических единиц немецкого языка в аспекте диахронии и синхронии. Методы исследования: описательно-аналитический, сравнительно-этимологический, сравнительно-сопоставительный, поисковый метод при работе со словарями. Элементы новизны: в работе исследованы заимствованные немецким языком лексические единицы романского происхождения в синхронно-диахроническом аспекте: с учетом этимологии и семантических изменений в процессе исторического развития, а также места в системе современного немецкого языка. Теоретическая и практическая значимость: результаты работы позволяют в определенной степени дополнить теорию языкового контактирования, а также могут быть использованы в учебном процессе при изучении лингвистических дисциплин исторического цикла и лексикологии немецкого языка.
Введение

Язык как сложное и многогранное явление доступен для научного наблюдения в разных аспектах и ракурсах. При его исследовании основное внимание может быть сосредоточено на структурных особенностях определенной языковой моносистемы, которая изучается в плане синхронии или диахронии. Язык представляет собой социальное явление, поэтому любое изменение, которое происходит в обществе, нередко находит отражение в языковых процессах и фактах. В любом языке наиболее подвижным и открытым для изменений пластом является лексика, именно она в наибольшей степени восприимчива к новым элементам языка. Во всех языках пополнение лексики обычно происходит двумя основными способами: образование слов из уже существующих основ и заимствование иноязычной лексики; таким образом, освоение иноязычной лексики является одним из способов обогащения словарного запаса принимающего языка. Дипломная работа посвящена исследованию своеобразия контактирования немецкого и романских языков в ходе исторического развития. Процесс заимствования лексических единиц из одного языка в другой является результатом языковых контактов в различных областях человеческой деятельности. Заимствованные элементы приспосабливаются к системе заимствующего языка и в большинстве случаев настолько им усваиваются, что иноязычное происхождение таких слов не ощущается носителями этого языка. Актуальность данной дипломной работы обусловлена тем, что непрерывный процесс заимствования, как один из основных источников пополнения лексического состава языка, должен быть на современном этапе дополнительно осмыслен в связи с достижениями новейшего этапа лингвистического знания (в частности – в рамках контактной лингвистики, оформившейся как отдельное направление). Объектом исследования данной работы являются лексические единицы романского происхождения в немецком языке. Предметом исследования являются особенности процесса заимствования немецким языком лексических элементов романского происхождения. Цель нашей дипломной работы состоит в анализе заимствованных из романских языков лексических единиц немецкого языка в аспекте диахронии и синхронии. Реализация цели достигается путем следующих задач: 1. Рассмотреть и аналитически обобщить основные точки зрения на понятие языковые контакты. 2. Уточнить своеобразие языковых контактов в диахроническом и синхроническом аспектах. 3. Изучить процесс языкового контактирования немецкого и романских языков в различные периоды исторического развития. 4. Описать статус немецкого языка в его современном состоянии. 5. Выявить и описать слова романского происхождения в этимологических словарях немецкого языка. 6. Зафиксировать представленность лексических единиц, заимствованных из романских языков, в толковых словарях современного немецкого языка, выявляя сходства и отличия в отобранных групп слов. 7. Проследить за трансформацией заимствованных слов в словарном составе немецкого языка в сравнении с семантикой в языке-источнике. Материалом для исследования послужили 30 лексических единиц (имен существительных) романского происхождения, извлеченных методом сплошной выборки из словарей: «Etymologisches Worterbuch des Deutschen» («Этимологический словарь немецкого языка») (1989 – 1995), «Das Herkunftsworterbuch. Etymologie der deutschen Sprache» («Этимологический словарь. Этимология немецкого языка») (2007), «Worterbuch der deutschen Gegenwartssprache» («Словарь современного немецкого языка») (1952 – 1977) и «Das Bedeutungsworterbuch» («Толковый словарь» немецкого языка) (2002). Для решения поставленных задач в нашей дипломной работе были использованы следующие методы: описательно-аналитический, сравнительно-этимологический, сравнительно-сопоставительный, поисковый метод при работе со словарями. Результаты исследования апробированы на ?? республиканской студенческой научно-практической конференции «Вопросы германской филологии и методики обучения иностранным языкам», которая состоялась в Брестском государственном университете имени А.С. Пушкина 20 апреля 2018 г.
Содержание

Введение 4 1 Языковые контакты: базовые понятия и их классификация 6 1.1 Понятие языковые контакты и их типы 6 1.2 Языковые контакты в аспекте диахронии и синхронии 12 1.3 Языковые контакты немецкого и романских языков 15 1.4 Статус современного немецкого языка 22 2 Контакты немецкого и романских языков в ходе исторического развития 25 2.1 Романские заимствования в немецком языке в аспекте этимологического анализа 27 2.2 Заимствования романского происхождения в современном немецком языке (по материалам толковых словарей) 37 2.3 Заимствования романского происхождения в аспекте семантических изменений (диахронический подход) 47 Заключение 49 Список использованных источников 51
Список литературы

1. Багана, Ж. Языковая интерференция в условиях франко-конголезского билингвизма: дис. … д-ра филол. наук: 10.02.19 / Ж. Багана. – Саратов, 2014. – 350 с. 2. Бах, А. История немецкого языка / А. Бах. – Перевод с нем. Н.Н. Семенюк. – М., 1956. – 344 с. 3. Беликов, В.И. Социолингвистика / В.И. Беликов, Л.П. Крысин. – М.: РГГУ, 2001. – 439 с. 4. Бертагаев, Т.А. Билингвизм и его разновидности в системе употребления. Проблемы двуязычия и многоязычия / Т.А. Бертагаев. – М.: Наука, 1972. – 344 с. 5. Бодуэн де Куртенэ, И.А. Избранные труды по общему языкознанию: в 2-х т. / И.А. Бодуэн де Куртенэ / пер. с франц. – М.: Изд-во АН СССР, 1963. – Т. 1. – 384 с. 6. Будагов, Р.А. Введение в науку о языке / Р.А. Будагов. – М.: Добросвет, 2000, 2003. – 544 с. 7. Вайнрайх, У. Языковые контакты. Состояние и проблемы исследования / У. Вайнрайх. – Киев: Вища школа, 1979. – 364 с. 8. Гарник, А.В. Латинский язык: учебник / А.В. Гарник [и др.]. – Минск: БГУ, 2015. – 175 с. 9. Глазырина, А.И. Английские контактные элементы в русском компьютерном подъязыке: дис. канд. филол. наук: 10.02.20 / А.И. Глазырина. – Екатеринбург, 2006. – 330 с. 10. Гухман, М.М. История немецкого литературного языка 9 – 15 вв. / М.М. Гухман, Н.Н. Семенюк. – М.: Наука, 1983. – 200 с. 11. Гухман, М.М. От языка немецкой народности к немецкому национальному языку / М.М. Гухман. – Ч. 1: Развитие языка немецкой народности. – М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1955. – 163 с. 12. Гухман, М.М. От языка немецкой народности к немецкому национальному языку / М.М. Гухман. – Ч. 2: Становление немецкого литературного национального языка. – М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1959. – 204 с. 13. Даниленко, В.П. Методы лингвистического анализа: курс лекций / В.П. Даниленко. – 4-е изд., стер. – М.: ФЛИНТА, 2016. – 280 с. 14. Дешериев, Ю.Д. Социальная лингвистика. К основам общей теории / Ю.Д. Дешериев. – М.: Наука, 1977. – 382 с. 15. Домашнев, А.И. Современный немецкий язык в его национальных вариантах / А.И. Домашнев. – М.: Наука, 1983. – 232 с. 16. Жирмунский, В.М. История немецкого языка / В.М. Жирмунский. – 3-е изд., испр. и доп. – М., 1956. – 387 с. 17. Жирмунский, В.М. О синхронии и диахронии в языкознании / В.М. Жирмунский // Вопросы языкознания. – 1958. – №5. – С. 43-52. 18. Жлуктенко, Ю.А. Лингвистические аспекты двуязычия / Ю.А. Жлуктенко. – Киев: Вища школа, 1974. – 176 с. 19. Жукова, И.Н. Словарь терминов межкультурной коммуникации / И.Н. Жукова, М.Г. Лебедько, З.Г. Прошина, Н.Г. Юзефович; под ред. М.Г. Лебедько и З.Г. Прошиной. – М.: ФЛИНТА: Наука, 2013. – 632 с. 20. Журавлев, В.К. Внешние и внутренние факторы языковой эволюции / В.К. Журавлев. – М.: Наука, 1982. – 327 с. 21. Зеленецкий, А.Л. Теоретический курс немецкого языка как второго иностранного: учеб. пособие / А.Л. Зеленецкий. – 2-е изд., стер. – М.: ФЛИНТА: Наука, 2016. – 288 с. 22. Иванов, В.В. Вероятностное определение лингвистического времени / В.В. Иванов // Избранные труды по семиотике и истории культуры. – Т. ?. – Кн. 1. – М.: Знак, 2011. – 736 с. 23. Иванов, В.В. Контакты языковые / В.В. Иванов // Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н. Ярцева. – М.: Сов. энциклопедия, 1990. – С. 237–238. 24. Камалетдинова, А.Б. Иноязычная лексика в современных средствах массовой коммуникации: дис. … канд. филол. наук: 10.02.01 / А.Б. Камалетдинова. – Уфа, 2002. – 207 с. 25. Колотилова, Н.С. История немецкого языка: учеб. пособие / Н.С. Колотилова; Ряз. гос. ун-т им. С. А. Есенина. – 3-е изд., перераб. и доп. – Рязань, 2012. – 182 с. 26. Косериу, Э. Смнхрония, диахрония и история / Э. Косериу // Новое в лингвистике. – М.: Издательство иностранной литературы, 1963. – С. 237. 27. Кубрякова, Е.С. Диахрония / Е.С. Кубрякова // Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н. Ярцева. – М.: Сов. энциклопедия, 1990. – С. 136. 28. Кубрякова, Е.С. О понятиях синхронии и диахронии / Е.С. Кубрякова // Вопросы языкознания / гл. ред. В.В. Виноградов. – М.: Наука, 1968. ¬– №3. – С. 121. 29. Кубрякова, Е.С. Синхрония / Е.С. Кубрякова // Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н. Ярцева. – М.: Сов. энциклопедия, 1990. – С. 451-452. 30. Лотте, Д.С. Вопросы заимствования и упорядочения иноязычных терминов и терминоэлементов / Д.С. Лотте. – М.: Наука, 1982. – 149 с. 31. Мангушев, С.В. Экстралингвистическая и внутриструктурная обусловленность языкового контакта / С.В. Мангушев, А.В. Павлова – Вестник ОРУ, 2014. – Вып. 11. – С. 157-160. 32. Медведева, Е.В. Лексикология немецкого языка: Лекции, семинары, практические занятия: учеб. пособие. Изд. 2-е. – М.: Либроком, 2013. – 418 с. 33. Михайлов, М.М. Двуязычие и взаимовлияние языков. Проблемы двуязычия и многоязычия / М.М. Михайлов. – М., 1972. – С. 197-203. 34. Москальская, О.И. История немецкого языка: Учеб. пособие для студ. педаг. фак. и ин-тов иностр. яз-в / О.И. Москальская. – Ленинград, 1959. – 391 с. 35. Реформатский, А.А. Введение в языкознание / под ред. В.А. Виноградова. – М.: Аспект Пресс, 1996. – 536 с. 36. Розен, Е.В. Лексика немецкого языка сегодня: учеб. пособие для пед. вузов / Е.В. Розен. – М.: Высш. школа, 1976. – 128 с. 37. Розен, Е.В. Немецкая лексика: история и современность / Е.В. Розен. – М.: Высш. школа, 1991. – 96 с. 38. Розенцвейг, В.Ю. Языковые контакты. Лингвистическая проблема / В.Ю. Розенцвейг. – Л.: Наука, 1972. – 80 с. 39. Смирницкий, А.И. По поводу конверсии в иностранных языках / А.И. Смирницкий // Иностранные языки в школе. – 1954. – №3. – С. 15. 40. де Соссюр, Ф. Курс общей лингвистики / Пер. с французского А.М. Сухотина, под редакцией и с примечаниями Р.И. Шор. – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 256 с. 41. Сталин, И.В. Марксизм и вопросы языкознания / И.В. Сталин. – Госполитиздат, 1953. – 59 с. 42. Степанова, М.Д. Лексикология современного немецкого языка: учеб. пособие для вузов / М.Д. Степанова, И.И. Чернышева. – 2-е изд., испр.. – М.: Академия, 2005. – 256 с. 43. Суходоева, Т.А. Языковые контакты в условиях активного доминирования мажоритарного языка над миноритарным: дис. … канд. филол. наук: 10.02.19 / Т.А. Суходоева. – Ульяновск, 2006. – 209 с. 44. Топоров, В.Н. О некоторых теоретических основаниях этимологического анализа / В.Н. Топоров // Вопросы языкознания. – №3. – 1960. – С. 44-59. 45. Филичева, Н.И. Диалектология современного немецкого языка / Н.И. Филичева. – М.: Наука, 1983. – 192 с. 46. Филичева, Н.И. История немецкого языка: Учеб. пособие для студ. филол. и лингв. фак. высш. учеб. заведений / Н.И. Филичева. – М.: Академия, 2003. – 304 с. 47. Чемоданов, Н.С. Хрестоматия по истории немецкого языка: учеб. Пособие для ин-тов и фак. иностр. яз. / сост. Н.С. Чемоданов. – 2-е изд., доп. – М.: Высш. школа, 1978. – 288 с. 48. Шухард, Г. Избранные статьи по языкознанию / Г. Шухардт; пер. с нем. – М.: Ин. лит., 1950. – 296 с. 49. Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н. Ярцева. – М.: Сов. энциклопедия, 1990. – 685 с. 50. Duden, Das Bedeutungsworterbuch / hrsg. Von der Dudenredaktion: [red. bearb.: B. Eickhoff, A. Haller-Wolf, A. Klosa [et al.]]. – 3., neu bearb. und erw. Aufl. – Mannheim [etc.]: Dudenverlag, 2002. – 1103 s. 51. Duden, Das Herkunftsworterbuch. Etymologie der deutschen Sprache: [die Geschichte der deutschen Worter bis zur Gegenwart: 20 000 Worter und Redewendungen in ca. 8 000 Artikeln]: auf der Grundlage der neuen amtlichen Rechtschreibregeln / hrsg. Von der Dudenredaktion. – 4., neu bearb. Aufl. – Mannheim [etc.]: Dudenverlag, 2007. – 960 s. 52. Grimm, J. Geschichte der deutschen Sprache / J. Grimm. – Leipzig: Weidmann, 1848. – Bd.1. – 1035 s. 53. Klappenbach, R. Worterbuch der deutschen Gegenwartssprache / hrsg. von Ruth Klappenbach und Wolfgang Steinitz // DWDS – Das Wortauskunftssystem zur deutschen Sprache in Geschichte und Gegenwart [Elektronische Ressource]. – Berlin: Akademie, 1952–1977. – Zugangsregelung: https://www.dwds.de. – Zugangsdatum: 07.05.2018. 54. Pfeifer, W. Etymologisches Worterbuch des Deutschen / Wolfgang Pfeifer // DWDS – Das Wortauskunftssystem zur deutschen Sprache in Geschichte und Gegenwart [Elektronische Ressource]. – Deutscher Taschenbuch Verlag, 1989–1995. - Zugangsregelung: https://www.dwds.de. – Zugangsdatum: 05.05.2018.
Отрывок из работы

1 Языковые контакты: базовые понятия и их классификация 1.1 Понятие языковые контакты и их типы В процессе исторического развития языки, так же, как и общности, коллективы людей и целые нации, постоянно вступали и продолжают вступать в определенные контакты между собой. Языковые контакты, как и контакты между государствами и иными сообществами людей, могут быть обусловлены различными причинами, в связи с чем они делятся на культурные, политические, экономические, военные и другие виды. В современной лингвистике изучению языковых контактов уделяется особое внимание. На основе этого существует отдельная лингвистическая парадигма, называемая контактной лингвистикой, лингвистикой языковых контактов или лингвистической контактологией. Термин контактная лингвистика утвержден в 1979 г. в Брюсселе на ? Всемирном конгрессе по вопросам языковых контактов и конфликтов. В «Словаре терминов межкультурной коммуникации» под контактной лингвистикой понимается «раздел лингвистики, занимающийся языковыми контактами, возникающими в пограничной зоне между адстратными языками, в результате миграции населения, завоеваний и других явлений» [19, с. 185]. Предметом исследования контактной лингвистики является процесс взаимодействия языков и его результаты, приводящие к: 1) сохранению языков, вступивших в контакт, проявляющийся в языковых заимствованиях, кодовом смешении, билингвизме, языковой конвергенции. Как, например, в Балканском языковом союзе, объединяющем албанский, греческий, болгарский и македонский языки; 2) языковому изменению вследствие воздействия одного языка на другой. Примерами могут служить такие явления, как интерференция, трансференция и смерть языка; 3) образованию новых языков: пиджинов, креолов, вариантов языка; 4) социолингвистическим конфликтам различных типов [19, с. 185]. Одним из первых исследователей языковых контактов был немецкий ученый Гуго Шухардт, работавший в рамках сравнительно-исторического языкознания и описавший славянско-немецкие и славянско-итальянские контакты. Введя в лингвистический обиход термин смешение языков, Шухардт отмечал, что «в мире не существует несмешанных языков, не содержащих в себе чужих элементов» [48, с. 204]. Термин языковой контакт ввел в научное обращение Андре Мартине, затем он был использован Уриэлем Вайнрайхом в его книге «Языковые контакты» («Languages in Contact». New York, 1953). Благодаря широкому употреблению термин языковой контакт в дальнейшем заменил термин Г. Шухардта смешение языков [38, с. 13]. Но несмотря на скептическое отношение многих ученых к термину смешение языков, он все же поддерживался рядом лингвистов благодаря тому, что отсутствовало единое мнение по вопросу существования смешанных языков. Примером тому может служить мнение Р.А. Будагова, который отмечал, что ни первая, ни вторая точка зрения не может быть принята, в основном, потому что «в действительности языки находятся между собой в различного рода контактах» [цит. по: 6, с. 477]. Таким образом, современная наука отдает предпочтение термину языковые контакты, который понимается более широко, чем смешение языков, так как включает в себя взаимодействия следующего рода: 1) диалектов и наречий одного языка; 2) языков различных социальных групп в пределах одного языка; 3) близкородственных языков; 4) различных по структуре языков [18, с. 27]. При этом превалирует мнение, что о смешении языков следует говорить лишь в случае проявления иноязычных черт как на уровне лексики, так и на уровне фонетики и грамматики. Дефиниция языковых контактов предстает как неоднозначная, поэтому целесообразнее подробней остановиться на определении данного понятия. В.В. Иванов в определении, помещённом в «Лингвистическом энциклопедическом словаре», определяет языковые контакты следующим образом: «Контакты языковые – это взаимодействие двух или более языков, оказывающее влияние на структуру и словарь одного или многих из них» [23, с. 237]. При этом он отмечает, что наличие языковых контактов обусловлено постоянным взаимодействием, в частности общением, между носителями разных языков и только в том случае, если оба говорящих используют два языка одновременно. В изданном в 2013 году «Словаре терминов межкультурной коммуникации» под языковыми контактами понимается «взаимодействие двух или более языков, или вариантов языков, при котором один языковой коллектив владеет и пользуется двумя разными языками» [19, с. 184]. Так, по У. Вайнрайху, языковым контактом является поочередное использование одним и тем же лицом двух или нескольких языков [43, с. 61]. В.Ю. Розенцвейг понимает под языковым контактом «речевое общение между двумя языковыми коллективами» [цит. по: 33, с. 3]. Как отмечает А.И. Глазырина, такие определения «носят операционистсткий отпечаток»; она считает наиболее удачным определение языковых контактов, предложенное А.Е. Карлинским: «Два языка (А и Б) находятся в контакте, если речь (текст), порожденная на языке А, содержит в себе элементы и/или отношения языка Б, или, наоборот, речь на языке Б включает в себя элементы и/или отношения языка А, а также если элементы и/или отношения языка А проникают и обнаруживаются в системе языка Б, и наоборот» [цит. по: 20, с. 11]. Данное определение «сочетает коммуникативный и языковой подходы, оперирует абстрактным понятием элемент, реализация которого имеет вариативный характер, учитывает принцип системности языка» [6, с. 24]. Таким образом, следует отметить, что большинство лингвистов рассматривают языковой контакт как взаимодействие только между двумя языковыми коллективами, который реализуется благодаря коммуникативному подходу. Существует более объемное понимание языковых контактов как «предельно широкого класса языковых процессов, обусловленных разного рода взаимодействием языков» [24, с. 178]. Согласно точке зрения Ж. Баганы, под языковыми контактами понимаются «любые случаи сосуществования и взаимодействия языков в языковом сознании индивида или языковом сообществе» [1, с. 18]. В современной лингвистике бытует мнение, что термин языковой контакт является метафорой, так как в действительности возможны контакты не языков, а их носителей. Данный подход обусловливается тем фактом, что заимствование иноязычных элементов возможно только в условиях межкультурной коммуникации, следовательно, контактируют языковые коллективы, или, по определению Ю.Д. Дешериева, – социалемы [40, с. 312]. Однако следует учесть, что язык – это общественное явление, существование которого обусловлено применением его в речи. Поэтому указанное мнение – о том, что термин языковой контакт является метафорой, – можно считать вполне оправданным. Особого внимания из всего круга проблематики языкового контактирования заслуживают различные типы соотношения контактирующих языков. Основные классификации языковых контактов строятся на основе их различных принципов. Так, Т.А. Бертагаев различает две формы языковых контактов: 1) дистальную – осуществляемую в условиях монолингвизма при отсутствии тесного соприкосновения между языками и реализующуюся только в заимствованиях; 2) проксимальную – осуществляемую в условиях билингвизма и непосредственного языкового контакта, результатом чего может стать модификация одного из языков и даже возникновение качественно новой языковой системы [4, с. 83]. Данную классификацию подверг резкой критике Ю. А. Жлуктенко, который предлагает различать среди межъязыковых связей дистантные, возникающие между языками при отсутствии какого бы то ни было непосредственного контакта их носителей и двуязычия, и контактные, которые устанавливаются между языками при этническом соприкосновении носителей и наличии двуязычия [9, с. 12]. Последний тип Жлуктенко приравнивает к языковым контактам и, с учетом характера ситуации общения, выделяет среди них две формы: 1) естественную, которая возникает при непосредственном общении носителей разных языков в практике человеческой деятельности; 2) искусственную, возникающую в специально созданной для обучения языку обстановке [9, с. 15]. Й. Айдукович выделяет: 1) языковые контакты между языком-источником и языком-адресатом; 2) между языком-медиатором (то есть языком-источником А) и языком-адресатом; 3) между языком-трансмиттером (языком-источником Б) и языком-адресатом [6, с. 26]. Подробная классификация языковых контактов, основанная на различиях в характере языкового общения, предложена А. Белецким. Как отмечает Ю.А. Жлуктенко, она выгодно отличается тем, что в ней используются некоторые качественные характеристики процессов взаимодействия языков. Данная классификация была доработана С.В. Семчинским, вследствие чего языковые контакты стали подразделяться на: 1) одностороннее воздействие на одном лингвистическом уровне определенного языка; 2) двустороннее воздействие на одном лингвистическом уровне определенного языка; 3) одностороннее воздействие на разных уровнях одного языка; 4) двустороннее на разных лингвистических уровнях взаимодействующих языков [9, с. 23]. Таким образом, при рассмотрении языковых контактов следует принимать во внимание, что они могут быть прямыми, или непосредственными, когда носители языка вступают в личный контакт друг с другом. Если же два языка контактируют, к примеру, через язык-посредник, мы имеем дело с опосредованными контактами. Бытует мнение, что прямые языковые контакты гораздо шире и глубже влияют на язык, чем опосредованные контакты, которые касаются лишь лексической системы языка. При теоретическом осмыслении рассматриваемого понятия разграничивают экстралингвистические (внеязыковые) и интралингвистические (внутриязыковые) причины проявления языковых контактов. Экстралингвистические причины связаны с изменениями, происходящими в жизни людей (в частности, с интенсивным хозяйственным, политическим и иного рода взаимодействием), в то время как внутриязыковые причины обусловлены различного рода изменениями на разных уровнях собственно языка. Д.С. Лотте выделял следующие экстралингвистические причины, могущие лежать в основе языковых контактов: 1) влияние культуры одного народа на другую; 2) наличие устных и письменных контактов; 3) повышенный интерес к изучению того или иного языка; 4) авторитетность языка-источника; 5) исторически обусловленное увлечение определенных социальных слоев культурой чужой страны; 6) определенные условия языковой культуры социальных слоев, принимающих новое слово [30, с. 11]. Обращая внимание на причины, которые обусловливают заимствование языком иноязычных элементов, нельзя обойти вниманием так называемый человеческий фактор, пронизывающий все этапы данного процесса. Иными словами, речь идет о психологических мотивах языкового контакта. Психологические составляющие реализуются в двух тенденциях – осознанном воздействии носителей языка на его структуру и подсознательном стремлении к вмешательству в его внутреннюю жизнь. В случае с неосознанным вмешательством в систему языка следует упомянуть о внутрилингвистических тенденциях. Осознанное воздействие носителя на языковой контакт следует рассматривать как проявление человеческого фактора [31, с. 159]. В данной связи, следует обратить внимание на еще одну классификацию языковых контактов, предложенную А.В. Гарником: 1) - случайные (временные, эпизодические). Данный вид характеризуется нерегулярными контактами языков друг с другом. Как правило, результатом таких контактов является небольшая группа лексем. - постоянные тесные контакты (перманентные), которые характеризуются интенсивными контактами языков друг с другом. 2) - проксимальные, т.е. непосредственные, например, в ситуации перевода; - дистантные, т.е. на расстоянии, например, при изучении иностранного языка, общение посредством компьютера; 3) в зависимости от степени близости контактирующих языков выделяют: - контакты неродственных языков разной структуры; - контакты родственных, но далеких друг от друга языков, которые различаются своей грамматической структурой, словарным словом и т.д.; - контакты родственных и близких друг другу языков [8, с. 84]. В зависимости от роли, которую выполняют языки в контактах социалем, различают ряд неоднородных понятий. Одно из основных понятий, впервые сформулированное в 1821 г. Бредсфордом, – языковой субстрат. Подробные исследования в этой области начал итальянский лингвист Дж. Асколи. Субстрат представляет собой следы местного, ассимилированного языка в языке пришельцев. В лингвистике взгляд на природу данного термина не всегда был однозначен. Так, М. Бартоли выделял только суперстрат, не допуская субстрат, а Б.А. Серебренников включал в понятие субстрат и суперстрат, и адстрат [38, с. 14]. Р.А. Будагов определял субстрат наряду с языковым контактом, родством языков и заимствованием как один из типов взаимодействия языков [4, с. 478]. В «Словаре терминов межкультурной коммуникации» под субстратом подразумеваются «элементы побежденного языка в языке-победителе, образовавшемся в результате языкового смешения». В качестве примера можно отметить тот факт, что название германского племени франков закрепилось в названии страны романского народа, вытеснившего германцев с их территории [19, с. 404]. Понятие суперстрат, которое предложил В. Вартбург, обозначает черты языка пришельцев в данном, исконном языке. Под адстратными чертами понимают результаты влияния одного языка на другой при длительных контактах соседних народов, не приводящих к ассимиляции и растворению одного языка в другом. В «Словаре терминов межкультурной коммуникации» суперстрат – «это элементы языка-победителя в коренном языке народа, испытавшего иноязычное вторжение». Примером может служить: в английском языке названия видов мяса представлены словами романского происхождения, что явилось результатом норманнского вторжения в Англию ?? в., в то время как для названий самих животных используются исконно английские слова – ср., например: pork – swine / pig, beef – cow [19, с. 405]. Для обозначения случаев территориального и географического контакта двух языков, когда территория одной социалемы включает в себя «клинья» и «островки» другого языкового коллектива, было введено понятие инстрат с целью уточнения типов языковых контактов. В лингвистике также различают явление перстрата - при взаимодействии языков в сфере духовной культуры, науки, техники и т. д. [14, с. 203]. Для литературных языков Европы перстратом является древнегреческий язык: в результате христианизации Руси по византийскому образцу в русском языке появились перстратные старославянизмы-грецизмы. В результате необходимости общения в полиэтнической среде возможно возникновение «вспомогательного смешанного языка с ограниченным словарем и минимальной грамматикой». Языки такого типа носят название контактных языков [3, с. 115]. На начальном этапе контактный язык обычно представляет собой пиджин, который может в дальнейшем эволюционировать в креольский язык. Говоря о типах языковых контактов, следует стратифицировать их и по результатам рассматриваемого процесса. В современной контактной лингвистике в связи с указанным подходом выделяются понятия интерференции, заимствования и конвергенции. Результатами языковых контактов, прежде всего, являются новые языки или варианты (например, взаимодействие латыни с местными языками привело к образованию романских языков). В процессе контактирования может происходить гибридизация (результатом этого процесса является, например, гавайский диалект, сложившийся в результате контакта аборигенного, английского и японского языков), а также изменение языковой структуры, т. е. приобретение языками новых типологических черт (например, английский язык перестал быть флективно-синтетическим языком после норманнского завоевания Великобритании). Результатом языковых контактов может быть и гибель языков, что мы наблюдаем, в частности, на примере латыни [19, с. 184]. Следует отметить, что языковые контакты являются основным средством пополнения словарного состава любого языка, будучи при этом обусловленными различного рода причинами, – например, политическими, экономическими, культурными и т.д. Именно поэтому определению понятия языковые контакты, а также рассмотрению существующих классификаций этого явления уделено особое внимание. В результате работы с различными источниками мы пришли к выводу, что большинство лингвистов сходятся во мнении о языковых контактах как о своего рода взаимодействии двух или более языков, или, точнее говоря, их носителей. 1.2 Языковые контакты в аспекте диахронии и синхронии Начиная с 1910-х гг, как в русской, так и в зарубежной науке при изучении языка стала прослеживаться несколько иная, чем ранее тенденция, а именно – поворот к рассмотрению языка как непосредственной данности (его синхронной составляющей), вне вопроса о генезисе отдельных его элементов [17, с. 44]. Именно Ф. де Соссюр предложил рассматривать синхронию в качестве статического аспекта языка, исключающего всякое вмешательство времени, а диахронию как собственно эволюцию языка во времени. Акцентируя приоритетность синхронии над диахронией, он сформулировал тезис о том, что «в каждый данный момент речевая деятельность предполагает и установившуюся систему, и эволюцию; в любую минуту язык есть и живая деятельность, и продукт прошлого». Отсюда берет свое начало идея синхронии и диахронии [40, с. 34]. Термин диахрония в «Лингвистическом энциклопедическом словаре» рассматривается как «историческое развитие системы языковой как предмет лингвистического исследования; исследование языка во времени, в процессе его развития на временной оси» [27, с. 136]. По мнению Ф. де Соссюра, диахрония представляет собой «ось последовательности, на которой никогда нельзя увидеть больше одной вещи зараз, а по которой располагаются все явления оси со всеми их изменениями» [40, с. 88]. В истории языкознания понятие диахрония неразрывно связано с понятием синхронии и с противопоставлением двух аспектов и двух подходов к анализу языка. Диахроническая лингвистика, отождествляемая со сравнительно-историческим языкознанием и исторической фонетикой, изучает проблемы диахронии. Языковые изменения, установление причин и времени их появления следует считать объектом ее исследования. Во второй половине ?? в. диахронический подход ориентируется на восстановление основных закономерностей развития языка как системы, в отличие от собственно исторического, который главным образом связан с периодизацией истории языка и на определение их роли в перестройке системы [49, с. 136]. Под термином синхрония в «Лингвистическом энциклопедическом словаре» Е.С. Кубрякова подразумевают два следующих основных значения: 1) состояние языка в определенный момент его развития как системы одновременно существующих взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов; совокупность фактов языка как «единственной и подлинной реальности», данной говорящему (Ф. де Соссюр) и используемой им в процессах коммуникации; период в развитии языка, выделенный условно по признаку отсутствия в нем изменений или же несущественности последних (синхронный срез языка); 2) изучение языка в указанном состоянии, т.е. как системы определенных отношений, рассматриваемой в предельном отвлечении от фактора времени и/или языковых изменений. Отсюда использование термина синхронная лингвистика как равнозначного термину статическая, а нередко и описательная лингвистика в противовес диахронической [29, с. 451]. В то же время следует отметить значение термина синхронии в трудах Ф. де Соссюра: синхрония представлена как «ось одновременности, касающуюся отношений между сосуществующими вещами, откуда исключено всякое вмешательство времени» [40, с. 88]. Разграничение данных понятий соответствовало противопоставлению в первую очередь оси одновременности и оси последовательности, а также системности и бессистемности, статики и динамики, языка и речи, грамматики и фонетики. Особенно существенные возражения (напр., у Р.О. Якобсона) вызвало приравнивание синхронии и статики: поскольку язык определяется как объект, нестатический по своей природе, динамика рассматривается как неотъемлемое свойство языка в любой момент его существования, в том числе и в синхронии. По Ф. де Соссюру, синхрония в большей степени связана с системой, но из отношений времени она изъята, следовательно, диахрония, наоборот, связана со временем, но изъята из отношений системы. Другими словами, диахрония рассматривается как область единичных явлений, а лишь в сфере синхронии язык изучается как система [39, с. 15]. Таким образом, можно сделать следующие выводы: синхрония подразумевает состояние языка в данный момент как готовой системы взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов (лексических, грамматических и фонетических), обладающее ценностью, или значимостью, но независимо от их происхождения; диахрония же представляет собой путь во времени, который проделывает каждый элемент языка в отдельности, видоизменяясь в истории [35, с. 26]. Задачей синхронного изучения языка является установление принципов его организации как системы, проявляющей известное равновесие подвижного и устойчивого, динамического и статического и потому выступающей в качестве системы не только единиц, но и правил. В характеристику синхронного состояния языка входит соответственно указание на «слабые» и «сильные» звенья системы, на утрачиваемое в системе и только зарождающееся, на ее ядро и периферию и т.п. и, следовательно, определение тенденций ее развития. С точки зрения синхронии можно изучать не только современное состояние, но и отдельные периоды в истории языков (в том числе и мертвых), условно выделяемые по принципу относительной стабильности системы языка в этот период, который может быть, как очень кратким, так и весьма продолжительным (напр., когда в качестве синхронного среза описывается праиндоевропейское и прагерманское состояние) [13, с. 74 – 76]. Принадлежащий Ф. де Соссюру тезис об абсолютном противопоставлении двух принципов – синхронного и диахронного, принятый, в частности, Ш. Балли, затем отвергался большинством языковедов, большей частью представителей Пражской лингвистической школы, а также А. Сеше, Э. Бёйсенсом, Э. Косерио и др. Подвергались сомнению и критике положения о возможности адекватной характеристики синхронной системы языка без обращения к ее истории, а также о примате синхронного анализа перед диахронным. Таким образом, первоначально в работах ученых, затрагивающих вопросы истории языковых изменений, проявился сильный «перекос» в область синхронного изучения языка. Этим наметился разрыв между синхронным и диахроническим подходами в области изучения языка, хотя еще И.А. Бодуэн де Куртенэ в свое время призывал «не мерить язык одной эпохи аршином другой эпохи» [5, с. 56]. Некоторые идеи ученых позволяют рассматривать синхронию и диахронию как разные системы измерения. Однако нельзя сказать, что в данном вопросе не осталось противоречий. По мнению Е.С. Кубряковой, такая постановка вопроса не является достаточно точной по той причине, что основной принцип синхронного рассмотрения – это «не минимум времени, а минимум измерений» [28, с. 121]. В результате приходится признать, что и основной принцип диахронии – это тоже не установление абсолютного (астрономического) времени, а определение относительной хронологии событий, синхронизация установленных фактов по разным временным слоям. Поэтому, следует отметить, что время является главным параметром такой системы измерения, как диахрония. Мерой же синхронии является лингвистическое время, которое само определяется скоростью изменения языковой системы [22, с. 68; 44, с. 46]. Известно, что синхронный анализ легче осуществим практически – в силу большей полноты фактических данных и их доступности. Однако помогает понять, как сложилась данная языковая система, лишь диахронический подход. Поэтому оба подхода дополняют и обогащают друг друга, хотя синхронное рассмотрение языка и предшествует диахроническому. Это хорошо понимали уже основоположники структурализма, когда в тезисах Пражского лингвистического кружка они указывали еще в 1928 г., полемизируя с Ф. де Соссюром, что, например, «различие форм продуктивных и непродуктивных есть факт диахронии, который невозможно исключить из синхронической лингвистики [17, с. 48]. Спорным остается вопрос о том, относится ли дихотомия синхронии и диахронии к онтологии объекта или же только к разграничению двух разных подходов – логического и исторического – к его анализу и методике описания [49, с. 451].
Не смогли найти подходящую работу?
Вы можете заказать учебную работу от 100 рублей у наших авторов.
Оформите заказ и авторы начнут откликаться уже через 5 мин!
Служба поддержки сервиса
+7(499)346-70-08
Принимаем к оплате
Способы оплаты
© «Препод24»

Все права защищены

Разработка движка сайта

/slider/1.jpg /slider/2.jpg /slider/3.jpg /slider/4.jpg /slider/5.jpg